Ссылаясь на недостаток времени для починки часов, Кулибин не кривил душой. «Машинное водоходное судно» действительно занимало все его мысли.

Коллекция документов о И.П. Кулибине (1735–1818) в фондах ЦАНО

С историей г. Нижнего Новгорода связано имя выдающегося механика-самоучки, новатора в науке и технике Ивана Петровича Кулибина (1735–1818).
Уроженец слободы Подновье Нижегородского уезда Нижегородской губернии, он с ранних лет проявлял особый интерес к механике и разным механизмам, особенно часовым.
Талант И.П. Кулибина по достоинству был оценен Екатериной II, посетившей г. Нижний Новгород 21 мая 1767 г. Механик преподнес ей свои изобретения: часы «яичной фигуры», электрическую машину, микроскоп и т.п. Императрица была поражена искусством нижегородца и пригласила его в столицу, где в 1769 г. он был назначен главным механиком мастерских Императорской академии наук и художеств, где трудился более тридцати лет.
В этот период изобретателем были созданы такие оригинальные механизмы и приборы, как планетные карманные и миниатюрные перстневые часы, фонарь-прожектор с параболическим отражателем из мельчайших зеркал, несколько вариантов проекта и модель одноарочного моста, телескоп и другие. В 1773–1775 гг. под руководством И.П. Кулибина был построен первый в истории техники ахроматический микроскоп.
Многие смелые идеи нижегородского изобретателя, опередившего свое время, впоследствии получили практическое воплощение.
В 1801 г. И.П. Кулибин вернулся в г. Нижний Новгород, где, продолжил работу над проектом «машинного водоходного судна» для Волги, способного двигаться против течения.
Документальные свидетельства жизни и деятельности И.П. Кулибина и его потомков ныне хранятся в Центральном архиве Нижегородской области (далее – ЦАНО). Работа по их выявлению и систематизации началась Государственном архиве Горьковской области еще в 1940-е гг. Выявленные архивистами документы были объединены в фонд 2166 «Коллекция документов о Кулибине Иване Петровиче (1735–1818 гг.), изобретателе-самоучке», а их копии направлены в архив Академии наук СССР. Документы фонда датируются последней третью XVIII – началом XIX в. и включены в две описи. В 1950 г. было сформирована опись 838, в которую вошли семейная переписка Кулибиных, дела о последних разработках нижегородского периода жизни изобретателя, отдельные документы социально-правового характера, фотография портрета И.П. Кулибина.
В 2012 г. фонды ЦАНО пополнились чертежами И.П. Кулибина, поступившими в архив из Музея речного флота при Волжской государственной академии водного транспорта и были включены в состав описи 1. Кроме документов самого И.П. Кулибина в опись вошла техническая документация пермского заводчика, строителя первых пароходов на реках Каме и Волге В.А. Всеволожского (1769–1836).
Документы И.П. Кулибина представляют собой чертежи его многочисленных изобретений: водоходных (машинных) судов, точильных и оптико-шлифовальных станков, фейерверков, часовых и других механизмов. Все чертежи в составе фонда – подлинники с подписями-автографами, выполненные чернилами или простым карандашом на тряпичной бумаге с характерными для второй половины XVIII в. филигранями.
В 2013 г. в фонде было проведено выявление особо ценных дел, в результате которого все дела описи 838 были признаны представляющими культурно-историческую ценность и важность для общества и государства и отнесены к категории особо ценных с пометкой в описи «ОЦД».
Для исследования нижегородского периода жизни И.П. Кулибина после 1801 г. большое значение имеет семейная переписка, включающая письма самого Ивана Петровича и его детей. Письма свидетельствуют о неустанной деятельности и тяжелом финансовом положении его семьи в последние годы жизни нижегородского изобретателя. Одно из дел фонда содержит документы об изобретенных И.П. Кулибиным часах в форме яйца., По распоряжению Екатерины II они были переданы на хранение в Кунсткамеру. Затем «[] механик Кулибин, сентября 1801 г. взял из Академии для поправки его изобретения в яйце часы, изображающие воскресение Христово []». Долгое время мастер их не возвращал, объясняя это так: «все мои мысли заняты [] машинным судном». Позже Иван Петрович сообщил в Академию наук, что часы хранятся у него в разобранном виде, но по слабости зрения и из-за отсутствия достаточного времени собрать их возможности нет. Механик оговаривал, что «[] ежели комитету правления Императорской академии наук непременно нужно получить от меня оные часы неисправленные []», то он отправит их немедленно. В ответ комитет Академии наук прислал согласие на доработку часов, если И.П. Кулибин «[] надеется месяцев в шесть привесть их в совершенную исправность, то б удержал у себя на то время []».
Ссылаясь на недостаток времени для починки часов, Кулибин не кривил душой. «Машинное водоходное судно» действительно занимало все его мысли. Испытание модели судна состоялось на Волге осенью 1804 г. в присутствии нижегородского губернатора. Несмотря на признание изобретения «обещающим великие выгоды государству», практического воплощения оно не получило: в фонде есть дело о продаже «машинного судна» по «ветхости и неудобности хранения». Несмотря на то, изобретатель был против продажи своего детища, повлиять на отмену торгов он не смог. В объяснении Нижегородскому губернскому правлению о затраченной на постройку судна сумме И.П. Кулибин писал: «[] построение сего судна производимо мною по собственному высочайшему соизволению государя императора [], строил я его не на казенный счет, но на мой собственный». Судно было продано с аукциона за 121 руб. 40 коп.
Не имея постоянного источника дохода, И.П. Кулибин вынужден был обращаться за помощью к разным лицам. Из семейной переписки известно, что среди его кредиторов был граф Алексей Кириллович Разумовский. В 1816 г. в одном из своих последних писем И.П. Кулибин просил сына не медля передать его письмо графу, так как «[] обстоятельства мои так тесны и, время от времени увеличиваясь, прекращают самую жизнь мою []».
В 1819 г. было начато дело о назначении пенсии вдове механика, документы которого также свидетельствуют, что практически все личные средства И.П. Кулибин употреблял на свои изобретения: «[] упражнялся беспрерывно в изобретениях по своему званию, употребляя на сие большую часть всемилостивейше пожалованного ему пансиона по 3 000 руб. в год, и будучи обязан большим семейством, всегда обременен был долгом заимодавцам []».
Документ, отложившийся в том же деле, свидетельствует, что: «Имея достаточные удостоверения о бедности состояния, в коем оставил покойный механик Кулибин жену свою и семерых детей [], принимая в особенное уважение оказанные им [] полезные для Отечества успехи» было решено испросить у императора семье И.П. Кулибина причитавшийся механику пансион, а оставленный им долг уплатить из казны.
Документы, связанные с деятельностью И.П. Кулибина и сохранением памяти о личности прославленного нижегородца, сохранились и в других фондах ЦАНО. Так, в фонде 2 «Канцелярия нижегородского губернатора» имеется прошение купца Костромина, в котором сказано: «Дед мой Михаил Андриянов сын Костромин [] имел случай способствовать своим иждивением к открытию и образованию природных талантов известного ныне российского механика Кулибина []».
Заслуги «нижегородского самородка» не были забыты земляками. Именем И.П. Кулибина названо созданное в г. Нижнем Новгороде в 1872 г. ремесленное училище, формулярные списки руководителей и преподавателей которого отложились в фонде 525 ЦАНО. В 1958 г. приемнику Нижегородского ремесленного училища – Горьковскому речному училищу – было присвоено имя И.П. Кулибина, о чем свидетельствуют документы фонда Р-419 ЦАНО.
Заголовок 215

Приложенные файлы

  • doc 3176780
    Размер файла: 40 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий