Среди многообразия вышивок популярны изображения крестов-«трилистников», которые обычно используются в церковной практике в качестве напрестольных.

Е.Ф. Фурсова
(Новосибирск)

Христианская символика в рукоделиях крестьянок Западной Сибири
(конец XIX - начало ХХ в.)(


Орнамент русской вышивки во множестве ее региональных вариантов привлекает внимание исследователей более столетия. Как известно, множество узоров сводится к сравнительно узкому кругу образов и композиций. В.В. Стасов в нескольких строках сумел определить глубинное содержание орнаментальных памятников, в которых «ярко обозначились и художественные вкусы, и религиозные представления, и весь наивный взгляд фантазии, комбинирующих соображений, остроумный расчетов, прилаживания и ловкого сплочения разнообразных составных частей»1. Подчеркивая мысль о связи орнамента с дохристианскими верованиями славян, земледельческим культом, поклонением женскому божеству, исследователи, практически, не обращали внимание на узоры с христианской символикой. Вместе с тем, этот пласт народного искусства не менее значителен, чем так называемый «языческий», включает массу символических деталей, выявляет строгую закономерность иконографии мотивов. По убедительному мнению М.М. Громыко, религиозное сознание русских крестьян пронизывало всю традиционную культуру2.
Одним из направлений работы Приобского восточнославянского этнографического отряда в 2006 г. стали изыскания по теме «Христианская символика в русской традиционной культуре». Символика христианских святынь рассматривается на примере женских традиционных рукоделий, связанных своим бытованием с крестьянской семьей. Вышитые и вытканные полотенца готовились для домашних иконостасов, для исполнения внутрисемейных обрядов, в качестве подарков к главным христианским праздникам. Шкафы, на которых ставили иконы, покрывались узорно вышитыми или узорно вязаными «приколотками» (А.В. Денисюк, д. Верх-Красноярка Северного р-на НСО). Иконы покрывались вышитыми полотенцами, в их числе специально сшитыми (у украинцев «Божьими штанами»). Приведем воспоминания жительницы Барабинской степи М.А. Кривожты: «Полотенца на иконах раньше все время висели. И длинные-длинные такие! Божьи штаны. Холстом вышивали его. Белое оно. Зґаполочь же был, а теперь же нету, вышивать чем. Заполочь ой-ой-ой был, наберешь, наберешь, а сейчас никакого черта. Набирали и красным, и синим, и зеленым и всяким. Полотенца вешали на родительский день. После Пасхи, на Родительской, на могилки ходили, вот и все. Это в понэдильник» (д. Кукарка Карасукского р-на НСО). Большинство наших информаторов утверждали, что иконы «голыми никогда не висели», все время покрывались полотенцами (Е.И. Школрупина, пос. Маслянино НСО). Однако среди старообрядчества встречались высказывания о помещении полотенец только в поминальные, так называемые Родительские, дни, в другое время полотенца отсутствовали.
Рукоделия воспринимались в семьях как святыни, передаваемые из поколения в поколение, благодаря чему эти реликвии еще сегодня можно увидеть в сибирских семьях. В домах обычно устанавливается один святой «красный угол», в некоторых помещениях их два и более, то есть в каждой из комнат. Например, в доме (хате) белоруски Л.И. Дребянцевой установлено два «иконных угла» (д. Надеждинка Северного р-на НСО).
Основными орнаментальными мотивами типологически ранних рукоделий можно назвать полотенца с геометризированными изображениями крестов, храмов, птиц, растений, нередко представляющих синкретические композиции. Крест – это самая большая святыня церкви, сила же креста заключается в его символике3. Согласно правилу VII Вселенского Собора, изображение креста «полагати на всех Божиих церквах, на осященных сосудах и одеждах, на стенах и на досках, в домах и на путях»4]. С распространением христианства на восток, в Азиатской России, крест пришел в Сибирь. Г.И. Успенский, описывая свои впечатления о поездке по Барабинской лесостепи, упоминал придорожные кресты, поставленные не только в память, но и в качестве могильных; о происхождении многих из них помнили в данной местности5.
Изображения крестов разных форм можно наблюдать на орнаментах рукоделий сибиряков-старожилов, старообрядцев, российских переселенцев конца XIX - начала ХХ в., по большей части, выходцев с Украины. Для чего вышивали кресты на полотенцах и приколотках? Из народных сказок, легенд известны и очевидны представления о значимости крестной рати в борьбе с вражьей, бесовской силой, не выносящей ни вещественного изображения креста, ни воздушного знамения6. Возможно, что подобные образы выполняли функцию оберега в крестьянской избе, при исполнении семейно-свадебных обрядов и т.д. Особенно выразительно в этом плане полотенце из Карасукского района НСО, центром композиции которого является крест с парящими над ним ангелами. Крест вписан в венок из цветов, вверху и внизу помещены изображения вазонов с цветами. Внизу стоит надпись «1916 г.» - год изготовления, слева от креста начертана буква «Ф», справа – «А». Возможно, полотенце готовилось к свадьбе, а вышитые буквы - инициалы жениха и невесты.
В предметах рукоделий всех этнокультурных групп Западной Сибири изображался четырехконечный крест, который, по преданию, чудесным образом был явлен Св. царю Константину и его войску. Эта форма креста также считается архаичной, как и описанные выше: в катакомбах и на многих древних памятниках она встречаются несравненно чаще, чем какие-либо другие7.
Среди многообразия вышивок популярны изображения крестов-«трилистников», которые обычно используются в церковной практике в качестве напрестольных. Концы в данном случае состоят из трех полукруглых листочков, иногда с шишечкой на каждом из них. Возможно, что образ такого креста, исходящего из вазона или какого-то цветка, растения был в прошлом связан с символикой плодородия, но в изучаемый период христианская основа стала очевидной. Иконография вышивки трилистника возможно была взята из сферы российской геральдики: такие кресты входили в гербы Тифлисской губернии, г. Чернигова и т.д.8. В сибирских полотенцах эта форма креста выполнялась в технике белой перевити, крестика, у украинских переселенцев – крестика и счетной глади.
В среде старообрядчества кресты вышивались в технике цветной перевити, выполнялись техникой браного ткачества. Здесь чаще прочих встречается крест «гамматический» (свастика), состоящий из греческой буквы гаммы. Известно, что эту форму креста изображали первые христиане в катакомбах. На Руси такой крест был известен издавна: на церковных предметах домонгольского периода, мозаиках собора Святой Софии киевской и пр. Своеобразная форма гамматических крестов встречалась и у сибирских украинцев. Так, у информатора А.В. Денисюк на иконе Св. Георгия висит полотенце с вышитой «посолонь» свастикой, концы которой «проросли» цветами и елочками9.
Как показывают материалы, украинские полотенца выделялись на фоне прочих восточнославянских рукоделий тем, что здесь чаще встречались вышивки крестов, иконографии святых. Приведем описание увиденного нами полотенца из с. Язово Тальменского района Алтайского края, приготовленного, видимо, в конце XIX в., на иконы переселенкой из Украины Маримьяной Николаевной Тагильцевой (1905 г.р.). По белому фону вышиты красными льняными нитками швом «вперед иголку» многочисленные поперечные узоры. Ближе к центру расположен ряд фигур в виде трех шестиугольников, состоящих из мелких красно-белых квадратов; ниже две красные тканые полосы отделяют изображение трех храмов с крестами на куполах, вышитых красными нитками, между которыми помещены два дерева; далее между последующими четырьмя полосками повторяются вышивки первого типа в виде геометрической фигуры «шашечками» и за четырьмя красными полосками идут вышитые изображения крупных шестиугольников и ромбов (возможно изображающих деревья).
Если в описанном выше рукоделии рисунок достаточно информативен, то тканому полотенцу из Северной Барабы дать такой однозначной интерпретации невозможно. Последнее изготовлено в смешенной украинско-белорусской среде и включает композицию из двух птиц с воздетыми вверх крыльями и тремя крестами (головами?) в центре. Между этими фигурами вставлен рисунок, напоминающий дерево. Над птицами и деревом помещены квадраты, от которых исходят вверх лучи, что показывает связь изображений с солярной символикой. Вверху и внизу от описанных композиций располагаются геометрические фигуры – квадраты, треугольники, ромбы. Полотенце включает, несомненно, архаичный орнамент, соединяющий в себе храм-птицу с многообразной солярной символикой10.
В Маслянинском краеведческом музее хранится типологически сходное полотенце, в котором в верхнем ярусе изображена птица с четко читаемыми крыльями и двумя головами-крестами. В срединной части композиции – растение с тремя главками-цветами, по общим очертаниям напоминающим трехглавый храм. Еще ниже ярусом вырисовываются две птицы, повторяющие силуэтом известных двуглавых орлов с герба Российской империи. Верхняя и нижняя части заполнены геометрическими фигурами ромбов, зигзагообразных линий и пр.
Украинские мастерицы издавна создавали орнитоморфные композиции – в виде сросшихся головами птиц, двуглавых орлов. Вопросы генезиса и символики образа двуглавого орла в славяно-русской народной вышивке представляются спорными: по мнению одних исследователей, этот мотив имеет древние корни, связанные с образом «огня небесного»11, по мнению других, изображение двуглавого орла пришло в вышивку сравнительно поздно, в XVII – XVIII вв., а особенно широко распространилось в конце XVIII - начале XIX вв.12. Для нашего исследования важен наблюдаемый нами процесс замены в свадебных и иконных полотенцах орнитоморфных архаичных изображений – двуглавыми рисунками с герба Российской империи. Однако в исследуемый период конца XIX – первой трети ХХ в. говорить об этом явлении как повсеместном для Сибири не приходится, так как этот сюжет был принесен сюда российскими переселенцами, а более всего, украинцами.
Следующий тип вышивок с христианской тематикой – это изображения святых, прежде всего, «Св. Георгия Победоносца». На полотенце из Карасукского района изображен именно этот святой, о чем свидетельствует подпись («Григорийъ Победоносиц») и соответствующая иконография изображения. Над головой святого изображен храм, а под копытами вздыбленного коня повергнутый «змий», напоминающий хвостатую химеру с весьма добродушным лицом.
По отношению к иконам и иконным полотенцам выполнялись разного рода обеты. Приведем пример из полевой практики. В доме жительницы М.В. Нечипиренко из д. Останинка Северного р-на хранится икона с изображением Егория Победоносца, которую во время Великой Отечественной войны взял обет (по местному выражению «обрекся») выписать ее отец при возвращении домой живым. По возвращению Василий Аникеевич Нечипоренко выполнил данный обет как по письму, так и по вышивке образа Св. Георгия (М.В. Ничипоренко, д. Останинка Северного р-на НСО).
Еще один тип вышивок – композиции растительного, орнитоморфного характера с вышитыми подписями в виде отрывков молитв, поздравлений с праздниками и пр. В Чистоозерном районе нам встретилось полотенце, по всей видимости, вышитое ко дню Святой Пасхи, о чем свидетельствует сделанная крестом надпись «Христос Воскресе». Ниже этого приветствия изображена «божественная лоза» - реалистичный рисунок винограда с листьями. Выше надписи вышиты буквы «Н», «С», «А», которые вписаны в цветочные венки с парящими над ними трезубыми коронами. Можно высказать разные предположения относительно значения букв, увенчанных коронами. Как кажется, достаточно убедительно выглядит гипотеза о приготовлении полотенца в качестве подарка ко дню Великого праздника кому-либо из родственников, или на семейный иконостас. В Новокузнецком краеведческом музее хранится полотенце с изображением лебедей и подписью печатными буквами «ХВАЛИТЕ ИМЯ» (здесь, видимо, не доделана сакральная фраза: «Хвалите имя Господне»). В Новосибирском государственном художественном музее сложносоставную композицию из коней, пав и вазонов с цветами заканчивает подпись «РАДУЙСЯ·НЕВЕСТА·НИНЕВ·ИОБРАДОВАНАЯГОСПОДС». Эти слова скопированы из псалма Богородице, которые звучат как «Радуйся Невесто Неневестная, обрадованная Мария, Господь с тобою».
Исследование христианской символики в семейных святынях, ритуальных женских рукоделиях предполагает удовлетворение практического интереса в связи с государственной задачей определения, насколько та или иная религия является традиционной для большинства какого-либо народа, его группы. Исследование христианской символики показало ее разное значение в историко-культурных группах восточных славян Сибири, а также выявило особую актуальность для украинской традиции. Христианские воззрения по-разному претворялись в иконографии вышивок русских и украинских крестьянок. Храмы, разные формы крестов у первых соединялись с изображениями древ, дев, коней и т.д., у вторых – с венками, букетами из вполне реалистичных разнообразных цветов, вазонов, лоз различных растений.
_______________________________________
1. Стасов В.В. Русский народный орнамент // Стасов В.В. Собр. соч. СПб., 1894. Т. 1. С. 185 – 223.
2. Православие в народной жизни. Программа сбора полевого этнографического материала. М., 2000.
3. Томские епархиальные ведомости. 2006. № 5.
4. Крест – хранитель всея вселенныя Памятники христианского искусства Х – ХХ веков в России. М.: Penates – Пенаты, 2005. 20 с.
5. Успенский Г.И. Поездки к переселенцам // Полн. собр. соч., т. XI. Киев: изд-во Б.К. Фукса, 1903. 275 с.
6. Золотая птица. Сказки А.Е. Егоровой из собрания М.Н. Мельникова. Новосибирск: Сова, 2006. 283 с.
7. Крест – хранитель всея вселенныя Памятники христианского искусства Х – ХХ веков в России. М.: Penates – Пенаты, 2005. С. 3.; Хрушкова Л.Г. Раннехристианские памятники Восточного Причерноморья. (IV - VII века). М.: Наука, 2002. С. 199.
8. Как выбрать нательный крест. М.: Ковчег, 2003. 48 с.
9. Фурсова Е.Ф., Васеха Л.И. Очерки традиционной культуры украинских переселенцев Сибири XIX - первой трети ХХ века (по материалам Новосибирской области). Новосибирск: Изд-во Агро-Сибирь, 2005. С. 33.
10. Фурсова Е.Ф., Васеха Л.И. Очерки традиционной культуры украинских переселенцев Сибири XIX - первой трети ХХ века (по материалам Новосибирской области). Новосибирск: Изд-во Агро-Сибирь, 2005. илл.9.
11. Дурасов Г.П. Попытка интерпретации значения некоторых образов русской народной вышивки архаического типа//Советская этнография. 1980. № 6. С. 87 – 98.
12.Амброз А.К. О символике русской крестьянской вышивке архаического типа. СА. 1966. № 1. С. 61 75.; Маслова Г.С. Орнамент русской народной вышивки. М.: Наука, 1978.

( Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ № 04 – 01 – 00337а.












15

Приложенные файлы

  • doc 3176265
    Размер файла: 58 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий