Морально-психологическое состояние военнослужащих: сущность и структура И.В. Грабовский, старший научный сотрудник Социологического центра Вооруженных Сил Российской Федерации, подполковник.

Морально-психологическое состояние военнослужащих: сущность и структура
И.В. Грабовский, старший научный сотрудник Социологического центра Вооруженных Сил Российской Федерации, подполковник

Боевая мощь войск во все времена определялась двумя взаимосвязанными факторами: качеством и количеством вооружения и боевыми возможностями людей. Боевые возможности военнослужащих в решающей степени зависят от функционального компонента (их подготовленности) и психологического компонента (состояния их морального духа). Если функциональный компонент испокон веков формируется и совершенствуется в ходе боевой подготовки воинов, то роль морального духа в разные времена и в разных армиях трактовалась по-разному.
Исторический опыт показал, что наиболее успешными и боеспособными оказывались армии, в которых формированию высокого морального духа отводилась равнозначная, а то и приоритетная роль по сравнению с боевой учебой. Недооценка важности данного компонента, а порой и игнорирование его в угоду политической конъюнктуры явились одной из основных причин кризисной ситуации в Российской армии в 90-е гг. прошлого века.
Анализ и оценка морально-психологического состояния (МПС) военнослужащих в условиях преобразования Вооруженных Сил, поиск методов формирования подлинной духовности и патриотизма у защитников Отечества приобретают сегодня особую актуальность. В настоящее время уровень МПС личного состава является одним из основных показателей эффективности морально-психологического обеспечения войск и состояния воспитательной работы, проводимой с военнослужащими.
Изучение, оценка, прогнозирование и формирование МПС является очень важной теоретической и практической задачей, которая находится в центре пристального внимания, глубокого изучения и теоретического осмысления передовой военной науки на протяжении многих десятилетий. Вопросы МПС военнослужащих и воинских коллективов рассматриваются в работах психологов, социологов, педагогов, экономистов, философов и других специалистов.
В современной военно-научной литературе отсутствует строго определенный, общепринятый термин «морально-психологическое состояние», нет единства взглядов на явление, обозначаемое им, не сформулированы единые подходы к его изучению и прогнозированию. Чаще всего применяется социологическое определение: «Морально-психологическое состояние (МПС) личного состава представляет собой обобщенную характеристику мобилизованности и боеспособности человеческого компонента к решению задач при подготовке и ведении военных действий». Как психологический феномен МПС рассматривается крайне редко и в основном в социально-психологическом ключе.
Следует заметить, что психологический подход к МПС личного состава нельзя сводить к анализу его психического состояния, несмотря на внешнее сходство этих понятий и на то, что в обоих случаях имеется в виду состояние сознания людей. Моральное состояние отличается от психического по своему содержанию примерно так же, как нравственное здоровье человека отличается от психического. Говоря о моральном состоянии военнослужащих, мы имеем в виду не только характеристику их психики со всеми ее нюансами, но и нравственную позицию личности или коллектива в конкретной ситуации. Люди в большинстве случаев не меняют своих нравственных убеждений в зависимости от своего самочувствия, функционального состояния или уровня работоспособности. Поэтому неправомерно всякое изменение в психическом состоянии рассматривать как динамику МПС.
Таким образом, психологический подход к изучению МПС заключается в том, что исследованию подвергается психологический механизм, обусловливающий формирование, изменение и проявление в деятельности нравственной позиции личности и коллектива, их отношения к решаемым задачам и социальным ценностям. Данный механизм представляет собой совокупность психических явлений, обусловленных воздействием на сознание воинов социальных факторов и патриотических мотивов. Исходя из этого, на основании теории профессора Э.П. Утлика можно предложить следующее определение МПС: «Морально-психологическое состояние это состояние волевой и эмоциональной сферы личности военнослужащего, выражающееся в военно-служебной и боевой активности, обусловленное ее ведущими мотивами, среди которых определяющую роль играют социальные, нравственные и патриотические».
Высокое МПС характеризуется нравственно осмысленной направленностью духовных сил военнослужащих на решение задач, а также высоким уровнем мобилизации сил, духовным подъемом. Это состояние осознанной решимости и эмоционально-нравственной готовности к выполнению задач повседневной деятельности войск, боевого дежурства, боевой подготовки, к самоотверженным действиям во имя общественных (государственных) и коллективных (взвод, рота, батальон и т. д.) интересов.
Низкое МПС отличается недостаточным уровнем мобилизации сил, духовным упадком, непониманием большей частью военнослужащих государственной политики в области обороны, их неудовлетворенностью различными сторонами своей жизнедеятельности, негативным отношением к службе в Вооруженных Силах, к военной кампании, в которой они участвуют. Такое состояние военнослужащих и коллективов порождает сомнения в возможности и необходимости выполнения поставленных перед ними задач.
Анализ научно-теоретических трудов, воинских уставов, приказов, а также практики боевой подготовки и непосредственно боевых действий позволяет утверждать, что «морально-психологическое состояние» исторически устойчивый термин. Отсюда следует, что исторический опыт является одной из методико-теоретических основ изучения МПС.
Заметим, что термин «морально-психологическое состояние» до начала 90-х гг. прошлого века в научных разработках не применялся. Вместо него употреблялись другие сходные по смыслу названия, а именно: моральная упругость, моральный дух, моральное состояние, настроение войск, морально-политический потенциал, боевой дух, воинский дух, духовная атмосфера, нравственное здоровье, моральный фактор, политико-моральное состояние и др. Некоторые из них являются синонимами, но в основном это всего лишь близкие по смыслу, но неравнозначные по своему объему категории.
«В XIX начале XX в. при оценке боеспособности армий в числе важнейших показателей называлось наряду с другими их моральное состояние». В советский период употреблялся термин «политико-моральное состояние (ПМС) войск (сил)» как показатель решимости личного состава выполнить поставленные задачи, как целостное проявление, одна из форм и способ существования политического и нравственного сознания военнослужащих.
С исчезновением социалистической системы, изменением идеологического и политического курса нашего государства на смену термину «политико-моральное состояние» пришел термин «морально-психологическое состояние». Идеологический компонент был вытеснен психологическим, духовно-нравственным и военно-профессиональным, характеризующими степень психологической устойчивости и готовности военнослужащих к боевым действиям.
Носителями морального духа армии могут быть отдельный военнослужащий, воинский коллектив, армия и нация в целом.
В зависимости от подхода исследователя к МПС в нем можно выявить соответствующую структуру: моральную, психологическую, педагогическую, военно-профессиональную, политическую и др. Каждая такая структура раскрывает свою грань МПС.
В последнее время МПС воинских коллективов и армии в целом все больше рассматривается как социальное явление, и его изучением занимаются военные социологи. Ими в 1998 г. была разработана единая для Вооруженных Сил Российской Федерации методика изучения и оценки МПС войск (сил) на основе анкетного опроса. Она получила положительное заключение кафедр социологии, военно-социальной работы и морально-психологического обеспечения Военного университета и прошла апробацию в войсках (силах) в ходе учений и повседневной деятельности. Директивой начальника ГУВР ВС РФ данная методика была рекомендована органам воспитательной работы для практического использования в целях изучения и оценки МПС личного состава в ходе инспекторских и плановых проверок войск (сил). В настоящее время она вместе с программным обеспечением «Фактор» внедрена и повсеместно применяется в практической деятельности командиров, штабов и органов воспитательной работы.
Однако социологический подход не позволяет изучить, какие индивидуальные личностные особенности военнослужащих влияют на МПС, какая характеристика конкретного военнослужащего повышает или понижает его МПС и влияет на МПС подразделения.
Изучению МПС как психологической характеристики личности военнослужащего пока уделяется незначительное внимание.
Психологические корни МПС мы находим в работе Н.Н. Головина «Исследование деятельности и свойств человека как бойца», где изучение человека и войны рассматривается как система личности и социальных отношений во взаимосвязи. Он использовал термин «моральная упругость». Пределом или порогом моральной упругости войск, по его мнению, является такое состояние морального «духа» войск, при котором они теряют способность к сопротивляемости или продолжению ведения боевых действий. В качестве основного фактора, снижающего моральную упругость, он рассматривал «кровавые потери» (потери убитыми и ранеными).
Н.Н. Головин установил, что наряду с «кровавыми потерями» моральная упругость зависит от социальных и политических условий, в которых живет страна, и от того, как относится народ к войне, насколько она популярна у народа, утверждая: «вести войну, непопулярную в массах, есть предприятие ненадежное».
Пытаясь найти социальные индикаторы для выявления моральной упругости войск в 1930 г. Н.Н. Головин использует такие факторы:
1. Соотношение «кровавых потерь» (убитые и раненые) и потерь пленными как отражение патриотических чувств и лояльности населения к правительству.
2. Количество бежавших из плена военнослужащих, как отражение морального духа, стойкости личного состава.
3. Заболеваемость войск как отражение процесса разложения в армии.
4. Дезертирство в армии как отношение к войне, своим командирам.
5. Содержание солдатских писем как отражение морального духа морально-психологического состояния личного состава войск в целом.
В основе данных явлений лежит мотивация военнослужащих как главная осознанная необходимость их ратной деятельности и поступков.
В начале 80-х гг. прошлого века отечественные военные психологи открыли следующую закономерность: моральное состояние является высоким, если мотивы, которыми руководствуются военнослужащие, и по своему содержанию, и по своей силе обеспечивают выполнение стоящих перед ними задач и дальнейшее наращивание духовных сил коллектива.
В результате проведенных психологических исследований мы пришли к следующему выводу: в психологической структуре МПС центральное место занимает мотивационная составляющая, обусловливающая нравственную, общественную ориентацию активности военнослужащих. Помимо нее в структуру МПС входят волевой, характерологический, эмоциональный и когнитивный компоненты, находящиеся под влиянием соответствующих мотивационных структур и отражающих ситуацию, в которой воин выполняет свои задачи. Поэтому МПС можно представить как состояние мотивационной сферы психики военнослужащих, как динамическую сторону их направленности. «Мотив и моральный дух это поведенческие факторы, которые всегда либо оказывали исключительно определяющую роль в изменении численного и материального баланса сторон, либо решали исход битвы».
Схематичное изображение соотношения структурных компонентов МПС представлено на рис.1.























[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]


Рис.1. Психологическая структура МПС

Рассмотрим подробнее структурные элементы МПС.
Мотивационный компонент играет роль «системы управления» МПС, которая указывает направления деятельности, необходимые для достижения военнослужащим поставленных целей. В его состав входят материальные потребности, общая любознательность, специальные познавательные интересы, эстетические и духовные потребности, потребность в благоприятном социально-психологическом климате и др. Особое место в мотивационной сфере личности занимают нравственные убеждения, имеющие, как правило, глубокие моральные, психологические и религиозные корни. Так как воинская деятельность сопряжена с нравственными последствиями во внешней социальной среде, существенное значение приобретает военно-нравственная подготовленность военнослужащих, которая обусловливает моральную мотивацию их поведения и деятельности, образуя ядро нравственных мотивов коллективистского, группового характера.
Волевой компонент является энергетической составляющей МПС, отвечающей за скорость и качество деятельности. Оценивая волевой компонент МПС, необходимо установить следующее:
роль волевых мотивов в текущих процессах мотивации поведения;
меру обусловленности волевых мотивов нравственными и характерологическими факторами;
характер взаимодействия волевых и эмоциональных побуждений: что преобладает в управлении деятельностью военнослужащего волевая регуляция или эмоциональный компонент; взаимодействуют ли они органично, усиливая и подкрепляя друг друга, или противостоят, подавляя волевыми процессами непосредственные эмоциональные тенденции, в силу того, что последние затрудняют деятельность, противоречат мотивационному ядру, общей направленности личности;
уровень самообладания военнослужащего, сознательного управления им своей внутренней и внешней активностью;
степень воздействия волевой составляющей на когнитивные процессы;
общую степень волевого напряжения, наличие резервов волевой регуляции поведения, уровень волевой выносливости, вероятность срыва волевого поведения.
Характерологический компонент вносит индивидуальное своеобразие в МПС военнослужащего и связан со спецификой его темперамента, характера и способностей, являясь психологической основой других структурных элементов МПС.
Когнитивный компонент в составе МПС обусловливает связь личности военнослужащего с внешним миром, имеет мотивационную функцию и предполагает обратную связь. Если результат деятельности совпадает с ожидаемым результатом, он придает дополнительное ускорение деятельности; если не совпадает, то вызывает торможение деятельности и требует ее корректировки. При изучении МПС важно учитывать, как военнослужащий воспринимает окружающую обстановку, к чему приковано его внимание, какая познавательная задача перед ним стоит и как он ее решает, насколько продуктивно действует его мышление, связанное с выполнением поставленной задачи, и т. д.
Эмоциональный компонент имеет дополнительную мотивационную функцию, способствует или мешает деятельности, а порой и блокирует ее, улучшая или ухудшая МПС военнослужащего. Он включает в себя следующие эмоциональные явления:
эмоциональные реакции на общественные требования, обращенные непосредственно к военнослужащему, при выполнении которых он должен поступиться чем-то личным в интересах коллектива и общества;
переживания, которые являются непосредственным эмоциональным отражением значимых текущих событий, особенно в военной и общественно-политической сферах;
эмоции, являющиеся результатом оценки воином собственного поведения;
эмоции и чувства, связанные с познавательной активностью в общественно-политической или религиозной области;
интенсивные переживания, не имеющие глубокой нравственной основы ввиду своей интенсивности могущие временно менять направленность личности.
Изучение мотивационной составляющей МПС в связи с ее приоритетной ролью позволит нам глубже исследовать побудительный блок деятельности военнослужащего и пути управления им.
Слово «мотивация» происходит от понятия «мотив». «Мотивом (от лат. mowere приводить в движение, толкать) называется сложное психологическое образование, побуждающее к сознательным действиям и поступкам и служащее им основанием». Деятельность человека, как правило, побуждается несколькими мотивами, т. е. является полимотивированной. Мотивы тесно связаны между собой, взаимно влияя друг на друга. Причем существует определенная иерархия мотивов по степени важности для конкретной личности. Ведущие мотивы в основном и определяют деятельность человека. Представление о мотивации возникает при попытке объяснения, а не описания его поведения. Обнаружение и описание причин устойчивых изменений поведения человека и есть ответ на вопрос о мотивации его поступков. Это необходимо учитывать при изучении МПС военнослужащих.
Таким образом, проблема мотивации в данном контексте может рассматриваться как явление, позволяющее определить исходные причины, а также группы переменных (как внешних, так и внутренних), причин задающих то или иное направление поведения военнослужащих. Уровень МПС выступает как конечный индикатор качества, полезности для военной службы определенного поведения, как результат психолого-педагогического воздействия командиров и офицеров-воспитателей на военнослужащих.
В настоящее время все мотивационные структуры принято делить на три группы. Одни ориентируют поведение военнослужащего на индивидуальные, личные цели (как положительные, так и отрицательные с точки зрения общества). Другие на корпоративные интересы группы людей, к которой принадлежит данный военнослужащий (микрогруппа, экипаж, отделение, подразделение, воинская часть, соединение, род войск и т. д.). Третьи являются источником действий, планируемых непосредственно в интересах других людей, общества, государства.
Для анализа МПС военнослужащего особый интерес представляют структуры третьей группы. Именно они фиксируют решающие различия в направленности людей, а следовательно, и в их психологии, хотя это не означает, что можно игнорировать мотивы других групп. К мотивационным структурам данного типа относятся:
1. Качества личности, которые формируются непосредственно в практике повседневной жизни на основе личного опыта и положительного примера (чувство ответственности сильного за слабого, старшего за младшего, родительские чувства и др.).
2. Мотивационные образования, являющиеся звеньями межличностных отношений в конкретном воинском коллективе, результатом усвоения его традиций и норм совместной жизни и деятельности.
3. Убеждения наиболее сложные мотивационные структуры, содержанием которых являются нравственные принципы.
В результате прохождения службы под влиянием внешних и внутренних факторов личностные мотивы военнослужащих постоянно изменяются: одни усиливаются, другие ослабевают, происходит смена ведущих мотивов, а иногда даже смена направленности личности. Исходя из этого, мы можем говорить об определенной динамике мотивов, о тенденциях их изменений.
Данные проведенного нами факторного анализа показали, что МПС составляет единый фактор с такими мотивами, как широкие социальные, за службу в Вооруженных Силах, продолжение службы, стремление к будущему, положительное отношение к вышестоящему командованию, повышение уровня мастерства, саморазвитие, романтизм, мотивация достижения цели, стремление к руководящей деятельности, корпоративность, военно-профессиональные, отношение к себе, отношение к сослуживцам, а также с отрицательным знаком утилитарные мотивы, прагматизм, мотивы против службы в армии, мотивация избегания неудач, стремление к высокому заработку и материальному комфорту.
Данные корреляционного анализа показывают наиболее высокую прямую значимую связь для
· = 0,01 между уровнем МПС и мотивацией дальнейшего продолжения службы в Вооруженных Силах (0,61), желанием служить в армии (0,54), широкими социальными мотивами (0,42), отношением к вышестоящему командованию (0,33), мотивацией достижения цели и избегания неудач (0,31), узколичностными утилитарными мотивами ( 0,31), мотивацией к соперничеству, азартности (0,27).
Таким образом, изучая мотивацию военнослужащих, психолог одновременно изучает структурные компоненты МПС.
С МПС военнослужащих тесно связано такое явление, как демотивация, т. е. снижение уровня мотивации деятельности и возникновение мотивации, направленной против этого вида деятельности, во вред ему. Впервые этот термин был введен психологом М. Майером. С этим явлением часто приходится сталкиваться в Вооруженных Силах, когда служба в армии из средства удовлетворения потребностей военнослужащего превращается в преграду достижения поставленных им целей.
Большие возможности в изучении мотивационного компонента МПС по сравнению с анкетным методом и тестированием открывает использование полиграфа («детектора лжи»). Использование аппаратного средства полиграф позволяет изучить основные, в том числе тщательно скрываемые, социально неодобряемые мотивы военнослужащих, которые другими методами вскрыть очень сложно.
Высока эффективность использования полиграфа при отборе кандидатов на режимные объекты, отборе абитуриентов при поступлении в вузы, для изучения подлинных мотивов их поступления и изучения намерений, связанных с дальнейшей профессиональной деятельностью.
Однако данный метод не позволяет изучать неосознаваемые мотивы (например, мотивацию достижения цели и избегания неудач). Поэтому наиболее эффективным представляется комплексное использование традиционных психологических методов исследования и полиграфа.
Таким образом, психологический подход к рассмотрению МПС позволяет изучить, какое явление лежит в основе МПС воинских частей и соединений, что является тем «первокирпичиком», который находится в фундаменте данного социального явления. Если командир или офицер-воспитатель сумеет понять, какие мотивы определяют поведение каждого из его подчиненных, и поддержать соответствующую мотивацию или сформировать новую, то он может быть уверен в высоком уровне их МПС и всего своего подразделения, что является залогом высокой готовности личного состава к выполнению поставленных перед ним учебных и боевых задач. Осознание этого позволит командованию сконцентрировать свое внимание не на абстрактном понятии, которым для многих до сих пор остается МПС, а на индивидуальной работе с каждым военнослужащим, с каждым подразделением, что непременно даст положительный результат и отразится на общем уровне МПС части или соединения. Это необходимо учитывать при принятии решений и на более высоком уровне, в том числе в ходе комплектования частей постоянной готовности военнослужащими, проходящими военную службу по контракту.
 Методика оценки морально-психологического состояния личного состава. М., 2001. С. 1.
 Тютченко А.М. Морально-психологическое состояние военнослужащих: оценка и пути формирования. М., 1994. С. 5.
 См.: Азаров В.М., Бурда С.М. Оценка морально-психологического состояния военнослужащих // Военная мысль. 2001. № 3.
 См.: Образцов И.А. Методика измерения «моральной упругости» Российской Армии // Информационно-методический сборник. 1994. № 1. С. 19.
 См. там же. С. 2024.
 См.: Военная психология. М., 1984. С. 128.
 Останкович А.И. Социально-психологические предпосылки и последствия перехода Вооруженных Сил США на контрактную систему комплектования: Дисс. канд. психол. наук. М., 1994. С. 39.
 См.: Военная психология: методология, теория, практика. М., 1998. С. 51.
 Ильин Е.П. Мотивация и мотивы. СПб., 2000. С. 344.
 Meyer M. Six stages of demotivatoin // International management. 1997. № 4. S. 34.









13PAGE 15





Характерологический компонент


Мотивационный компонент (направленность)

Эмоциональный компонент

Когнитивный компонент

Волевой
компонент



Rђ Heading 1Rђ Heading 7Default Paragraph Font Table Normal
No List{ђHeading 1 Char{ђHeading 7 Char Body TextBody Text CharFootnote ReferenceBody Text Indent15Body Text Indent CharОсновной текст 21
Footnote TextFootnote Text Char Page Number Header CharBody Text Indent 2Body Text Indent 2 Charя4
·4ј#
·п
·Footer Footer Char1998 г
·
·
·
·
·
·
·* *

Приложенные файлы

  • doc 3243758
    Размер файла: 81 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий