5. Биографии авторов, связанных с кимрским краем, составляют очень важный элемент локального текста. Это касается как писателей, связанных с Кимрами условно (Фадеев родился в городе


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте файл и откройте на своем компьютере.
На правах рукописи КОРКУНОВ ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ КИМРСКИЙ ЛОКАЛЬНЫЙ ТЕКСТ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ Специальность 10.01.01 — русская литература Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук ТВЕРЬ 2 01 5 2 Работа выполнена на кафедре истории русской литературы ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет» Научный руководитель Александр Юрьевич Сорочан , доктор филологических наук, профессор ФГБОУ ВПО « Тверской государственный университет » Официальны е оппоненты А натолий В ячеславович Кошелев , доктор филологических наук, профессор ФГБОУ ВПО «Новгородский государственный университет» им. Ярослава Мудрого Е вгений В икторович Петренко , кандидат филологических наук , зав. отделом культуры газеты «Тверская жизнь» Ведущая организация ФГБОУ ВПО «Псковский государственный университет» Защита состоится 7 апреля 2015 г. н а заседании диссертац и онного совета Д.212.263.06 в Тверском государственном универси тете по адресу: 170002, г . Тверь, пр - т Чайковского, 70. С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского гос у дарственного университета по адресу: г. Тверь, ул. Володарского, 44а. и на сайте ТвГУ: http://dissertations.tversu.ru/dashboard/councils/6/dissertations/57/edit . Отзывы можно отправлять по адресу: 17000 2 , г. Тверь, пр - т . Чайковского , 70 , Тверс кой государственный университет, филологический факультет . Автореферат разослан Учёный секретарь диссертационного совета: доктор филологических наук, профессор С.Ю. Николаева 3 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Актуально сть темы исследования. Изучение локальных текстов в настоящее время вызывает значительный интерес. Многие литературоведы обращаются к исследованиям образа места, локальной словесности, провинциальной литератур ы . О чевидно, что «столичный» текст первоначальн о представляется более насыщенным, нежели текст «провинциальный». Однако со временем исследования, посвященные провинциальным текстам, приобретают все большее значение . Внимание филологов привлекает и тверской текст ; первые шаги в его изучени и уже сделаны 1 . Следствием всеобщей текстуализации пространства становится устойчивый интерес к исследованию локусов, в том числе и тверск их (свидетельством этому могут служить, например, бологовские экспедиции санкт - петербургских исследователей 2 ). На стоящая работа явля ется продолжением данной линии исследований и посвящена « кимрскому тексту » . Кимры — город в Тверской области с населением около 50 тысяч человек. Первое упоминание о нём датировано 15 4 6 г. Благодаря относительной близости к Москв е (130 к м ) и расположению н а берегах рек Волга и Кимрка, село, а впоследствии город, неоднократно возникало в путевых заметках. Во многих произведениях упоминается и важнейший местный промысел — обувное производство. Исследования локальных текстов актуальн ы сразу в нескольких аспек тах . Когда внимани е сосредоточено на регионах и их пограничных точках, изменяется восприятие литературного произведения ( в связи с местными реалиями), уточняются не ясные ранее детали : «Понимание локуса (города, территории, края) как текста <…> содержательн о представ ляет принципиально новый, территориальный, аспект историко - литературного про цесса» 3 . «Кимрский текст» важен не только потому, что локальные тексты — одна из актуальных проблем литературоведения . Разумеется, Кимры и «кимрский текст» в истории Ро ссии и русской литературы периферийны. Это подтверждается уже тем, что совокупное количество текстов - источников сравнительно невелико. Однако Кимры , так или иначе , отразились в творчестве В.Н. Татищева, Н.А. Некрасова, А.П. Чехова, А.Н. Островского, Т. Гот ье, М.Е. Салтыкова - Щедрина, В.А. Гиляровского, С.П. Подъячева, И.Г. Эренбурга, А.Н. Толстого, М.М. Пришвина, Б.Н. Полевого, Ф.И. Панфёрова, А.А. Фадеева, В.А. Кострова, А.А. Вознесенского, О.Э. Мандельштама, Н.Я. Мандельштам, Ю.В. Трифонова, А.Н. Рыбакова, А.И. Солженицына, Б.А. Ахмадулиной, Ю.М. Полякова, Л.А. Аннинского, Н.П. Красновой и др., поэтому целесообразно изучать этот обширный и 1 Например, в книге: Сорочан А.Ю. Тверской край в литерат уре: образ региона и региональные образы. — Тверь: Издательство М. Батасовой, 2010. — 172 с. 2 Ахметова М.В., Лурье М.Л. Материалы бологовских экспедиций 2004 года [Электронный ресурс] 3 Абашев В.В. Пер мский текст в русской культуре и литературе XX века: дисс. … докт. филол. наук: 10.01.01. — Екатеринбург: Уральский государственный университет им. А.М. Горького, 2000. — С. 5 . 4 разнородный материал. О бращение к региональному компоненту литературы приобретает особое значение в св язи с процессом г лобализации, следствием которого является вытеснение национальных культур в пользу популярных международных культурных явлений, что приводит к кризису национальной идентификации. В исследовании рассматриваются и анализируются этапы создания образ а места . Учитываются географические (Кимры расположены на берегах рек; своеобразно деление на районы и др.), индустриальные (в частности, развитие обувного промысла) и другие особенности жизни села/города, нашедшие отражение в текстах. На их основе делается попытка выстроить систему структурных и содержательных особенностей, формирующих локальный образ. В ход е описания выделяли сь наиболее репрезентативные (сапожное дело, ярмарки, деревянный модерн и др.) сегменты образа места , интерпретированные в художественных пр оизведениях ; « кимрские » тексты рассмотрены с момента п ервого упоминания о Кимрах (XVI век) до настоящего времени . Основные цели исследования — изучить «кимрский текст» как способ репрезентации территории (1), выделить характеризующие его отличительные черт ы (2), рассмотреть культурную и историческую жизнь локуса (3), отражённую в текст ах . При изучении локальной биографи и (период а , в который жизненный путь писателя пересекался с Кимрами) необходимо показать, как город связан с судьба ми тех или иных писателей . В исследовании затронуты три аспекта этой темы : «изнутри» — биографии значимых писателей, большую часть жизни проведших в Кимрах, в нашем случае это М.А. Рыбаков и С.И. Петров; «извне» — биографии авторов , относительно недолгое время про живших в Кимрах: О.Э. Мандельштам и М.М. Бахтин; «со стороны» — биографии людей, связанных с Кимрами скорее корпусом мифов, чем корпусом текстов: А.А. Фадеев и Б.А. Ахмадулина (4). Сочетая развёрнутые описания и биографические микросюжеты, мы можем внести существенные допо лнения в методологию изучения локальных текстов. На основании целей определяются задачи исследования — собрать (1) и описать (2) максимально возможный корпус текстов, посвящённых Кимрам, а также дополнить культурный контекст наиболее значимы ми биографи ями писателей, напрямую связанных с Кимрами (3) ; в ве сти в научный оборот новы е , значительны е (пусть и в региональном масштабе) им ена (4). Так, в диссертации изучены жизнь и творчество С.И. Петрова, погибшего в первые месяцы Великой Отечественной войны. Степень разработанности проблемы. Образ места как литературно - исторический феномен впервые проявился в англоязычных исследованиях первой половины XX века 4 . Структура исследования следует модели, заданной в монографии А.Ю. Сорочана , посвященной «тверскому тексту» : сбор и описание источников (1), встраивание их в национально - культурную 4 Сорочан А.Ю. Тверской край в литературе: образ региона и региональные образы … С. 166. 5 среду (2), обобщение собранного материала одновременно с реконструированием образа (3) и поиск причинно - следственных связей в полученно м образ е (4) 5 . В отечественной практике текстуал изация пространства началась с выявления петербургского текста (в 1973 г.) В.Н. Топоровым . Итогом первых изысканий стал труд «Петербург и петербургский текст русской литературы» (1984). В последующие годы проблематика локального текста, в первую очередь, к ак нового, неразработанного явления в науке , стала достаточно популярна (это му посвящены исследования В.В. Абашева о пермском тексте; А.Ю. Сорочана о тексте тверском; труды А.П. Люсого о крымском и московских текстах и др.). Наиболее релевантно для данной работы понятие локального текста , введенное в докторской диссертации В.В. Абашева . Исследователь полагает, что « <мы> выходим к тому, чтобы всё богатство и многообразие знаковых (текстовых) репрезентаций локуса объединить в рамках особого текстового единств а, а именно локального текста 6 ». Применительно к кимрскому краю выделяются к ультурные константы; именно они определяют базовую структуру локального текста. Следом за А.Л. Жебраускасом мы употребляем слово «константа» в его « ка ч ественном значении — “самое з начимое”, “системообразующее”, а не в буквальном — “непреходящее”, “неизменное”» 7 . В исследовании акцентиру ю тся проявления гетеростереотип а (предста влени я об иной общности ; в нашем случае представлени я не кимрских авторов о Кимрах) и автостереотип а (предст авлени я о сво ём ; в нашем случае представлени я кимрских авторов о Кимрах) 8 в художественных произведениях . Гет еростереотип формируется раньше. И к моменту появления первых свидетельств кимряков стереотипное представление о крае уже сформировано. Учитывая мн ожество толкований и не устоявшийся понятийный аппарат, а также ориентацию предыдущих исследователей преимущественно на масштабные лок усы (Петербург, Москва, Пермь, Крым и др.), в диссертации мы уточняе м определение локального текста: Локальный текст — это совокупность гетеростереотипных и автостереотипных текстуальных воплощений локуса, имеющих не случайный характер, в которых проявляются культурные константы края (или личное его восприятие), воспроизводящие образ места. В качестве теоретической базы испол ьзовались работы М.М. Бахтина , В.Н. Топорова , П. Нора , Б.М. Гаспарова, В.В. Абашева, Ю.М. Лотмана , А.Ю. Сорочана 9 и др. 5 Там же. 6 Абашев В.В. Пермский текст в русской культуре и литературе XX века. — Екатеринбург, 2000. — С. 17. 7 Жебраускас А.Л. Понятие культурных констант и поиски ориентиров постсовременности // Известия Российского государственного педагогиче ского ун - та. — 2006. № 20. — С. 19. 8 О продуктивности анализа гетеро - и автостереотипов в процессе исследования локального текста см.: Сорочан А.Ю. Тверской край в литературе: образ региона и региональные образы… С. 168, 169. 9 Бахтин М.М . Эстетика словес ного творчества / Сост. С.Г. Бочаров. — М.: Искусство, 1986. — 445 с. ; Топоров В.Н. Петербургский текст русской литературы. — СПб.: Искусство - СП б , 2003. — 617 с. ; 6 Методологическ ой баз ой с тали труды В.Н. Топорова, В.В. Абашева, А.Ю. Сорочана, а также теоретические работы, представленные в сборниках «Текст: семантика и структура» и «Русская провинция: миф — текст — реальность» (М. - СПб., 2000) и др. При этом учитывалась методика бытописателей и краеведов, работавших в кимрском крае с середины XIX века ( Н.Г. Лебедева, А.С. Столярова ); авторов, писавших в XX веке ( А.З. Суханова , П.Н. Орешкина ) , а также современников ( В.И. Коркунова , В.П. Покудина и др. ). В качестве основного метода выявления «кимрского текста» мы использовали историко - литературный (это связано с относительн ой неразработанность ю — вследст вие новизны темы — научно - методологического аппарата и принципов выявления локальных текстов). Помимо художественных текстов, в работе рассматрива ются и локальные биографии . Это даёт возможность точнее понять и проанализировать произведения , написанные в К имрах или связанные с этим местом . Научная новизна. В исследовании впервые изучается и описывается « кимрский текст » ; обстоятельно рассмотрен локальный текст малого провинциального города, бывшего села . П редлагается новое определение локального текста , что видится уместным в период формирования научно - методологическ их представлений о данной проблеме . Научно продуктивным нам представляется и анализ нового локального материала, связанного с кимрской культурой, литературой и историей. Также в диссертации предс тавлены новые материалы о жизни и творчестве Б.А. Ахмадулиной, М.М. Бахтина, О. Э . Мандельштама, С.И. Петрова, М.А. Рыбакова, А.А. Фадеева, внесены уточнения в творческие биографии названных авторов . П рактическая значимость исследования состоит в возможност и применения полученных данных в выявлении и описании локального текста. Результаты исследования могут быть использованы в вузовских и школьных курсах по литературному краеведению, истории литературы, в спецкурсах и спецсеминарах, посвященных проблематике локального текста. Теоретическая значимость исследования заключается в расширении научных знаний в области изучения и описания локального текста и Топоров В.Н. Пространство и текст // Т екст: семантика и структура / Отв. Ред. Т. В. Цивьян. — М.: НАУКА, 1983. — С. 227 - 284; Нора П. Проблематика мест памяти / Франция - память / П. Нора, М. Озуф, Ж. де Пюимеж, М. Винок. — СПб.: изд - во С. - Петерб. у н - та, 1999. — С. 17 - 50 ; Гаспаров Б.М . Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. — М.: « Новое литературное обозрение», 1996. — 352 с. ; Абашев В.В. Пермский текст в русской культуре и литературе XX века: дис. … докт. филол. наук: 10.01.01. — Екатеринбург: Уральский гос. ун - т им. А.М. Горького, 2000. — 447 с. ; Абашев В.В. Пермь как текст. — Пер мь: изд - во Пермского ун - та, 2000. — 404 с. ; Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. — М.: Языки русской культуры, 1996. — 447 с. ; Лотман Ю.М. Семиосфера. — СПб.: Искусство - СПб., 2000. — 704 с. ; Кошелев В.А. О «литературной» провинции и литературной «провинциальн ости» нового времени // Русская провинция: миф — текст — реальность / Сост. А.Ф. Белоусов, Т.В. Цивьян / Под ред. В.Н. Сажи на. — М., СПб, 2000. — С. 37 - 55 ; Сорочан А.Ю. Тверской край в литературе: образ региона и региональные образы. — Тверь: Изд - во М. Ба тасовой, 2010. — 172 с. 7 биографических материалов, а также в научном осмыслении « кимрского текста » . П редставленная диссертация — перв ое подобное исследование, сконцентрированное на малом локусе, что делает её теоретические и методологические построения существенными для последующих научных изысканий. Объектом исследования станов я тся тексты ( официальные документы , путевые заметки, художе ственные произведения, публицистические и автодокументальные свидетельства, исторические и краеведческие работы) XVI - XXI веков, связанные с Кимрами. Предмет диссертационного исследования — локальный « кимрский текст » . Положения, выносимые на защиту . 1. « Ким рский текст » в русской литературе — постепенно формирующееся единство, для которого характерно взаимодействие автостереотипа и гетеростереотипа. На материале текстов, созданных в Кимрах и о Кимрах, мы можем выделить основные черты авто - и гетеростереотипов в локальном тексте. 2. Особенность « кимрского текста » — постепенное усиление базовых локальных констант , самых значимых, системообразующих элементов локуса (сапожный промысел, приближенность к столице, железнодорожн ый узел и др.) . В литературе XIX - XXI век ов мы можем обнаружить, как эти константы определяют формирование образов Кимр и кимряков. 3. « Кимрский текст » — яркий пример текста провинциального; ему свойственно противопоставление двух моделей: Кимры — центр мира и Кимры — окраина. В текстах местных а второв до 2000 - х гг. Кимры пре дставлены условны м «центр ом »: «одно из лучших сёл» (Н.Г. Лебедев), «счастлива я только здесь» (О.В. Федотова); в текстах новейшего времени наметился мотив «окраинности»: Кимры как малый городок (Ю.Г. Максименко, Л.О. Старшинов а, Л.И. Куляндрова). В гетеростереотипе «оппозиция» определяется исходными целями текста: путешественники видят в населённом пункте то «сильно развитое, богатое и представительное село» (Н.Н. Лендер) или «сапожный центр» (С.П. Подъячев), столицу деревянног о модерна (М.Б. Бару); «периферия» чаще о писывается при случайных посещениях села/города (Т. Готье). 4. Многие тексты содержат стереотипный образ провинциального города; принципы стереотипизации заимствуются из краеведческого дискурса. Особенно это характ ерно для литературы конца ХХ века. Взаимодействие литературы и краеведения на примере Кимр сводится к созданию ряда текстов, в которых условно представлены ключевые исторические события (самый репрезентативный пример: «Помышления о Кимрах» Б.А. Ахмадулино й) без фактических искажений. 5. Биографии авторов, связанных с кимрским краем, составляют очень важный элемент локального текста. Это касается как писателей, связанных с Кимрами условно (Фадеев родился в городе , Ахмадулина здесь не бывала ), 8 так и авторов, составлявших «гордость кимрского края» (автостереотипы в данном случае проявляются и в конструировании биографии). 6. На основе анализа и сопоставления «кимрского текста» с иными типами провинциального текста представлено уточнённое определение: локальный текст — это совокупность «внешних» и «внутренних» текстуальных воплощений локуса, в которых фиксируются культурные константы региона . Публикации. Основные н аучные результаты диссертации отражены в 1 3 публикациях, четыре из них — в изданиях, рецензируемых ВАК РФ, а также монографии. Апробация. Основные положения и результаты работы обсуждались на I Н аучно - практической конференции «Современная русская литература: истоки, перспективы, параллели». Москва. 29 октября 2011 г.; I Международной научной конференции «Связь времён», посвященной 75 - летию со дня рождения Б.А. Ахмадулиной. Москва. 28 мая 2012 г.; Международной научной конференции «Настоящее как сюжет». Тверь. 12 мая 2013 г.; открытой лекции в Останкинском институте телевидения и радиовещания. 20 ноября 2 013 г. Структура и объём работы. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, заключения , списка использованн ой литературы, включающего 280 наименований. Диссертация содержит 24 0 страниц, 1 приложение. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во « Введении» обосновывается актуальность работы, её научная н о визна и практическая значимость, определяются методы, объект и предмет исследования, ставится цель и соответствующие ей конкретные задачи, формулируются положения, выносимые на защиту. Глава I « “ Ки мрский текст ” : этапы формирования » посвящена основны м этап ам формирования « кимрского текста » . Основная задача главы — описать и проанализировать максимально возможное количество источников — текстов, связанных с Кимрами , оценить, как в них воплощается обра з места . Структурно глава делится на три раздела (в связи с историческими изменениями) : «Дореволюционный период», «“Кимрский текст” в советское время (1917 - 1991)» и «Кимры в современной художественной литературе и публицистике», каждый из которых разбит на ряд параграфов , описывающих т е или ин ые особенности определенной стадии формирования «кимрского текста». Раздел «Дореволюционный период» открывается параграфом «Первые упоминания о Кимрах» . В нём детально опис ываются документ ы , в котор ых упоминались Кимр ы : грамот а Ивана Грозного 1546 г. ( она определяла Кимры в качестве торгово го сел а ) и грамота, содержащая упоминание о «кимрян ах » — так до середины XIX века именовались жители Кимр . В диссертации предпринят анализ употреблени я слов «кимряне» и 9 «кимряки»; от мечаю тся использовани я формы «кимряне» в современных источниках. В «Генерально м соображени и по Тверской губернии, извлечённо м из подробного топографического и камерального по городам и уездам описания 1783 - 1784 г.» , впервые упоминается сапожный промысел — своеобразная «визитная карточка» Кимр. Т екст свидетельствует об известност и села как центра торговл и , акцентируется внимание на развит ии производств а и ярмар о к. В «Лексикон е Российско м историческо м , политическо м и гражданско м» В.Н. Татищева делается предп оложение о существовании Кимр в XI веке: « … сие место по гистории Руской хотя прежде исхода 12 ста по Христе не упоминается, однако ж видимо, что весьма древнее жилище, ибо в не дальнем от онаго разстоянии видно древнее городище» 10 . Однако, вероятнее всего, речь идёт именно о месте (возможно, известном благодаря гидрониму), а не о населённом пункт е . Х удожественного осмысления Кимр первые документы не предполагали, однако в них задаются исходные константы, связанные с кимрским краем . В параграфе «От торговых текстов к текстам литературным» мы обращаемся ( помимо бытописа тельных и эпистолярных свидетельств ) к первы м художественны м произведения м , в которых упоминаются Кимры . Кимры отразились в переписке князя Александра Николаевича (будущего Александра II ) с Нико лаем I . В письме упоминается и церковь, построенная совершенно « по образцу московского Успенского собора» 11 — кимрский Покровский собор . В этот период в озникают очерки И.Т. Кокорева, в которых «кимряк» становится словом нарицательным, а также — определяющим профессию: «Как понадобились кучеру новые сапоги, так кимряк…» 12 Подтверждающим значение промысла («Я видел село Кимру: с первого разу заметны его довольство и богатство» 13 ) станов я тся путевые заметки С.П. Шевырёва. О кимрских пожарах, от которых село практ ически полностью выгорало, но неизменно отстраивалось , писал С.А. Маслов в «Заметках во время поездки по Волге от Твери до Костромы». В его же книге встречается и упоминание о « халтуре » кимрских обувщиков. П рославившись на всю Россию своим мастерством , кус тари начали производить обувь с картонными (бумажными) подошвами, о ч ем упоминалось во множестве текстов, например, «Москве и москвичах» В.А. Гиляровского ( кроме этого произведения , в диссертации рассматривается его путеводитель «Волга», в котором о селе в ысказано во многом противоположное мнение). Анализ данных произведений позволяет сделать вывод, что стержневая кимрск ая тем а — сапожн ая . Синонимическая пара « К имры» — «сапоги» 10 Татищев В.Н. Лексикон Российской исторической, географической, политической и гражданской. Часть III . — СПб.: В Типографии Горного Училища, 1793. — С. 205. 11 Леонтьев Я.В. Калязинская хрестоматия. — М., 2002. — С. 35. 12 Очерки и р ассказы И.Т. Кокорева. Часть II . — М.: В Университетской Типографии, 1858. — С. 74. 13 Шевырёв С.П . Поездка в Кирилло - Белозерский монастырь. Вакационные дни профессора С. Шевырёва в 1847 году. В двух частях. Часть вторая. — М.: В Университетской типографии, 1850. — С. 130. 10 находит отраже ние в текстах А.П. Чехова, С.В. Максимова, А.И. Забелина, П.Н. Пол евого и др. В этом ряду можно назвать и М.А. Рыбакова, кимрского писателя, на первом этапе творческой биографии пользовавшегося псевдоним ом Макар Сапожник . К ак литературный герой Макар Сапожник появляется в истории Ю.Ф. Помозова «Случай с командировочным». К парадигме «Кимры — обувная столица» (название условно) относятся также слова Т. Готье: «Кимры известны своими сапогами, как Ронда — гетрами 14 ». К э тому времени всероссийская слава кимрских обувщиков — доказанный факт. Появляются тексты, определяющие кимр скую микротопонимику. В частности, «Зарек а » упоминается в дневнике А.Н. Островского. В понятийный аппарат диссертации вводятся микротопонимические части локуса: Зарек а (Заречье, ранее — Вознесенск ая сторон а ), Савёлово, Троицк ая сторон а (исторический центр) . В произведениях М.Е. Салтыкова - Щедрина «Благонамеренные речи» и «Современная идиллия» встречаются выявленные ранее в исследовании элементы кимрского локуса : развитая торгов ля , затухающий во второй половине XIX века сапожный промысел (по причине увеличива ющихся объёмов производства некачественной обуви ) ; отмечается профессиональная идентичность: «мы сапожники старинные, извечные…» 15 В текстах Островского и Салтыкова - Щедрина зафиксирован ещё один кимрский промысел — рыбная ловля. Это не случайные упоминания. В «Воспоминаниях» Н.Я. Мандельштам кимряки также показаны рыболов ами , как и в произведениях А.С. Столярова, Г.Г. Москвича, М.Б. Бару, И.М. Михайлова, А.В. Полуботы и др. О многолюдности и развитости Кимр пишет Н.Н. Лендер в книге «Волга», характеризуя сел о так : «Центр особого кустарного производства» 16 . В материалах к работе «Развити е капитализма в России» В.И. Ленина мы находим подтверждения ряда сделанных нами выводов (о значимости промысла, развитии села и др.) . В целом ряде текстов Кимры упомянуты , но л ибо повторяли сь уже известные сведения , либо эти сведения не были достаточно репрезентативными (П.П. Нейдгардт, Ф.М. Зеленев, В.М. Сидоров, А.П. Субботин, И.Ф. Тюменев, Г.П. Демьянов и др.) О собое внимание уделено формированию в художественных текстах обра за кимряка . Первые его характеристики: селянин, сапожник, исключительно владеющий искусством создания обуви; бедный/зажиточный; появляется образ горюющего кимряка — при описании пожара (первое описание местного жителя , не сапожника - профессионала). Определя ются и анализируются культурные константы, связанные с кимрским краем, на примере текстов показано, как происходит создание образа места. К моменту появления автостереотипа гетеростереотип уже сформирован, что оказывает влияние на местное самосознание : в п ервых 14 Готье Т. Путешествие в Россию. — М.: Мысль, 1988. — С. 361, 362. 15 Салтыков - Щедрин М.Е. Благонамеренные речи. — М.: Правда, 1984. — С. 294. 16 Лендер Н. Н. Волга. Очерки и картины. С картою Поволжья. — СПб.: Типография А.С. Суворина, 1889 . — С. 4. 11 текстах, написанных кимрякам и , нередко не создавался, а копировался образ села/города, созданный в произведениях предшественников. Параграф «З арождени е литературы в Кимрах » демонстрирует автостереотипное восприятие локуса. П ервые «кимрские» произведе ния представляют собой документальные описания . Их авторы , с вященник Н.Г. Лебедев , купцы М.В. Малюгин и А.С. Столяров , всесторонне рассм атривают а спекты жизни села и особенностей сапожного дела ( о дурном качестве обуви местны е автор ы не пишут ). Производств о становится одним из мотивов произведения А.С. Столярова «В царстве обуви», созданного в эпистолярной форме . Лебедев — основоположник представления о Кимр ах как «центр е мира», о н называет их одним из лучших сёл губернии 17 . Расширяется представление о кимря ке, основные детали описаний сосредоточены вокруг обувного производства. Раздел «“Кимрский текст” в советское время (1917 - 1991)» открывается п араграф ом «Довоенный период» , в котором анализируются первы е (художественно несостоятельны е ) стихотворения, создан ны е в Кимрах (1919 - 1920 гг.). И х авторы , зачастую скрывающиеся под псевдонимами: Приволжский ( Е. Розенблюм ) , Л. Меглицкий, Волгарь и Ласточка . Произведения более высокого уровн я публикуются в созданной в 1925 г. газете «Кимрская жизнь». Их о тличительной ос обенностью является появление иронических и сатирических интонаций (Женька Крючек) ; здесь публикуются фельетон ы (Адах - ий), очер к и о жизни сапожников (О. Асомский) и др. Х удожественно го осмыслени я локуса у местных авторов в этот период практически не отмеча ется . Кимры упоминались в очерк ах и сатир ических произведениях . Из всей совокупности текстов 1925 - 26 гг. созданию образа места в большей степени способствовали сатир ические стихотворения Женьки Крючека. Поэт обращается к явлен иям (критически их освещая) , связанным с кимрским краем : сну пожарных во время пожара, длительным задержкам уборки урожая, использованию девуш ками косметики (что становилось объектом порицания) и т.п. Н овые свидетельства , помогающие реконструировать образ места, находятся в текстах а второв , не проживавших в Кимрах ( так трансформируется гетеростереотип) . Первое поэтическое описание города предпринято Я.З. Шведовым в стихотворении «Кимры». Лирический герой Шведов а демонстрирует своё понимание Кимр. Поэт обращает внимание на «запах кож» — показатель , выделяющ ий Кимры среди прочих маленьких городов . Известность и значительность села подчёркиваются и тем, что стихотворение называется «Кимры», в то время как лирический герой находится на савёловской стороне . Стихотворение Шведова соотносится с « с авёловским циклом» Мандельштама; сходным образом описан пейзаж (пыльная крапива, волжские откосы, неровные волжские берега) — это 17 Лебедев Н.Г. Статистико - этнографическое описание села Кимры. — Кимры: Кимрская типография, 1993. — С. 47. 12 савёловские стихотворения ; поэты запечатлевают местность с одной и той же «точки о бзора ». Первое упоминание о железной до рог е , связавшей Кимры с Москвой (а позже и с Ленинградом) , возникает в книге С.П. Подъячева «Моя жизнь» . Кимры обретают новое свойство : транзитный локус. П оявление железнодорожных путей дало импульс к развитию села — больше гостей ( в том числе литераторов ) с могли посетить Кимры и Савёлово (например, И.Г. Эренбург, В.Г. Лидин и Ю.К. Балтрушайтис); в 1930 - е гг. « неблагонадёжны е граждан е », не имевшие возможности жить в крупных городах, выбирали Кимры именно из - за наличия ж елезнодорожного сообщения (О.Э. Мандел ьштам и М.М. Бахтин). В этот же период в Кимрах появились известные местные авторы : С.И. Петров и М.А. Рыбаков. В параграфе обращается внимание на один из персонажей романа А.Н. Толстого «Пётр I» Домну Вахрамееву . Б аба - кимрянка появляется в произведении не спроста ; удобное по отношению к столице расположение села открывало широкие возможности для царской семьи и её приближённых — село неоднократно передавалось в дар, его жители нередко прислуживали знатным особам . Это первое появление в художественной литера туре кимрянки — в предыдущих текстах кимряки фиксировались или обобщённо, или как мужчины - кустари (женщины до обувно го производств а не допускались ). «Сапожная тема» возникает в рассказах М.М. Пришвина и Б.Н. Полевого, названных «Башмаки» и «Сапоги» соответ ственно. Пришвин рассказывает о «волчках» или «урчунах», попадающих в «кимрское стадо» 18 (это новые проявления образа кимряка) , отмечается закрепившееся за обувными Кимрами название Ост - Индия (последнее подтверждается рассказом М.А. Рыбакова «Индия» ; это на звание — одно из синонимов Кимр, утраченное в XX веке). Полевой , описывая кимрский рынок, обращает внимание на позитивные изменения, произошедшие в торговле в первые годы советской власти, подчёркивает преимущества кооперации. Параграф «Военное время» пока зывает, что в этот период идентификация «Кимры — сапожная столица» утрачивает ключевое значение для края; Кимры — часть системы, работающей для фронта. С тихотворения о вторжении немецких оккупантов появляются в местной «Коллективной жизни» (А. Синёв, К. В оронов и др.) ; создаются фронтовые стихотворения С.И. Петрова. Город подвергается бомбардировкам — в очерке В.И. Коркунова «Воздушные налёты на Кимры» они подробно описаны . В Кимрах появляется своеобычное выражение: «новогодний гостинец фюрера» 19 (о бомбах, сброшенных 29 декабря 1941 г.). Автодокументальны е свидетельства М.А. Гладилова и Т.И. Оленевой прив одятся для лучшего понимания атмосферы военных Кимр. Вот некоторые её элементы: стёкла, заклеенные 18 Пришвин М.М. Башмаки. Исследование журналиста. — М. - Л.: Государственное издательство, 1925. — С. 77,78. 19 Коркунов В.И, Коркунов В.В. Ст раницы истории кимрского края . — Тверь: Марина, 2008. — С. 239 - 241. 13 полосками бумаг и , ящики с песком для бомб, светомаскиров ка, дежурства, детский труд и др. Т ексты П.П. Дудочкина из цикла «Кимрские зарисовки» находя тся на стыке очерка и пропагандистского материала ; некоторые из них намеренно натуралистичны ( описания зверств фашистских захватчиков), другие риторичны; заслуживае т внимания более поздний роман «Её судьба», действие которого происходит в предвоенное и военное время в Кимрах (это первое крупное произведение , сюжет которого с вязан с городом ) . На примере надомницы , персонажа одноимённо й «Кимрской зарисовки», Дудочкин с озда л образ кимрячки (уже не кимрянки) военных лет. В «Её судьбе» образ получ ил дальнейшее развитие (кимрячка - сапожница). В исследовании акцентируется внимание на незавершённ ой эвакуаци и оборудования фабрик и заводов. Здесь т акже необходимо обращ ение к мем уарным источникам — свидетельствам Д.С. Ше лудякова и М. Маниной. В художественных произведениях эвакуация упомянута единожды — в романе «Её судьба» П.П. Дудочкина. В диссертации рассматривается трилоги я Ф.И. Панфёрова «Борьба за мир» , в которой прототипом лётчика Михаила Кукушкина стал кимряк, Геро й Советского Союза А.В. Кисляков. Показан образ скромного, самоотверженного человека, получившего страшные ожоги в воздушных боях, но психологически не сломленного. Далее мы обращаемся к творчеств у писателя - марини ста , уроженц а Кимр ского района М.И. Божаткина ; нами обнаружено его письмо, опубликованное в районн ой газет е, в котором он приветствует земляков «из действующего флота» 20 . Впоследствии Кимры неоднократно появятся в его романах, повестях и стихотворениях — в которых художественно воссоздаётся образ края . Кимрское наследие М.И. Божаткина — достаточно богатое и может служить объектом отдельного исследования; в диссертации приведен ы два его стихотворени я , в одном из котор ых дан обобщённый образ Кимр — упоминаются «заводы» и «пашни» 21 , другое же посвящено малой родине — с ностальгией поэт вспоминает о «босоногом» и «голоштанном» 22 детстве . В исследовании приводятся воспоминания фронтовиков , Т.С. Лядского и М.А. Лямина, в которых Кимры — промежуточный, перевалочный пу нкт — представл ены «хорош им городком» и «местом отдыха». События 1945 года вызвали в Кимрах в сплеск поэтической активности (А. Иванов, Е. Менкова и др.). П роизведения , посвящённые Победе (и шире — Великой Отечественной войне) складываются жителями страны в некий глобальный сверхтекст — на основе сходных слов, эмоций, чувств. Это своего рода феномен эпохи. В параграф е «От послевоенных лет к перестройке» представлены произведения, на основе которых в диссертации анализируется очередной этап формирования «кимр ского текста» . П риводи тся письмо А.А. Фадеева 20 Божаткин М.И. Привет из Красной Армии // Коллективная жизнь. — 1943. 24 июня. — С. 2. 21 Там же. 22 Коркунов В.И. Страницы истории кимрского края. Книга вторая . — Тверь: Изд - во М . Батасово й , 2010. — С. 322. 14 кимрякам, до 2012 г. (когда оно было передано автором исследования составителям антологии «Город Кимры в художественной литературе и публицистике» 23 ) не публиковавшееся за пределами Кимр. Здесь же в контекст исс ледования ввод я тся произведения М.А. Рыбакова . Его романы — попытка создать трилогию, аналогичную трилогии А.М. Горького . С учетом рассмотренны х ранее текст ов ст ановится очевидн ым , в какой форме жител и Кимр осуществляют опыт само и дентификации . «Кимры — сап ожная столица» — устойчивое выражение , поддерживаем ое в городе и районе плакатами, металлическими знаками, изделиями мастеров прикладного искусства, работами писател ей и др. Произведения Рыбакова это подтверждают — в его романах представлен кимряк - сапожник ( и как кустарь - одиночка, и как работник коллективной мастерской; отдельная оппозиция : «купец — сапожник» ) , описана кимрская ярмарка (многонациональная, шумная, с обилием товаров и развлечений, балаганом) , приведены пейзажные особенности места . Романы Рыба кова — одно из ключевых автостереотипных свидетельств , в которых по - новому , самостоятельно , формируется локальный образ. Образ Кимр находит отражение и в сти хотворениях. Чаще это связано с необычным фонетическим созвучием «к - мр» (А.А. Вознесенский), чем с реальным описанием Кимр или сюжетн ой репрезентацией локуса (В.А. Костров). Последовательно анализируются тексты «извне» (гетеростереотип) и «изнутри» (автостереотип). В ыделя ются характерные стихотворения И.М. Соловьёва, Г.К. Замкова, В.А. Палионис, И.П. Фр олова, Н.И. Шареева. О собост ь представления Кимр в текстах авторов этого периода: обувное производство, « оканье » жителей , гордость промыслом, строительство многоквартирных домов и т.д. С целью развития образа Кимр с тихотворения сопоставлены с текстами авто ров по следних лет : Ю.Г. Максименко, Л.О. Старшиновой, Л.И. Куляндровой (константа: «малый городок»), О.В. Федотовой («счастье именно здесь») и др. Выявляется наделение Кимр « сакральными » чертами (у Старшиновой, Федотовой, В.Ф. Токмакова, Ю.В. Карасёва, Фро лова, Палионис). В текстах о ткрываются новые (и подтвержд аются известные) черты локуса: обелиск (Фролов, Куляндрова), Волга (Фролов, Максименко, Карасёв, Федотова, Старшинова, Куляндрова, Токмаков), театр (Фролов), Клетинский бор (Шареев), сапожное дело, торговля (Максименко), Заречье — Вознесенская церковь (Кар асёв). О сновные мифологемы края детально разработаны в текстах местных стихотворцев. Мы приходим к выводу , что тезис В.В. Абашева о восприятии локуса его жителями как центр а мира применим к большинству локальных текст ов . Отголоском столичного или иного тек ста, помещённого в экзотические декорации, звучат мемуары Н.Я. Мандельштам. Савёлово, в качестве района Кимр, обнаруживается в дневниках Ю.В. Трифонова . Очевидна некая обособленность Савёлова от Кимр. Географически Савёлово п о - прежнему 23 Город Кимры в художественной литературе и публицистике / Сост. Л.Н. Скаковская, А.М. Бойников. — Тверь: Элитон, 2012. — 152 с. 15 оста е тся районом Ким р, но с литературно й точки зрения это самостоятельная локация, подтверждением чему являются, например, « с авёловский цикл» О.Э. Мандельштама, тексты В.А. Шаров а , Г.А. Андреев а и др. Мемуары В.И. Белова открывают новые сведения о связи с Кимрами М.М. Пришвин а и Ф.И. Панфёрова (подтверждение не случайности появления в их текстах кимрских мотивов) . «Обувная парадигма» отражена в романе А.Н. Рыбакова «Тяжёлый песок»: «Ещё до революции многие сапожники у нас изготовляли обувь на продажу. <…> Конечно, наш город не Кимры, наша фабрика не “Скороход”, но изготовляет совсем неплохую продукцию…» 24 В «афганских» текстах (Б.Л. Бойко, А. Борисова, А.Г. Боровика, М.В. Семёновой, Ф.В. Разумовского и В. Иванова) также нашла отражение кимрская сапожная тема. Название « к имр ы » те перь относится не к город у , а к произведённы м в городе кроссовк ам . Афганские тексты — проявлени я гетеростереотипа по отношени ю к Кимрам ; в них нет следов знаком ства с лок альными представлениями . Заключительные раздел первой главы «Кимры в современной худож ественной литературе и публицистике» открывается параграфом «1990 - е гг.» . Стремительно растущая информатизация страны , появление множества литературных интернет - сайтов и одновременно у меньшение роли бумажных СМИ в информационном обмене, заставляют пересмот реть принципы отбора текстов. Нами отмечены наиболее репрезентативные свидетельства. Например, романы В.А. Шарова «Мне ли не пожалеть» и «Будьте как дети», время действия которых — первые годы/десятилетия советской власти. В первом разве нч ивается миф об об особленности Кимр — персонаж Шарова находит в Кимрах множество знакомых, в т.ч. ссыльных . Кимры представлены как незначительный населённый пункт, едва ли не сел о , что расходится с рядом дореволюционны х свидетельств, называющих Кимру - село «городом». Переосм ысление — симптом времени. Во втором романе упомянуто Савёлово — безотносительно к Кимр ам ; это исторически справедливо: населённый пункт на правобережье Волги в 1933 г . — как следует из текста — именовался Савёлов о м. Сообразными времени оказались заметки о Кимрах А.И. Солженицына, побывавшего здесь в 1996 г . Описывая настоящее Кимр, писатель делает экскурс в историю населённого пункта , вполне ожидаемо концентрируясь на обувном промысле. Примета временного периода: речь идёт о былой славе кимрских обувщиков. «Помышлени е о Кимрах» Б.А. Ахмадулиной находится в авангарде нового гетеростерео типа Кимр: «Столицей сердца воссияли Кимры» 25 . Т огда как самоидентификаци я кимряков смещается в сторону п ериферийности . П исатели и путешественники приезжают в Кимры за необычны ми впечатлениями ( особый интерес в новейшее время вызывает «деревянный 24 Рыбаков А.Н. Тяжёлый песок. — М.: Советский писатель, 1979. — С. 10. 25 Ахмадулина Б.А. Влечёт меня старинн ый слог. — М.: Эксмо, 2007. — С. 467. 16 модерн»), жители города острее чувствуют оторванность от магистральных процессов, происходящих в стране. Отношение к городу с пиететом отчётливо прослеживается в местных текст ах 1990 - х гг. (до появления в Кимрах И нтернета): Н.М. Бархатовой, А.Р. Завьяловой, О.П. Ситновой и др. Поэ м а Ситновой «Кимры» — второе после Шведова поэтическое переложение истории Кимр, наполненное маркерами кимрского бытия . Произведения 2000 - х г г. ( параграф «Поздн ейшие упоминания Кимр (2000 - 2014 гг.)» ) рассматриваются в сравнении гетеро - и автостереотип а , подтверждающих вы явленную ранее закономерность. Авторы текстов « извне » : Л.А. Аннинский ( у которого происходит соотнесение с Кимрами слов «кимрогимния», «кимрогени я» ) , В.Ф. Кравченко ( отмечающий обувной промысел, описывающий быт Кимр ), М.Б. Бару ( создающий миф о «столиц е деревянного модерна»), И.М. Михайлов ( представляющий Кимры лубочн ым и сказочным местом ), Б.О. Кутенков ( связывающий Кимры с именами побывавших здес ь писател ей ), Е. Яблонская ( продолжающая тему деревянн ого модерн а ). Автостереотип представлен текстами Г.А. Андреева ( в очерках которого ощутима ностальгия по прошлому), А.В. Полуботы ( развивающ его тему « деревянн ого модерн а » ), А. Рыбина ( описывающ его Кимр ы исключительно в мрачных тонах ), С.В. Титова ( лирический персонаж которого страдает от одиночества и воспринимает мир — преимущественно — в минорных тонах ) , В . Соловьёв ой ( концентрирующейся на ностальги и по прошлому), А.С. Рыжов ой ( продолжающей миф о Кимр ах как « центр е мира ») . В настоящее время в публицистических (преимущественно) и художественных текстах всё чаще обращаются к негативно му явлени ю , связанно му с Кимрами — наркомании; город в ряде СМИ приобр ёл новый статус: « малой столицы наркомании » . Очевидн о, раскрытие этой темы в художественной литературе — дело будущего , единственное проявление на сегодняшний день (за исключением нескольких недостаточно убедительных стихотворений, созданных кимряками) : рассказ А. Рыбина «Мой друг Владислав Кугельман» ; его детальное рассмотрение позволяет констатировать появление нового образа «локального героя» — человека без настоящего . Проделанный в главе анализ выяв ляет общее, связующее рассмотренные периоды и выделенные в них константы ( Волг а /Кимрк а , духовн ый мир, Кимры как царское село, микротопонимическая градация ) . Однако наиболее репрезентативны мотивы сапожного промысла и ярмарок. В д ореволюционн ом период е основу кимрского бытия определяют кустар и - одиночки и мастерски е зажиточны х кимряк ов ; получают известность и ким рские ярмарки. В с оветское время к устарей - одиночек с меняют коллективные мастерские, позднее — фабрики; вместо ярмар о к появляются базар ы . Наиболее симптоматичные современные тексты объединены чет ко прослеживающейся линией — ностальгией по прошлому. 17 В диссер тации делается акцент на том, что Кимры отража ются в текстах писателей разного ряда , носителей разных взглядов: « извне » и « изнутри » . «Кимрский текст » — также история края, но художественно осмысленная . О сновные культурные константы Кимр нередко пересекаютс я с историческими. Литературный и краеведческий дискурсы в событийном плане близки — только по - разному преподносят события, осмысливают их. На основании анализа текстов составлена таблица ( см. Приложени е ) , отражающая основ ы понятийной структур ы « кимрского текста » . Глава II « Локальная биография » посвящена изучению жизни и творчества (их локального компонента) ряда значимых для Кимр писателей. Структурно глава делится на пять разделов: «Сближение гетеро - и автостереотипов на примере “Помышления о Кимрах” Б.А . Ахмадулиной», « “Вдали от Кимр”: А.А. Фадеев и Б.А. Ахмадулина», «“101 - й километр”: О.Э. Мандельштам и М.М. Бахтин», « “Взгляд изнутри”: С.И. Петров и М.А. Рыбаков» и « Художественно - литературное пространство на пересечении гетеро - и автостереотипов » . Биогр афическая составляющая важна для более точного определения локального текста; также она позволяет преодолеть разрыв между краеведческим и литератур ны м дискурсами. В нашем случае биографический компонент помогает в какой - то мере переосмыслить « кимрский текс т » . Многомерность ему придают факты и события из жизни писателей — то, что связывает тексты с о временем и пространством, раскрывает условия их создания ; вместе с этим подобные сведения помогают избежать ошибок при характеристике локуса, что вполне возможно при анализе только текстовой составляющей. Учитывая биографический контекст, мы сможем создать целостно е опис ание литературно й истори и края — это позволяет точнее реш ить проблему, поставленную А.Ю. Сорочаном: «…как соотносятся изменения образа региона в л итературе с региональными культурными процессами и каковы закономерности эволюции образа места» 26 . В п ерв ом разделе «Сближение гетеро - и автостереотипов на примере “ Помышления о Кимрах ” Б.А. Ахмадулиной» анализируется текст , в котором происходит максимально е сближение взглядов «извне» и «изнутри» ; в нём мы концентрируемся исключительно на самом произведении, «кимрская биография» Б.А. Ахмадулиной исследуется ниже, в соответствующем параграфе. Ф акты, послужившие основой стихотворения , не лежат на поверхности ; для их понимания и осмысления необходим исторический комментарий. Он осуществлен на основ е выделенных в тексте Ахмадулиной констант: экскурс в историю села/города; посещения Кимр боярами, графами, князьями и государями ; Савёловский машиностроительный завод ; взрыв Покровского собора; погост при Скорбященской церкви; городской парк — место проведения массовых мероприятий. С ближение гетеро - и автостереотипов происходит оттого, что сведения о населённом пункте Ахмадулина, никогда не бывавшая в Кимрах, черпала и з рассказов кимрячек , санитарок терапевтического отделения 26 Сорочан А.Ю. Тверской край в литературе: образ региона и региональные образы… С. 165, 166. 18 Боткинской больницы , и краеведческой литературы. В нескольких строфах поэт создает абстра ктный , отчасти схематичный образ Кимр . В первом параграфе «А.А. Фадеев: на малой родине » второго раздела (« “Вдали от Кимр”: А.А. Фадеев и Б.А. Ахмадулина»), раскрываются кимрские эпизоды жизни писателя . Первым существенным дополнением к его биографии является запись метрич еской книги Покровского собора со сведениями о крещении писателя — она впервые в в одится в научный оборот . Центральное место в параграфе занимают описания официальн ого приезд а Фадеева в Кимры и его неофициальны х визитов в город . Первый состоялся в 1941 г. — незадолго до начала Великой Отечественной войны. В исследовании рассматриваются в оспомина ни я очевидцев этого события : А. Никитина, П.П. Дудочкина, О. Смирновой, А.В. Огнёва. В послевоенн ые годы Фадеев несколько раз неофициально посещал Кимры. И звестны два таких случая: приезд к В.С. Шеврыгину вместе с писателем Ф.И. Панфёровым , а также посещен ие, описанное Н. Бельведерск им и А. Барабанов ым , встретивших Фадеева в Кимрах. Единственным «кимрским» текстом Фадеева является его письмо кимрякам 1946 г. В нём отчуждённо и «официально» сообщалось о славе «замечательных мастеров кустарного производства о буви» 27 , не померкшей и в советский период. Фадеев, который отождествл яет себя с Кимрами более чем формально , имитирует принадлежность к малой родине (исключительно в тексте) , оставаясь « центральным » автором, а не « периферийным » . В параграфе «Б.А. Ахмадули на: с тоской по России» описание строитс я в первую очередь на основе собранных автором диссертации воспоминаний кимрских санитарок , работавши х в терапевтическом отделении Боткинской больницы. Неслучайность появления образов города и санитарок в творчеств е Ахмадулиной подтверждается не только текстами стихотворений — фрагментов из цикла «Глубокий обморок», «Памяти Симона Чиковани» и «Шесть дней небытия не суть нули…» — но и рядом высказываний поэта в журнале «Знамя». Т.А. Быкова, ставшая главной героиней «ки мрских» стихотворений Ахмадулиной, детально рассказала о больничном быте, характере поэта , полученных от неё подарках . Т.В. Коростелёва беседовала с п оэтом об истории Кимр, привозила ей краеведческую литературу ; она же вспоминает о пр осьбе Ахмадулиной став ить свечки перед иконой Иверской Божией Матери — Покров ительницы Кимр . С анитарки отмечали д ушевность Ахмадулиной, любознательность, открытость — что отражалось и в «кимрски х » стихотворения х поэта . « К имрск ая » биографи я Ахмадулиной — это опыт фиксации образа города «со стороны». В параграфе «О.Э. Мандельштам: последние стихотворения» рассматривается кимрский этап биографии поэта . И справляе тся ошибк а (присутствующая во всех биографиях Мандельштама) : местом пребывания поэта в летние и осенние месяцы 1937 г. был не пос елок Савёлово , а Кимр ы . 27 Коркунов В.В. «Савёловский период» в судьбах русской литературы. — Кимры: Кимрская типография, 2012. — С. 12. 19 В августе 1934 г. ВЦИК постановил присоединить к расположенному на левом берегу Волги городу несколько сопредельных деревень, в числе которых было и правобережное Савёлово. «Савёловский цикл» (выражение В.А. Швейцер) укладыва ется в «хронологическую и локальную циклизации», используемые поэтом. Ощутимо единение «локальных» и «культурных» ассоциаций 28 , отразившихся в текстах (например, описание пейзажных особенностей и содержания газеты «Правда» и др.) . В диссертации устанавливае тся оппозиция «центр — периферия». Лубочность Савёлова ( «коньковые избы» ) противопоставл ена образу столиц ы ( «А в Москве ты, чернобровая…» 29 ) ; провинциальность Кимр воплощена и в образ е местного жителя — умалишённого косаря. За пол года пребывания в Кимрах Ма ндельштам создал несколько стихотворений ; нам известны три из них: «Пароходик с петухами», «На откосы, Волга, хлынь, Волга, хлынь…» (найдены Э.Г. Герштейн) и «Стансы» (обнаружено В.А. Швейцер). Тексты « с авёловского цикла » в основном посвящались Е.Е. Попово й — ей тогда был увлечен поэт. В различных источниках упоминались и другие стихотворения (они не найдены): «Черкешенка», «Канальское» и текст , в котором поэт осуждает смертную казнь. В рамках исследования мы концентрируем внимание на разночтениях в «савёло вских» стихотворениях Мандельштама: исследовател и обнаружили тексты , записанные не самим поэтом, а С.Б. Рудаковым и Е.Е. Поповой соответственно. В диссертации выявляются нюансы проявления образа Кимр : в первую очередь, это пейзажные особенности ( « Против др уга — за грехи, за грехи — / Берега стоят неровные …»; «Пароходик с петухами/ По небу плывет…» и др.) . В «савёловском цикле» О. Э. Мандельштама можно найти и элементы описания « деревянного модерна » (« За коньковых изб верхи …») . В параграф е рассматриваются псих ологические мотивы произведений — динамика переживаний и настроений лирического героя. Предлагается новое осмысление стихотворения «На откосы, Волга, хлынь, Волга, хлынь…» В частности, анализируется словосочетание «неровные берега»: здесь и метания лиричес кого героя между женой и возлюбленной, и отклик на политическую обстановку в стране и др. Обращается внимание и на особенности ритмического построения стихотворения (амфимакр в первом и пятом стихах каждого пятистишья). Также в научный оборот вводятся восп оминания Ю.Г. Стогов а , очевидца пребывания О. Э . Мандельштама в Кимрах, сообщившего новые сведения о кимрском периоде жизни поэта. Следующий параграф посвящён М.М. Бахтину ( «М.М. Бахтин: пятилетка “Рабле”» ) , приехавшему в Кимр ы 26 октября 1937 г. 13 февраля 1938 г . М.М. Бахтину сделали страшную операцию — ампутировали ногу. Хирургическую «процедуру» проводил пожилой, но великолепный, по словам учёного , хирург. Р ечь шла и об ампутации второй ноги. На вопрос 28 Фрейдин Ю.Л . Долгая память столиц и провинций (заметки о «локальных циклах» и хронотопе О. Мандельштама) // Русская провинция: миф — текст — реальность. Сост. А.Ф. Белоусов, Т.В. Цивьян / Под ред. В.Н. Сажина. — М., СПб, 2000. — С. 259. 29 Мандельштам О.Э. «И ты, Мос ква, сестра моя, легка…». — С. 506. 20 В.Д. Дувакина: «Вам предложили, чтобы спасти вторую, да?» Бахтин ответил: «Да. Нужно сказать, там хирург был великолепный, великолепный был хирург» 30 . Х ирургом, оперировавшим Бахтина, был В.П. Арсеньев, дальн ий потомок М.Ю. Лермонтова — этот вывод на основании анализа материалов 1930 - х гг. сделан в диссертац ии . До 1945 г. Бахтин работал учителем истории, немецкого языка и русской литературы — последнее официальными приказами не отмечено , зато присутствует в воспоминаниях учеников (некоторые подробности служебной деятельности Бахтина корректируются на основани и архивных материалов) . В бесед е с Г.И. Мозжухин ой удалось почерпнуть новые сведения о кимрско м этапе жизни Бахтина , об особенностях его личности, в частности, о неуживчивости, повышенной требовательности на уроках и т.д. В Кимрах Бахтин закончил труд «Фра нсуа Рабле в истории реализма», «Дополнения и изменения к “Рабле”», а также создал ряд текстов, большинство из которых являются черновыми либо подготовительными. Всего «кимрских» текстов М.М. Бахтина, включая труды о Рабле, — пятнадцать. В п араграф е , посвя щённ ом С.И. Петрову ( «С.И. Петров: подвиг солдата» ) , мы обращаемся к жизни и творчеств у поэт а , погибш е го в 1941 г. в не мецких лагерях. Потретов Петрова практически не сохранилось. Единственное, доступное нам, описание при водится в «Дневниках писателя» П.П. Дудочкина: «Среднего роста, красавец, с густым тёмно - русым чубом на пробор, в расшитой васильками русской косоворотке, он запомнился мне очень жизнерадостным, когда на летней сцене городского сада с волнением ч и тал: “Здравствуй, солнце, здравствуй, золото е,/ Дай мне руку светлую свою”» 31 . С.И. Петров родился в Калязине 6 июля 1914 г. В детские годы переехал в Кимры. «Первые его стихотворения относятся к школьному периоду, с выходом литературной страницы начал печататься в нашей газете» 32 , — сказано в биограф ии Петрова в «Литературном сборнике» (1935). Из него мы узнаем, что в 1935 г. С.И. Петров, 21 - летний юноша, был постоянным автором районной газеты «Коллективная жизнь», что он «самый активный член литкружка», а также — заведующий агро - музеем (sic!) при Дом е крестьянина. Двумя годами спустя Петров — член бюро литературно - творческой группы в пединституте им. М.И. Калинина. В этот же период Петров женится на К.А. Орловой, через некоторое время у пары рождается сын Борис. В Кимрах Петров становится директором ш кол ы - девятилетк и , откуда в 1939 г. призывается в армию. В предвоенный период активно занимается творчеством . С тихотворения Петрова публиковались в «Красноармейской правде» (наряду с «Василием Тёркиным» А.Т. Твардовского ), газете «За Советскую Родину» и др. К имрская тема в лирике Петрова — периферийна; судя по письмам и воспоминаниям, он планировал стать поэтом не регионального масштаба. 30 Беседы В.Д. Дувакина с М.М. Бахтиным. — М.: Прогресс, 1996. — С. 213. 31 Дудочкин П.П. «Здравствуй, солнце!» // За коммунистический труд. — 1984. 22 декабря. — С. 4. 32 Литературный сборник. — Кимры: Издание газеты «Колл ективная жизнь», 1935. — С. 3 . 21 Кимры вдохновили Петрова на поэтичное изображение природы, даже там, где непосредственно город не проявляется. Поэт находи т яркие образы: «Поздний вечер веет у колодца,/ Месяц гнёт багряную дугу», «ты золотишь синевою/ свесистых клёнов ряд», «бледная лента зорь», «дымит роса в предутренних лучах» и т.п. Л ишь в тр ёх стихотворения х нами обнаружены местные реалии. Первое — посвя щение газете: «Поздравляю газету с ростом/ И горжусь боевой строкой./ Каждый день ты понятно и просто/ Разговариваешь со мной» (к десятилетию «Коллективной жизни»). Второе — содержит пейзажную особенность места : «…туманы/ Снова пройдут над Волгой». Третье — открыва ет ряд «военных» стихотворений Петрова: «Нёс ноябрь седеющую морось,/ Рассыпая листья серебром./ …Всхлипывала девка у забора,/ Провожая милого на фронт./ Знала Маша: милый не вернётся,/ И катилась горькая слеза,/ Помнит, как у этого колодца/ Он ей долгожданное сказал./ Ну а после, с утренней зарёю,/ Потянулись к станции воза./ Удивлялся черномазый поезд/ И грустил по рекрутам вокзал». Придание человеческих черт вокзалу («грустил по рекрутам») соотносится с переданным ощущением скорой потери. С тихот ворение в определённом смысле можно назвать про роче ским : текст посвящён призывникам 1912 года рождения; спустя два года на фронт отправится и сам Петров — на черномазом поезде с «грустящего» вокзала. Эти детали — несомненно , кимрские (при всей нейтральност и описания). Заключительный биографический параграф посвящён М.А. Рыбакову ( «М.А. Рыбаков: от славы до забвения» ) . Писатель большую часть жизни прожил в Кимрах, одним из первых в Калининской области вступил в Союз писателей СССР, написал несколько пьес и р оманов. В его произведениях описывается жизнь кимрского края с царских времён (с момента рождения автора) до 1930 - х гг. П исатель планировал рассказать о жизни провинции в годы Великой Отечественной войны и во енных действиях на фронте — в романе «Беспокойно е время» . Однако закончить книгу не успел. В диссертации детально рассматриваются этапы его жизненного пути, творческого становления, в частности , обращается внимание на судьбоносную встречу с А.М. Горьким, после которой Рыбаков отказывается от псевдонима Макар Сапожник и приступает к созданию своей — аналогичной горьковской — трилогии. Поскольку творческое наследие писателя объёмно (оно может служить объектом отдельного исследования), в работе представлены только некоторые его аспек ты. Нами рассмотрены и д обавлены в исследование отдельные эпизоды, в которых характеризуются Кимры. Пример Рыбакова укладывается в рамки концепции, описанной В.А. Кошелевым в статье «О “литературной” провинции и литературной “провинциальности” нового времени»: «Провинциальная кул ьтура, в отличие от усадебной (в Кимрах её «представитель» — А.А. Голеницев - Кутузов. — В.К.), всегда строилась с непременной оглядкой на столицу — и, соответственно, располагала, прежде всего, критерием “ соотнесённости ” со 22 столичным уровнем…» 33 Последнее су щественно. « П ровинциальный» Рыбаков подражал «столично му » Горько му ; романы Рыбакова, разумеется, не выдерживают сравнения с трилогией классика . Главу завершает раздел «Художественно - литературное пространство на пересечении гетеро - и автостереотипов» , в ко тором подчёрк ивается , что изучение локальных биографий (в совокупности с описанием и анализом текстов) существенно для литературного краеведения, поскольку выделение только локального текста или только локального компонента биографии будет ограничивать исс ледование рамками конкретного дискурса — краеведческого или литературного. На наш взгляд, в подобной работе необходимо пересечение дискурсов, как в локальном тексте — пересечение гетеростереотипа и автостереотипа . В главе продемонстрировано несколько типов построения локальной биографии, каждый из которых может оказать в лияние на формирование « кимрского текста » . С.И. Петров и М.А. Рыбаков представляют автостереотип разного вида ; Рыбаков подражает литературно му канон у , в текстах Петров а чувствуется большой — нераскрытый — потенциал . О.Э. Мандельштам ( в его текстах представлен гетеростереотип) — столичный автор, оказавшийся в «экзотическом» месте . У М.М. Бахтин а ( гетеростереотип ) отношение к Кимрам отраж ено в письмах и записках; научные труды, созданные в горо де , к «кимрскому тексту» никакого отношения не имеют . Тексты Б.А. Ахмадулин ой демонстриру ют максимальное сближение гетеро - и автостереотип ов . А.А. Фадеев, несмотря на то, что родился в Кимрах, носителем автостереотипа по сути не является; единственны й его «кимрски й » текст — письмо землякам. В Заключении п од водятся итоги исследования . В диссертации происходит соотнесение образа места, воссозданного в произведениях, с биографическим компонентом. Это, на наш взгляд, наилучшим образом способствует точной иденти фикации локального текста в том случае, когда его признаки остаются нечетко обозначенными. Основу « кимрского локального текста » в русской литературе составило художественное отражение торговой и производственной специфики Кимр ( обувной промысел — своеобраз ны й синоним города ) , а также создание психологи ческих типов героев, связанных с промыслом . Остальные константы, выдел енные в процессе описания « кимрских » текстов, отражены в таблице (Приложение): здесь представлены сам и константы, а также слова и выражения , употребляемые для их обозначения в каждый временной период (дореволюционное время, советский период, новая Россия). В совокупности это позволяет реконструировать базовую структуру «кимрского текста». 33 Кошелев В.А. О «литературной» провинции и литературной «провинциальности» нового времени // Русская провинция: миф — текст — реальность. Сост. А.Ф. Белоусов, Т.В. Цивьян / Под ред. В.Н. Сажина. — М., СПб, 2000. — С. 50. 23 У казанные константы помогают одновременно увидеть обще е (образ города) и различное ( некоторые его черты) — мифы, фактические знания, автодокументальные свидетельства моделируют этот с интетический образ. Д аже беглое знакомство с о словами и выражениями , моделирующими специфику Кимр, помо гает представить, с чем связано развитие образа места. До проведённого исследования это было невозможно, поскольку разнородные тексты с многообразием свидетельств (в каждом из них могли проявиться разные культурные константы) не позволяли представить ситуацию в целом. Изучив табл ицу, можно сделать однозначный вывод (что и доказано в диссертации): реальная история Кимр может быть прочитана и через художественные тексты. В большинстве случаев произведения местны х автор ов позволяют определить соотношение провинци и литературной и пров инци и географическ о й ( о чём говорится, например , в статье В.А. Кошелева 34 ) , вследствие этого — их и вторичности, и «домашности» 35 — детальны й литературоведческий анализ текстов местных сочинителей представляется непродуктивным . В совокупности они предстают к ак «своя семья» (живущие в своём пространстве и по своим, в том числе литературным , законам ) : «Этот феномен “пёстрого” и внутренне противоречивого единения разных людей — деталь только русская и только провинциальная» 36 . В работе анализируются только те про изведения, которые необходимы для целей исследования. В Приложении представлена таблица слов и выражений, связанных с ключевыми кимрскими константами (три раздела соответствуют эпохам дореволюционн о й, советск о й и новой России), приводятся фольклорные и диа лектные особенност и кимрского края, а также даются дополнительны е материал ы , посвящённы е рифмам к слову «Кимры» и юбилейным датам , связанным с именем А.А. Фадеева. Основные результаты диссертационного исследования о тражены в следующих публикациях: В и зд ан иях , рекомендованны х ВАК России: 1. Коркунов В.В. Зарождение литературы в Кимрах // Вестник ТвГУ. Серия «Филология ». — 2013. Выпуск 4. — С. 221 - 225 . 2. Коркунов В.В. Ещё раз о «Савёловском периоде» Осипа Мандельштама. К вопросу о разночтениях в стихах и сохра нении памяти поэта в Кимрах // Вопросы литературы. — 2013. Ноябрь - декабрь. — С. 125 - 132. 34 Там же. С. 37 - 55. 35 Там же. С. 49. 36 Там же. С. 47. 24 3. Коркунов В.В. Локальный текст как предмет исследования // Гуманитарные, социально - экономические и общественные науки. — 2014. № 6/2. — С. 196 - 198. 4. Коркунов В.В. На пут и к «кимрскому тексту»: теория и практика // Вопросы литературы. — 2014. Ноябрь - декабрь . — С. 325 - 344 . Д руги е издания 5. Коркунов В.В. «Пароходик с петухами» (О пребывании Осипа Мандельштама в Кимрах). Предисловие Б.А. Ахмадулиной // Знамя. — 2009. № 2. — С. 153 - 158. 6. Коркунов В.В. Стихи о больничной одинокости. «Глубокий обморок» Беллы Ахмадулиной // «Осиянное слово». — 2011. № 2. — С. 103 - 108. 7. Коркунов В.В. Памяти великого поэта (об Осипе Мандельштаме) // Homo Legens. — 2012. № 2 - 3. — С. 182 - 187. 8. Коркунов В. В. «Столица сердца» Беллы Ахмадулиной. Кимрский след в творчестве поэта. Комментарии // Знамя. — 2011. № 9. — С. 199 - 209. 9. Коркунов В.В. «Дачные каникулы» Михаила Бахтина // Зарубежные записки. — 2013. № 2. — С. 106 - 120. 10. Коркунов В.В. Образы санитарок в цик ле Беллы Ахмадулиной «Глубокий обморок»: к вопросу о герое времени в художественной литературе // Настоящее как сюжет: материалы международной научной конференции. — Тверь: издательство М. Батасовой, 2013. — С . 246 - 249. 11. Коркунов В.В. Локальный текст: к воп росу объединения биографического и исторического контекстов // Дети Ра. — 2014. № 7. — С. 73 - 76. 12. Коркунов В.В. Временное пристанище. «Дачные каникулы» Осипа Мандельштама // Корни, побеги, плоды… Мандельштамовские дни в Варшаве. — М.: РГГУ, 201 5 . — С. 281 - 3 08. 13. Коркунов В.В. А.А. Фадеев: осуждённый быть жестоким // Тверская старина. — 2015. № 35. [ В печати. ] Монография 14. Коркунов В.В. Кимры в тексте. — М.: Академика, 2015. — 248 с. Технический редактор А.В. Жильцов Подписано в печать . Формат 60 x 84 1 / 16 . Усл. печ. л. 1, 4 . Тираж 100 экз. Заказ № 418 . Тверской государственный университет Редакционно - издательское управление Адрес: 170100, г. Тверь, ул. Желябова, 33. Тел. РИУ: (4822) 35 - 60 - 63 .

Приложенные файлы

  • pdf 1396871
    Размер файла: 417 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий