Собирание и изучение новых слов, значений слов и выражений играет большую роль в общественно-историческом, культурно-познавательном и лингвистическом отношениях.

Новое в русской лексике. Словарные материалы–77. С. 3–9.
ПРЕДИСЛОВИЕ
«Русский язык неисчерпаемо богат и все обогащается с быстротой поражающей», – писал А. М. Горький. Обогащение языка – это появление новых слов, новых значений слов, новых выражений и устойчивых сочетаний, которое отражает изменения в составе и свойствах предметов и явлений объективного мира, в общественной деятельности человека и работе человеческого сознания или является результатом внутриязыковых процессов.
Собирание и изучение новых слов, значений слов и выражений играет большую роль в общественно-историческом, культурно-познавательном и лингвистическом отношениях. Исследование их состава, структуры, значения, функций способствует изучению многих конкретных вопросов лексикологии, грамматики, стилистики. Потребность в изданиях, знакомящих с лексическими новообразованиями, остро испытывают читатели современной литературы и прессы, и в первую очередь переводчики, которые встречаются с большими трудностями при переводе новых слов и значений на иностранные языки и языки народов СССР, а также преподаватели русского языка. Для специалистов-лингвистов пополнения лексики служат материалом для изучения путей развития языка, его связей с обществом, для изучения словообразования.
Лексикографы давно ищут пути удовлетворения такой потребности. Прежде всего они стремятся отразить фактическое состояние словарного состава к моменту выхода словаря в свет. Но подготовка и издание словарей состоят из ряда трудоемких этапов, и словари, содержащие описание десятков и сотен тысяч единиц, не ставят специальной задачи отразить лексику сегодняшнего дня.
Отставание с регистрацией новой лексики русского языка было в значительной степени преодолено с началом издания русских словарей новых слов, первый из которых вышел в 1971 г. и отражает в основном пополнение словарного состава русского литературного языка в 60-е годы, готовится второй, представляющий лексические инновации 70-х гг., запланирован третий, который должен отразить лексические новшества следующего периода. Они были задуманы как мобильные, оперативные издания – указатели, бюллетени, в ходе же работы превратились в словари, так как слишком велик оказался объем того, что надлежало в них включить. Большой и разнообразный материал, при этом материал новый, требует значительного времени для его обработки; широкий круг привлекаемых при подготовке словарей новых слов источников периодической печати (насчитывающий около пятидесяти названий) обусловливает необходимость учета нормативного аспекта. В результате интервал между выходом первого и второго словарей новых слов приближается к десяти годам, а интервал между последним обследованным годом, датирующим материалы, и годом выхода словаря – четыре, пять лет.
Таким образом, остается актуальной задача оперативной и объективной информации о лексических инновациях в русском языке. С другой стороны, разработка материалов по новой русской лексике (прежде всего материалов прессы) показала целесообразность отражения разнообразных процессов словотворчества, реализуемых в русской речи новейшего периода. Изучение этих процессов помогло бы ответить на вопросы, когда, как и почему рождаются или входят в литературный язык новые слова, какие из них приживаются в языке, какие так и остаются мало употребительными или употребленными один раз, на случай.
Настоящее издание начинает серию «Новое в русской лексике», которая будет состоять из ряда книжек-тетрадей, содержащих отсутствующие в лексикографических изданиях новые слова, новые значения слов и выражения, зарегистрированные по текстам массовых периодических изданий в определенный период времени. Интервал между выпусками будет один-два года.
Особенностью этого издания является то, что в нем ставится задача представить новый лексический материал, извлеченный из сравнительно небольшого списка источников по ограниченному хронологическому срезу, с возможной объективностью и максимальной полнотой, делается попытка показать поток стихийной языковой жизни, продемонстрировать факты рождения, изменения или вхождения в язык слов во всем их многообразии. Это и собственно новообразования, и возрождение старых слов, и вхождение из других языков, и переход слов и выражений из диалектов и специальных языков в литературный язык, из устной в письменную речь, и появление у слов новых значений, возникновение непереводимых пословно выражений или устойчивых сочетаний, требующих пояснений.
Выпуски серии, кроме лексики, обычно помещаемой в толковые словари, будут включать в себя слова «однократного» употребления в потоке речи – так называемые окказиональные и индивидуально-авторские слова. Отказываться от включения в выпуски настоящей серии подобных слов представляется нецелесообразным не только потому, что ставится задача охвата разнообразных процессов образования слов, но и потому, что эти выпуски отражают подвижный, текучий материал, не позволяющий строго разграничивать слова «речевые», разового употребления, и слова «языковые», воспроизводимые, общеупотребительные. При установлении словника словарей новых слов слова языковые противопоставляются речевым как употребленные многократно, в разных источниках. В выпусках же начинающейся настоящим изданием серии многие слова будут зарегистрированы однократно. От задачи установления не только появления слов, но и степени их употребительности приходится отказаться, так как это неизбежно приведет к расширению хронологических рамок обследуемого периода, увеличению списка источников, т. е. опять к созданию словаря.
Слова (а также значения и выражения) окказиональные и индивидуально-авторские составляют значительную часть всех неологизмов современного русского языка, они отражают собственно народное словотворчество и художественное словотворчество мастеров слова, интересны для изучения словообразования, часто несут экспрессивно-стилистическую нагрузку и т. д. В лингвистической и общефилологической литературе изучаются неологизмы, принадлежащие отдельным авторам – писателям, поэтам, журналистам, но они не обрабатываются лексикографически. Вне поля зрения остаются при этом окказиональные и индивидуально-авторские слова и выражения, появляющиеся в периодической печати. Важно отражение качественного и количественного соотношения общеупотребительных слов и слов однократного употребления в речи, которое должны учитывать, в частности, лексикографы, переводчики, имеющие дело с материалами периодики.
Особенностью серии «Новое в русской лексике» является также более широкий допуск включаемого материала по сравнению с толковыми словарями. Это касается некоторых лингвистических разрядов слов – производных от собственных имен, аббревиатур, числительных, сложных слов с дефисным написанием и некоторых других. Такое расширение материала также подчинено задаче объективного и полного отражения всего разнообразия языковых явлений, характеризующих лексику в ее движении.
Стремлением к объективной регистрации языковых явлений обусловлен отказ авторов от решения вопроса о включении в настоящее издание новых слов на основании их оценок со стороны нормативности, системности, «удачности», выразительности, эстетических качеств и т. д. Авторы не считают при этом, что лингвисты должны устраниться от осуществления языковой политики. Напротив, они полагают, что объективная картина развития лексики русского языка в словарных изданиях поможет изучению вопроса как о положительных, так и отрицательных тенденциях такого развития и предоставит возможность делать заключения и рекомендации в отношении употребления тех или иных слов и выражений, использования определенных словообразовательных моделей.
Представляется, что такой подход не может привести к нежелательным результатам в аспектах культуры речи, так как при описании материалов будут применяться стилистические ремарки, индивидуально-авторские и окказиональные слова будут отличаться своим оформлением от общеупотребительных или входящих в употребление слов. Кроме того, учитывается, что источники для этой серии ограничены небольшим кругом авторитетных массовых изданий, материалы которых должны тщательно обрабатываться в отношении литературно-языковой нормы.
Авторами принято правило не включать слова не только имеющиеся в толковых словарях, но и слова, зарегистрированные в Большой Советской Энциклопедии, Словаре Даля, Политехническом словаре, специальных лингвистических словарях, например, в Орфографическом словаре, Словаре сокращений, «Слитно или раздельно?», или в материалах словарных картотек Института русского языка АН СССР, накапливающихся уже около столетия и насчитывающих более 10 миллионов цитат из разнообразных источников.
Первый выпуск начинающейся серии включает около 1500 слов, значений слов и выражений, большую часть из них составляют новые слова, значения слов и словосочетания, не зафиксированные существующими лексикографическими источниками; около 400 являются разовыми, образованными на случай. Кроме того, около 500 слов даны списком, без описания. Широко известные общеупотребительные в 70-е годы неологизмы представлены в выпуске небольшим количеством. Последние составили содержание второго словаря «Новые слова и значения» (более 4500 словарных единиц), например слова: наставничество, универсам, акселерат, девятиэтажка, жигули, безотходный, сыроедение, вещизм, радиопоиск, НTP, сад-ясли, фломастер, угонщик, попутка и др.; новые значения слов: банк (чего), разрядка, бегунок, стенка, лапша, вирус (чего), однозначность, вакуум, взрыв, выйти (из кого), разгон, зебра, пенал к под.; устойчивые сочетания: гореть синим пламенем, вызвать на ковер, так на так, момент истины, разведка боем (перен.), красная суббота, театр одного актера, знак качества, линейка готовности, обратная связь и под. Последний обследованный для этого словаря год – 1976. Настоящий выпуск выходит из печати раньше этого словаря, хотя отражает новообразования более позднего периода времени. Это обстоятельство учитывалось при определении содержания выпуска, представляющего собой ограниченный временными рамками срез, объективно и с возможной полнотой информирующий о зарегистрированных в этот период лексических инновациях. Его содержание отражает результаты исчерпывающего обследования ряда источников периодической печати за три месяца 1977 года: апрель, май, июнь.
1977 год ознаменовался важнейшим политическим событием в жизни советского народа. В этом году была принята новая Конституция (Основной Закон) СССР. Проект Конституции был опубликован в центральной прессе в июне 1977 года. Обсуждение его «продолжалось почти четыре месяца и было в подлинном смысле слова всенародным». В этот период получили широкое распространение такие новые понятия, как народный депутат, Советы народных депутатов, описанные в выпуске.
Список источников насчитывает 10 названий: Правда, Известия, Комсомольская правда, Литературная газета, Неделя, Огонек, Крокодил, Юность, Новый мир, Октябрь. Принимался во внимание общий, не специализированный характер этих изданий, относительно одинаковое их отношение к разным областям общественной жизни
·, науки, техники, спорта, искусства и др. Журнал «Крокодил», так же как и сатирические страницы «Литературной газеты», «Недели» и др., привлекался в качестве письменного источника, отражающего новинки устной речи, а также некоторых видов неологизмов разового употребления в речи (каламбурных, экспрессивных и других новообразований).
В выпуске представлены:
1. Новые слова: венероход, непередача, диплоптика, кровать-тумба, мотохулиган, предвыпускной, наставничать, автобум, антисон, спецавтомобиль, антисексизм, целинка, адресно, фототкань, телесерия, своеобразить, неполучение, конституционно, непусковой, нестратегический, ноотехнизация, нормотворческий, самостирающийся, старовозрастной, пиночетист, планетарно, бескройный, радиохирургический, стереокерамика, сверхгруз, длинноходность, брезентуха (в разг. речи), двухдневка (в разг. речи), малометражка (в разг. речи), жигуль (в просторечии), фотка (в просторечии), крепленка (в просторечии), балдёж (жарг.) и др.;
2. Новые значения известных ранее слов (помечаемые в выпуске звездочкой); они могут находиться в разных отношениях с известными ранее значениями, в том числе и не дериватных: ползунок (замок молнии), художница (гимнастка), занятость (наличие оплачиваемой работы), пятиугольник (знак качества), репейник (застежка), продлёнка (удлиненный киносеанс), комбайн (комплект одежды), радиоклуб (вид радиопередачи) и др.
3. Новые идиоматические выражения: белая пахота, от винтика, новое дыхание, при любой погоде, белая смерть, зелёный свет и др.;
4. Очень представительный в количественном отношении разряд – сочетания, требующие толкований: рабочая гарантия, народный депутат, дух Хельсинки, нейтронная бомба, звено конечной продукции, талон качества, крылатая ракета, малое поле, паспорт эффективности, погодная война, профилактическая комиссия, творческий план, трудовой паспорт, сельский час, школьное лесничество, совет рабочей чести и др.;
5. Новые слова разового употребления (заключаемые в угловые скобки): родниковость, кинжалоглазый, вытолк, вышесидящий, недоискусство, небокоптильня, радиобанда, телевидение, телелюб, уважабельность, автоадвокат, антижизнь, солнцекрасочно, суперша, плохопись и др.;
6. В небольшом количестве – новые значения (слов или словосочетаний) разового употребления: критическая масса, серый хлеб и др.;
7. Слова разового употребления с вторичным, в частности с переносным, значением к значениям не зарегистрированных по материалам слов: высквозить, диколесье, др.;
8. Новые сочетания разового употребления: духовные гены, на сегодняшний глаз, штаб гласности.
Отбор и дифференциация явлений, охватываемых перечисленными разрядами, были связаны с большими трудностями, которые объяснялись прежде всего неотчетливостью проявления тех или иных признаков слов и не абсолютной надежностью существующих материалов, отражающих употребление слов в тот или иной период.
Располагая существующими материалами, авторы не всегда могли найти объективные критерии для отграничения слов, значений и сочетаний слов разового употребления от слов «языковых».
Не вполне ясным был вопрос об оценке и включении слов – ближайших дериватов ранее известных слов: ответик, отпусочек, ложочек, выщербинка, заизолировать, дроблёность, зашифрованность, нединамический и под. Легкость и системность их образования по продуктивным моделям не должны приниматься во внимание, так как потенциальное далеко не всегда становится узуальным, языковым, а узуальное может в разных отношениях отклоняться от ожидаемого по системе. Однако здесь авторов выпуска могло ввести в заблуждение отсутствие регистрации этих слои в существующих словарях и картотеках, которое может обусловливаться небольшой частотностью употребления их в речи или недостаточным вниманием к ним при формировании картотек. Сюда можно отнести и образования от числительных: восьмипозиционный, шестисерийный, однопрутковый и др.
Имея целью дать по возможности полное представление о том новом, что встретилось в материалах заданного периода, авторы в трудных случаях руководствовались «презумпцией новизны», т. е. если нельзя было доказать, что отсутствующее в словарях и картотеках слово – старое, оно считалось новым.
При обследовании источников авторы столкнулись с разрядом слов «несобственного вхождения» в русский язык, это, например, окказиональные заимствования: хайскул (англ.), эпузе (фр.), агылу (казах.); не вошедшие в литературный язык диалектизмы: голоручьем, избываться и под. Границы этого разряда также являются неотчетливыми. Большая часть подобных слов помещена в отдельный список.
Слова снабжаются указанием форм словоизменения, при этом авторы воздерживались от конструирования по системе видовых форм, кратких форм прилагательных, причастий, если эти формы не встретились в текстах. Предпринята попытка снабдить все слова ударениями, хотя в отдельных случаях не было уверенности в правильности этих указаний.
Большую трудность составила задача толкования значений слов, так как все они толкуются впервые. В тех случаях, когда значение слова объясняется в цитате, толкование отсутствует. Не приводятся толкования слов разового употребления; пониманию их значения, кроме текста цитаты, способствуют словообразовательные справки (см. ниже).
Стилистические пометы даются в несколько большем диапазоне, чем в словарях новых слов, при словах разового употребления они отсутствуют.
Как правило, при каждом новом слове авторы попытались дать этимолого-словообразовательную справку. В этой части словарной статьи показан способ образования слова: приводятся производящие слова с выделением участвующей в словообразовании основы, аффиксы, части сложных слов, поясняется способ образования и некоторые сопровождающие морфонологические явления (например, чередования); в необходимых случаях даются дополнительные сведения.
Опираясь в основном на систематизацию словообразовательных моделей в академической грамматике, авторы понимали, однако, словообразование как исторический процесс, а не как отношения мотивированного и мотивирующего слов в синхронии. Если в позиции мотивирующего оказывалось слово, легко конструируемое по системе, но не подтверждаемое материалами, авторы не могли считать его производящим словом. В таких случаях устанавливалось узуальное слово, от которого образовалось новое слово по аналогии с существующими производными словами. Словообразовательные морфемы выступают при этом нередко в «склеенном» виде, а словообразовательная модель может быть окказиональной (см., например, словообразовательные справки к словам ежевесенне, придурошно, показушно, недуховность, рулонирование, несдвигаемость, недоосвоенный, незакрываемость, довоспитание, дозавалка и др.). Эти слова могут быть образованы по продуктивным словообразовательным моделям или по образцу конкретного слова; обычно (но не обязательно) это слова индивидуально-авторские или окказиональные.
Таков первый выпуск серии. Три месяца и 10 источников – это тот предельный минимум времени и материала, который смог быть представленным в издании небольшого объема. Он не является достаточно представительным, чтобы отразить полностью все лексико-семантические новообразования даже одного, 1977 г.. Этот выпуск информирует лишь о тех из лексических новшеств, которые можно было выявить по материалам данного ограниченного среза. Преимущество этой методики – объективность и по возможности исчерпывающая полнота представления наблюдаемых по данному срезу явлений.
С целью показать ретроспективу и перспективу относительно этого трехмесячного среза, проиллюстрировать непрерывность процессов образования новых слов авторы включили в выпуск в качестве отдельных частей (II и III) результат обследования основных источников избранного списка за несколько дней января – первого месяца года – и декабря – последнего месяца. В отдельную часть (IV) вынесен также список слов без описания, куда вошли зарегистрированные по указанным источникам слова, отсутствующие в толковых словарях, словарях новых слов, словарях иностранных слов, орфографических словарях, словарных картотеках, но вызывающие сомнение в отношении их новизны, собственной принадлежности их русской речи, литературному языку, или имеющиеся в БСЭ, Словаре Даля, а также те, которые по разным причинам не могли быть даны со словарной статьей.

* * *

Выпуск составлен Н. З. Котеловой (слова на буквы а–в, д–к), В. П. Петушковым (г, р–я), Ю. Е. Штейнсапиром и Н. Г. Герасимовой (л–п).
Обследование источников и создание картотеки осуществлялось авторами, им помогали Э. Р. Сальмин, Т. С. Швимер, Е. А. Лоптева.
Отредактирован выпуск Н. З. Котеловой. В редактировании словообразовательных справок принимала участие О. С. Мжельская. Помощь в работе над толкованиями на первом этапе обработки материала (слова на буквы а – к, р) оказывал И. В. Кормушин.
Авторы приносят свою благодарность глубокоуважаемым рецензентам выпуска проф. В. П. Беркову и ст. науч. сотр. Е. Э. Биржаковой, замечаниями которых они воспользовались, а также Ученому совету и Словарному сектору Института русского языка АН СССР, организовавшим обсуждение рукописи и утвердившим ее к печати.
Поскольку предполагается издание последующих выпусков и на суд читателя выносится первый из названной серии, авторы просят все предложения по усовершенствованию выпусков серии, критические замечания и отзывы направлять по адресу: 103009, Москва, К-9, Пушкинская ул., 23, Издательство «Русский язык», Редакция русского языка.
Н. З. Котелова
 Горький А. М. Собр. соч. В 30-ти т. М., 1953, т. 24, с. 491.
 Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 60-х годов/ Под ред. Н. 3. Котеловой, Ю. С. Сорокина. М., 1971.

 Брежнев Л. И. О проекте Конституции (Основного Закона) Союза Советских Социалистических Республик и итогах его всенародного обсуждения. М., 1977, с. 4.
 Что объясняется неотчетливостью противопоставления «разовых» знамений «разовым» метафорическим, метонимическим и под. употреблениям слов.

 Эти слова вызывали сомнение и при их оценке как слов, принадлежащих языку, узуальных, или как слов, однократно употребленных в речи, окказиональных. Судьба некоторых из них прояснилась впоследствии. 'Гак, слово барханчик, зарегистрированное авторами в обследованный период однократно (и отсутствующее в каких-либо лексикографических источниках и картотеках), было употреблено позже в произведении Л. И. Брежнева «Малая земля». Также «подтвердили» свое существование в языке слова нединамический, магнитосферный, марочность и некот. др.
 Такая задача и не ставится авторами. Выпуски серии не будут ежегодниками. Следующий, второй выпуск строится по материалам периодической печати за февраль – май 1978 г., т. е. интервал составит семь месяцев.












15

Приложенные файлы

  • doc 3277366
    Размер файла: 77 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий