Проведенное обобщение судебной практики позволяет говорить о том, что преступления, связанные с незаконной порубкой деревьев и кустарников (ст. 260 УК РФ)

ПРОЕКТ
Утверждено постановлением президиума Амурского областного суда
от 2007 года
ОБЗОР
практики рассмотрения уголовных дел о преступлениях, связанных с незаконной порубкой деревьев и кустарников, судами Амурской области за
2005 год - первое полугодие 2007 года
В Амурском областном суде проведено обобщение судебной практики по рассмотрению судами Амурской области дел о преступлениях, связанных с незаконной порубкой деревьев и кустарников (ст. 260 УК РФ).
Как отмечается в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05 ноября 1998 года N 14 (в ред. от 06.02.2007 N 7) «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» высокая степень общественной опасности этого вида правонарушений обусловлена тем, что объектом их посягательства являются стабильность окружающей среды и природно-ресурсный потенциал, а также гарантированное ст. 42 Конституции РФ право каждого на благоприятную окружающую среду.
В соответствии с Конституцией РФ каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам, которые являются основой устойчивого развития, жизни и деятельности народов, проживающих на территории РФ.
Лес как экологическая система и как природный ресурс имеет исключительное значение для жизнедеятельности людей, именно поэтому действующее законодательство, регулирующее лесные отношения, исходит из необходимости сохранения биологического разнообразия лесов и повышения их потенциала, сохранения средообразующих, водоохранных, защитных, санитарно-гигиенических, оздоровительных и иных полезных функций лесов в интересах обеспечения права каждого на благоприятную окружающую среду, использования лесов с учетом их глобального экологического значения и длительности их выращивания, а также обеспечения охраны и защиты лесов (ст. 1 Лесного кодекса РФ).
Проведенное обобщение судебной практики позволяет говорить о том, что преступления, связанные с незаконной порубкой деревьев и кустарников (ст. 260 УК РФ), в Амурской области носят достаточно распространенный характер, в связи с чем возникает необходимость обратить внимание судов на необходимость обеспечения правильного, единообразного и эффективного применения законодательства об ответственности в сфере лесопользования.
Общее количество дел данной категории, рассмотренных судами Амурской области за период 2005 год - первое полугодие 2007 года, составило около 200.
С целью обобщения судебной практики было изучено 191 уголовное дело, по которым в отношении 220 лиц были постановлены обвинительные приговоры с
назначением наказания и в отношении 3-е освобождением от наказания, в отношении 63 лиц уголовные дела были прекращены по различным основаниям, в частности, в связи с примирением с потерпевшим и деятельным раскаянием (59), изданием акта амнистии (2), а также истечения сроков давности уголовного преследования (2).
Из анализа материалов уголовных дел данной категории следует, что объем незаконной порубки леса в анализируемый период времени в Амурской области (учитываются данные 191 уголовного дела) составил 5 281,594 м , при этом общий материальный ущерб, причиненный данными преступлениями, составил 22 988 215,3 рублей.
При этом изучение уголовных дел показало, что количество (объемы) незаконно заготавливаемого леса в каждом конкретном случае находятся в зависимости от содержания субъективной стороны данного преступления, а именно, целей незаконного заготовления леса. Так, в большинстве случаев незаконная порубка деревьев обусловлена корыстными мотивами, в частности, незаконная порубка деревьев осуществляется виновными для обеспечения личных бытовых нужд (отопления жилища), с целью последующей перепродажи незаконно заготовленной древесины в качестве отопительного материала, а также с целью последующего экспорта данного леса за границу. Наиболее значительные объемы древесины незаконно заготавливаются с целью её последующего экспорта за границу. Например, по уголовному делу в отношении Гасымова Б.Б., Странцова П.И., Абикова А.В. и Трофименко С.Н., рассмотренному мировым судьей по Свободненскому районному судебному участку, общий объем незаконно вырубленного леса для последующего экспорта составил 388,86 м3, что причинило материальный ущерб на общую сумму 4 185 597 рублей.
Проведенное обобщение судебной практики по рассмотрению судами Амурской области дел о преступлениях, связанных с незаконной порубкой деревьев и кустарниковf свидетельствует о том, что суды в целом правильно определяют содержание понятия «незаконная порубка», под которой следует понимать рубку деревьев, кустарников и лиан без лесорубочного билета, ордера или рубку по лесорубочному билету, ордеру, выданному с нарушением действующих правил рубок, а также рубку, осуществляемую не на том участке или за его границами, сверх установленного количества, не тех пород или не подлежащих рубке деревьев, кустарников и лиан, как указано в лесорубочном билете, ордере, до или после установленных в лесорубочном билете, ордере сроков рубки, рубку деревьев, кустарников и лиан, запрещенных к рубке Правилами отпуска древесины на корню в лесах РФ, утвержденными Постановлением Правительства РФ от 01 июня 1998 года № 554-(в редакции Постановления Правительства РФ от 18.11.2006 года № 698), или после вынесения решения о приостановлении, ограничении или прекращении деятельности лесопользователя или права пользования участком лесного фонда (п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения»).
Предметом преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ, являются деревья, кустарники и лианы, произрастающие на землях лесного фонда, в лесах,
не входящих в лесной фонд, на землях транспорта, населенных пунктов (поселений), на землях водного фонда и землях иных категорий. При этом судам следует учитывать, что не являются предметом данного преступления деревья и кустарники, произрастающие на землях сельскохозяйственного назначения, за исключением лесозащитных насаждений, на приусадебных дачных и садовых участках, ветровальные, буреломные деревья и т.п., если иное не предусмотрено специальными правовыми актами.
Вместе с тем, изучение уголовных дел показывает, что судами Амурской области неоднозначно решается вопрос относительно определения объемов возмещения экологического вреда в сфере лесопользования, причиняемого преступлением, предусмотренным ст. 260 УК РФ.
Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ, рассматривая дела, связанные с нарушениями экологического законодательства, судам следует в каждом конкретном случае выяснять размер нанесенного ущерба. При этом определение размера вреда окружающей среде, причиненного нарушением законодательства в области охраны окружающей среды, осуществляется исходя из фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, а также в соответствии с таксами и методиками исчисления размера вреда окружающей среде, утвержденными органами исполнительной власти, осуществляющими государственное управление в области охраны окружающей среды.
При определении объема возмещения экологического вреда и расчета сумм ущерба, причиненного экологическим правонарушением и подлежащего возмещению, надлежит руководствоваться как централизованно утвержденными методиками подсчета и установленными таксами, так и региональными нормами, конкретизирующими положения федерального законодательства.
В настоящее время при расчете сумм ущерба, причиненного в результате незаконной порубки деревьев и кустарников, судам следует руководствоваться положениями Закона Амурской области от 30.03.2007 года № 318-03 «О ставках платы за использование лесов в Амурской области», а также Постановлением Правительства РФ от 08.05.2007 года № 273 «Об исчислении размера вреда, причиненного лесам вследствие нарушения лесного законодательства», при этом следует иметь ввиду, что в связи с принятием названных нормативно-правовых актов признаны утратившими силу Закон Амурской области от 08.07.1998 года № 81-03 (в ред. от 06.07.2004 г.) «О ставках лесных податей за древесину, отпускаемую на корню, и плате за побочное лесопользование и второстепенные лесные материалы в лесах Амурской области» и Постановление Правительства РФ от 21.05.2001 года № 388 «Об утверждении такс для исчисления размера взысканий за ущерб, причиненный лесному фонду и не входящим в лесной фонд лесам нарушением лесного законодательства РФ».
Таким образом, при определении размера причиненного незаконной порубкой деревьев и кустарников материального ущерба, подлежащего возмещению по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 260 УК РФ, судам в каждом случае следует исходить из денежных сумм, рассчитанных в соответствии с приведенными выше нормативными положениями. При этом следует учитывать, что ущерб, рассчитанный в соответствии с данными
нормативными положениями (в соответствии с таксами), включает в себя не только стоимость незаконно заготовленной древесины, а фактические затраты на восстановление нарушенного состояния окружающей среды с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды (не полученных в результате нарушения лесного законодательства доходов от использования лесов).
Особенно остро проблема определения объемов возмещения экологического вреда в сфере лесопользования, причиняемого незаконными порубками, стоит по уголовным делам, прекращаемым в связи с примирением сторон и деятельным раскаянием.
Согласно ст. 75 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, ц вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным. В силу ст. 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.
Таким образом, из приведенных статей уголовного закона следует, что одним из условий прекращения уголовного дела по данным основаниям является возмещение причиненного ущерба (заглаживание причиненного вреда).
Вместе с тем, из материалов уголовных дел усматривается, что суды, установив при описании преступного деяния размер ущерба, причиненного незаконной порубкой деревьев и кустарников, в соответствии с приведенными выше нормативными положениями, не всегда отслеживают полное возмещение установленных сумм обвиняемыми и прекращают уголовные дела данной категории в связи с примирением сторон и деятельным раскаянием при фактическом отсутствии возмещения.
Так, согласно проведенному анализу, из 42 уголовных дел, производство по которым было прекращено ввиду примирения сторон и деятельного раскаяния, лишь по 10 уголовным делам обвиняемыми был полностью возмещен причиненный незаконной порубкой деревьев и кустарников материальный ущерб, рассчитанный в соответствии с таксами (подтверждается банковскими квитанциями и приходными кассовыми ордерами о поступлении соответствующих денежных сумм в адрес потерпевшего), что следует признать надлежащим возмещением; в отношении же остальных 32-х уголовных дел, прекращенных по данным основаниям, сведения о надлежащем возмещении причиненного материального ущерба отсутствуют.
Анализ уголовных дел данной категории, по которым судами Амурской области принималось решение о прекращении дела в связи с примирением сторон и деятельным раскаянием, свидетельствует, что зачастую судами признается в качестве надлежащего возмещения причиненного преступлением ущерба возврат и изъятие незаконно заготовленной древесины (подобная ситуация имела место по 23 уголовным делам из 32 отмеченных).
Так, уголовное дело в отношении Комарова Е.М., которым была осуществлена незаконная порубка леса в объеме 229,92 м , чем причинен
материальный ущерб на сумму 997 892 рубля, рассмотренное мировым судьей Бурейского районного судебного участка № 2, было прекращено в связи с примирением сторон, при этом, как следует из материалов дела, сумма ущерба, определенная в соответствии с таксами, Комаровым Е.М. не возмещалась, последним была возвращена незаконно порубленная древесина, что, как указывалось выше, нельзя признать надлежащим возмещением ущерба.
В отношении Зливко А.В., которым была осуществлена незаконная порубка леса в объеме 388,355 м3, чем причинен материальный ущерб на сумму 104 758,76 рублей, постановлением мирового судьи того же судебного участка также было прекращено уголовное дело в связи с примирением сторон лишь на том основании, что потерпевшему была возвращена незаконно порубленная древесина, которая реализована.
Представляется, что подобную практику нельзя признать правильной, поскольку возврат и изъятие незаконно порубленных деревьев и кустарников фактически означает лишь возмещение стоимости самой древесины, при этом рассчитанные в соответствии с таксами фактические затраты на восстановление нарушенного состояния окружающей среды (лесных насаждений) с учетом понесенных убытков при таких обстоятельствах остаются не возмещенными, в связи с чем утверждать в данном случае о полном возмещении причиненного преступлением материального ущерба неверно.
По другим уголовным делам при наличии заявления представителя потерпевшего о полном возмещении (заглаживании) причиненного ущерба и отсутствии других подтверждающих документов (квитанций, приходных кассовых ордеров) суды не проверяют, действительно ли сумма ущерба возмещена потерпевшему.
Приговорами мирового судьи Свободненского районного судебного участка Дедышев В.В. и Портнягин СП. были осуждены каждый за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 260 УК РФ. Как следует из материалов дела, до удаления мирового судьи в совещательную комнату для постановления приговора Дедышев и Портнягин не предпринимали каких-либо мер к возмещению ущерба, причиненного преступлениями, в связи с чем с осужденных приговорами был взыскан материальный ущерб, причиненный преступлениями, в суммах соответственно 47 612,6 и 15 793,1 рублей. Однако судом апелляционной инстанции названные приговоры мирового судьи были отменены и уголовные дела в отношении Дедышева и Портнягина прекращены в связи с примирением, при этом суд апелляционной инстанции, мотивируя свое решение, сослался на заявления потерпевших о полном возмещении (заглаживании) причиненного ущерба и отсутствии претензий, однако в материалах уголовных дел отсутствуют какие-либо документы, подтверждающие возмещение Дедышевым и Портнягиным установленных судом сумм ущерба, рассчитанных в соответствии с таксами. Кроме того, суд апелляционной инстанции не учел, что примирение сторон возможно до удаления суда в совещательную комнату, и оставил без внимания то обстоятельство, что Дедышев и Портнягин до удаления мирового судьи в совещательную комнату для постановления приговора не предпринимали каких-либо мер к возмещению ущерба, причиненного преступлениями.
Кроме того, встречаются случаи, когда суды считают достаточным основанием для прекращения уголовного дела ввиду примирения с потерпевшим заявление обвиняемого о том, что он обязуется в будущем погасить причиненный совершением преступления материальный ущерб, в том числе путем посадки саженцев деревьев в количестве, установленном по нормативам, на участке, где производилась незаконная порубка.
Так, постановлением мирового судьи Октябрьского районного судебного участка уголовное дело по обвинению Шурыгина В.Н. и Шурыгина Н.И. в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 2 ст. 260 УК РФ, было прекращено в связи с примирением с потерпевшим лишь на основании того, что обвиняемые обязались в последующем возместить причиненный незаконной порубкой ущерб. При этом этим же постановлением судья удовлетворил исковые требования представителя потерпевшего и взыскал с Шурыгина В.Н. и Шурыгина Н.И. в возмещение материального ущерба 11603 рубля, что нельзя признать законным.
В постановлении мирового судьи Ромненского районного судебного участка о прекращении дела в отношении Королева В.Б., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 260 УК РФ, указывается на то, что потерпевший простил Королева, последний готов возместить причиненный ущерб. При этом из материалов дела усматривается, что из общей суммы причиненного преступлением материального ущерба (13 080,37 руб.) Королевым было возмещено потерпевшему лишь 100 рублей.
Постановлением мирового судьи Свободненского районного судебного участка было прекращено уголовное дело в отношении Седлецкого Г.И. за примирением сторон на основании того, что Седлецкий обязался возместить причиненный незаконной порубкой деревьев ущерб в сумме 17 196, 2 рублей до 30 апреля 2005 года.
При аналогичных обстоятельствах постановлением мирового судьи Свободненского районного судебного участка было прекращено уголовное дело в отношении Банных А.К. Кроме того, по данному делу причиненный преступлением ущерб в сумме 21330 рублей был взыскан с Банных А.К. в порядке гражданского судопроизводства.
Имеют место случаи и неполного (частичного) возмещения причиненного незаконной порубкой материального ущерба, что также не препятствует судам прекращать уголовные дела в связи с примирением сторон. Например, по уголовному делу в отношении Бабушкина Э.П., Панкова B.C. и Умрилова В.В., действиями которых был причинен материальный ущерб на общую сумму 15 433,6 рублей, фактически ущерб был возмещен Панковым и Умриловым частично - на общую сумму 10289,1 рублей. Неполное возмещение материального ущерба, причиненного в результате незаконной порубки, имело место и при прекращении уголовных дел в отношении Королева В.Б. (упоминалось выше), а также Болтикова О.Е. и Жукова И.Е.
Приведенные выше из материалов уголовных дел обстоятельства не следует оценивать как надлежащее возмещение материального ущерба, причиненного незаконной порубкой деревьев и кустарников, в связи с чем наличие подобных обстоятельств (возврат и изъятие незаконно порубленной древесины, обещание
ьозместить ущерб в будущем, а равно частичное его возмещение) по конкретному делу само по себе не свидетельствует о наличии достаточных :нований для прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон и .- -тельным раскаянием.
На основании вышеизложенного, надлежащим возмещением материального ущерба, причиненного незаконной порубкой деревьев и кустарников, следует признавать полное возмещение лицом рассчитанных в соответствии с действующими таксами фактических затрат на восстановление нарушенного состояния окружающей среды с учетом понесенных убытков, в том числе упущенной выгоды, при этом в каждом конкретном деле судам необходимо проверять наличие подтверждающих произведенное возмещение документов.
Следует отметить, что решения судов о прекращении уголовных дел по указанным выше основаниям во всех случаях совпадали с мнением участвующих з судебном разбирательстве государственных обвинителей, которые зачастую ограничивались лишь выражением согласия с ходатайством стороны защиты о прекращении уголовного дела, при этом не выясняли вопросы о том, возмещен ли з полном объеме вред, причиненный преступлением, подтверждается ли возмещение соответствующими документами.
Анализ уголовных дел также свидетельствует о том, что у судов возникают некоторые трудности с разграничением незаконной порубки деревьев и кустарников, а также хищением древесно-кустарниковой растительности. В частности, встречаются случаи квалификации судами действий виновных, выразившихся в незаконной порубке деревьев и кустарников и последующем изъятии ими же незаконно заготовленной древесины, по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 260 и 158 УК РФ.
Подобная практика в целом характерна лишь для Зейского районного суда Амурской области, которым при подобных обстоятельствах совершения преступлений, были квалифицированы по совокупности преступлений действия Козырева А.В. (п. «г» ч. 2 ст. 260 и ч. 1 ст. 158 УК РФ), Савина А.А. и Савина М.А. (ч. 3 ст. 260 и п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ), Гордиенко В.П., Деккер А.Ю., Катаева А.О. (ч. 3 ст. 260 и п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ), Пушмина Н.В. (п. «г» ч. 2 ст. 260 и ч. 1 ст. 158 УК РФ).
Проверяя законность и обоснованность приговора Зейского районного суда в отношении Гордиенко В.П., Деккера А.Ю. и Катаева А.О., судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда названный приговор в части осуждения Гордиенко, Деккера и Катаева по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ отменила, и прекратила производство по делу в этой части за отсутствием состава преступления. В тоже время по уголовному делу в отношении Савина А.А. и Савина М.А. судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда при аналогичных обстоятельствах обвинительный приговор суда оставила без изменения и констатировала правильность квалификации действий осужденных по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 260 и п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ. "
Таким образом, по вопросу о возможности (невозможности) квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 260 и 158 УК РФ, действий виновных, выразившихся в незаконной порубке деревьев и кустарников
и последующем изъятии ими же незаконно заготовленной древесины, отсутствует единообразное понимание уголовного закона.
Для правильного разрешения данного вопроса судам следует руководствоваться положениями постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05 ноября 1998 года № 14 (в ред. от 06.02.2007 № 7) «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения», в п. 11 которого содержится разъяснение о том, что завладение теми деревьями, которые срублены и приготовлены к складированию, сбыту или вывозу другими лицами, следует квалифицировать как хищение чужого имущества.
С учетом изложенного, обращение виновным из естественного состояния в свою собственность деревьев и кустарников путем их незаконной порубки надлежит квалифицировать лишь по ст. 260 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 158 УК РФ при таких обстоятельствах не требуется.
Особое внимание обращает на себя практика назначения виновным наказания за преступления, предусмотренные ст. 260 УК РФ.
Изучение судебной практики рассмотрения дел данной категории показывает, что суды Амурской области зачастую недооценивают характер и степень общественной опасности данного экологического преступления и назначают наказание без учета причиняемого незаконной порубкой материального ущерба, что не способствует эффективности применения законодательства об ответственности за совершение экологических правонарушений.
Между тем, в п. 21 названного постановления Пленума Верховного Суда РФ указывается на необходимость соблюдать принцип индивидуализации при назначении наказания лицам, виновным в совершении экологических преступлений, выяснять и учитывать всю совокупность обстоятельств дела, и прежде всего характер допущенных нарушений, тяжесть последствий, размер причиненного вреда и другие.
При этом при определении степени общественной опасности данных преступлений судам следует учитывать, что незаконная порубка древесно-кустарниковой растительности препятствует её сохранению и правомерному использованию, при этом воспроизводство деревьев и кустарников требует длительного времени и больших финансовых и материальных затрат.
Анализ уголовных дел, рассмотренных судами Амурской области, свидетельствует о том, что в подавляющем большинстве случаев по ч. 1 ст. 260 УК РФ виновным назначается наказание в виде штрафа, а по ч.ч. 2 и 3 ст. 260 УК РФ - лишение свободы на определенный срок, при этом в соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное наказание постанавливается считать условным с испытательным сроком. Реальное лишение свободы назначается лишь в случае, если в отношении лица имеются основания для применения правил ч. 5 ст. 69, ч. 5 ст. 74, ч. 7 ст. 79, ст. 70 УК РФ. Изложенное позволяет сделать вывод о том, что за преступления данной категории применение реального лишения свободы носит исключительный, единичный характер и обусловлено лишь необходимостью применения правил ч. 5 ст. 69, ч. 5 ст. 74, ч. 7 ст. 79, ст. 70 УК РФ и, напротив, не связывается с характером и степенью общественной опасности данных преступлений, тяжестью допущенных нарушений и последствий, а также
-.is.MepoM причиненного вреда, как того требуют действующие уголовный закон ш разъяснения Пленума Верховного Суда РФ.
На основе изучения материалов уголовных дел можно сделать вывод, что

·статут условного осуждения, особенно при осуждении виновных по ч.ч. 2 и 3
ст. 260 УК РФ, применяется судами Амурской области недифференцированно и,
прежде всего, без учета объемов незаконно порубленного леса и причиненного
этими действиями материального ущерба.
Так, по уголовному делу в отношении Логунова В.В. и Логунова А.В., глссмотренному мировым судьей по Белогорскому районному судебному участку, где общий объем незаконно вырубленного леса составил 5,199 м3, чем ::ричинен материальный ущерб на общую сумму 12 607,5 рублей, суд назначил каждому наказание в виде 2 лет лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ.
По уголовному делу в отношении Гасымова Б.Б., Странцова П.И., Абикова А.В. и Трофименко С.Н., рассмотренному мировым судьей по Свободненскому оайонному судебному участку, по которому общий объем незаконно вырубленного леса составил 388,86 м , чем причинен материальный ущерб на общую сумму 4 185 597 рублей, суд, назначив каждому из осужденных наказание в виде лишения свободы (Гасымову - 3 года, Странцову - 2 года, Абикову и Трофименко - по 1 году 9 месяцев), также усмотрел достаточные основания для применения правил ст. 73 УК РФ.
Приговором мирового судьи Ромненского районного судебного участка Водопьянов B.C., по уголовному делу в отношении которого общий объем незаконно вырубленного им леса составил 298,64 м , чем причинен материальный ущерб на общую сумму 1 157 230 рублей, также осужден к условной мере наказания.
Также приговором мирового судьи Ромненского районного судебного участка к условной мере наказания осужден Павликов А.В., по уголовному делу в отношении которого общий объем незаконно вырубленного им леса составил 215,16 м , чем причинен материальный ущерб на общую сумму 802 459,5 рублей.
Таким образом, приведенные в качестве примеров уголовные дела, в частности, совершенные по каждому из дел преступления, предусмотренные ч. 3 ст. 260 УК РФ, существенно различаются между собой по степени общественной опасности, в том числе по объемам незаконно порубленного леса и размерам причиненного в результате этих действий материального ущерба, однако суд в каждом случае назначил виновным наказание в виде лишения свободы условно.
Подобное недифференцированное (в частности, без учета объемов незаконно заготовленной древесины и причиненного этими действиями материального ущерба) применение судами Амурской области института условного осуждения, особенно в отношении виновных в совершении преступлений, предусмотренных ч.ч. 2, 3 ст. 260 УК РФ, в настоящее время приняло характер тенденции, которая, в свою очередь, не способствует соблюдению судами индивидуального подхода к назначению наказания виновным.
Кроме того, обращает на себя внимание и размер испытательных сроков, назначаемых осужденным при применении условного осуждения, которые в большинстве случае являются минимальными или близкими к ним. Так, из 174 осужденных, наказание которым было назначено условно, в отношении 80 из них
размер испытательного срока составил 6 месяцев, в отношении 76 осужденных
1 год, 1 осужденному - 1 год 6 месяцев, 15 осужденным - 2 года, 2 осужденным
3 года.
Изучение дел показало, что назначение судами наказаний с применением условного осуждения во всех случаях совпадало с мнением государственных обвинителей, участвующих в судебном разбирательстве, которые, высказывая суду предложение о назначении подсудимому наказания, предлагали считать это наказание условным. Апелляционные представления на несправедливость постановленных судами приговоров вследствие мягкости назначенного наказания прокурорами не приносились.
Вместе с тем, именно назначение судами Амурской области индивидуального, справедливого и соразмерного наказания виновным за содеянное будет способствовать эффективному применению законодательства об ответственности за незаконную порубку деревьев и кустарников, а также достижению целей наказания, предусмотренных ч. 2 ст. 43 УК РФ. Однако сложившаяся в Амурской области судебная практика назначения наказания за преступления, предусмотренные ст. 260 УК РФ, не отвечает сложившейся на сегодняшний день криминогенной обстановке в сфере лесопользования и масштабности процессов незаконной порубки лесов и не способствует эффективности предупреждения совершения новых преступлений в данной сфере.
С учетом изложенного, при назначении виновным наказания за совершение преступления, предусмотренного ст. 260 УК РФ, судам в каждом конкретном случае следует более внимательно оценивать степень общественной опасности совершенного преступления и конкретные обстоятельства содеянного, в том числе характер допущенных нарушений законодательства в области лесопользования, объемы незаконно заготовленного леса и размеры причиненного незаконной порубкой материального ущерба, принимать во внимание цели совершения преступления, а также учитывать, что воспроизводство деревьев и кустарников требует длительного времени и больших финансовых и материальных затрат.
Судебная коллегия по уголовным делам Амурского областного суда
15

Приложенные файлы

  • doc 3268882
    Размер файла: 88 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий