Отрывок из работы «Каменные кресты Карелии». Крест из д. Еройла. Старинная карельская деревня Еройла находится в 10 км к западу от г. Олонца.

МАРК МИХАЙЛОВИЧ ШАХНОВИЧ
кандидат исторических наук, зав. отделом
археологии Карельского гос. краеведческого музея
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Отрывок из работы «Каменные кресты Карелии»

Крест из д. Еройла.
Старинная карельская деревня Еройла находится в 10 км к западу от г. Олонца. Весной 2007 г. в подвале одного из деревянных домов, в верхнем слое земляного пола был обнаружен прекрасно сохранившийся каменный крест. Его перенесли 4 мая 2007 г. в местную церковь во имя Спаса Нерукотворенного Образа.
По одной версии, дом, где нашли крест, находится на месте разрушенной деревенской часовни. Но, более вероятно, что святыня была преднамеренно спрятана и закопана в период «воинствующего атеизма» в 20–30-х гг. прошлого века. В обзоре культовых объектов, ещё сохранившихся в конце 20-х гг. ХХ в. в Приладожье, Н.И. Репников отмечает в д. Еройла «в двух часовнях по кресту, вписанному в круг, жальничного типа» [41; 22].
Каменные кресты на восточном берегу Ладожского озера впервые упоминают М.А. Ершов и Е.В. Барсов. Они пишут, что между погостом Ильинским и д. Еройла, «два креста высеченные из известкового камня. Форма их византийская, а насечка на них славянскими буквами, выпуклая, судя по надписям кресты эти относятся к XI в. Подобные же два креста из дикого камня песчаника находятся в Олонецком уезде между Андрусовскою и Сяндебскою пустынями. Хотя на этих последних и нет никакой подписи, но по своей форме они так же должны быть отнесены к глубокой древности» [8; 329], [28]. Их появление местная легенда объясняет следующим образом: «Устье реки Сяндебки, текущей на девять вёрст, из Сяндемского озера в реку Тулоксу, доселе охраняется каменными крестами, воздвигнутыми на обеих берегах реки. Предание говорит, что они сопутствовали прп. Афанасию с Валаама, как благословение тамошних старцев. . Они чудесно приплыли за преподобным против течения речного» [3; 64]. Легенды о приплывших вверх по течению реки или на льдине каменном кресте, иконе – это самые распространённые сюжеты, связанные с подобными сакральными объектами на Северо-Западе России, которые должны были подчеркивать самостоятельность и божественный промысел их появления в данной местности.
Приведём полностью описание каменных крестов стоящих в двух концах деревни Еройла, сделанное священником Петром Минорским в 1876 году: «Оба креста высечены из песчаника и имеют овальную плоскую форму с выдолбленными в них насквозь четырьмя круглыми дырами. Замечательно, что насечка букв и фигур на крестах рельефная Крест, который находится в часовне вблизи церкви, оправлен в дерево и имеет сам по себе вышины 1 арш. 7 верш., а ширины 15 вершков. Из надписи, находящейся под крестом и почти уже слинявшей от времени, видно, что он обновлён и окрашен в 1711 году мая во 2 день, на самом же камне ясно сохранились рельефные слова под титлами: «Христос Иисус, Ника, царь славы, Христос, святому Николе, Господи спаси», а далее тринадцать фигур, мало подходящих под изображение звуков славянской азбуки, которым, потому, трудно дать какое-либо значение. Второй крест формою похож на первый, но меньше его, именно в длину 14 верш., а в ширину 10 верш. Буквы или, лучше сказать, фигуры его тоже рельефны, но очень не ясны и по ним нельзя дать никакого смысла надписи. Левый бок креста отломлен и часть эта потеряна». В подтверждение легенды об их чудесном появлении П. Минорский указывает, что оба креста имеют следы от пребывания в воде [21; 218–219].
Скорее всего, в 2007 году был найден первый из описанных П. Минорским двух крестов, находившийся в часовне около деревенской церкви. Памятник относится к типу «новгородских» «крестов в круге». Форма креста – «греческая»: равновеликие лопасти круто расширяются к оконечностям, их торцы дугообразно выпуклы. Острые концы лопастей соединены дугообразными «шейками»-перемычками. Расширяющееся основание креста выходит за окружность. Нижняя часть креста отколота. Специальный шип в ножке, часто используемый для крепления в каменном основании, отсутствует (рис. 4).
Крест сделан из плиты известняка серого цвета, с большим количеством на поверхности характерных мелких каверн от ракушечных включений. В раннехристианской традиции совмещение креста и круга – знака божественной силы, представлялось символом сущности Христа как Небесного Света, явленного миру, и жертвы за его спасение [26; 22–28]. Вероятно, поэтому не случайно для изготовления каменных крестов в круге избирался известняк белого или желтого цвета.
Сохранившиеся размеры креста – ширина 0,73 м, высота – 0,82 м, толщина по краям – 0,1 м, в середине – 0,08 м. Характерная черта «новгородских» крестов – краевой «кант» имеет ширину 3–4 см и выступает над общей плоскостью на 0,3 см. На всех плоскостях памятника отмечаются неглубокие следы от абразивного воздействия. На оборотной стороне, традиционно оставленной не декорированной, есть выщербины от ударов острым предметом. Внешняя поверхность торцов частично повреждена, наверно, при перемещениях креста.
Крест, традиционно для Русского Севера, раскрашен: лицевая сторона – в синий цвет, кант – пурпурный, торцы, включая внутреннюю часть средокрестия  – красные [48; 210]. Считается, что красный – это цвет Воскресения, синий – символ небесной сущности и бессмертия [26; 37, 107]. Возможно, это следы, упоминаемого П. Минорским, «обновления» в 1711 году.
Точно по центру изделия, с сохранением общей вертикальной и горизонтальной осевой симметрии, вырезано рельефное изображение восьмиконечного Распятия не усложнённой формы с косой нижней перекладиной, выдающееся над общей плоскостью монолита на 2–3 мм. Оно находится на одноступенчатом подножии – Голгофе.
Вся лицевая сторона максимально заполнена рельефной надписью полууставом. Буквы, хорошо различимые на общем синем фоне, выступают над поверхностью на 2–3 мм. На верхней лопасти под титлом просматриваются стандартные монограммы «ХЪ», «ICУ» (Иисус). Характерное написание букв «I» – в виде креста с тремя перекладинами и «У» идентично изображениям на вышеописанной находке из могильника Кюлялахти Калмистомяки. Ниже в верхней части средокрестия вырезано «NИ КА»: первый слог дан зеркально, а буква «К» написана в два приёма, как «IC». Далее надпись продолжается с переходом на правую лопасть – «ЧРЪ СЛАВЫ». Нужно отметить характерное написание монограммы «ЧРЪ», что, является широко распространённой новгородской диалектной формой замены «ц» на «ч» [31; 89] или же частым примером зеркального изображения буквы «ц», как следствие неоднократно отмечаемой малограмотности мастеров-камнерезов [54; 105]. Надпись «ХРО СТЪ ОСПО ИСПАСИ», переходящая с правой лопасти на основание, расшифровывается нами как сжатая сакральная формула: «Храни свят Господи и спаси». Далее просматриваются плохо уцелевшие буквы «IOC». Е.В. Барсов в своей рукописи приводит ещё десять «неразборчивых знаков» находившиеся в нижней части креста, но сейчас они не сохранились. На левой лопасти, в две строки обозначено кому посвящён крест – святителю Николаю Чудотворцу. Если сравнивать с известными датируемыми образцами надписей на каменных крестах, то написание букв «У», «Ъ», «Х», «А», «I», «К» как на кресте из д. Еройла, прослеживается в XII–XIV вв. [48; Pис. 323, 363, 364].
На лицевой стороне вырезано четыре знака титла. Они ставились над словами сакральной сферы, обозначающими священные, почитаемые предметы [38; 36]. На общей плоскости изделия титлы размещены по одному на каждой лопасти с сохранением общей симметрии относительно друг друга. Подобная традиция художественной компоновки декора культового текста присутствует и на кресте из могильника Кюлялахти Калмистомяки.
Посвятительный крест из д, Еройлы, сделанный по стандартам новгородских камнерезных традиций XIV в., по специфике исполнения существенно отличается от простых сельских намогильных памятников из камня, что свидетельствует об индивидуальном характере его заказа.
Точное время, когда был установлен крест в деревне, неизвестно. Появление его в этих местах, скорее всего, связано с деятельностью монахов Андрусово-Никольской пустыни, находившейся в 10 км к западу от д. Еройла, главный храм которой был посвящён свт. Николаю Чудотворцу. Нельзя исключить, что в «позднее» время (до XVIII в.) его могли привезти с территорий, находящихся южнее, где такие кресты были более распространены, например, из Юго-Восточного Приладожья. Почитание св. Николая Мирликийского, отмечаемое на Руси уже в XI в., особенно широко практиковалось в православных общинах Новгородской земли в XIV–XV вв. Святитель считался покровителем иноков [13]. На сегодня, по нашим сведениям, это самая северная находка «новгородского» каменного «креста в круге».

15

Приложенные файлы

  • doc 3176605
    Размер файла: 40 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий