Теоретико-методологическое значение категориального анализа в моральной философии. Свобода как центральная.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте файл и откройте на своем компьютере.
УДК 17.011 ТЕОРЕТИКО - МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ КАТЕГОРИАЛЬНОГО АНАЛИЗ А В МОРАЛЬНОЙ ФИЛОСОФИИ . СВОБОДА К АК ЦЕНТРАЛЬНАЯ КАТЕГОРИЯ МОРАЛИ Мишагин П.А. Научный руководитель – д - р филос. наук, проф. Викторук Е.Н. Сибирский государственный технологический универ ситет Наука не может обойтись без соответствующего ей категориального аппарата. Категории традиционно характеризуются как узловые пункты в системе научного знания, помогающие познавать ее и овладевать ею. Особый статус категорий обеспечивается тем, что о ни выражают наиболее существенные свойства и отношения объектов познания, удерживая их содержание в предельно обобщенном виде. Отмеченные особенности ставят категории в центр любой системы научных понятий, наделяют их значением теоретико - методологических п ринципов познания. В отечественной моральной философии сложилась традиция относить к числу категорий такие понятия, как добро и зло, благо, долг, совесть, счастье. П еречисленные понятия не исчерпывают и не могут исчерпывать всей системы категорий морально й философии. Развитие конкретных нравственных отношений, углубление их познания расширяют систему базовых системообразующих понятий моральной философии, являющихся своеобразным фокусом пересечения метафизических (онтогносеологических) и нравственных пробле м. Но вне зависимости от обогащения нравственного опыта человечества, несомненным остается тот факт, что перечисленные выше традиционные категории представляют стабильную основу, игнорируя которую развитие специфического категориального аппарат а моральной философии как автономного раздела философ ского знания не представляется возможным . Исследование категориального аппарата моральной философии, являющегося плодом длительного исторического развития науки о морали, имеет неоспоримое теоретико - методологическо е значение. Тем не менее , большинству работ посвященных моральной философии свойственна подмена теоретико - методологического анализа категорий их нормативным описанием. Это характерно как для трудов, представляющих историю этических учений, так и для соврем енного состояния моральной философии , что во многом объясняется ее прикладным характером и практическим предназначением (не удалось избежать этой подмены и мэтрам отечественной философии морали специально занимавшимся этим вопросом – Л.М.Архангельскому, О. Г.Дробницкому, А.А.Гусейнову и др.) . Нормативный методологический подход к категориям моральной философии необходим, поскольку он раскрывает их актуальное содержание. Однако сам по себе он оказывается недостаточным для того, чтобы проникнуть в суть научно го познания моральных процессов, вооружить теорию и практику действенным методом целостного постижения моральных явлений. Задача, таким образом , заключается не в критике нормативного содержания категорий моральной философии, а в органическом соединении сод ержательного и формального анализа, что возможно достичь только на базе конкретно - исторического изучения морали как специфического объекта междисциплинарных научных исследований. Методологическое исследование категорий моральной философии сталкивается пре жде всего с трудностями истолкования их природы, поскольку они формируются на стыке двух форм социального сознания: морали и моральной философии (как специфической науки о морали). С одной стороны, категории моральной философии выражают наиболее специфичес кие свойства, отличающие мораль от других форм социального сознания, с другой – представляют собой понятийный аппарат конкретной научной отрасли – философии морали, то есть выступают в качестве научных понятий. Возникает проблема, которую можно сформулиров ать следующим образом: отрицают ли два указанных качества друг друга или они совместимы в каком - либо отношении? Специфические черты, разграничивающие философию морали и саму мораль по принципу «наука и ее предмет», не должны затемнять внутренней органичес кой общности, связывающей их генетически и функционально. Исследователи моральной философии с самих ранних этапов ее развития стремились дать определенное толкование действующим в обществе моральным нормам, утвердить идеалы, отвечающие интересам конкретных лиц и их групп. Они, таким образом , исходили из реально существующего морального сознания и формирующих его мотивов, определенным образом предопределяющих его развитие. Это свое назначение философия морали всегда более или менее успешно осуществляла путем описания норм поведения, обобщенн о выраженных в представлениях о добре и зле, благе, долге, совести, счастье, и, наконец, свободе, к которым люди обращаются в своей повседневной жизнедеятельности. Но описание – только начальная ступень научного познания . Теоретико - методологическая функция науки с неизбежностью приводит к обоснованию определенной интерпретации феноменов морали, и здесь моральная философия уже поднимается над обыденным моральным сознанием, поскольку представляет собой систему знаний, в котор ой так или иначе выражены мировоззренческие и познавательные позиции исследователя. Не затрагивая здесь вопроса о соотношении обозначенных позиций с принципом объективности научных исследований, отметим лишь, что мера их совпадения обусловлена сочетанием в сесторонности и глубины познания предмета науки с заинтересованностью ученого в утверждении подлинно гуманистических и социально - конструктивных идеалов. Категории моральной философии в теоретико - методологическом разрезе правомерно рассматривать прежде вс его как выражение в философии морали различных сторон морального сознания и моральной практики, теснейшим образом взаимообусловленных. Для самого же морального сознания представления и понятия о свободе, добре и зле, совести и долге и т.д. являются специфи ческими формами его выражения . Названные понятия функционально могут выражать нормативные требования, ценности, мотивы. Каждая из обозначенных спецификаций , взятая сама по себе, не является монополией исключительно морального сознания . Нормативность, к при меру, характеризует также правовое сознание. Оценочность присуща и правовому и эстетическому, и, в известной мере, научному сознанию как таковому, во всей его целостности и полноте . Органичное же сочетание нормативности, императивности, оценочности, мотива ционности – характерная особенность именно и только морального сознания. Вместе с тем отмеченная особеннос ть не раскрывает всей специфики морали, которая связана также и со способами реализации перечисленных выше свойств: моральные нормы, оценки и мотивы обретают регулятивную силу постольку, поскольку подкрепляются социальной политикой и личными убеждениями. Существенной характеристикой базовых системообразующих категорий моральной философии ( свободы, добра и зла, долга, совести и ответственности и т.д. ) является то, что они обладают значением важнейших моральных ценностей, которые широко используются субъекта ми морали как ориентиры собственной деятельности в пространстве социальных коммуникаций. Для обыденного сознания представления о свободе, добре и зле, справедливости и т.д. неотделимы от их конкретного предметно - чувственного содержания. Человека, занятого практическими делами, руководствующегося повседневными заботами, интересуют не категории сами по себе, а те феномены, которые за ними стоят . Если учитывать, что обыденное сознание не защищено от ошибочных, односторонних суждений и просто заблуждений, а так же возможность расхождения личных и общественных интересов, к сказанному выше можно еще добавить большую вероятность субъективистского понимания моральных представлений на уровне обыденного сознания, хотя нравственный опыт человечества , на теоретико - методо логическом плане фиксируемый в категориях, в целом , является достаточно прочной гарантией сохранения их наиболее общего объективного содержания. На уровне философии морали преодолевается односторонность и ситуативность использования моральных категорий. М оральная философия на метаэтическом уровне собственных исследований выявляет их объективный характер, их объективное значение на основе всестороннего, конкретно - исторического подхода к морали. Базируясь на принципе единства исторического и логического, мет аэтический анализ категорий моральной философии включает в себя исследование их генетического источника и взаимосвязи. Моральная философия изучает, помимо этого , реальные нравы общества в их историческом развитии, в единстве феноменально - эмпирических и ноу м енально - теоретических отношений, где и находит свое практическое применение категориальный анализ феноменов морали, служащий их онтологическим основанием. Отсюда к атегории моральной философии необходимо должны рассматривать ся в общей системе моральных и деалов и ценностей, поскольку их идеальные и ценностные характеристики солидаризируются с их статусом ключевых научных понятий. Теоретико - м етодологический анализ категорий моральной философии лежит, таким образом, в русле общего предназначения моральной фи лософии и ее базовых смыслообразующих и практико ориентированных функций. Категории морали как предельные понятия моральной философии выражают объективно сущее, выступающее в конкретных условиях моралеприменения как необходимое и закономерное. Самое просто е обобщение, связанное с образованием понятий, ведет к более глубокому познанию объективных связей мироздания, к осознанию того факта, что сами эти связи и их развитие имеют закономерный характер и, следовательно, управляемы. Таким образом, п ри построени и системы моральной философии необходимо формирование системы категорий служащих ее теоретико - методологическим основанием. Многие мыслители прошлого осознавали необходимость категориального анализа феноменов морали и построения системы категорий моральной философии, при этом большинство из них выстраивало свою систему иерархически, так, что какая - либо одна категория занимала центральное место, а все остальные подчинялись ей и проистекали из нее. Н а пример, ранние санкхья ставили в центр понятие счастья («ана нда»), а поздние эпигоны этой школы – страдание («духкха») ; Конфуций – человечность («жэнь»); Сократ – высшее благо («аристон») как единство истины, добра, крастоты; Платон и Аристотель – добродетель; Эпикур – невозмутимость («эвтюмию») ; П.А.Гольбах – личн ый интерес; И.Кант – долг; Г.В.Ф.Гегель – право и т. д. В результате предложенные системы моральных категорий чаще всего воспроизводились формально, вне раскрытия логики взаимодействия различных сторон морали, тем самым разрушалась целостность объекта иссле дования. Категории моральной философии в истории этических учений определялись в теоретико - методологическом плане с позиций эвдемонизма, гедонизма, ригоризма, утилитаризма, эволюционизма и т.д., вольно или невольно порождая односторонность и абсолютизацию какой - либо одной грани или свойства морали. Следуя традиции великих предшественников прошлого и использ уя приведенную выше методологию, предложу собственное основание теоретико - методологической иерархии категорий моральной философии. Таким основанием на н аш взгляд, служит категория свободы, имеющая предельное значение для системы моральной философии. Свобода, рассматриваемая как наиболее общая категория моральной философии может быть раскрыта в следующих тесно взаимосвязанных аспектах, отражающих различные проявления морали: a . как положительное нравственное содержание человеческой деятельности, рассматриваемое со стороны мотива и результата и позволяющее расценивать ее как приемлемую со стороны определенной системы нравственных норм поведения; b . как позит ивное содержание реально существующих нравственных отношений, соответствующих в своих основаниях моральному идеалу; c . как общее, объединяющее всю совокупность положительных норм и принципов конкретно - исторических форм морали, как идеал; d . как нравственны й источник и нравственная цель поступка, одновременно его базовый онтологический мотив и феноменальный результат; e . как добродетель, неотъемлемое моральное качество человеческой личности. Только благодаря свободе как исходному феномену и центральной кате гории моральной философии возможно самое разграничение морального от аморального и имморального, и в этом смысле, отсутствие свободы в качестве феномена или категории (как предельно общего понятия) не только лишает моральную философию возможности осуществл ять свою главнейшую регулятивную функцию, но и онтологически лишает ее нормативности, превращая тем самым в исключительно описательную науку, занимающуюся простой неаналитической фиксацией тех или иных эмпирически верифицируемых феноменов нравственности.

Приложенные файлы

  • pdf 3243860
    Размер файла: 192 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий