Чернобров И.В. Роль киево-могилянской академии в развитии медицины. Однако в 1780 г. произошло событие, которое считается национальной трагедией: библиотека сгорела дотла, огнем были уничтожены тысячи книг и уникальных исторических рукописей.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте файл и откройте на своем компьютере.
116 СУМСЬКА СТАРОВИНА №ХХХV 2011 КР АЄЗНАВ СТВ О ЧЕРНОБРОВ И.В. РОЛЬ КИЕВО-МОГИЛЯНСКОЙ АКАДЕМИИ В РАЗВИТИИ МЕДИЦИНЫ Рассматриваются основные направления в организации и совершенст- вовании деятельности первых в Российской империи высших медицинских учебных заведений (госпитальных школ) и оказание им Киево-Могилянской академией действенной помощи в подготовке кадров лекарских учеников. Проанализирована роль в развитии медицинской науки и практики ученых - уроженцев Сумщины - воспитанников академии и госпитальных школ. Исполнилось 310 лет со дня издания Петром I указа от 26 сентября 1701 г. и выдачи специальной царской грамоты о присвоении Киево- Могилянской коллегии титула и права академии. Данное событие послужило дальнейшему росту авторитета и расширению практической деятельности этого первого православного высшего учебного заведения в Украине. История академии начинается с создания в 1632 г. коллегиума (с 1633 г. - коллегия) путем объединения школы Киево-Богоявленского братства, существовавшей с 1615 г., и школы Киево-Печерской лавры, основанной в 1631 г. Коллегия в официальных документах лишь с 1670 г. стала именоваться Киево-Могилянской в честь митрополита Киевского и Галицкого Петра Могилы - инициатора объединения школ и их рефор- мирования, руководителя этого нового учебного заведения, опекуна и мецената. Им была разработана первая учебная программа, ориенти- рованная на латинскую систему образования. При этом отмечалось, что средством овладения знаниями является латинский язык. Особое внимание уделялось также изучению других языков. Последователями Петра Могилы периодически вносились изменения в программу преподавания, вводились новые предметы для изучения. В частности, была значительно расширена программа после получения коллегией статуса академии. В 1802 г. в Киево- Могилянской академии (КМА) было введено изучение курса медицины. В медицинском классе ежегодно учились 157-168 учеников. Преподавание осуществлялось по учебникам, которые использовались в медико- хирургических училищах и академиях [1]. В составе воспитанников академии преобладали дети бедных слоев населения. Возрастного ограничения не было. Если ученики младших классов преимущественно жили в бурсе и получали содержание из доходов школы, то старшие ученики (студенты) зачастую вынуждены были добывать себе средства к жизни сами. Известный ученый, доктор философии, правоведения и медицины А.Ф.Шафонский об этом писал: “Обыкновенно студенты, к сожалению и общему стыду, ходячи по всему городу, под окошками духовные песни поют и за то от жителей денежное и съестное подаяние получают. Смотря на сие бедственное состояние, должно всю справедливость и похвалу сему юношеству в том отдать, что многие из оного добровольно и охотно все время горести, скудности и нужды для того только несут, чтобы чему-нибудь научиться. Из сих-то бедняков Россия всегда имела 117 СУМСЬКА СТАРОВИНА №ХХХV 2011 ученых и достойных людей в духовном и светском звании и особливо во врачебной науке” [2]. Ежегодно в КМА обучалось от 500 до 2000 учеников и студентов. Они, благодаря подготовленным квалифицированным преподавателям, получали не только духовную, но фундаментальную общеобразовательную подготовку. Еще Петр I, осуществлявший реформаторскую деятельность, нашел среди преподавателей и воспитанников академии много необходимых ему образованных людей. Академия стала крупнейшим общеобразовательным и научно-культурным центром в Восточной Европе. Она располагала огромной библиотекой, игравшей важную роль в учебно-воспитательной и научной работе. Однако в 1780 г. произошло событие, которое считается национальной трагедией: библиотека сгорела дотла, огнем были уничтожены тысячи книг и уникальных исторических рукописей. В 1811 г. сгорела и новая библиотека академии, пополненная ценными исто- рическими сборниками из разных городов и монастырей Украины [3]. Важную роль сыграла КМА в подготовке и направлении многих своих воспитанников, среди которых были и уроженцы Сумщины, в госпитальные медицинские школы, а затем в медико-хирургические училища для получения лекарской специальности. Лекарями официально назывались врачи до 1917 г. В начале XVIII в. в Российской империи начала формироваться система высшего медицинского образования, так как проблема подготовки лекарских кадров была очень актуальной. Увеличение количественного состава армии и флота, численности городского населения и рабочих промышленных предприятий, а также общее эпидемическое неблагополучие требовали улучшения медицинского обеспечения. Отличительной особенностью организации медицинского дела в стране продолжал оставаться ее государственный характер. К 1725 г. было создано 10 крупных госпиталей и свыше 50 лазаретов. Закладывая в 1715 г. Петербургский адмиралтейский госпиталь, Петр I говорил: “Здесь каждый изнеможенный служивый найдет себе помощь и успокоение, которого ему доселе не было; дай только Бог, чтобы никогда многие не имели нужды сюда быть привозимы!” [4]. Проблема подготовки лекарей была решена оригинальным, самобытным путем - организацией медицинских школ при ряде госпиталей, которые стали именоваться генеральными госпиталями. С самого начала их создания преследовалась двоякая цель: лечение больных и преподавание медицины. При этом ставилась задача - подготовить лекарей так, чтобы они могли заменить не только иностранных хирургов, но и докторов, занимавшихся на Западе лечением внутренних болезней. Создававшиеся госпитальные школы стали первыми высшими учебными заведениями. Они принципиально отличались от медицинских факультетов университетов в Западной Европе, выпускники которых получали преимущественно теоретическое образование врача терапевтического профиля. В проти- воположность им хирурги, не имевшие университетского медицинского образования, получали практическую подготовку “ремесленным ученичеством” и считались медиками второго сорта. В России и Украине, где никогда не было антагонизма между врачами и хирургами, начали готовить лекарей, одинаково компетентных и в хирургии, и во внутренних 118 СУМСЬКА СТАРОВИНА №ХХХV 2011 болезнях [5]. Начало высшему медицинскому образованию было положено в Москве, где при новом госпитале на 300 коек, введенном в эксплуатацию в 1707 г., основана первая в стране госпитальная школа. Ее и госпиталь, мощность которого вскоре стала более 1000 коек, возглавил знаменитый доктор медицины, выходец из Голландии Н.Л.Бидлоо, ранее приглашенный в качестве лейб-медика Петра I. Он возглавлял в дальнейшем школу 30 лет. Важнейшей задачей, стоявшей перед организаторами первых медицинских школ, было укомплектование их лекарскими учениками. Набор являлся нелегким делом, так как к ним всегда предъявлялись достаточно высокие требования: хороший уровень общеобразовательной подготовки, необходимой для изучения медицины, и владение латинским языком. Изначально учениками школы становились в основном воспитанники Московской славяно-греко-латинской академии и ряда духовных учебных заведений. В1754 г. в школу впервые поступили 2 выходца из КМА, которая затем стала одним из основных источников пополнения ее лекарскими учениками. Сроки обучения в школе колебались в зависимости от успеха ученика и составляли от 5 до 10 лет [6]. Программа обучения будущих лекарей была насыщенной и предусматривала основательное изучение предметов, составлявших основу медико-хирургического образования: анатомии, “материи медика” (аптекарской науки), внутренних болезней, хирургии. Обучение анатомии проводилось, главным образом, на трупах. В Москве было издано специальное распоряжение о том, что обнаруженные на улицах трупы “подлых людей” (бездомных) следует доставлять в анатомический театр госпиталя. Остеологию изучали по скелетам и отдельным костям. Для изучения предмета “материя медика” при госпитале был устроен сад лекарственных растений (аптекарский огород). Собирали также лекарствен- ные растения в окрестностях Москвы. В медицинской практике тогда использовались сложные лекарства, состоявшие порой из 20-30 ингредиентов, поэтому ученикам приходилось записывать большое количество длинных рецептов, хранить их долгое время, готовить по ним лекарства. Внутренние болезни (или просто медицина) включали в себя патологию и терапию. Изложение хирургии начиналось с ценных деонтологических рассуждений о больном, хирурге и его помощниках, о присутствующих на операции лицах. При этом указывалось, что “никогда не приступать к операции ради наживы… а лечить болезни необходимо по призванию” [7]. Упорным трудом в деле организации первой госпитальной школы и самого учебного процесса Н.Л.Бидлоо удалось достичь того, что ученики первого его выпуска в 1712 г. “зело успешно научились”. Он докладывал об этом Петру I так: “Они не токмо имеют знание одной или другой болезни, которая на теле приключается и к чину хирурга надлежит, но и генеральное искусство о всех тех болезнях, от главы даже до ног, с подлинным и обыкновенным обучением како их лечить”. Он также сообщал о проведении операций “в сем государстве неслыханных” [8]. Поскольку потребность в лекарях постоянно возрастала, в 1733 г. были открыты еще 3 госпитальные школы: две в Петербурге - при сухопутном и адмиралтейском госпиталях и одна в Кронштадте - при морском госпитале. В основу обучения в них был положен опыт Московской школы. Система 119 СУМСЬКА СТАРОВИНА №ХХХV 2011 подготовки будущих лекарей (или, как их в начале называли, медико- хирургов) совершенствовалась. К тому же, в 1735 г. был принят “Генеральный регламент о госпиталях”, который впервые в законодательном порядке регламентировал все стороны деятельности госпиталей и госпитальных школ. Однако в первые годы работы этих школ набор учащихся вызывал значительные затруднения. Они, в противоположность Московской школе, вначале комплектовались преимущественно детьми иноземцев, поселившихся в Петербурге и Кронштадте в качестве мастеровых, лекарей, а также просто людей, приехавших из заграницы на поиски выгодной службы. В то же время плохое укомплектование школ уроженцами Российской империи, имевшими соответствующее образование, было не случайным, так как с первых дней организации высшего медицинского образования оно встретило сопротивление со стороны многих иностранцев, стремившихся сохранить в стране свою монополию медицинской практики и высокое положение в медицинской администрации. Еще в 1715 г. Н.Л.Бидлоо сообщал, что “многие хирурги советовали, дабы я народу сего юношей не учил”, так как это было для иностранцев “против чести их и против их интересов” [9]. В последующие десятилетия они продолжали враждебно относиться к системе подготовки лекарей и укомплектованию госпитальных школ лекарскими учениками. В 1783 г. им даже удалось добиться разрешения императрицы на открытие в Петербурге Калинкинского медико-хирургического института, в котором преподавание осуществлялось на немецком языке по специальной программе. В конечном итоге предусматривались далеко идущие цели - занять в будущем его выпуск- никами основные высшие руководящие медицинские должности в России, что обеспечило бы иностранцам сохранение ранее полученных привилегий. Однако в учебном процессе институт не использовал в должной мере клиническую базу, недоставало учебных пособий и оборудования, а также опытных преподавателей. Поэтому в 1802 г. институт был закрыт, не сыграв никакой роли в развитии медицинской науки и подготовке кадров [10]. Постепенно лекарскими учениками становились все больше “природных” россиян. Их отличительной чертой являлось социальное происхождение. Большинство из них были выходцами из семей приходских священников, казаков, солдат, мещан, медиков, обедневших дворян и других сословий, которые вынуждены были добиваться всего собственным трудом и в большинстве своем занимались с большой охотой, стремились служить народу, его просвещению [11]. Сроки обучения, учебные планы и программы в госпитальных школах на протяжении XVIII в. неоднократно претерпевали изменения. В 1754 г. архиатром и президентом Медицинской канцелярии П.З.Кондоиди был впервые введен единый для всех школ семилетний срок обучения, сохранявшийся почти без изменений в течение 40 лет. Но, как правило, хорошо успевавшим ученикам уже через 2-3 года при условии успешной сдачи экзаменов присваивалось звание подлекаря. Это давало им право или получить через 1-2 года звание лекаря, или служить в армии на младших лекарских должностях, а в дальнейшем сдать экзамены и получить звание лекаря. Звание подлекаря было упразднено в 1799 г. Высшим лекарским званием, установленным в XVIII в., являлось звание штаб-лекаря. Оно присваивалось лекарям, прослужившим не менее 6 (в дальнейшем 4- 120 СУМСЬКА СТАРОВИНА №ХХХV 2011 5) лет на государственной службе и представившим собственное сочинение научного характера по медицине. Присвоение этого звания отменено в 1845 г. [12]. Однако, несмотря на проводившуюся работу по подготовке лекарей, их было явно недостаточно. Поэтому в 1758 г. издан императорский указ, которым предусматривалось, что “вдовам докторов, лекарей и аптекарей только тогда назначался вдовий пенсион, когда они письменно обязались своих детей посвятить медицинской части”. Без этого они лишались пенсии. Таким путем хотели добиться формирования медицинских династий. Ранее, в 1754 г., был издан указ “О бытии лекарям и аптекарям, обучающимся в России, всегда в их настоящем звании и о недозволении им избирать другой род службы” [13]. Но и эта мера не могла заполнить все вакансии лекарей, а также лекарских учеников в ряде госпитальных школ. Положение изменилось после того, как Медицинскую канцелярию возглавил доктор медицины П.З.Кондоиди, который определенный период времени работал в Украине и основательно ознакомился с системой обучения в КМА, Черниговском, Харьковском и Переяславском коллегиумах. В их вос- питанниках он видел кандидатов для госпитальных школ, так как знал способности украинских юношей, верил в них. Поэтому в 1754 г. лично хлопотал о необходимости производить набор из этих учебных заведений. Его предложение получило одобрение, и в том же году был издан императорский указ, в котором отмечалось, что “ныне желательно и всякое к тому прилежное старание приложить, чтобы из самых природных российских достойных людей в медико-хирургии, воспитать в тех искусствах, произвести в лекари и аптекари…”. При этом указывалось, что “в учрежденных семинариях в Киеве, Харькове, Чернигове, Переяславе из малороссийских людей имеются самоохотно к наукам прилежащие, претерпевая при этом крайнюю в содержании своем нужду”[14]. В 1761 г. перед Сенатом возбуждалось ходатайство “профессора и дивизионного доктора Полетики для его нужд отпустить в Малороссию на четыре месяца, при чем бы поручить ему и из находящихся там при епархиальных семинариях студентов и семинаристов, охотно желающих к обучению медико-хирургии, ныне человек, хотя до тридцати, или сколько явится, точно понятных в науке; и как от семинариев с хорошими аттестатами уволены будут, пристойным образом приглася, отправить в Москву и С.-Петербург на казенном коште”. И.А.Полетика успешно выполнил это поручение, “набрал 55 студентов” из КМА и чаcтично из коллегиумов, “за то с него не вычли жалованья за время отпуска” [15]. Среди пожелавших изучать медицину был Д.С.Самойлович - будущий крупный ученый, почетный член 15 заграничных академий и научных обществ. Всего в 1754-1768 гг. из КМА “более 300 студентов отпущено для изучения медико- хирургии и фармации”. В 1802 г. академии предписывалось послать для обучения медицине 12 студентов, в 1806 г. - 50, а в 1807 г. - “по случаю военного времени министерство внутренних дел предложило назначить еще большее число воспитанников” [16]. При этом изучать медицину посылали наиболее способных студентов. Нередко учеников госпитальных школ привлекали к участию в проведении мероприятий по борьбе с эпидемиями. Так, в 1770 г. в связи с 121 СУМСЬКА СТАРОВИНА №ХХХV 2011 направлением многих учеников Московской госпитальной школы на борьбу с чумой, оказалось более 20 “ученических вакансий”. Поэтому Синодом был издан указ, которым КМА, а также городовым лекарям Чернигова и Переяслава предлагалось, “чтобы они, употребляя благопристойный способ, постарались приглашать желающих определяться в медико-хирургии”. При этом рекомендовалось “выбирать знающих по-латыни и в состоянии добропорядочном, которые б не меньше 14 и не старше 20 лет были” [17]. Существенную роль в развитии медицинского дела и медицинского образования непосредственно в Украине сыграла Елисаветградская медико- хирургическая школа. Ее организация была связана с русско-турецкой войной. Осенью 1787 г. для медицинского обеспечения действующей армии на этом фронте создавалась сеть дополнительных госпиталей. Однако медицинских кадров недоставало, а надежд на их пополнение за счет выпускников медико- хирургических училищ не было. Поэтому Г.А.Потемкин дал указание организовать в Елисаветграде (ныне Кировоград) новый крупный генеральный госпиталь (вместо существовавшего гарнизонного) с медицинской школой при нем. Школа была открыта в 1788 г. Вначале управление ею осуществлял сам Г.А.Потемкин, а с 1793 г. - А.В.Суворов. Ученики набирались в нее из числа воспитанников КМА и украинских духовных коллегиумов. Причем в школу они поступали значительно охотнее, так как она была ближе, чем Московское и Петербургское медико- хирургические училища, и, кроме того, материальное обеспечение учеников было намного лучше. В подготовке лекарей и подлекарей использовался опыт столичных госпитальных школ. Однако, из-за прекращения к 1795 г. на этом участке фронта военных действий и перемещения основных сил войск на Черноморское побережье, Елисаветградский госпиталь утратил свое значение. Школу решено было перевести в Херсонский госпиталь, дополнительно обеспечив ее учебными пособиями и библиотекой. Но затем указом Павла I от 13 июня 1797 г. школа была упразднена. За период ее работы выпущено для армии и флота 153 лекарей и подлекарей. На период закрытия школы в ней состояло 95 учеников, из которых 50 были уже подготовлены к сдаче подлекарского экзамена. Всех учеников распределили по их выбору в медико-хирургические училища, “в обеих наших столицах учрежденные” [18]. Между тем, в указе императора ничего не было сказано о дальнейшей организации медицинского образования в Украине. С момента создания госпитальных школ возникла необходимость в плановой подготовке ученых - докторов медицины для преподавания в этих школах. Она предусматривалась в заграничных университетах. До этого такие поездки для получения диплома доктора медицины носили частный, одиночный характер. Первый указ Сената относительно направления за рубеж лекарей для получения “докторского градуса” относится к 1723 г., но он, как и ряд последующих указов, не выполнен. Лишь в 1761 г. впервые 10 лекарей, отобранных П.З.Кондоиди, среди которых были 2 уроженца Сумщины (К.Ф.Рожалин и А.С.Сидорович), с большими организацион- ными трудностями отправились в Лейден. Все они являлись воспитан- никами КМА. Это не было случайностью, так как согласно характеристике министерства просвещения того времени “в числе кандидатов для медицинских и других школ наилучшими, способнейшими и благо- 122 СУМСЬКА СТАРОВИНА №ХХХV 2011 роднейшими оказывались всегда обучавшиеся в Киевской академии” [19]. Деятельность госпитальных школ занимала в XVIII в. основное место в подготовке медицинских кадров. Однако прогресс медицинской науки и практики диктовал необходимость дальнейшего совершенствования подготовки лекарей. Между тем, основанный в 1764 г. медицинский факультет Московского университета еще только набирал силы. Преподавание в нем клинической медицины, особенно хирургии, велось неудовлетворительно. Поэтому не приходилось рассчитывать на быстрое и качественное пополнение состава медицинских кадров его выпускниками. До конца XVIII в. университет подготовил лишь не более 20 врачей, которые к тому же для получения права медицинской практики и звания лекаря должны были по окончании университетского курса обучения в течение не менее одного года пройти практическую подготовку в госпитальной школе и сдать там установленные экзамены. В1786 г. госпитальные школы решено было реорганизовать в медико-хирургические училища. Создано 3 училища: Петербургское, Московское и Кронштадтское. Они получили самостоя- тельность, отделившись от госпиталей. Количество учеников в них возросло в два раза. В каждом училище организованы по 4 кафедры, а число профессоров увеличено до 7. Учебными и клиническими базами училищ оставались соответствующие генеральные госпитали. Введен был ряд новых предметов преподавания. Сроки обучения ограничивались пятью годами. В 1798 г. была проведена еще одна реформа высшего медицинского образования. На базе двух медико-хирургических училищ созданы медико- хирургические академии: Петербургская (ныне Военно-медицинская академия им. С.М.Кирова) и Московская (вскоре объединенная с медицинским факультетом МГУ). Одним из инициаторов создания медико- хирургических академий стал уроженец Сумщины профессор Г.И.Базилевич. С открытием Московского, а затем в 1805 г. Харьковского университетов КМА постепенно теряла свое значение общеобразовательного и научно- культурного центра. Но до прекращения в 1817 г. своей деятельности в этом статусе она продолжала направлять в высшие медицинские учебные заведения своих воспитанников, пожелавших изучать и развивать затем медицину. На основе изучения научно-практической деятельности выпускников госпитальных школ XVIII в. исследователями составлен краткий биографический указатель докторов медицины и лекарей - видных организаторов медицинского дела [20]. Но, к сожалению, перечень этот неполный. Тем не менее, проведенный анализ свидетельствует, что среди них бывшие воспитанники КМА составляют 45%, Харьковского и Черниговского коллегиумов - 22%, духовных семинарий - 13%, а в 20 % эти сведения не указаны. Из числа воспитанников КМА, окончивших госпитальные школы, видными деятелями медицины были и уроженцы Сумщины. Полетика Иван Андреевич родился в 1726 г. (по другим источникам - в 1722 г.) в г.Ромны в семье казацкого старшинского рода. С 1735 г. учился в КМА, где успешно овладел несколькими иностранными языками. Но, заинтересовавшись медициной, поступил в 1746 г. на медицинский факультет Кильского университета в Германии. Проучившись 4 года, не был 123 СУМСЬКА СТАРОВИНА №ХХХV 2011 удовлетворен практическими занятиями, так как основное внимание там уделялось теории. Поэтому в 1750 г. И.А.Полетика возвратился на родину и подал прошение в Медицинскую канцелярию о зачислении его на годичный срок подлекарем в госпитальную школу при Петербургском генеральном сухопутном госпитале “слушать медицинские лексиконы на своем коште, но на казенной квартире” [21]. В течение 1751 г. он получил необходимую практическую подготовку и поступил для продолжения своего образования на медицинский факультет Лейденского университета. В 1754 г. успешно защитил там докторскую диссертацию “О наследственных болезнях” [22]. Успехи ученого в науке были так очевидны, что он был избран профессором Кильской медицинской академии. Этот случай стал особенным: никто из отечественных ученых, кроме Ю.Дрогобича в XV в., не возглавлял до этого кафедру в зарубежном вузе. Однако профессор Полетика стремился вернуться на родину. Через 2 года, в 1756 г., он возвратился в Петербург, где, вопреки существовавшему положению, не был подвергнут специальному экзамену на право получения медицинской практики. Комиссией в составе трех профессоров была проведена с ним только беседа “о медицине и ее частях”. Такое отступление мотивировалось тем, что он “не чужестранец, причем к славе отечества по прилежанию в науках сверх докторской степени удостоился и произошел в чин профессора” [23]. Иван Андреевич был назначен вначале младшим, а вскоре старшим доктором Петербургского генерального сухопутного госпиталя и госпитальной школы. Впервые одну из высших медицинских должностей занял отечественный ученый, преодолев сопротивление иностранных медиков. По этому поводу ученый с мировым именем Д.С.Самойлович позже писал: “Ни один из наших соотечественников не занимает ни одного из первых мест… Какой же силой, какими же добродетелями должен быть одарен каждый из наших учеников, чтобы преодолеть эти препятствия?” [24]. Профессор И.А.Полетика много сделал для укрепления материально- технической базы госпиталя. Под его непосредственным руководством за непродолжительное время были построены 7 новых корпусов, заложен ботанический сад с лекарственными растениями. Он настойчиво добивался совершенствования учебного процесса, чтобы подготовка лекарей и подлекарей осуществлялась непосредственно “у постели больных”, сочетая теорию с практикой. Будучи главным доктором госпиталя, И.А.Полетика одновременно вел энергичную борьбу с укоренившимися казнокрадствам и хищениями, что постоянно вызывало противодействие со стороны иностранцев, особенно высокомерного военного инспектора генерала Вертерна, при попусти- тельстве которого значительная часть ассигнований присваивалась чиновниками. Барон, в частности, возмущался тем, что И.А. Полетика “не оказывает должного почитания, так как отказывается говорить с инспектором по-немецки” [26] и постоянно направлял в Военную коллегию различные доносы на профессора. Поэтому по несправедливому требованию Военной коллегии Иван Андреевич в конце декабря 1759 г. был освобожден от занимаемой должности и назначен доктором в Петербургскую дивизию. 124 СУМСЬКА СТАРОВИНА №ХХХV 2011 С 1763 г. его деятельность связана с Васильковским противо- эпидемическим карантином - главным из шести карантинов, располагавшихся в Украине, куда он был переведен по своей инициативе главным пограничным карантинным доктором. Работа была очень ответственной, так как в Украине часто возникали опустошительные эпидемии чумы (“моровой язвы”), заносившиеся с территории Турции, где существовали ее постоянные очаги. Вступив в новую должность, профессор И.А.Полетика сразу ознакомился с организацией работы каждого пограничного карантинного пункта. При этом выявил ряд очень серьезных нарушений карантинных инструкций и правил, потребовав при этом от карантинных лекарей неукоснительно выполнять свои обязанности. Но такие столь необходимые требования вызвали недовольство со стороны отдельных сотрудников, которые сфабриковали донос, обвинив главного доктора во взяточничестве. Для разбора дела была создана специальная комиссия, которая установила полнейшую невиновность Ивана Андреевича. Однако он был отстранен от работы и направлен доктором в Сибирский армейский корпус. В связи с такими обстоятельствами ему пришлось вести бескомпромиссную борьбу с руководителем созданной Медицинской коллегии бароном А.И.Черкасовым, отстаивая свое доброе имя. Он вынужден был писать объяснения, ходить по правительственным учреждениям, но безрезультатно. Наконец, справедливость востор- жествовала: в апреле 1767 г. Екатериной ІІ был подписан указ, которым И.А.Полетике, “оказавшимся невиновным”, предписывалось быть “по- прежнему доктором карантинным в Васильковском форпосте”, а “удержанное у него за 13 месяцев жалование выдать сполна из суммы коллегии медицинской” [26]. В 1770 г., при возникновении реальной угрозы заноса чумы с русско- турецкого фронта, под руководством И.А.Полетики была составлена новая инструкция по диагностике, лечению и профилактике чумы. Она стала настольным руководством для медиков и администраторов в период самой опустошительной чумной эпидемии в 1770 - 1774 гг. Принимал непосредственное участие в борьбе с чумой в Киеве, где в 1770 г. были зарегистрированы первые случаи смерти людей от нее. Кроме Киева и Василькова, И.А.Полетике приходилось посещать пораженные чумой населенные пункты в Киевском, Переяславском, Нежинском, Черниговском полках. Он организовывал лазареты для больных и временные карантинные пункты, инструктировал медицинских работников, проводил лечебные и противоэпидемические мероприятия, разрабатывал новые методы борьбы с этой особо опасной инфекцией. Между тем он убедился, что очень жесткие меры по борьбе с чумой затрудняли ее ликвидацию. Если чудом выживало до 20% больных, то они нередко погибали от нищеты, так как все их имущество и жилье обязательно сжигались. Вследствие этого отмечались случаи утаивания больных и тайного захоронения погибших от чумы, что способствовало распространению инфекции. И.А.Полетика предложил не сжигать, а обеззараживать вещи и жилье больных путем окуривания можжевельником с сосновыми шишками и серой. Сначала он применил этот метод в Киеве для обеззараживания обмундирования солдат и получил хорошие результаты. 125 СУМСЬКА СТАРОВИНА №ХХХV 2011 После ликвидации этой эпидемии чумы И.А.Полетика энергично продолжал роботу по укреплению медицинской карантинной службы в Украине. Васильковский карантин был превращен в карантинный городок, состоявший из 8 корпусов, 8 больших складских помещений, отдельных жилых зданий. Карантинный городок имел аптеку и 3 лазарета для раздельной изоляции больных, лиц с подозрением на заболевание и здоровых, находившихся в контакте с больными. В тот период по настоянию Ивана Андреевича значительно расширена карантинная сеть в Украине, увеличено число медицинского персонала в противоэпидемических карантинных пунктах. Сам он часто осуществлял поездки для контроля деятельности, всячески способствуя становлению и совершенствованию работы карантинной службы [27]. До конца своей жизни профессор И.А.Полетика, имевший звание надворного советника, продолжал работать в Василькове, возглавляя важнейший участок работы по борьбе с особо опасными инфекциями. По этим вопросам сохранилось несколько его научных работ. Иван Андреевич скончался в 1783 г. в расцвете своей научно-практической деятельности. Его памяти посвящены экспозиции и материалы в Национальном музее истории медицины в Киеве [28], а также публикации во многих печатных изданиях. Понырка Денис Васильевич родился в 1746 г. в семье казака с. Полошки нынешнего Глуховскго района. Учился в КМА. В 1766 г. поступил в Московскую госпитальную школу, где через 3 года стал подлекарем, а в 1771 г. - лекарем, получил направление на работу в Вятской губернии. Но Вятский магистрат отказался выплачивать ему заработную плату, мотивируя отказ отсутствием денежных средств. Д.В.Понырка возвратился в Москву и направил соответствующее письмо в Медицинскую коллегию, которая назначила его лекарем при Московской медицинской конторе. Через 2 года был направлен за границу для усовершенствования и подготовки к профессорской деятельности. В 1780 г. он защитил в Страсбургском университете докторскую диссертацию “Об испарениях киновари” [29]. Однако это название рядом исследователей (Д.М.Российский, Б.Н.Палкин и др.) в начале было переведено ошибочно как “Вспучивание живота киноварью” [30]. В дальнейшем установлено, что исследования Дениса Васильевича касались весьма актуального тогда вопроса - лечения путем окуривания парами сернистой ртути (киновари) сифилитических язв носа, рта и горла. Им был сделан вывод о вредном влиянии этого метода на организм человека. Д.В.Понырка резонно отметил, что такое лечение язв “не устраняет причины их”. Он убедительно показал бесполезность этого метода лечения при кожных заболеваниях: “А потому пускай будет изгнан из медицины этот вредный и всегда несовершенный метод; и пускай никогда у тех, кто правильно рассуждает о вещах, он не удосужится чести и предпочтенья; и пускай не будет для него оправданием неимущие и простонародье, ибо здоровье народа - высший закон” [31]. Эта диссертация значилась в каталоге библиотеки КМА под названием “Медико- хирургическая диссертация”. Как полагают исследователи, это был авторский вариант диссертации, так как, став доктором медицины, Д.В.Понырка не порывал связи с академией. 126 СУМСЬКА СТАРОВИНА №ХХХV 2011 После возвращения в 1781 г. в Петербург он выдержал экзамены на право медицинской практики и был назначен доктором Петербургского адмиралтейского госпиталя. В 1782 г. стал профессором госпитальной школы при этом госпитале. Но в 1783 г. по собственному желанию был переведен на работу доктором Васильковского карантина, где внес весомый вклад в совершенствование пограничной медицинской карантинной службы. Изучал проблемы борьбы с чумой, натуральной оспой и другими особо опасными инфекциями. Он направил в Медицинскую коллегию ряд своих научных работ, хотя сохранилась только одна - “О чуме” (1783). В 1789 г. ученый оставил службу в связи с болезнью [32]. Парпура Максим Осипович (1763-1828) оставил о себе добрую память как ученый, издатель и меценат. Родился он в Конотопе, детство прошло в родовом имении. После получения начального образования учился в КМА. Решил стать врачом и в 1783 г. поступил в Петербургскую госпитальную школу. На старших курсах учебу совмещал с работой: в 1785 г. был репетитором в Императорском воспитательном доме, с 1787 г. - преподавателем немецкого и русского языков в Петербургском медико- хирургическом училище. Став лекарем, работал в ряде медицинских учреждений Петербурга, затем переводчиком в Медицинской коллегии. Со временем стал директором ее типографии. В конце 80-х годов начал заниматься литературно-переводческой, а затем издательской деятель- ностью. Большой его заслугой стали переводы с немецкого языка и издание учебников “Фармакология, или Описание лекарств для российских сухопутных войск” (1797), “Общая и лечебная химия” (1796). Подготовил и издал на свои средства “Энеиду” И.П.Котляревского (1798), которая стала первой книгой, напечатанной на современном украинском языке. Издал также популярные в то время книги: “Жизнь и военные деяния Суворова”, “Театральные зрелища” и др. [33]. Дальнейшая деятельность Максима Осиповича связана с медицинским факультетом Харьковского университета. Будучи профессором, он внес весомый вклад в развитие высшего медицинского образования. Неоднократно указывал финансовую помощь университету. Между тем М.О.Парпуру постигли тяжелые утраты: рано умерли его сын, дочь и жена. В 1825 г. он оформил соответствующее завещание, согласно которому внукам и сестре оставил солидное наследство. Значительные по тому времени средства выделил завещанием Конотопскому уездному училищу, Черниговской гимназии и Харьковскому университету - по 16 тыс. рублей. Предусматривалось также содержание 8 стипендиатов в училище, 4-х - в гимназии и 2-х студентов-медиков в Харьковском университете. Позже в дополнении к завещанию указывалось на возможность продажи дома в Харькове и увеличения за счет этих средств количества стипендиатов. Кроме того, на строительство и содержание уездной больницы в Конотопе М.О.Парпура выделил по завещанию 30 тыс. рублей. Ранее 10 тыс. рублей на строительство богоугодного заведения выделила его мать, помещица Степанида Павловна Базилевич (фамилия по второму мужу), которую в Конотопе называли “Парпурихой”. Однако строительство за счет этого общего капитала Конотопской больницы, которая размещалась в частном доме, началось, к сожалению, лишь через 40 лет после смерти Максима 127 СУМСЬКА СТАРОВИНА №ХХХV 2011 Осиповича. В 1873 г. больница была построена, но, как отмечалось в документах, “вышло во всех отношениях неудовлетворительно”. Поэтому пришлось много переделывать и исправлять еще в течение ряда лет. В новом здании были размещены: стационар на 30 коек с инфекционным отделением на 10 коек, амбулатория, аптека, богадельня на 10 мест, вспомогательные службы, в том числе несколько квартир для медицинского персонала [34]. После этого Конотопская уездная земская больница стала самым крупным лечебным учреждением среди уездных больниц Черниговской губернии. В ней получила значительное развитие хирургическая помощь населению, уровень которой в то время не уступал уровню в губернской земской больнице. Жители Конотопского района берегут память о своем знаменитом земляке М.О.Парпуре. В краеведческом музее установлен его портрет. Первое здание больницы в Конотопе сохранилось и функционирует в составе Конотопской центральной районной больницы, являясь немым свидетелем многих исторических событий. Рожалин Кузьма (Козьма) Федорович (1740-1795) родился в с.Вовковцы нынешнего Роменского района в семье казака. Учился в КМА. В 1758 г. поступил в госпитальную школу при Петербургском адмиралтейском госпитале, где уже через год получил звание подлекаря, а в 1760 г. - лекаря. Был назначен полковым лекарем. В 1761 г. в составе группы из 10 молодых лекарей командирован за границу для усовершенствования своих знаний и подготовки к профессорской деятельности [35]. В 1765 г. он защитил в Лейденском университете диссертацию “О скорбуте” и стал доктором медицины [36]. Его диссертация представляла собой подробный анализ учения о скорбуте (цинге). К.Ф.Рожалин впервые ввел в медицинскую практику термин “скорбут”, образовав его от русского слова “скорбь”. Значение диссертации заключалось в том, что он решительно выступил против лечения цинги “живым серебром” - ртутью [37]. Болезнь имела очень широкое распространение среди населения, но в то время ее причин еще не знали. После возвращения на родину в 1767 г. К.Ф.Рожалин стал преподавателем дисциплины “материя медика” в обеих петербургских госпитальных школах. Но вскоре он был назначен доктором Севской дивизии. В 1775 г. направлен на работу в Новороссийскую губернию. В 1776-1778 гг. был доктором Украинской дивизии и главным доктором созданного Елисаветградского генерального госпиталя и госпитальной школы. В 1778 г. уволен со службы по состоянию здоровья [38]. К.Ф.Рожалин был очень образованным для своего времени человеком. Владел несколькими иностранными языками. Поддерживал дружеские отношения с великим немецким писателем И.Гете [39]. Баранович Максим Павлович родился в Путивльском уезде в семье священника. Среднее и высшее образование получил в КМА. В 1755 г. прибыл в Петербург, откуда был направлен в г. Киль (Германия) придворным певцом в русской церкви. В 1762-1767 гг. учился на медицинском факультете Кильского университета, где в год его окончания защитил докторскую диссертацию “О травматических повреждениях”, которая была издана отдельной книгой [40]. Другие сведения о научно-практической 128 СУМСЬКА СТАРОВИНА №ХХХV 2011 деятельности М.П.Барановича отсутствуют, но в литературных источниках отмечается, что он являлся талантливым кадровым военным доктором [41]. Огиевский Дмитрий Максимович родился в 1760 г. в г.Кролевец в семье старинного казацкого рода. Учился в КМА, затем - в госпитальной школе при Петербургском генеральном сухопутном госпитале. В 1778 г. получил звание подлекаря, а через 2 года - лекаря. В 1780-1782 гг. работал переводчиком при Медицинской коллегии. Затем его командировали за границу, где Д.М.Огиевский совершенствовал свои медицинские знания и занимался научной деятельностью в Страсбургском и Геттингенском университетах. В 1785 г. получил ученую степень доктора медицины за научный труд “Медицинские тезисы”. Дальнейшая судьба ученого неизвестна [42]. Сидорович Алексей Сидорович родился в Конотопе в семье мещанина. Учился в КМА, где окончил класс философии. В 1758 г. поступил в госпитальную школу при Петербургском главном сухопутном госпитале, где уже через год был произведен в подлекари. В 1761 г. получил звание лекаря. В том же году Медицинской коллегией командирован вместе с другими 9 молодыми лекарями за казенный счет для научного усовер- шенствования в Лейденском университете. При этом на него была возложена обязанность - присылать “отчеты о занятиях своих товарищей”. Из Лейденского он перешел в Страсбургский, а затем в Парижский университеты. Уделял особое внимание изучению физиологии, патологии, химии, фармакологии, экспериментальной физики. В 1765 г. защитил в Парижском универс итете докторскую диссертацию “Медицинские тезисы”. Сведения о его дальнейшей научно-практической деятельности отсутствуют [43]. Симонтовский Петр Семенович (1747-1815) родился в г.Сумы в семье священника. Учился с 1756 г. в КМА. В 1766 г. поступил в Московскую госпитальную школу. Успешная учеба дала ему возможность уже через год получить звание подлекаря. Но в 1768 г. по собственному желанию был направлен в драгунский полк для прохождения военно-медицинской службы. Через 3 года успешно выдержал в Оренбурге теоретические и практические экзамены на звание лекаря и продолжал служить в армии. Благодаря своим организаторским способностям и прекрасным знаниям медицинского дела, обеспечил ликвидацию в 1784 г. эпидемии чумы среди калмыков в Астраханской губернии. В 1792 г. за ряд своих научно- практических работ получил звание штаб-лекаря [44]. В 1796 г. ему, как хорошо известному по службе, Медицинская коллегия поручила изучить причины массовых заболеваний людей неизвестной болезнью в г.Уральск. Петр Семенович работал там почти год, старательно все исследовал и доказал, что болезнью являлась проказа (лепра), занесенная из Ирана через Астрахань. Он описал ее различные клинические формы, испытал ряд методов лечения. По его указанию организованы в Уральске первые лепрозории “для недопущения этой болезни и повреждения здоровых”. Материалы обобщил в 1796 г. в работе “Описание проказы в Уральске” [45]. Кроме того, глубоко изучил санитарное состояние этого города, сделал выводы и внес практические предложения: меры по очистке города, улучшению водоснабжения, ликвидации водоемов в окрестностях города и др. Изложил их в работе “Замечания некоторые до города Уральска 129 СУМСЬКА СТАРОВИНА №ХХХV 2011 касающиеся” (1797). Оба сочинения были направлены в начале 1797 г. в Медицинскую коллегию, однако по ее вине не опубликованы, как и многие работы других авторов по различным вопросам медицины [45]. После 20-летней службы в армии П.С.Симонтовский работал с 1797 г. врачом-инспектором (акушером) Оренбургской губернской врачебной управы. На такие должности назначались лекари, отличившиеся на административной и научной работе. С созданием в 1797 г. губернских врачебных управ впервые вопросы организации медицинской помощи населению постепенно начали переходить непосредственно к медикам. Первые врачи-инспекторы заслужили уважение за по-настоящему самоотверженный труд, направленный в силу их возможностей на оказание лечебной и профилактической помощи жителям. П.С.Симонтовский отличался прямотой, изобличал ошибки и упущения в работе, даже если они допускались непосредственным начальством. На этой почве в 1798 г. он добился своего перевода в Симбирскую губернскую врачебную управу, где работал до последних дней своей жизни. В 1808-1809 гг., будучи в преклонном возрасте, принимал участие в ликвидации холеры в Саратовской губернии. Ему принадлежит немало и других научных работ по различным вопросам медицины. Среди них: “О камнях желчного пузыря” (1788), “О чуме в Оренбурге” (1793), “О проказе”, “Об аневризме аорты, разрушающей грудную кость” (1794), “Рапорт о результатах поездки в Уральск для изучения проказы” (1796), “О хирургических операциях” (1801), “Об уродствах человека” (1801, 1802) и др. [46]. Таким образом, первые высшие медицинские учебные заведения в XVIII в. получали преимущественно из Киево-Могилянской академии достойных лекарских учеников, среди которых были уроженцы Сумщины. Став лекарями, а ряд из них затем и докторами медицины, своей научно- практической деятельностью положили начало развитию медицины в России и Украине. ______________________________ 1. Очерки истории высшего медицинского образования и научных школ на Украине / Под ред. Братуся В.Д. и др. - К., 1965. - С.100-104. 2. Верхратський С.А., Заблудовський П.Ю. Історія медицини. - К., 1991. - С.202. 3. Там само. - С.200-201. 4. Мирский М.Б. Очерки истории медицины в России XVI-XVIII вв. - Владикавказ, 1995. - С.42. 5. Палкин Б.Н. Русские госпитальные школы XVIII века и их воспитанники. - М., 1959. - С.14; Мирский М.Б. Указ. соч. - С.42-43. 6. Верхратський С.А., Заблудовський П.Ю. Вказ. праця. - С.219-220; Мирский М.Б. Указ. соч. - С.43-44; Палкин Б.Н. Указ. соч. - С.27-28. 7. Мирский М.Б. Указ. соч. - С.44-46, 48, 52. 8. Там же. - С.56; Верхратський С.А., Заблудовський П.Ю. Вказ. праця. - С.219. 9. Палкин Б.Н. Указ. соч. - С.30-31. 10. Там же. - С.32-33. 11. Мирский М.Б. Указ. соч. - С.44; Палкин Б.Н. Указ. соч. - С.29. 12. Верхратський С.А., Заблудовський П.Ю. Вказ. праця. - С.222; Палкин Б.Н. Указ. соч. - С.16, 37-38. 13. Мирский М.Б. Указ. соч. - С.94-95. 14. Очерки истории высшего медицинского образования … - С.103, 107. 15. Там же. - С.108. 130 СУМСЬКА СТАРОВИНА №ХХХV 2011 16. Там же. - С.107, 109. 17. Палкин Б.Н. Указ. соч. - С.28-29. 18. Там же. - С.96-97; Очерки истории высшего медицинского образования … - С. 104. 19. Верхратський С.А., Заблудовський П.Ю. Вказ. праця. - С.234; Палкин Б.Н. Указ. соч. - С.21-25. 20. Палкин Б.Н. Указ. соч. - С.203-243. 21. Милявский В.М. И.А. Полетика - первый русский профессор зарубежного университета // Советское здравоохранение. - 1977. - №2. - С.82-83. 22. Российский Д.М. История всеобщей отечественной медицины и здравоохранения. Библиография (996-1954). - М., 1956. - С.613; Палкин Б.Н. Указ. соч. - С.258. 23. Милявский В.М. Указ. соч. - С.83. 24. Самойлович Д.С. Избранные произведения. - М., 1949. - С.29-30, 128-129. 25. Милявский В.М. Указ. соч. - С.83-84. 26. Там же. - С.84. 27. Бородий Н.К. И.А. Полетика - выдающийся украинский врач и ученый XVIII ст. // Микробиологический журнал. - 1982. - №3. - С.92-94. 28. Грандо А.А. Медицина в зеркале истории. - К., 1995. - С.41, 44, 90-91. 29. Медицина в Україні. Видатні лікарі. (Біографічний словник) / За ред. Старченко С.М. - К., 1997. - С.104-105. 30. Российский Д.М. Указ. соч. - С.626. 31. Очерки истории высшего медицинского образования … - С. 112-113. 32. Грандо О.О. Визначні імена в історії української медицини. - К., 1997. - С.93; Палкин Б.Н. Указ. соч. - С.226. 33. Медицина в Україні… - С.96-97. 34. Памятная книжка Конотопского земства. 1865-1890. - Конотоп, 1890. - С.56, 133-144. 35. Медицина в Україні… - С.107-108. 36. Палкин Б.Н. Указ. соч. - С.267. 37. Очерки истории высшего медицинского образования … - С.112. 38. Палкин Б.Н. Указ. соч. - С.227-228. 39. Грандо О.О. Визначні імена в історії... - С.95. 40. Медицина в Україні… - С.26. 41. Очерки истории высшего медицинского образования … - С.110, 116. 42. Медицина в Україні… - С.93. 43. Там само. - С.114-115; Нудьга Г. Перші магістри і доктори // Жовтень. - 1982. - №3. - С.93, 97-98. 44. Там само. - С.116. 45. Палкин Б.Н. Указ. соч. - С.142, 144. 46. Там же. - С.231-232, 245, 249, 258-259, 263-264. Чорнобров І.В. Роль Києво-Могилянської академії у розвитку медицини У статті розглядаються основні напрямки в організації та удосконаленні діяльності перших у Російській імперії навчальних закладів (госпітальних шкіл) і надання їм Києво- Могилянською академією дієвої допомоги в підготовці кадрів лікарських учнів. Проаналізована роль у розвитку медичної науки і практики вчених - уродженців Сумщини - вихованців академії і госпітальних шкіл. Chernobrov I.V. The role of Kyiv-Mohyla Academy in the development of medicine The article examines the main trends in the organization and improvement of activity of the first in the Russian Empire of higher medical education (hospital schools) and providing them with the Kyiv-Mohyla Academy efficient assistance in the training lekarskih students. The role in the development of medical science and practice of scientists - natives of Sumy - Academy students and hospital schools. ______________________________ Отримано 16.05.2011

Приложенные файлы

  • pdf 2469406
    Размер файла: 312 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий