К ним относятся архитектурные ансамбли монастырей, которые имеют большое культурное значение и находятся под защитой ЮНЕСКО.

Проблемы развития архитектурных форм православного монастыря в условиях современной городской застройки
Гусева М.Д., архитектор ОАО «ЦНИИЭП жилища»

Одной из наиболее актуальных задач поддержки современной российской культуры является сохранение традиционного наследия шедевров архитектуры. К ним относятся архитектурные ансамбли монастырей, которые имеют большое культурное значение и находятся под защитой ЮНЕСКО. Вместе с тем, поскольку подавляющее большинство монастырей передано Русской Православной Церкви и являются действующими, типологический ряд построек расширяется и требует креативных решений в рамках традиций. В последние десятилетия в нашей стране продолжается активное восстановление православных монастырских комплексов. Многие разрушенные ранее монастыри малых и средних городов в наше время стали вновь полноценным доминирующим акцентом в городской застройке. Эти акценты ставят в основном красивые завершения храмов, колокольни, стены монастырей с башнями. Восстанавливаются и отстраиваются заново жилые келейные корпуса, хозяйственные сооружения, мастерские, трапезные, лазареты. Для прихожан и паломников организовываются воскресные школы, приюты для детей, дома престарелых (дома милосердия), гостиницы, библиотеки, торговые точки, экскурсионные службы. Все это требует специально оснащенных помещений, соответствующих современным запросам общества. В результате традиционные монастырские постройки неизбежно сталкиваются с вновь возведенными или частично перестраиваются с использованием новейших строительных материалов, что влечет за собой создание новых форм в монастырской архитектуре. Часто такое строительство ведется без учета архитектурных особенностей конкретного сооружения, стиля, эпохи.
Для грамотной реставрации и строительства новых церковных сооружений разрабатываются современные научно обоснованные нормы и правила проектирования православных храмов и монастырских комплексов. Однако остаётся ещё много пробелов в этой сфере. В частности, нет систематизации архитектурно-типологических принципов проектирования городских монастырских комплексов и зданий. В Своде правил по проектированию и строительству СП 31-103-99 «Здания, сооружения и комплексы православных храмов» (выпущен в 2000 году архитектурно-художественным проектно-реставрационным центром Московского Патриархата АХЦ «Арххрам») не рассматриваются нормы проектирования вспомогательных зданий и сооружений, необходимых для полноценной общественной жизни городского монастыря: «Проектирование зданий богаделен, гостиниц, жилых домов причта, келейных корпусов, воскресных школ и гимназий, а также зданий иного назначения, которые могут входить в состав приходских и монастырских комплексов, епархиальных центров, следует осуществлять по заданию на проектирование с соблюдением требований нормативных документов по проектированию соответствующих объектов» (п. 7.16 Свода правил «Здания, сооружения и комплексы православных храмов» СП 31-103-99. М., 2000г.). Целесообразно дополнить Свод правил нормами проектирования вышеназванных зданий. Работа в данном направлении уже идет. Доктор архитектуры Светлана Валерьевна Ильвицкая в своем научном труде «Закономерности формирования архитектуры православных монастырских комплексов (на примере балканских стран)» дала ряд рекомендаций для Свода правил. Однако некоторые аспекты еще требуют внимания. Например, не рассмотрены монастыри в условиях городской застройки. Сегодня монастыри в городе представляют особый интерес, в первую очередь – монастыри городов Центральной России.
До XIV столетия основная часть монастырей южной и северной России строилась в городах или ближайших окрестностях. Небольшие монастыри или «пустыньки», возникавшие вдали от города, встречались очень редко. Зачастую городские монастыри устраивались усердием высших церковных иерархов, князей, бояр, богатых горожан – благотворителями, которые сами не входили в число монастырской братии. Из-за ежедневного общения с горожанами, «миром» такие монастыри назывались «мирскими». Городские монастыри призваны были осуществлять, помимо главной – молитвенной, миссионерскую и просветительскую функции. Благодаря их деятельности большое количество русских людей за три столетия отошло от язычества и приняло Православие. Появились подвижники благочестия, желающие подвизаться вдали от городской суеты. Они уходили в глухие леса и старались угодить Богу уединенной молитвой и трудами. Постепенно рядом с отшельнической кельей селились сходные по духу люди, образовывался монастырь. Затем вокруг монастыря обосновывались крестьяне с семьями, вырубая окрестные леса под пашни. Нередко такие религиозные центры впоследствии становились городами, основной градообразующей которых были монастыри. Ярким примером такого освоения новых земель является движение подвижников, ищущих уединения, во главе с преподобным Сергием Радонежским. Он и его ученики основали обители в двух направлениях от Троице-Сергиевой Лавры. Одно – по реке Кострома на реку Вычегду, другое – по Шексне на Белоозеро. «По подсчетам исследователей российской истории, из 180 монастырей, появившихся за время монголо-татарского ига, 90 (т.е. половина!) основаны трудами преподобного Сергия, его учеников и сподвижников. При этом 3/4 всего монастырского строительства пришлось именно на эпоху, начатую преподобным Сергием» [8].
С увеличением количества населения города росли, возникали новые городские поселения. Город, в котором не было монастыря, считался неблагоустроенным. Монастыри располагались в центре или на окраинах, в излучинах рек, на возвышенностях, в кремлях или за их стенами и служили не только духовной, но и композиционной доминантой городской застройки. Монастырь в городе исполнял ряд функций: культовую, оборонную, жилую, гостевую, миссионерскую, благотворительную, просветительно-культурную, производственную, торговую, хозяйственную, паломническую, социально-бытовую, промысловую, исправительную [3]. В зависимости от расположения в городе, доминировали разные функции, что сказывалось на типологии монастырских построек, а в целом, на архитектурном облике монастырского ансамбля. С течением времени функции претерпевали изменения, здания перестраивались, меняли свое назначение. В послереволюционный период большая часть монастырей была разрушена, постройки переделаны под несвойственные для них нужды. В то же время многие поселки городского типа в советское время стали городами. В настоящее время идет восстановление порушенного, возвращение монастырям благолепия и первоначальных функций. Некоторые монастыри, которые были разрушены в сельской местности, восстанавливаются уже на территории, обретшей статус городской. Большинство уцелевших в советский период монастырей, кроме возрождающегося традиционного назначения, наделены музейными, туристическими и общественно-познавательными функциями: Иосифо-Волоколамский, Ново-Иерусалимский в г. Истра, Саввино-Сторожевский в Звенигороде, Кирилло-Белозерский в г. Кириллов, Ферапонтов, Соловецкий монастыри.
Кроме туристов монастыри часто посещают паломнические группы и одинокие странники, которых интересует не только внешняя, музейная сторона ансамбля, но и внутренняя, духовная. Они имеют возможность потрудиться во славу Божию вместе с монашествующими, а монастырь обеспечивает их ночлегом и пропитанием. Для этих целей во многих монастырях строятся гостиницы для паломников и дополнительные трапезные. Например, в Псково-Печерском мужском монастыре гостиница для паломников-мужчин расположена на территории монастыря, а гостиница для женщин – за два квартала от монастыря в городе Печоры в ткани городской застройки малой и средней этажности, рядом с домом милосердия (богадельней), который также принадлежит монастырю. Женская гостиница построена эстонским архитектором в 20 в. Она представляет собой трехэтажное кирпичное здание с открытой галереей на которую выходят двери номеров-келий. В номерах оборудованы спальные места (от 5 до 14 кроватей), красные уголки с иконами. При каждом номере есть совмещенный санузел. На первом этаже располагаются келии для гостей-священников. Их матушек селят отдельно, на третьем этаже, где находятся маленькие номера-келии на 4–5 человек. На втором этаже – большая келия на 14 человек, там устроен длинный стол с лавками для вечерней трапезы (ужин приносят из монастыря). Остальные гости (паломники) собираются на ужин в просторном помещении бывшего гаража на первом этаже гостиницы. Связь между этажами осуществляется по открытой лестнице вдоль галереи. Гостиница предназначена только для ночлега, предполагается, что весь день паломник находится в монастыре на послушании, экскурсии или богослужении. Таким образом, несмотря на значительное удаление от монастыря, гостиница является неотъемлемой его частью. Завтрак и обед паломников благословляется в монастырской трапезной. Трапезная расположена в братском корпусе монастыря и делится на несколько помещений: для духовенства и важных гостей; для простых монахов, трудников-мужчин и паломников; для женщин. Братский корпус отделяет парадный двор от хозяйственного и имеет выходы на обе стороны, что обеспечивает функциональную связь между общественной и тихой зоной и, в то же время, разделяет потоки людей.
Другой пример разделения людских потоков можно наблюдать в Тихвинском Богородицком Большом мужском монастыре. Являясь известным центром Православия на северо-западе нашей страны и сохраняя историко-культурную ценность, монастырь активно посещается паломниками и туристами из разных городов России и зарубежья. Как следствие, архитектура монастырского комплекса постепенно возрождается из руин, появляются надстройки и новые сооружения, связанные с обслуживанием паломников и туристов. В плане обитель представляет собой два прямоугольника, внутренний из которых состоит из келейных корпусов, Святых ворот, звонницы, трапезной палаты, церквей: Рождества, Двенадцати Апостолов и Крестовоздвиженской. Внешний прямоугольник – монастырские стены с башнями и «передними» Введенскими воротами, развитыми на запад (навстречу приходящим в монастырь людям) часовней «Крылечко». В восточной половине внутреннего прямоугольника расположен Успенский собор, в котором находится чудотворная икона Божией Матери «Тихвинская» - центр притяжения паломников. Вся хозяйственная деятельность вынесена за пределы внутреннего прямоугольника. Также вынесены паломнические службы, экскурсионные бюро во входную зону. В поварне, находящейся с юга от дорожки, ведущей к Святым воротам, устроена трапезная для паломников и туристов, достроен деревянный навес над летним кафе. Благодаря своему размещению, кафе не отвлекает от молитвы монахов и в то же время очень удобно расположено для проголодавшихся мирян. Путник, подкрепившийся в этом монастырском кафе, проходя через Святые ворота, оставляет помышления о суетном мире снаружи и устремляет свой взор к Горнему.
Во многом современные социально-общественные функции городского монастыря зависят от его истории и географического расположения в городе. Например, Борисо-Глебский монастырь расположен на возвышенности в жилой застройке г. Дмитрова. С южной стороны у стен монастыря разбит сквер с памятником святым князьям Борису и Глебу. В отдалении – одно- двухэтажные каменные и деревянные строения. С восточной стороны, где расположен главный вход на территорию, мимо комплекса проложена транспортно-пешеходная городская связь, к которой примыкает малоэтажная застройка. С севера осуществляется хозяйственный въезд на территорию. У стен размещена разворотная площадка и небольшая открытая автостоянка, далее – жилая застройка средней этажности. С западной стороны – зеленая зона, за которой находится малоэтажная застройка. В отдалении расположены жилые и общественные дома средней и повышенной этажности советского и нового времени. Таким образом, в монастыре в основном сохранен низкий горизонт с широким обозрением. Борисо-Глебский монастырь по преданию был основан Юрием Долгоруким примерно в то же время, что и сам город – в середине XII века (однако есть другая, более документально обоснованная дата основания обители – 1388 год). В Смутное время (1610 год) монастырь был сожжен польско-литовскими бандами, в 1620 году отстроен заново. В 1652 году монастырь становится подмосковной резиденцией митрополита Никона (будущего Всероссийского Патриарха). В 1672 году монастырь сильно пострадал от пожара. Однако благодаря состоятельным вкладчикам и благодетелям каменное строительство шло весьма оживленно и к 1689 году монастырь был обнесен каменными стенами и башнями. Архитектурный облик монастыря сформировался в основном в XVI – XVII вв. В 1926 году монастырь был закрыт. В его стенах разместился краеведческий музей. Затем – Управление строительства канала Москва – Волга и Дмитровлаг. Потом в монастыре размещались воинские части, склады, жилые помещения. В 1993 году монастырь был возвращен Русской Православной Церкви. Отреставрирован и полностью восстановлен собор Бориса и Глеба с четырёхъярусным иконостасом и сюжетными росписями жития свв. кнн. Бориса и Глеба, папертью и Алексеевским приделом. На звоннице колокольни появились восемь колоколов. Построена часовня во имя Святого Духа на месте монастырского некрополя. В стене монастыря под надвратной церковью находится книжная лавка. Монастырь проводит экскурсии для паломников, выпускает православный выпуск к газете «Дмитровский вестник», занимается благотворительной деятельностью в приютах Икшанской колонии для несовершеннолетних. Сельскохозяйственные виды деятельности в городских условиях представлены в декоративном виде. На территории монастыря имеются несколько ульев, конюшня и курятник. В центральной части городов Московской области расположены такие монастыри, как Свято-Екатерининский монастырь в г. Видное, Свято-Троице-Сергиева Лавра в г. Сергиев Посад, Николо-Угрешский монастырь в г. Дзержинский.
Рассмотрим особенности расположения, историю и социально-общественные функции другого монастыря. Ново-Иерусалимский монастырь в г. Истра расположен в отдалении от жилых кварталов, вдоль одной из основных магистралей города. Перед главным входом на территорию монастыря устроен широкий проезд с гостевой автостоянкой. Вдоль проезда с востока на запад размещаются двухэтажные здания касс музея, экскурсионного бюро, выставочного корпуса, вечерней (сменной) общеобразовательной школы. Эти здания выстроены не позднее 19 века и имеют историко-художественную ценность. С севера и запада монастырь окружен зеленой зоной, по территории которой протекает река Истра. С запада от монастыря располагается архитектурно-этнографический музей под открытым небом. С юга под стенами монастыря проходит Волоколамское шоссе. Ново-Иерусалимский монастырь был основан Патриархом Никоном как изображение святых мест Палестины, где совершился Крестный Подвиг Спасителя. Патриарх лично участвовал в строительстве, однако в 1666 году был извергнут из патриаршего сана и сослан в Ферапонтов монастырь. Строительство приостановилось и только через 13 лет было возобновлено указом царя Феодора Иоанновича. Патриарх Никон был амнистирован, но по дороге из ссылки скончался. В 1685 году было завершено строительство Воскресенского собора. Но в 1723 году рухнул шатер над ротондой святого Гроба Господня, еще через три года храм сгорел. Его заново отстроили по указу Елизаветы Петровны в 1749 – 1756 годах. Проект разработал В. Растрелли (в характерном для того времени стиле барокко), руководил строительством архитектор К. Бланк. В 1919 году монастырь был закрыт, в 1920 году на его базе был создан Художественно-исторический музей. В декабре 1941 года отступавшие немцы взорвали Воскресенский собор, колокольню, а также другие постройки обители. После войны, еще в советское время, обитель была восстановлена. «В январе 1995 года монастырь был возвращён Русской Православной Церкви. На первом этапе Воскресенскому Ставропигиальному Ново-Иерусалимскому монастырю были переданы Воскресенский собор, церковь Рождества Христова, скит Патриарха Никона и один Братский корпус. Для хозяйственных нужд монастырь использует башни северного прясла ограды». «Уникальный изразцовый декор Воскресенского собора сделал его ключевым памятником русского зодчества позднего Средневековья» [11]. На территории монастыря расположены музей, вечерняя школа, музей деревянного зодчества, Святой источник (активно посещаемый), купальня, филиал Московского областного краеведческого музея – архитектурно-этнографический музей под открытым небом – усадьбы крестьян, амбары, бани, другие постройки, а также сельские церкви. Ново-Иерусалимский монастырь имеет духовно-религиозную значимость и является выдающимся архитектурно-художественным комплексом. Социально-общественные функции – духовно-просветительская и музейная. Похожее расположение в структуре города имеют Саввино-Сторожевский монастырь в г. Звенигород, Лужецкий Ферапонтов монастырь в г. Можайск.
Таким образом, на примере этих монастырей видно, что расположение на окраине способствует развитию более спокойных функций, таким как музейная. Напротив, расположение в центре обязывает принимать деятельное участие в общественной жизни города, просвещать и воспитывать население, соответственно, в этих монастырях более развиты такие социально-общественные функции, как книгопечатание, духовно-нравственное просвещение. Различие функций определяет различие типологического набора зданий монастырских комплексов. Функции общественно-познавательного и музейного характера требуют создания дополнительных помещений, например, для обслуживания туристов – буфетов, ресторанов, служебных помещений для организации экскурсий и т. д. В условиях возрождения монастырской жизни вторжение мирской суеты крайне нежелательно, поэтому подобные необходимые помещения по возможности следует выносить за пределы монастыря [2]. С другой стороны, просветительская и воспитательная функции подразумевают общение с монашествующими, которые являют собою пример нравственного образования в современном мире. Для этих целей разумно создавать помещения в границах монастырских стен. В современных условиях традиционные монастырские постройки неизбежно сталкиваются с вновь возведенными или частично перестраиваются с использованием новейших строительных материалов, что влечет за собой создание новых форм в монастырской архитектуре. Православная Церковь склоняется к следованию каноническим формам в организации пространства храмов [4], монастырских ансамблей. Строгие требования предъявляются внешнему виду храма, часовни – тем монастырским строениям, которые являются ориентиром как внутри монастыря, так и за его пределами. Однако, второстепенные постройки могут сильнее отличатся от исторических прототипов, новые формы могут выражаться в них смелее, но при этом не стоит забывать о гармоничном восприятии монастырского ансамбля, доминантой которого является все-таки канонически выстроенное здание главного храма. Кроме того, вынесенные за пределы монастыря вспомогательные здания и сооружения, предназначенные для обслуживания туристов, могут и вовсе вписаться в современную окружающую застройку, при этом в архитектуре этих зданий должны присутствовать элементы, напоминающие о функциональной связи с монастырем и принадлежности ему. Таким образом, для полноценного функционирования монастырей в условиях города нужны новые строения, соответствующие современным запросам и не нарушающие архитектурного ансамбля исторических сооружений.


Список литературы:
Архитектурная типология зданий и сооружений: Учеб. для вузов: /Змеул С.Г., Маханько Б.А. Издание стереотипное. – М.: Архитектура-С, 2007.
Воинова М.Д. Архитектурно-типологические и функциональные особенности монастырских комплексов в современном городе.//Журнал «Архитектура и Время», 2009, №1, с. 20 – 23
Ильвицкая С.В. Закономерности формирования архитектуры православных монастырских комплексов (на примере балканских стран): Автореф. дис. доктора архитектуры: 18.00.02. - М., 2005.
Канаев И.П. Архитектура современных православных малых храмов и часовен (на примере Москвы и Подмосковья) Дисс канд. архитектуры: 18.00.02. – М., 2002.
Монастыри – культурные и духовные центры России и Европы. История и современность: Международная монография. / М-во Культуры РФ и др., Отв. ред. О.Г. Севан. – М., 2003.
Монастыри в окрестностях Москвы. Альбом-путеводитель. М., 2004.
Подъяпольский С.С. Историко-архитектурные исследования. Статьи и материалы / Составление и подготовка к публикации Е.Н. Подъяпольской. – М.: «Индрик», 2006.
Православная культура России: Учебное пособие для учащихся старших классов школ, гимназий и лицеев. Новосибирск: Православная Гимназия во имя Преподобного Сергия Радонежского, 2002. Глава 9, §29.
Пруцын О.И., Рымашевский Б., Борусевич В. Архитектурно-историческая среда / Под ред. О.И. Пруцына; Пер. с пол. Гл. 6 – 15 М.В. Предтеченского. – М.: Стройиздат, 1990.
Христианское зодчество. Новые материалы и исследования. / отв. Ред. И.А. Бондаренко. – М: Едиториал УРСС, 2004.
Черненилова Л.М. «Ново-Иерусалимский монастырь», изд. «Лето», 2006г.
Щенков А.С. Теоретические основания анализа культурной ценности архитектурного наследия (в сфере реконструкции и реставрации памятников архитектуры): Автореф. дис. док. арх.: 18.00.01. – М., 1995.

15тp Основной текст с отступом` Основной текст с отступом ЗнакTimes New Roman

Приложенные файлы

  • doc 3243670
    Размер файла: 62 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий