Важнейшей задачей прикладной этики выступает аналитика морального конфликта (теоретический аспект) и поиск наилучших действий в его условиях (нормативный аспект).

Ларионов И.Ю., к.филос.н., доц. СПбГУ
Санкт-Петербург

ЭТИКА ДОБРОДЕТЕЛИ И МОРАЛЬНЫЙ КОНФЛИКТ

Важнейшей задачей прикладной этики выступает аналитика морального конфликта (теоретический аспект) и поиск наилучших действий в его условиях (нормативный аспект). С субъективной точки зрения моральные конфликты содержат в себе моральные дилеммы (внутренний конфликт), которые выступают самостоятельным актуальным предметом исследования прикладной этики.
В современной прикладной этике (напр. в деловой или биомедицинской этике) распространено противопоставление деонтологии и консеквенциализма как двух основных видов этических теорий, предполагающих, помимо прочего, стратегии анализа морального конфликта. Остальные подходы перечисляются уже после двух упомянутых, и нередко в качестве наиболее весомой альтернативы берется этика добродетели (virtue ethics).
Этика добродетели исследует в первую очередь качества человека, позволяющие ему вести наилучшую жизнь. Она позволяет сформировать целостное представление о моральной личности и вписать ее качества в контекст персональной биографии, чем способствует мотивации нравственного поведения.
Один из важнейших пунктов критики этики добродетели: в отличие от конкурирующих типов этических теорий она не дает прямого руководства к действию и, тем самым, практически бесполезна для работы с моральными конфликтами в конкретных ситуациях.
Общепризнано, что в ХХ в. интерес к этике добродетели возродила британский философ Э.Энском. Однако она к понятию «наилучшего» выбора в конкретной ситуации обращается лишь единожды – в контексте критики консеквенциализма [Энском Э. Современная философия морали // Логос. 2008, №1(64). С.80].
Конкретизировать ограничения этики добродетелей в отношении моральных конфликтов и моральных дилемм можно так:
- отсутствие категорий (языка), адекватно описывающих моральный конфликт;
- снижение значимости отдельного поступка по сравнению со значимостью характера, проявляющегося в серии поступков;
- отсутствие (на настоящий момент) самостоятельной разработки теории принятия решений в моральном конфликте;
- отсутствие единообразного списка добродетелей, на основании которого можно было бы выработать теорию принятия морального решения.
Кроме того, моральные дилеммы могут порождаться конфликтом обязанностей перед другими, а также взаимными обязательствами, в то время как добродетели – это, в первую очередь, блага для самого человека.
П.Гардинер – автор одной из наиболее интересных публикаций о теории добродетелей в биомедицинской этике – утверждает, что отсутствие рекомендаций для отдельных ситуаций в этике добродетели является не недостатком, а достоинством. Наиболее важны для врачей добродетели честности, проницательности, мужества и «порядочность» (integrity). Профессионалы, на практике развивающие эти черты характера, не только сами становятся воплощением ценностей, но способствуют продвижению гуманизма. При этом они могут рассматривать каждый случай индивидуально, не привязывая его к тому или иному списку моральных принципов, что способствует большей адаптации профессионала, его гибкости и даже креативности в ситуации морального конфликта [Gardiner P. A virtue ethics approach to moral dilemmas in medicine // Journal of Medical Ethics. Vol.29, №5 (Oct. 2003). Pp.297-302].
Важно, что этика добродетели дает основание для стратегического или экзистенциального морального выбора. По А.Макинтайру, для этики добродетели характерно не просто знание отдельных правил поведения, а способность ориентироваться во множестве правил и в способах применения их в конкретных ситуациях. Такая способность, равно как сами добродетели и «моральная идентичность», обретаемая на их основании, обусловлены исторически (традицией) и связаны с теми ролями («характерами»), которые мы играем в обществе [Макинтайр А. После добродетели. М.-Екатеринбург, 2000. Сс.292-302].
К применимости этики добродетели в конкретных ситуациях морального конфликта обращается последовательница Э.Энском Р.Херстхаус, предлагая в своей фундаментальной работе теорию нравственного действия. Она вводит понятие «virtuous agent»; добродетельная личность – тот, кто обладает набором добродетелей. Нравственно поступать значит поступать, как это делает добродетельная личность. Т.о. ее образ действий выступает нравственным ориентиром и критерием для отдельных поступков других людей. По мысли Херстхаус, здесь выявляется важный характер нравственной жизни – отсутствие автономии и зависимость от тех, кто нравственнее нас [Hursthouse R. On Virtue Ethics. NY: Oxford Univ.Press, 1999. Pp.25-35]. О социально-исторической обусловленности морального идеала, проявляющейся даже в индивидуальном взращивании добродетелей, говорил также Макинтайр.
Можно предложить другой вариант связи этики добродетели с теорией морального конфликта – посредством вспомогательной теории обязанностей. Наиболее близкими этике добродетели являются нравственные обязанности перед самим собой. В качестве цели принятия таких обязанностей может быть взята – в контексте этики добродетелей – наилучшая для человека жизнь («счастье», «смысл жизни» и т.п.). Конструируемая таким образом этика добродетелей будет обладать немалой мотивирующей силой. Моральный конфликт, в таком случае, может анализироваться как моральная дилемма, стоящая перед отдельной личностью.
Такой подход мог бы быть успешно реализован в профессиональной этике – в областях, требующих высокого профессионализма, длительного обучения и совершенствования, то есть тесно связанных с образом жизни, таких как медицина, охрана правопорядка и т.п.
Исследование выполнено в рамках проекта РГНФ №16-03-00388а.
15

Приложенные файлы

  • doc 3243868
    Размер файла: 38 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий