Переночевав в боевых машинах мы утром начали путь назад. Где-то к вечеру вернулись в дивизию. Ну и самое главное, что требовалось от нас — очистить прилегающие районы и сам город Файзабад от бандформи-рований. Она лежала тихо на днище машины, пока ее не эвакуировали с места боя. а только стальной сердечник от пули, оболочка же была. разбита от попадания в камень.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
ОТ ПЕРВОГО
РАЗВЕДКА
УКРАИНЫ
ИД «ВОЕННАЯ
Издательский Дом
Военная разведка
Книга “Афганистан. Записки начальника разведки” со
держит воспоминания о войне в Афганистане в 1983–1984
годах начальника разведки 201 Гатчинской дважды Крас
нознаменной мотострелковой дивизии 40 армии.
В книге на основе реальных событий боевых действий
дивизии, собственного боевого опыта, рассматриваются
особенности применения разведывательных подразделений
дивизии, приводятся конкретные примеры действий разве
дывательных органов и отдельных разведчиков в условиях
борьбы с незаконными вооруженными формированиями мод
жахедов в северо-западных провинциях Афганистана в те
Афганистан. Записки начальника разведки
201 мсд.— Киев: Издательский Дом ыВоенная
ISBN
Как и большинство ветеранов Афганской войны, память
Казалось бы, два с половиной года не могут определить
всю последующую жизнь военного человека
Ведь и до, и после Афганистана была военная служба —
дело, которому я служу всю свою жизнь с 15 лет.
Тем не менее, эти годы — особые, хотя не зря, наверное,
один год там засчитывался за три. И не только потому, что в
Главным в эти годы были люди, воевавшие рядом. Ничем
особенно не примечательные в мирные дни, они буквально
менялись на глазах. Все лучшие человеческие и воинские
качества: верность долгу, стремление к победе, честность и
отвага — были там нормой жизни.
Писатель Н. Островский о своем поколении, поколении
наших дедов и отцов, писал так: «Сталь закаляется сильным
нагревом и охлаждением. Тогда она становится твердой и
ничего не боится». И не зря именно это поколение победило
фашизм и возродило страну из руин.
Для нашего поколения таким горнилом стал Афганис
С особой гордостью хочется вспомнить о солдатах и офи
церах 201-й Гатчинской дважды Краснознаменной мотост
релковой дивизии, которые в сложнейших условиях боевых
действий проявили массовый героизм и солдатское мужест
во.
Разведывательный батальон нашей дивизии был послед
ней частью Ограниченного контингента советских войск в
Афганистане, вышедшей 15.02.1989 года вместе с командую
щим 40 А генералом Б. В. Громовым на территорию СССР.
И на новом месте дислокации — в Республике Таджи
кистан, 201 мсд, в отличие от всех бывших «афганских»
соединений, уже в качестве соединения Российской армии,
продолжила боевую деятельность по защите молодого дру
жественного государства. До 1999 года в историческом фор
муляре и журнале боевых действий дивизии отражаются эпи
зоды новых боевых операций, новые подвиги, новые Герои
Почти 20 лет войны! Это беспримерный рекорд продол
жительности ведения боевых действий соединением.
Автора книги Н. М. Кузьмина я знаю хорошо. Под его
руководством мне в течение 1983, 1984 годов довелось вы
полнять боевые задачи, зачастую очень сложные, но всегда
тщательно продуманные и организованные.
В книге правдиво описана боевая и повседневная жизнь
офицеров и солдат войсковой разведки, многих из которых
я знал лично.
Считаю, что эта книга будет интересна не только для ве
теранов Афганистана и военного читателя, но и особенно для
молодежи как пример подвига их сверстников.
Все дальше и дальше уходят от нас события Афганской
войны. Скоро будет 22 года, как последний советский сол
дат покинул землю Афганистана, но нас, участников боевых
действий, память постоянно возвращает в то время, время
трагическое и героическое.
Особенно ценен боевой опыт, приобретенный в ходе аф
ганской войны. Что такое забытый опыт показала война в
Чечне, когда его снова пришлось добывать большими жерт
вами, большой кровью. Особенно ценен опыт организации и
Войну в Афганистане часто называют «войной разведчи
ков», по некоторым ее особенностям. Во-первых, это необы
чайно большой комплект разведки 40 А, во много раз пре
вышающий типовой и достигающий по численности личного
состава до 10% состава армии. Достаточно сказать, что вмес
то одной роты специального назначения (СпН), положенной
армии типового штата, 40 А имела 25 таких рот, сведенных
в две бригады (15 и 22 обр СпН).
Во-вторых, типичные способы ведения боевых действий
(наступление, оборона, встречный бой) в Афганистане не
применялись. Способами ведения боя были: налет, засада,
рейд, разведывательно-поисковые и разведывательно-удар
ные действия, то есть способы, ранее характерные только
для разведки.
В-третьих, более 60% боевого состава войск 40 А несли
службу на заставах и сторожевых постах по охране и оборо
не гарнизонов и коммуникаций, а остальные части периоди
чески привлекались на боевые операции, при этом разведка
действовала беспрерывно, днем и ночью, при любой погоде.
Силы и средства разведки 40 А вели непрерывную, ак
тивную боевую работу. Напряженную борьбу по перехвату
караванов с оружием и боеприпасами, перебрасываемых с
территории Пакистана и Ирана, вели части спецназа при
поддержке авиации.
Агентурная разведка силами 42-х оперативно-агентур
ных групп, развернутых на всей территории страны, рас
крывала внутреннюю структуру сил моджахедов, замыслы и
намерения руководства вооруженной оппозиции.
Активно велась воздушная разведка. Ни одна операция
по разгрому баз моджахедов не проводилась без надежного
аэрофотографического обеспечения, тщательного дешифри
рования и изучения объектов.
Радиоэлектронная разведка велась силами отдельного
радиобатальона особого назначения, а с 1984 года — 264
полка радио и радиотехнической разведки. Она в круглосу
точном режиме вела наблюдение за радиосетями, осущест
вляла перехват переговоров и пеленгование радиостанций
душманских отрядов.
Основную тяжесть ведения разведки и борьбы с форми
рованиями моджахедов непосредственно в районах боевых
операций и зонах ответственности соединений и частей не
сла войсковая разведка. Всего на территории Афганистана
действовало 30 разведывательных рот дивизий, отдельных
бригад, полков и 60 разведывательных взводов батальонов.
Этих сил, конечно, было явно недостаточно, учитывая слож
ность обстановки и большой пространственный размах зон
ответственности. Однако, войсковая разведка с честью вы
В книге Н. М. Кузьмина — начальника разведки 201
мсд в 1983-1984 годах, детально описана боевая жизнь войс
ковых разведчиков дивизии, на конкретных примерах пока
заны приемы и способы выполнения ими разведывательных
задач. Немаловажным является и отображение морального
духа офицеров, прапорщиков, сержантов и солдат разведки
в боевой обстановке.
Как руководитель разведки 40 А в течение более двух
лет, считаю, что книга будет интересна как для военной ауди
тории, так и для массового читателя. Материалы, изложен
ные в книге, примеры героизма при выполнении воинского
долга, профессионального мастерства и умелого руководства
в сложной обстановке, будут неоценимы в работе по военно-
патриотическому воспитанию нашей молодежи, подготовке
достойных защитников Родины.
Тема войны
в Афганистане занима
ет значительное место в современной
исторической, художественной лите
ратуре, кинематографии. И действия
разведчиков, как наиболее активных
участников этой войны, людей самой
загадочной и романтической воинской
профессии, рассматриваются там с
Просматривая очередной «афган
ский» фильм с лихо закрученным
сюжетом, понимаешь, что это всего лишь коммерческий
проект и в нем нет ничего общего с тем, чем разведчики
Я весь свой почти двухгодичный срок в Афганистане
прослужил в одной дивизии — 201 мотострелковой и в од
ной должности — начальником разведки этой дивизии, по
тому отвечаю за свои слова. Во всех событиях, описанных
в этой книге, я был или непосредственным их участником,
или имел прямой контакт с персонажами моих рассказов.
Войсковая разведка и называется войсковой потому,
что ее ведут сами войска: мотострелковые, танковые, воз
душно-десантные, десантно-штурмовые. В книге приводит
ся структура войсковой разведки 201 мсд, ее силы и средс
тва, типы вооружения, боевой и специальной техники, их
К большому сожалению, документальных материалов
о деятельности войсковой разведки нашей 201 мсд в пе
риод 1980-1985 годов в военных архивах практически не
имеется. Условия того периода, когда даже в историчес
ком формуляре дивизии не упоминается о ведении боевых
действий, наложили свой отпечаток и на историю самой
Первый — Указ Президиума Верховного Совета СССР
от 13 февраля 1944 года: «За успешное выполнение боевых
заданий командования в боях с немецкими захватчиками,
за освобождение города Луга и проявленные при этом доб
лесть и мужество наградить орденом Красного Знамени
201 стрелковую Гатчинскую дивизию».
Второй — Указ Президиума Верховного Совета СССР
от 4 мая 1985 года: «За большие заслуги в вооруженной
защите социалистической Родины, успехи в боевой и поли
тической подготовке, и в связи с 40-летием Победы советс
кого народа в Великой Отечественной войне 1941–1945 го
дов 201-ю Гатчинскую Краснознаменную мотострелковую
дивизию наградить вторым орденом Красного Знамени».
Как видите, во втором документе не упомянуты, ни
страна, где ведется война, ни сама война. Пролитая кровь
стыдливо именуется «успехами в боевой и политической
Вместе с тем в Афганистане к 1984 году потери дивизии
только убитыми и ранеными в боевых операциях превыша
ли 2000 человек. К моменту награждения в дивизии были
уже 3 «афганских» Героя Советского Союза и несколько
тысяч воинов, награжденных орденами и медалями СССР
и Демократической Республики Афганистан.
Ради справедливости, стоит сказать, что с 1986 года
начался вестись более или менее необходимый учет боевых
действий частей и подразделений, в том числе и разведы
Написать эту книгу меня побудило желание воспол
нить «белые пятна» в боевой истории 201 мсд и рассказать
о войсковых разведчиках в Афганской войне.
В мемуарной и художественной литературе почему-то
пишут в основном о спецназе и десантниках, как будто
только они и боролись с моджахедами. Не умаляя их
роли, в своей книге мне хотелось рассказать о «чернора
бочих войны»: солдатах, сержантах, прапорщиках и офи
церах тактического звена разведки — войсковой. Разведки
дивизий, бригад, полков, батальонов.
Особенно учитывая, что у этих людей было в жизни
приключений столько, сколько не наберется и в приклю
ченческом сериале. Ценность в том, что это реальные люди,
многие из которых погибли, плюс реальные события, а не
выдумка писателей, которые в большинстве своем не виде
ли в жизни ничего такого, о чем пишут.
Нездоровая фантазия, глупые истории, не имеющие
ничего общего с реальностью и действительными судьбами
людей. А ведь сколько подлинных историй человеческой
красоты и подлости пришлось увидеть за годы войны в Аф
Светлой памяти войсковых разведчиков Афганиста
на, павших и живых, я посвящаю эту книгу!
Выражаю глубокую благодарность Фонду ветеранов
военной разведки Украины, его руководителям: президен
ту Левченко Юрию Тимофеевичу, первому вице-президен
ту Ярухину Юрию Михайловичу, вице-президенту Раевс
кому Владимиру Марковичу, а также всем сотрудникам,
принявшим участие в издании этой книги.
Вот я, наконец, в месте назначения — г. Кызыл-Арват
(«красная девушка» — по-туркменски) Марыйской облас
ти Туркменской ССР. Приехали мы туда с несколькими
моими однокашниками по академии БТВ в первых числах
сентября. Несколько суток в поезде «Москва—Ашхабад»
мы видели сначала степи, потом пески. В вагоне почти
одни туркмены, все со своими чайниками и пиалами. Но
в фирменном поезде хорошая вентиляция и особой жары
не чувствуется. Приехали в Ашхабад, ночь провели на
вокзале, а утром пересели на местный поезд «Ашхабад
—Красноводск» и к обеду были на месте.
Первое впечатление о городе, конечно, было тягостное.
Пыль, жара, глинобитные дувалы (заборы), узенькие улоч
ки, чахлая растительность, везде ишаки и верблюды. Прав
да, когда подъехали на дежурном «Урале» к военному го
родку несколько полегчало: современные 5-этажные дома,
58 мсд была одной из старейших соединений ТуркВО.
Сформированная в конце 1941 года на ст. Барыш под Куй
бышевом из частей пограничных войск и НКВД она прошла
всю войну и закончила ее в Вене. Сразу после войны была
передислоцирована в Ашхабад. В 1949 году после страшно
го землетрясения, когда в дивизии погибло более 300 чело
век, ее перевели в г. Кызыл-Арват, где она находилась до
Части дивизии были растянуты почти на 250 км. вдоль
единственной в Каракумах железной дороги и стояли в
3-х гарнизонах: Кызыл-Арват — управление дивизии, 162
мсп, артиллерийский и зенитно-артиллерийские полки,
части дивизионного комплекта; Казанджик — 231 тп, 160
мсп; Небит-Даг — 161 мсп.
Дивизия была когда-то горно-стрелковой и до насто
ящего времени сохраняла некоторые ее элементы: в мо
тострелковых полках вместо танковых батальонов были
отдельные танковые роты, батареи 76-мм горных пушек,
а в батальонах — батареи 82-мм переносных минометов.
Развернутыми до полного штата были 162 мсп и 231 тп,
остальные — сокращенного состава. Предназначение ди
визии: прикрытие границы с Ираном на Закаспийском
участке. Больше общевойсковых соединений Советской
Армии в Центральных Каракумах не было.
К этому времени обстановка в мире вокруг Афганиста
на начала стремительно накаляться. Переворот, совершен
ный Амином, и убийство президента Тараки сразу сделали
эту страну «горячей точкой», западное радио сообщало о
боевых действиях правительственных войск против оппо
зиции. На нашем же радио об этом сообщалось вскользь,
как бы между прочим.
Пока еще нас это конкретно не касалось, все мероп
риятия повышения боевой готовности, демонстрационные
учения у границы проводились только в 5 гв. мсд, распо
ложенной в Кушке.
Однако, грозные события в Афганистане, наконец, до
катились и до нас, и вся моя жизнь после этого покати
Уходит время, стирается память о некоторых событи
ях, забываются детали. То, что произошло в декабре 1979
года в Афганистане, стало историей, поводом для встреч,
предметом для воспоминаний, споров, переживаний. Во
лею судьбы мне довелось стать свидетелем и непосредс
твенным участником тех событий. Они глубоко врезались
15 декабря в 15.00 у оперативного дежурного в штабе 58
мсд ТуркВО, где я проходил службу в должности заместите
ля начальника оперативного отделения, а в то время испол
нял обязанности начальника, сработала сис
тема оповещения
Прибыв по тревоге, я пошел к начальнику штаба ди
визии подполковнику Журбенко уточнить задачу. Он в не
доумении, — «сам ничего не пойму, сигнал боевой. Пойду
звонить в Ташкент, может что прояснится». Через несколь
ко часов поступает новый сигнал — «Военная опасность».
Ого! Это уже серьезно, так как в учебных целях он никогда
Звонят из военкоматов, докладывают, что объявлена мо
билизация, уточняют куда привозить «партизан» — припи
санных к частям военнослужащих запаса. К ночи их стали
привозить, обмундировывать, выдавать оружие и все осталь
ное. В течение 3-х суток мы приняли в дивизию 8500 человек
приписников и довели общую численность личного состава
до 12 тыс. человек. Получаем шифротелеграмму командую
щего округом: дивизии провести отмобилизование и сосре
доточиться в районе 90 км севернее Кушка в готовности к
Командир дивизии генерал Л. А. Робул с частью шта
ба и с первым эшелоном убыл в район сосредоточения. Я
с Журбенко контролировал формирование и убытие частей
дивизии в район сосредоточения.
Что творилось в эти дни — передать словами невоз
можно. Тысячи людей и машин двигались в разные сторо
ны. Ведь отмобилизовывался не только весь ТуркВО, но и
пограничники, МВД и прочие. Мужиков всех призвали в
армию, школьников сняли с занятий и отправили работать
на предприятия, часть предприятий вообще остановились.
25 декабря мы узнали, что по просьбе правительства Аф
ганистана на территорию их страны из Термеза была введена
108 мсд.
Началась афганская война, продолжавшаяся 3340 су
ток или 9 лет 1 месяц и 20 дней. Кто бы мог тогда такое
Буквально за несколько дней до этого заместитель ко
мандира нашей дивизии полковник В. И. Миронов был
назначен командиром 108-й дивизии в Термезе вместо ге
нерала Е. С. Кузьмина, назначенного заместителем Глав
ного военного советника в Афганистане. Принимал диви
зию он уже в Афганистане.
Забегая вперед, скажу, что полковник (а вскоре и
генерал-майор) Миронов успешно там ею командовал,
был награжден орденом Ленина. Далее занимал высокие
должности в Советской армии и Вооруженных силах Рос
сийской Федерации: был командующим войсками Ленин
градского округа, заместителем Министра Обороны РФ.
25 декабря с последней колонной из Кызыл-Арвата вы
ехал и я. 27-го в обед прибыли в район сосредоточения, а
ночью 28-го я услышал по радио «Свобода», что вечером
27-го был штурм дворца в Кабуле, Амин убит, а Бабрак
Кармаль, обратившись по радио к населению, объявил о
создании нового правительства.
На следующий день, а точнее в ночь на 29-е, начался
ввод в Афганистан 5 гв. мсд, дислоцированной в Кушке.
Мы, стоящие за ней «в затылок», тоже ждали своего часа.
Получили боевой приказ командующего ТуркВО на ввод
в Афганистан и сосредоточение в районе Кандагара. Этот
приказ я лично держал в руках и читал, т.к. не было та
кого входящего или исходящего оперативного документа,
который бы мне не докладывали.
Поздно вечером меня вызывает Журбенко и ставит
задачу: вместе с ним, начальниками разведки, связи, ин
женерной службы дивизии выехать с колонной 5 гв. мсд
в Афганистан и произвести рекогносцировку маршрута
Кушка — Герат, т.к. наша дивизия через сутки-двое пой
дет по нему до Кандагара. Сопровождение — взвод раз
ведроты 162 мсп. Остаток ночи ушел на подготовку выез
да, ведь мы не просто выезжали на рекогносцировку, мы
ехали в зону боевых действий.
Рано утром 29-го пересекли границу и в общем потоке
войск двинулись к Герату. Погода стояла самая отврати
тельная. Туман, морось, ночью подмораживало. Погра
ничники на самой границе были только советские, причем
никаких проверок с их стороны не было. Афганских пог
Поднялись к перевалам перед Гератом — там снег и
лед. Высота перевалов над уровнем моря не такая уж и
большая — 1300–1400 метров, но неумение водить ко
лонны в горах и непродуманность обеспечения марша
делали проблемным быстрое их преодоление. К тому же
большинство автомобилей были из народного хозяйства
— грузовики ГАЗ-53 и ЗИЛ-130 с низкими бортами, не
приспособленные для перевозки людей, они буксовали на
подъемах, создавая заторы и скользили, неуправляемые,
Приходилось на наиболее сложных подъемах и спус
ках ставить БМП или гусеничные тягачи, которые, заце
пив тросом машину, вытаскивали ее на перевал, там ее за
цеплял другой тягач и на натянутом тросе спускал вниз.
Первое впечатление об афганцах — несчастный, за
битый народ. В галошах на босу ногу, в одежде, какую я
видел только в исторических фильмах. На падающий снег
они совсем не обращали внимания. Что-то кричали, раз
махивали тускло поблёскивающими фонариками и просто
руками. В кишлаках электрического освещения не было.
Среди встреченных нами афганцев я никого с оружием
не заметил. Они стояли вдоль дороги и брали все, что
им бросали с машин: хлеб, консервы, шинели, сапоги.
По афганскому календарю заканчивался 1356 год (новый
1357 начинался 1 марта).
Кстати сказать, в своих мемуарах генерал Шаталин
— командир 5 гв. мсд — вспоминает, что афганское на
селение встречало советские войска цветами. Что-то я
не помню, чтобы 29 декабря в Афганистане росли цветы.
Повторюсь — была мерзкая холодная погода со снегом и
дождем, и афганцам было не до цветов.
Советские люди по своей природе и воспитанию всегда
были жалостливы и неравнодушны к чужой беде. О каком-
то сопротивлении со стороны афганцев даже и мысли не
могло быть. Если у нас и были потери, то только от авто
мобильных катастроф. По дороге я сам видел несколько
В воздухе постоянно курсировали вертолеты МИ-6 и
МИ-8, перевозя десантников вглубь страны. Изредка по
являлись и боевые МИ-24, патрулировавшие в стороны от
маршрута. Стрельбы и взрывов бомб не было слышно, ви
димо все было спокойно. Кое-где встречались небольшие
подразделения афганской армии, они были с оружием и
занимали позиции около дороги или в глубине кишлаков.
Пройдя за день все три перевала: Рабати-Мирза, Бан
дабогучар, Хушрабат, мы остановились перед Гератом на
ночлег. Журбенко доложил комдиву обстановку и тот
приказал возвращаться. Ехать дальше не было смысла,
т.к. за Гератом начиналась пустыня и проблем соверше
ния марша по ней не было. Непривычно было смотреть
на Герат ночью: перед нами был крупный (по афганс
ким меркам конечно) город, а городских огней не видно.
Это была моя первая ночь на афганской земле. Тогда я
даже и не мог себе представить, что через три года у меня
Намного позднее я услышал песню «Кукушка», слова
которой врезались мне в память на всю жизнь:
….я тоскую по родной стране,
Им привычны горе, боль, усталость
Сил своих не копят про запас,
Так скажи же — сколько им осталось?
Переночевав в боевых машинах мы утром начали путь
назад. Где-то к вечеру вернулись в дивизию. Там меня
ждал сюрприз — приехал из Москвы мой начальник, под
полковник В.
Черкашин, его отозвали с курсов по
вышения квалификации. Жить стало легче, появился
начальник. Мне и так здорово досталось за эти месяцы.
Надо же, через три месяца после выпуска из академии —
и на войну!
Шли дни и недели, а команды на ввод нашей дивизии в
Афганистан не поступало. Прилетал на вертолете Главком
Сухопутных войск генерал Павловский, прилетали дру
гие чины, но никто не мог нам точно сказать: будут нас
вводить или нет? До Нового 1980 года в дивизии находи
лась оперативная группа Генерального штаба, но потом ее
направили в Афганистан, видимо было уже не до нас.
И вот уже 1,5 месяца, как наша дивизия стоит в пес
ках между Кушкой и Тахта-Базаром. Первое напряжение
спало, бессмысленная эта кочевая жизнь всем осточерте
ла. Сбежать «партизанам» было некуда: до станции Тах
та-Базар — 15 км, до Кушки — 45 км, вокруг одни пески.
Видимо поэтому нас сюда и поставили, ведь, если бы была
в нас оперативная необходимость, мы бы стояли у Кушки
вблизи границы, а здесь, в песках в 50 км от нее, нас мож
Появились первые грозные признаки начинающего
ся разложения. Все чаще в дивизии стали случаться ЧП:
пьянки, драки, кражи. Среди офицеров на почве пьянс
тва произошло несколько самоубийств. В комендантской
роте дивизии украли 2 пистолета ПМ, их еле-еле нашли.
Задержали 3-х солдат срочной службы из комендантской
роты дивизии, в том числе писаря нашего оперативного
отделения. Состоялся суд — все они получили по 2 года
дисбата. В воздухе запахло грозой. Оружие и боеприпа
сы, находившиеся на руках, собрали и стали хранить по
Комдив, видя такое положение, приказал нам сроч
но разработать двухстороннее дивизионное учение, чтобы
чем-то занять войска. За неделю мы все сделали. Раздели
ли дивизию на две части и «воевали» друг с другом почти
две недели. Одни оборонялись, другие наступали, потом
обороняющие переходили в контрнаступление, а наступа
ющие переходили к обороне и так далее. Никогда ни до,
ни после я не участвовал в таком учении. Но раз войска
В первых числах марта, наконец, была решена судь
ба нашей дивизии. Ее решили вернуть назад. Видимо, в
Москве посчитали, что ввод в Афганистан завершен ус
пешно, введенных сил достаточно для выполнения задач
и не стали вводить все предназначенные для этого силы, в
том числе и нашу дивизию..
Скажу сразу, что считаю это ошибкой. Дальнейшие со
бытия показали, что как раз-то в Кандагаре и не хватало
дивизии, чтобы блокировать открытую границу с Пакис
таном. Силы 70 омсбр в Кандагаре, развернутой на базе
Тахта-Базарского полка 5 гв. мсд были слишком малы для
выполнения этой задачи. Не зря, через 5 лет, в 1984 году
на этом направлении была развернута 22 бригада спецна
за для борьбы с караванами, однако в целом эту проблему
так и не решили.
К 8 марта мы вернулись в Кызыл-Арват к всеобщему
удовлетворению и нас, и особенно наших семей.
В следующий раз Афганистан в моей жизни возник
очень скоро. Через 8 месяцев я был назначен начальником
разведки во вновь сформированную 88 мсд в г. Кушка.
Так я вновь оказался у границы с Афганистаном. Почти 2
года я и моя семья жили в 3 км непосредственно от нее.
Естественно, что в Кушку приходили колонны из ДРА,
приезжали отпускники из 5 гв. мсд, большинство семей
которых проживали здесь. Наконец, уже и из нашей ди
визии стали отправлять «за речку» офицеров, солдат и
сержантов, а также боевую технику.
На железнодорожной станции Кушка организовали
площадку сбора техники, отправляемой в ремонт и на
металлолом. Там находились побитые и покореженные
танки, БМП, БМД, БТР. Так что, имелась полная воз
можность своими глазами увидеть результаты оказания
интернациональной помощи афганскому народу и то, как
В конце ноября 1982 года, как раз после похорон
Брежнева, вызывает меня по телефону ЗАС из Таш
кента начальник 1-го отдела разведывательного управле
ния округа полковник В. А. Сапожник. После обычных
вопросов о здоровье, службе, он сообщил мне, что коман
дованием решено направить меня в Афганистан начальни
ком разведки 201 мсд, вместо снятого с должности коман
Я сразу согласился, так как попасть в Афганистан хо
тел давно, еще с момента, когда был там первый раз на
вводе. Я дважды писал рапорты об этом: первый раз еще
в Кызыл-Арвате летом 1980 года, второй — в 1981 году.
Почему я стремился туда? Во-первых, я хотел на
практике применить то, чему меня учили всю жизнь. Хо
телось испытать себя в боевой обстановке. Мой отец был
фронтовиком в Великую Отечественную, деды воевали в
гражданскую войну, мне тоже хотелось проверить себя в
Во-вторых, не хотел я всю оставшуюся жизнь до пен
сии сидеть в Кушке, да и в ТуркВО вообще, этих забытых
Богом местах. И не мог я спокойно сидеть, когда там, за
речкой, кипела настоящая жизнь и делалась история. А в
те годы уехать из ТуркВО можно было только через Аф
О том, что я могу погибнуть или стать инвалидом,
я как-то не думал. Считал, что если выбрал профессию
военного, то она имеет и свои негативные стороны. И по
чему-то искренне верил в судьбу, которую мне предска
зала гадалка. Риск — это постоянное состояние военного
Все это я сообщил жене по приходу домой. Конечно,
она не обрадовалась этой новости, но я постарался ее убе
дить в необходимости этого и дал твердое обещание не
Надо сказать, что в СССР в те годы неохотно говори
ли о нашем контингенте в Афганистане. Хотя наша стра
на вела там самую настоящую войну, народу не говорили
правду. Даже гробы, которые периодически оттуда при
ходили, хоронили без особой огласки и даже запрещали
указывать на могилах, что человек погиб в Афганиста
не. Поэтому советский народ не очень правильно пони
мал — что же происходит в Афганистане? Ведь пресса и
телевидение показывали и рассказывали об успехах стро
ительства социализма в стране, наших солдат и офицеров,
сажающих деревья и помогающим в строительстве домов.
Идиллия, да и только!
А что там идут тяжелые бои знали только сведущие,
в том числе и я. Ведь мы видели все своими глазами и
слышали рассказы очевидцев. Стихи безвестного поэта-
афганца опубликованы будут позднее только через добрый
На Родине тихо, смеются там дети.
Превыше, чем жить и не видеть войны.
...А в это же время горели в машинах,
Взрывали себя, чтоб не сдаться живым,
Спасали друзей, подрывались на минах
Проводы в Афган устроил скромные, было всего не
сколько человек: мой друг Алексей Урсатий, командир
разведбата Виктор Алексеенко и его начальник штаба.
Поездом доехал до Ташкента, там в разведуправлении
я прошел у В. А. Сапожника необходимый инструктаж,
получил документы и в ночь на 31 декабря с военного аэ
В 201-й ДИВИЗИИ
«ИЛ-18» плывет за облаками в полной темноте. Потом
наступил слабенький рассвет. Я посмотрел на часы — мы в
полете почти три часа, пора уже снижаться, но самолет вроде
и не собирается это делать. Салон полупустой, нас человек
30, в основном офицеры и прапорщики, возвращающиеся из
отпусков. По замене нас летит всего двое: я и замполит роты
из Кушки лейтенант Ращупкин.
По существующему тогда положению с ноября по фев
раль включительно замена не производилась. Таких как мы,
исключение из общих правил, называли «декабристами».
Они обычно переслуживали свой срок, т.к. замена начина
лась с февраля. Об этом мне любезно сообщили сразу же в
самолете. Но я на это не отреагировал: служить все равно не
мало — 2 года, какая разница — месяцем больше, месяцем
меньше? Забегая вперед, скажу, что Игорь Ращупкин погиб
ровно через 10 месяцев. Он служил в 395 мсп нашей дивизии
замполитом мотострелковой роты, в одной из операций по
лучил тяжелое ранение в голову и умер в госпитале.
Наконец в проходе между кресел появился капитан из
экипажа самолета и сообщил, что по всему Афганистану
низкая облачность, туман и все аэродромы, кроме Канда
гара, закрыты. Значит, летим в Кандагар. Через полчаса
снижаемся, совершаем посадку в аэропорту. Все. Приплы
ли. Спускаюсь по трапу и уже второй раз ступаю на землю
Вокруг пусто, никого нет, только ветер свистит. Бетон
ное здание аэровокзала пустое. Там ходят несколько часо
вых-афганцев. Никто нас не встречает. Надо что-то делать.
Офицеры-авиаторы, летевшие в нашей группе, предлагают
ехать в вертолетный полк, находившийся недалеко от аэро
На попутной машине едем в полк. Я, как старший по
званию, иду к командиру полка, объясняю ситуацию. Он
говорит, что всех 30 человек ему разместить в полку будет
трудновато, дает машину и человек 15–20 отправляет в 70
мотострелковую бригаду, дислоцированную километрах в
10 от аэродрома. Нас, 10 оставшихся человек, размещают
в ленкомнате казармы батальона обеспечения, ведут в сто
ловую для технического состава, где мы завтракаем.
Ситуация такая: сегодня 31 декабря, на все новогодние
праздники до 3 января плановые полеты авиации прекра
щены, так что улететь в Кабул до этого времени не на чем.
Придется 3–4 суток «куковать» здесь. Ну что, торопиться
некуда, все мы из Со
юза летели встречать
Новый год, значит —
«затарены» под самую
Новый 1983 год
встретили весело: с
шампанским и пальбой
из пулемета ДШК,
расположенном в ог
невой точке вблизи
штаба полка. Из чего
я сделал вывод, что
поговорка про то, что,
где начинается воен
ная авиация, кончает
ся воинский порядок,
Полковники И. И. Ильчук,
Кабул. Июнь 1984 г.
Однако, столько времени сидеть,
как ожидалось, не пришлось. Утром 2
января прилетел заместитель команду
ющего 40 А генерал Крянга (в будущем
первый Министр обороны независимой
Молдовы). С ним несколько офицеров,
в том числе и начальник разведки ар
мии полковник Власенков. Я подошел
к нему, представился, попросил взять с
собой в Кабул. Самолет-ретранслятор,
на котором они прилетели, мог взять
человек 7-8 , и я в это число попал.
Взлетели, и через час самолет по
шел на снижение. Серый Кабул в гро
мадной чаше среди высоких гор. Свер
ху домики показались маленькими, приплюснутыми, а где
же люди живут? Круг над городом и АН-26 приземляется,
подруливает к зданию аэропорта.
На аэродроме пересели в вертолет МИ-8, который нас
доставил в штаб армии. Власенков мне приказал завтра
с утра прибыть в разведотдел, потом вызвал офицера и
поручил ему пристроить меня на жилье и питание. Но
чевал в общежитии в комнате разведчиков на свободной
Следующих два дня я работал с документами в раз
ведотделе: изучал приказы, сводки, карты, требования
по отчетности, формы документов и т.д. Познакомился с
заместителем начальника разведки полковником Иванен
ковым, офицерами отдела В. Лебедевым, Кузнецовым,
Машкиным, Ю. Смирновым и другими, они тоже расска
зали мне о кое-каких нюансах нашей работы.
Хочу поподробнее рассказать о Юрии Ивановиче
Смирнове, в ту пору старшем лейтенанте. Так уж полу
чилось, что в следующий раз мы встретились с ним в 1988
году в штабе Киевского военного округа, где он был в
составе опергруппы по ликвидации последствий аварии на
Чернобыльской АЭС. Позже в 1989-91 гг. он, преподава
тель кафедры разведки Киевского ВОКУ, был приписан
к нашему разведотделу округа и на всех учениях действо
огда же, в далеком 1983 году, он служил в разведотде
ле 40 А. До этого больше года был помощником начальни
ка разведки 201 мсд. В 1982 году его взяли в штаб армии
вместо погибшего на операции офицера разведотдела майо
С 1992 года до моего увольнения из армии в 1997 году
мы служили вместе. В 1995 году он стал моим заместителем,
а после моего увольнения — начальником отдела. В 2006
году уволился в запас, сейчас работает в Государственном
комитете по делам ветеранов заместителем начальника од
ного из управлений. Часто с ним встречаемся и дружим.
Вернемся, однако, в январь 1983 года. Пора было от
Надо было еще приехать на пересыльный пункт, распо
ложенный около Кабульского аэропорта, стать там на учет,
получить предписание в свою часть, стать на очередь на
отправку самолетом. На все это у меня ушло еще 2 дня, и
6 января я, наконец, прибыл в свою дивизию, ставшую мне
почти на два года родным домом и семьей.
Немного об истории дивизии.
201 Гатчинская Краснознаменная мотострелковая ди
визия ведет свою историю от стрелковых дивизий РККА,
сформированных перед Великой Отечественной войной.
201 сд первого формирования была создана в марте
1941 года. Принимала участие в битве под Москвой, бое
вых действиях на Северо-Западном фронте. 25.10.1942
г.
она была переформирована в 43 гв. Латышскую сд и даль
нейший путь прошла под этим названием.
201 сд второго формирования была сформирована на
Ленинградском фронте 01.06.1943 года из отдельных бри
Основу дивизии составили:
- 122 стрелковый полк из 27 пограничной бригады
- 92 стрелковый полк из 13 бригады войск НКВД;
- 191 стрелковый полк из частей береговой обороны
Дивизия участвовала в прорыве блокады Ленинграда,
освобождала города Гатчину и Лугу, за что в 1944 году
получила почетное наименование «Гатчинская» и награж
На заключительном этапе Великой Отечественной вой
ны участвовала в разгроме фашистских войск в Прибал
После окончания войны дивизия передислоцируется в
В 1947 году дивизия переформировывается в 325 огс
бр, а в 1948 году вновь развертывается в 201 горно-стрел
ковую дивизию.
В 1958 году дивизия перешла на штаты мотострелко
вой дивизии сокращенного состава, какой и была до дека
бря 1979 года.
С 24.12.1979 г. дивизия была укомплектована по
штатам военного времени и переброшена в г. Термез.
В соответствии с Директивой МО СССР от 21.01.1980
314/1/00160 201 мсд передана в состав ТуркВО из
САВО. Начала ввод в Афганистан 14 февраля 1980 г.
через понтонные мосты в районах Хайратона и Айваджа.
Забегая вперед, скажу что 04.05.1985 г. дивизия была на
Из ДРА была выведена последней в 40 А 15 марта
1989 г. Самой же последней частью, вышедшей из ДРА
вместе с командующим 40 А ге
нералом Б. В. Громовым был 783
отдельный разведывательный ба
тальон под командованием под
полковника А.
С. Евтодия, ныне
проживающего в г. Киеве. Вот в
такой дивизии мне пришлось слу
жить и воевать.
Представился командиру ди
визии полковнику М. Е. Шати
ну. Он на два года раньше меня
закончил академию БТВ, кроме
того, он выпускник Харьковского
гв. танкового командного учили
ща, учился на курс раньше меня.
Небольшого роста, рыжий, плот
ный, но подвижный. Служили мы
с ним недолго, буквально через
месяц он уехал в Союз по замене.
Встретился я с ним в следующий
раз только в 1988 году в Киеве.
Он был заместителем командующего 6 ТА в Днепропет
ровске, генерал-майором. В 1994 году внезапно умер в
возрасте 46 лет, в этом городе и похоронен.
Далее знакомство с заместителем командира дивизии
полковником И.
Е. Пузановым. Он мой ровесник, в этой
должности служил 1 год, до этого был командиром 149
гв. мсп со времен еще ввода в Афганистан. Отзывы в ди
визии о нем были неплохие. С ним довелось служить мне
тоже недолго — около 3 месяцев. Отслужив более 3 лет в
Афганистане он по замене уехал в Сибирский ВО коман
диром дивизии. Далее Военная академия ГШ, командую
щий армией, Московским военным округом, заместитель
министра обороны. Последняя его должность в ВС РФ
командир 201 мсд
1982–февраль 1983 г;
— командующий войсками Ленин
градского ВО, генерал-полковник.
Сейчас уже в отставке. Депутат Го
сударственной Думы России.
Более детально со мной беседо
вал мой непосредственный началь
ник — начальник штаба дивизии
полковник Чернов Валерий Ивано
вич. Он рассказал историю дивизии,
проблемы и трудности, первоочеред
ные задачи, расспросил меня о моей
службе. Удивлялся, почему я ушел
из полка. Я не стал вдаваться в под
робности, что-то пробормотал про
свою любовь к разведке и он больше
не касался этой темы.
Служил я с ним 19 месяцев из
тех 23-х, которые был в Афганистане, т.е. почти 85% все
го времени. Надо сказать, что отношения у нас всегда
были хорошими, и он меня уважал. Осенью 1984 года он
поступил в Академию ГШ, потом командовал дивизией в
Германии, был начальником общевойскового училища им.
Кирова в Ленинграде. Закончил службу генерал-лейте
Пошел принимать дела и должность в разведыватель
ное отделение. Познакомился со своим предшественником
и офицерами.
Расскажу о тех с кем, как говорит Устав, я должен
был «стойко преодолевать все тяготы и лишения воинской
Подполковник Захаров Рифат Семенович, самарканд
ский татарин. Худощавый, небольшого роста, аккуратно,
и я бы даже сказал, тщательно одетый (не в пример мно
командир 149 гв. мсп,
в 1979 –1983 гг.
гим). Он рассказал о себе, представил офицеров отделе
Старший помощник майор Булдык Николай Ивано
вич, предпенсионного возраста, кличка «Боец невидимо
го фронта». Под таким заголовком вышла в дивизионной
газете статья о нем, где корреспондент Миша Сыртланов
написал о нем такую чушь, что все кто знал Булдыка, де
Помощник по фотодешифрированию капитан Андрей
Штыканов. Мне его сильно напоминает капитан Ларин из
известного сериала «Менты». Очень похож был и внешне
и по манерам. Осенью этого же года уехал по замене в
Кантемировскую дивизию, откуда и приехал. Через 7 ме
сяцев, в августе, когда погиб начальник разведки 122 мсп
майор Бондаренко, я предлагал ему эту должность, но
ему надо было переслужить еще полгода. Он отказался,
уехал и больше я о нем ничего не слышал.
Переводчик старший лейтенант Якубов Намоз-Али
Мадисоевич, двухгодичник, худощавый симпатичный тад
жик, бывший школьный учитель. Очень спокойный и вы
держанный, немногословный, храбрый и мужественный
человек, несмотря на такую мирную профессию. Я с ним
служил дольше всех — до сентября 1984 года. Почти всег
да он был рядом и все что прошел я, прошел и он.
Я часто вспоминаю его, он уроженец и житель Куляба,
а там, в 90-х годах шла гражданская война. Думаю, что не
обошла и его. Хотелось бы надеяться, что он и его семья
живы и здоровы.
Захаров рассказал мне свою историю, почему его сня
ли с должности, хотя, по его словам, дела у него шли
неплохо. Все у него было гладко, пока его не взяли за
одно место особисты. Оказывается, Рифат Семенович
был большим любителем трофеев. У разведчиков какая
особенность? Первые пули тебе, но и все трофеи твои.
Зато первый кавалер в гарнизоне. Местные дамы были от
него без ума. На этом и погорел. Дело вышло громкое,
судить не стали, но командующий войсками округа прика
зал отправить его в Союз. Судили судом чести, врубили
строгий выговор по партийной линии и отправили назад в
Самарканд на майорскую должность.
Вообще разведчикам в 201 мсд не везло. Первый на
чальник разведки дивизии в Афганистане подполковник
В. Е. Шпилевский погиб 19.11.1980 года в ночном бою у
кишлака Кучи под Кундузом.
Второго — подполковника Рыженко сняли в комплек
те с комдивом полковником В. А. Дрюновым в 1981 году и
отправили с понижением начальником разведки 860 омсп
в Файзабад. Третий — Захаров, прослужил в дивизии
Я, стало быть, четвертый за три года. Многовато, ко
нечно. Кроме того, во всех Вооруженных силах СССР стал
известен случай, описанный в секретном издании «Боевые
действия в горах» 1981 года, когда 3 августа 1980 года три
роты 783 разведывательного батальона дивизии, выдвига
ясь на помощь батальону 149 гв. мсп в кишлака Яварзан
сами попали в «духовскую» засаду у кишлака Шаеста,
Старший лейтенант
783 орб
начальник разведки
что южнее Кишима километров 15.
Там погибли 45 человек, из них 7
офицеров: начальник штаба баталь
она капитан Жуков, помощник НР
дивизии старший лейтенант Шигин,
командиры взводов старшие лейте
нанты Сериков, Буров, Лось, Шерс
тюк и артиллерийский корректиров
щик от артполка, фамилии которого
я, к сожалению не знаю. Кроме того
было ранено 49 человек.
Командование дивизии, как
всегда, тогда попыталось найти
«стрелочника» и во всем обвинило
командира батальона майора А.
Кадырова, участвовавшего в этом бою. Однако командо
вание 40 А нашло фигуру «покрупнее» и с должности
«полетел» не только он, но и начальник штаба дивизии
командир 783 орб
1986 г.
БМП и место гибели командира разведроты 149 гв. мсп старшего
лейтенанта Б. А. Наметова и 11 разведчиков. Ноябрь 1982 г.
Забегая вперед, хочу отметить, что и в
последующем в батальоне были относи
Так 03.05.1984 года попали в засаду
и погибли 9 человек, в том числе 3 офи
Позднее, летом 1986 года (точнее
17.06.86 г.) при высадке вертолетного де
санта в районе к. Ишкамыш в провинции
Баглан, из-за ошибки летчиков десант
«промахнулся» на 17 км и был высажен
непосредственно на «духовскую» базу.
Разведчики попали под сильный пулемет
ный и минометный огонь. Был сбит один вертолет, убито
19 человек, около 40 ранено. Командир батальона капи
тан П. Корытный получил тяжелейшее ранение в голову,
потерял глаз и был впоследствии комиссован из Воору
Кроме того, буквально за полтора месяца до моего при
езда подорвалась на мине БМП разведроты 149 гв. мсп,
погиб командир роты старший лейтенант Борис Наметов
и 11 разведчиков.
Кстати сказать, уже в 1985 году случай с подрывом
БМП в разведроте 149 гв. мсп повторился, при этом по
гибли командир взвода лейтенант Кильдышев и 7 сол
А в июле 1984 нелепый случай унес жизни 5 солдат-
разведчиков этой же роты. Танк, обходя стоявшую колон
ну БМП разведроты на полной скорости ударил заднюю
машину, БМП стали бить друг-друга и солдаты, завтра
кавшие между ними погибли. Плюс одиночные и группо
вые потери в меньших масштабах.
Старший
149 гв. мсп
Я тут недавно подсчитал и составил пофамильный
список погибших только офицеров-разведчиков дивизии
в 1980–1985 годах. Так вот, в этом списке 30 человек.
А с учетом действовавших с ними вместе артиллеристов,
саперов, авианаводчиков — 35. Причем прапорщик всего
один. Скорее всего, это случайность, т.к. большинство их
ходили на боевые операции наравне с офицерами, человек
5 было ранено, причем некоторые тяжело, стали инвали
Погибших солдат я, к сожалению, далеко не всех могу
назвать по именам, так как их было слишком много, по
моим подсчетам более 100 человек. Помню всего несколь
ко солдат и сержантов, погибших на моих глазах. Что ж,
разведка всегда несла высокие потери и это не секрет.
После представления начальству пошел в разведыва
тельный батальон. Представился самостоятельно, так как
ждать пока начальник штаба дивизии Чернов это сделает,
Командир батальона майор В. Н. Воробьев, бывший
начальник разведки 149 гв. мсп. Полгода назад был назна
чен вместо комбата майора А. П. Кривенко, боевого офи
цера, кавалера двух орденов Красной Звезды, убывшего
Воробьев был неплохим офицером, но, на мой взгляд,
несколько слабовольный. В батальоне бытовало пьянство
среди офицеров и прапорщиков, в одежде, какая-то мах
новщина. Сразу видны результаты деятельности бывшего
начальника разведки дивизии Захарова, а вернее — его
Захаров — офицер лично храбрый, но безразличный
как к службе, так и к разведке. Главная задача у него
была — добыть ценные (не в разведывательном смысле, а
Был у него и боевой адъютант — командир взвода
старший лейтенант Яхья-Заде, азербайджанский абрек, по
сути и по внешности. Мне потом рассказывали, что Заха
ров, взяв взвод Яхья-Заде, под видом разведывательно-по
исковых действий часто выезжал в пустынные районы, где
они «бомбили» проходящие караваны. В горы не ходили,
слишком еще была сильна память о кишлаке Шаеста. А в
степи, что может противостоять БМП? Правильно — только
Через пару месяцев после отъезда «шефа» нашел свою
пулю и Яхья-Заде. В Баглане на одной из «чисток» получил
тяжелое ранение в голову, долго лечился и конце был ко
миссован по ранению. Это один из немногих офицеров-раз
ведчиков, кого я вспоминаю не особенно добрым словом.
Так что, положение дел не было блестящим. Что же
делать? Начал так, как учили. Принцип такой: не знаешь,
как поступить — делай как должен. Провел пару строевых
смотров, привел в порядок сначала офицеров. Заставил их
вспомнить об уставах, своих обязанностях. В принципе, они
все ребята нормальные, но узду отпускать никогда нельзя.
Заставил их навести внутренний порядок в ротах, привел к
норме внешний вид.
Некоторые скажут: на войне не это главное, отвечу — в
армии это всегда главное. Разгильдяй никогда не сможет хо
рошо воевать, даже храбрые поступки совершаются ими боль
ше в истерике или просто по собственной везучести. Только
дисциплинированные, надежные люди могут достойно вы
полнить боевую задачу.
Часто вспоминал своего первого комбата в Германии под
полковника И. Р. Звицевичуса: мы, молодые лейтенанты,
побаивались его за строгость, но искренне уважали и стреми
лись быть похожими на него. Вот кого бы сюда. Однако, ни
чего, справились и сами. Начальник штаба батальона капитан
Николай Турбанов, замполит капитан Багдасаров, командиры
рот — мои ближайшие помощники в наведении порядка.
Через 2–3 дня после своего прибытия поехал в г. Кундуз
знакомиться с советниками всех мастей: партийными, хозяйс
твенными, госбезопасности, МВД и прочими.
Город на меня впечатления не произвел: обычный про
винциальный городишко, скорее большой кишлак, только в
центре несколько двухэтажных зданий из кирпича. Познако
мился со старшим военным советником зоны — генерал-майо
ром Воливачом, множеством афганцев — начальников всех
мастей. Никого из них я, конечно, не запомнил, так как они
для меня все были на одно лицо, по крайней мере, еще месяца
три.
Все было как в нехитрой песенке, сложенной местными
бардами из 201 мсд:
Кундуз, Кундуз
периферия.
Капризная фортуна навек тебя забыла,
Через пару недель, когда я уже полностью вошел в
курс дел, то сделал для себя не совсем приятный вывод.
Выжить в этих условиях 2 года практически невозможно!
Ведь только за эти две недели я уже раза 4 попадал под
обстрел на дороге, где вокруг свистели пули, раз 5 выле
тал на вертолете на БШУ (бомбоштурмовые удары), при
чем дважды мы попадали под огонь «духовских» зенит
ных пулеметов ДШК. Под Северным Багланом впереди
идущая БМП подорвалась на мине, никто не погиб, но 5
человек получили ранения и контузии. Все это наводило
на невеселые мысли, что рано или поздно придет и мой
Ну, что же делать? Свою судьбу я выбрал сам и надо
достойно идти до конца. Скажу честно, что первый год я
жил и воевал с мыслью: вы (то есть «духи») меня убьете,
но и я вас положу немало.
С этим было как-то веселее жить, и я вовсю внедрял
в жизнь этот свой принцип. Забегая вперед, скажу, что
даром мы свой хлеб не ели. За эти два года нами было
уничтожено 10 главарей банд: Махмаджан Пахлаван, Ар
боб Хайдар, Царанвол, Джайлани, Мулло Исхак, Гулям
Сохи, Кучкар, Клыч, Гулям Ортабулаки, Араб Бача. Взя
ли в плен 4-х главарей: Мулло Саиджана, Гаюра, Вали,
Амира. С тех пор прошло уже 25 лет, но их имена я пом
В феврале произошла замена почти всего командова
ния дивизии: вместо полковника М. Шатина прибыл из
Калининграда командир 1-й Московской Пролетарской
мсд полковник Шаповалов Анатолий Александрович; за
меститель комдива полковник И. Е. Пузанов уехал коман
диром дивизии в Сибирь. Начальник политотдела полков
ник Игнатов стал начальником Новосибирского ВВПУ,
вместо него назначили его заместителя подполковника
Новый командир дивизии Ша
повалов был опытным служакой.
Дивизией в Калининграде он коман
довал 4 года, а это была разверну
тая дивизия с интенсивной боевой
подготовкой. Было ему 47 лет, вы
Не знаю почему, но сначала
я ему не «показался», и он начал
меня потихоньку «прижимать». На
военной службе, если командиру не
понравился подчиненный есть всег
да возможность сделать жизнь того
«кислой». И способов для этого —
множество. Я уже начал подумы
вать, что моя служба с ним, а ведь
приехали мы почти одновременно,
будет долгой и нелегкой.
Однако мне внезапно повезло. В марте по плану ко
мандующего ТуркВО проводилась проверка дивизии, и
командующий 40 А генерал-лейтенант Ермаков решил
провести со штабом дивизии командно-штабное учение на
картах. На этих учениях я отличился, мне, единствен
ному в штабе, командующий поставил оценку «хорошо»,
остальные начальники получили «удовлетворительно» и
«неудовлетворительно». В разборе и акте проверки это
было отражено. Дело в том, что я, недавно прибывший
из Союза, очень добросовестно отработал все документы
учения и подготовил доклады.
Опыт у меня был, в Кушке такие мероприятия про
водились постоянно, приходилось докладывать даже
командующему войсками ТуркВО генерал-полковнику
Максимову, поэтому я все доложил как надо и заслужил
командир 201 мсд
в 1983–84 гг.
Остальные мои коллеги посчитали командно-штабные
учения в зоне боевых действий дурью начальства и под
готовились кое-как. Отсюда и результат. Комдив мне не
только объявил благодарность, но и зауважал. Я тоже ста
рался быть этого достойным и мы с ним прослужили почти
По его представлениям я был награжден 3 орденами,
он поддержал мою инициативу по присвоению звания
Героя Советского Союза командиру 3-й роты орб Игорю
Далее в очерке «Дарваза» более детально рассказы
тело сделать «стрелочником», а он не дал. И моя жизнь,
возможно, пошла бы совсем не по тому сценарию, что сей
Самими важными качествами, которые вызывали у
меня уважение в нем, это его личная храбрость и уме
ние слушать подчиненных. Не боялся ничего, иногда лез
туда, куда бы не то, что генерал, командир батальона бы
не полез. Ниже я расскажу о нескольких таких примерах.
Другое — решение принимал хоть и самостоятельно, но к
дельным советам всегда прислушивался, это пресловутое
Заменился он в Союз через 2 месяца после моей заме
ны — в январе 1985 года и был назначен командиром 32
Через год стал советником Министра обороны Афга
нистана. После вывода наших войск — командующим 7 А
в Баку. Далее — 1-й заместитель командующего войсками
Приволжского округа. Сейчас в отставке, живет в Сама
ре, является председателем областного комитета ветера
нов. Награжден 8 советскими и 6 афганскими орденами.
Недавно в Интернете прочитал, что ему в 2007 году
было присвоено звание Героя Советского Союза, к ко
торому он был представлен за операцию с Джумаханом,
в которой участвовал и я, но по каким-то причинам его
награждение звездой Героя тогда не состоялось. Я этому
искренне рад, он достойный человек, побольше бы было
А тут очередная смена командования и в разведке. По
замене в июле 1983 года прибыл новый командир батальо
на майор Тихонов Валерий Николаевич. Ну, всем хорош!
Правда, настораживало то, что из «репрессированных».
То есть был старшим офицером Разведывательного управ
ления штаба Ленинградского ВО, потом снят с должности
и назначен командиром разведбата в Вологду, где прослу
жил около 1 года. Закончил разведывательный факультет
военной академии им. Фрунзе в один год со мной. Причи
на понижения в должности — развод с женой. Я думаю,
что не это было главной причиной, мало ли, кто с кем ни
разводился. За это с должности не снимают. Однако боль
И начались боевые будни. Обычно мой день, если не
было рано утром боевого выхода, начинался с 6.00 в цен
тре боевого управления дивизии (ЦБУ), где я собирал
информацию об обстановке в зоне ответственности: де
ятельности банд за ночь, результатах наших проведенных
засад и других разведывательных действий. Потом ехал в
Кундуз на ежедневную координационную встречу с пред
ставителями разведки других ведомств: МВД, КГБ, со
ветнического аппарата. Там делились данными о бандах,
намечали, где сосредоточить усилия и кого в первую оче
редь уничтожить. По возвращению готовил обобщенную
справку, которую докладывал или комдиву, или началь
Часто с переводчиком нам приходилось вылетать на
бомбоштурмовые удары (БШУ) на вертолетах. Агентур
щики привозили афганца-наводчика, мы садились в ко
мандирский вертолет, он показывал цели, вертолеты на
носили удары. Я специально количество таких вылетов
не считал, но думаю, что их было не менее 100. Нередко
в ходе БШУ вертолеты подвергались обстрелу с земли из
пулеметов ДШК. Были случаи поражения вертолетов пе
реносными зенитно-ракетными комплексами (ПЗРК). И
если при поражении из пулемета был шанс совершить вы
нужденную посадку, то при попадании ракеты не помню
Вечер обычно был посвящен планированию разведки
и организации взаимодействия на следующий день.
Часто приходилось выходить на реализацию разведы
вательных данных, (намного позже, уже в Чеченскую вой
ну это будут называть «зачистками») которые были одной
из основных форм боевых действий в Афганистане. Мы
выходили в 3-4 часа утра, в установленном месте брали
на броню солдат Царандоя (войска МВД) и выдвигались
к объекту нападения. Зачастую к этому объекту с вечера
выходила пешая группа, которая выставляли засады на
путях возможного отхода мятежников. Услышав рев дви
гателей БМП, душманы выскакивали из домов и уходили
из кишлака. Тут они и нарывались на засаду. Далее мы
окружали кишлак и «зеленые» (так мы звали афганцев)
прочесывали его в поисках схронов и оружия.
Помню, в одном из первых моих разведвыходов в уез
де Чардара под Кундузом, мы захватили группу душма
нов, 6 человек.
Услышав гул двигателей, эта группа на лошадях вы
скочила из кишлака и поскакала к горам, до которых было
около 1,5 километров. Но тут же налетела на засаду, двое
были убиты, остальные вынуждены были сдаться. Главарь
моджахедов, молодой мулла лет 25-ти, дал ценные сведе
ния, по результатам которых мы провели несколько авиа
Практика показывала, что эффект был только тогда,
когда была внезапность. Иногда для достижения этого
применяли вертолетные десанты. Правда, начальство шло
на это неохотно, так как была высока опасность пораже
ния вертолета при посадке и на взлете. Такие случаи были
28 апреля, в день 5-летия Саурской (Апрельской) ре
волюции, я с переводчиком был на мероприятиях в цен
тре Кундуза на площади, которую все афганцы называ
ли «Чавка» (Круг). Играла музыка, было много народу.
Ждали прибытия руководителей провинции. Мы стояли
около БТР, я с интересом рассматривал толпу. До этого
мне не приходилось видеть афганцев на празднике: как
они поют, танцуют, играют на национальных инструмен
тах. Естественно, что были одни мужики, а женскую часть
населения представляли ученицы лицея в черных формен
ных платьях и белых колготках.
Вдруг раздался сильный хлопок похожий на выстрел.
Все схватились за оружие. Что, где? Смотрю, шагах в 20
от меня стоит прислоненный к стене велосипед, на багаж
нике привязан небольшой тюк. Тюк этот разорван и слег
ка дымится. Тут же подбежали афганцы из ХАД (госбезо
пасность), размотали этот тюк и нашли в нем килограмма
1,5 тротила, будильник, провода, батарейки, электроде
тонатор. Короче — самодельное взрывное устройство. В
назначенное время оно сработало, но детонатор не был
вставлен в гнездо тротиловой шашки и заряд не взорвал
ся. Одно из двух: либо детонатор выпал из заряда пока
его везли к месту диверсии, либо душманы решили попу
гать местных жителей. Вот мол, мы какие — все можем,
но убивать пока никого не будем, только предупреждаем.
Я представил себе, что бы тут стало, взорвись этот
заряд. Вероятно, что моя афганская война на этом бы и
закончилась, мы бы все погибли. Заряд был прислонен к
стене, и вся сила взрыва была направлена на нас.
Настроение у меня от этого испортилось, и смотреть
на праздник уже не хотелось. Мы сели на БТР и поехали
Но не тут-то было. Царандой (милиция) пошли по
дворам и стали опять сгонять людей на стадион, где на
чинались основные мероприятия. Только собрали, душ
маны ударили по стадиону из миномета. Положили 5–6
мин прямо на футбольное поле. Убитые, раненые, пани
ка, народ в страхе разбегается! Вот так мы встретили этот
Увидел и первых убитых: и афганцев, и наших. Тогда
меня интересовал вопрос: тяжело ли выстрелить в чело
Однозначно здесь сказать нельзя: зависит от многого
и, прежде всего, от умения хладнокровно действовать в
боевой обстановке, ну и, конечно, от психологического со
стояния солдата и его готовности в выстрелу в человека.
В армии США, например, действует девиз – «Снача
ла стреляй, потом разбирайся». Может это и цинично,
но правильно. Если, конечно, жалеешь своего солдата. В
нашей же армии действовал другой принцип: командиры
и особенно политработники страшно боялись всяких ЧП.
И особенно всего, что было связано с убийствами мирного
населения. Не скажу, что таких фактов не было, но как в
боевой обстановке отличить врага от мирного жителя?
Однако шли постоянные директивы и приказы, где тре
бовалось исключить такие случаи, и применялись суровые
наказания. Ведь писали эти директивы люди, сидевшие за
4 тысячи километров от войны и даже не представлявшие
реальных условий. И наши заинструктированные солдаты
и офицеры иногда теряли свои жизни за промедление в
открытии огня.
Очень хорошо помню случай, произошедший летом
1984 года в нашей дивизии. Мотострелковая рота 395 мсп
прочесывала район в Андарабской долине в поисках про
павшего нашего солдата. Искали уже больше недели, жара
под 50 градусов, все вымотанные до предела. Рота цепоч
кой медленно идет по дну ущелья. Командир роты, огля
дывая в бинокль окрестности, заметил вверху по склону
хижину. Думая, что это жилище пастухов, он посылает
двух солдат осмотреть ее. Причем, послал не вместе, а с
разных направлений, что было, вполне тактически грамот
Первый солдат, русский по национальности, первым
поднялся на площадку, но, услышав выстрелы, спрятался
за камень и увидел, что хижина, которую им поручили ос
мотреть, — это окраина кишлака домов в 20-30, который
было невозможно разглядеть снизу. Спиной к нему стоит
душман и из автомата стреляет в его товарища-таджика,
который тоже спрятался за камни и что-то кричит на своем
языке «духу». Так вот, вместо того, чтобы влепить очередь
в спину душману, как это сделал бы любой американский
солдат, наш кричит по-русски «Бросай оружие!». Тот по
вернулся и, увидев направленный на себя автомат, бросил
свой и поднял руки. Солдат-таджик, увидев это, встал из-за
камней, подошел к «духу» и начал с ним разговаривать.
Дальше рассказываю словами солдата, с которым мне
« ..я не стал к ним подходить, а подошел к ручью, про
текавшему рядом, опустился и стал пить из него. Подошли
два подростка: мальчишка лет 14 и девчонка лет 10–12-ти.
Мы попытались как-то объясниться, тем временем вижу, что
«дух» поднял автомат с земли и повесил его на плечо, про
должая разговаривать с таджиком. Вдруг слышу выстрелы и
сразу пацан кинулся на меня, схватился за автомат, пытает
ся его вырвать. Девчонка же схватила камень и попыталась
ударить меня по голове. Я как-то увернулся, упал с пацаном
на землю и мы покатились по склону. Пацан отлетел в сторо
ну и тут около меня засвистели пули. Я спрятался за камни
и тоже начал стрелять. Когда подбежали наши солдаты и мы
поднялись вверх то увидели убитого солдата-таджика, ору
жия при нем не было. В кишлаке было несколько стариков
и женщин, которые визжали и вопили и не отвечали ни на
какие вопросы. Ни душмана, ни подростков не было».
Я говорю солдату: «Ты понимаешь, что твой товарищ по
гиб из-за тебя? Ведь застрели ты душмана ранее, он остался
бы жив?». Тут он мне и отвечает: «..я думал, может быть, он
из банды Джумахана, нашего союзника и не решился стре
лять..». Я уже разозлился, говорю: «Какое твое дело, кто
он и откуда. Ты видел, что он стрелял в твоего товарища,
— значит, он враг, и ты был его обязан убить. А вот теперь
ты жив, а товарищ поедет в «цинке» домой». И тогда солдат
признался: «Я никогда не стрелял в живых людей, только по
фанерным мишеням, а это разные вещи». Что тут скажешь!
Детский сад. Набрали детей в армию, а молока не дают!
К счастью, не все были такими, иначе нам делать бы
Командир взвода старший лейтенант Сергей Читалкин в
кишлаке Кучи пробираясь по задворкам увидел 4-х душма
нов, стоящих к нему спиной и наблюдавших за действиями
наших солдат. Они не видели его, и он мог легко от них
драпануть. Однако он несколькими очередями уложил всех
и принес на плече 4 автомата и несколько «лифчиков» с ма
газинами. Один из этих «лифчиков» я носил до конца своей
службы в Афганистане.
Сержант Дуюнов из разведывательно-десантной роты раз
ведбата почти час вел огневой бой с окружившими его «ду
хами». Двоих он застрелил сам, троих добили подоспевшие
товарищи. Вот так 5 человек не смогли справиться с одним,
если этот один был настоящим мужчиной.
Кстати, еще о Дуюнове. Этот ростовский парень из по
томственной рабочей династии завода «Ростсельмаш» прослу
жил в разведбатальоне более 1,5 лет от рядового разведчика
до старшего сержанта, заместителя командира взвода. Был
награжден орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу».
В боевой обстановке я не раздумывая доверил бы ему
роту. Перед его демобилизацией я говорил с ним и предлагал
поступать в военное училище. С таким комплектом наград
его бы приняли в любое их 103 военных училищ СССР. Ес
тественно, куда бы он прошел по здоровью. Он отказался,
мотивировав это тем, что ему не нравится профессия воен
Я, откровенно говоря, был огорчен, он был прирожден
ным офицером и надежным защитником Родины. Интересно
было бы знать его дальнейшую судьбу.
Так как приключений в моей жизни в эти годы было
предостаточно, далее я расскажу о них в форме неболь
ших очерков с отдельными сюжетами в хронологическом
Первой боевой операцией, в которой я принял участие
буквально с первых дней своего пребывания в дивизии, были
поиски похищенных душманами советских специалистов.
Дело было так. 2 января 1983 года автобус с советскими
специалистами: инженерами, техниками, инструкторами —
всего 16 человек, утром выехал на объект — завод аммиач
ных удобрений в г. Мазари-Шериф. Он находился за горо
Буквально сразу после выезда из города автобус остано
вили несколько человек в форме афганских МВД — Царан
доя. Вскочив в автобус, они сразу же застрелили шофера и
еще одного из пассажиров, попытавшегося достать пистолет.
Остальные сразу подняли руки: погибать они не хотели, да
и оружия больше ни у кого не было. Один из бандитов сел
за руль и автобус скрылся.
Январь и половину февраля вся 40 А их разыскивала.
Больше всех досталось нашей дивизии, так как это произош
ло в нашей зоне ответственности. Мы ежедневно выезжали в
несколько кишлаков, где производили «зачистку». Однако,
результатов не было. Те данные, которые мы получали из
агентурных источников, были явно недостоверными. Дейс
твовали практически наощупь. Логика подсказывала, что
специалистов увезли куда-то в горы, скорее всего в ущелье
Мармоль, расположенное километрах в 30 южнее Мазари-
Шерифа, но для проведения операции там немедленно у нас
Непонятна была и цель похищения. Бандиты никаких
требований не выставляли и на переговоры не выходили.
Люди пропали как в болоте: ни слуху, ни духу.
И, тем не менее, ежедневно де
сятки подразделений выходили, вы
езжали, вылетали в предполагаемые
районы нахождения специалистов и
проверяли их. Не везде это проходило
В бою у кишлака Газнигак был тя
жело ранен в локтевой сустав началь
ник штаба 122 мсп майор А.
В.
Чикал
Его не эвакуировали в госпиталь в Ка
бул вертолетом, как обычно, а БТРом
отправили в г. Термез (расстояние
около 100 км), благодаря чему ему
В предгорьях при действиях в го
рах отстали от подразделения и были
захвачены душманами в плен двое солдат-минометчиков 122
мсп. Параллельно с поисками специалитов, стали искать и
их. Нашли через месяц, при проведении Мармольской опе
рации, точнее их останки. Местные жители показали место
Что же случилось? Мотострелковая рота с приданным
ей минометным расчетом уже несколько суток обшаривала
кишлаки в горах. Действовали в пешем порядке, устали, ко
нечно, смертельно. Вот два минометчика и решили немного
отдохнуть. Проходя через разбитый кишлак, они незаметно
вышли из колонны и спрятались в развалинах. Тыловое ох
ранение их не заметило. Они согрелись и задремали. Про
Душманы отвели их километров за 25 в горы, где содер
жали у крестьянина в качестве рабов. Никто их не охранял,
а куда им было идти, кругом горы. Так они пробыли в плену
две недели, стало совсем невмоготу и они решили бежать.
Убили хозяина, с его винтовкой и 4 патронами к ней бежали
в горы. Однако, ни карты, ни даже компаса, чтобы опреде
лить направление у них не было. Начали кружить по окрес
тным горам, голод и жажда привели их к другому кишлаку.
в 1982–1984 гг.
Крестьяне окружили их, они от
стреливались, но силы были не
равны и их забили камнями и пал
ками. Вот ведь как получилось.
Когда у них было 2 автомата, пат
роны, гранаты — душманы взяли
их в плен без единого выстрела. А
когда бежали из плена — сража
лись не щадя жизни почти голыми
Все это я узнал из допросов
пленных душманов и местных жи
телей. Жалко, что я не запомнил
фамилии этих солдат. Раз нашли
и опознали их тела, значит, они не
числились без вести пропавшими,
а были отправлены на Родину как
погибшие. Хотя сомневаюсь, что
бы их родителям рассказали обстоятельства их гибели.
Немного позднее, уже в феврале отличились разведчики
разведывательно-десантной роты под командованием Игоря
Это произошло уже в ходе Мармольской операции, кото
рую командование 40 А вынуждено было проводить вместе
с пограничниками и афганцами как развитие действий по
поиску специалистов и как акт возмездия за их похищение.
Для блокирования окруженной группировки душманов в
ущелье Мармоль были привлечены подразделения спецназа
А. Рота Плосконоса выполняла такую же задачу. С фрон
та действовали подразделения нашей дивизии и афганцы.
Задачей блокирующих подразделений было не выпустить из
кольца окружения «духов». А ведь они были не одни, а с
женами, детьми и родителями. Они пытались пробиться из
окружения и сражались отчаянно. Причем, их основной удар
пришелся как раз на роту Плосконоса. Погода была нелет
ная, сплошной туман и авиация не могла ничем им помочь.
Почти трое суток они сражались в полном окружении, но не
Герой Советского Союза
Командир рдр 783 орб
дали вырваться
окруженным из
кольца. Прав
да, в отличие от
героев фильма
«9 рота», потерь
убитыми там не
было. В этом
была большая за
слуга Плосконо
са, умело распо
ложившего свои
огневые средства
и непрерывно
руководившего
артиллерийским
огнем приданных
средств. Боеприпасов у них было достаточно, с водой про
блем не было — вокруг лежал снег. Ну, а боевого духа и во
инского мастерства нашим разведчиками было не занимать.
После этой операции большая группа разведчиков была
представлена к награждению. Плосконос был представлен
к ордену Красного Знамени, но в округе почему-то награду
не утвердили. Видимо, кому-то в верхах понадобилась эта
награда для себя. Однако, ни я, ни командир дивизии его
подвиг не забыли. И когда в октябре этого же года пришло
распоряжение представить самого заслуженного офицера ди
визии на звание Героя Советского Союза, я, не задумываясь,
предложил его кандидатуру, комдив поддержал и предста
вил Игоря к этому званию. Оно было присвоено ему уже к
7 ноября. Так Игорь Плосконос стал третьим (и последним)
Героем Советского Союза в истории нашей дивизии афганс
Следующим Героем, но уже Российской Федерации, в
разведке 201 дивизии стал командир взвода разведыватель
ной роты 149 гв. мсп старший лейтенант И. А. Мишин, со
вершивший свой подвиг 15 сентября 1994 года уже в Таджи
Командир рдр И. Плосконос
и его разведчики перед выходом
кистане и погибший при отражении нападения боевиков на
г. Куляб.
Что же касается специалистов, то их все-таки нашли и
спасли. Высадив вертолетный десант в одном из кишлаков
вблизи Мармоля, захватили в плен несколько душманов и
один из них рассказал, что в соседнем кишлаке содержатся
пленные «шурави». Расстояние в несколько километров де
сант преодолел бегом и успел освободить пленных до подхо
да основной банды душманов. Пленные, услышав звук вер
толетов, сами напали на нескольких человек находившейся
при них охраны, при этом шестеро погибли, остальные были
живы, хотя конечно от голода и побоев еле держались на
Со мной же в марте, через два месяца после начала моей
службы в Афганистане, неожиданно произошел случай, да
такой, что все узнавшие про это удивлялись и крутили у
Рано утром часть подразделений разведбата с придан
ными саперами вышла на очередное блокирование с после
дующим прочесыванием кишлака Лудин, что в 6 км вост.
Кундуз по ханабадской дороге. Я был назначен командиром
на эти боевые действия, а начальник штаба разведбатальона
Не знаю, что уж у него «замкнуло», но в назначенное
время — 4.00 Турбанов, не дождавшись меня, повел колон
Я проснулся в своей комнате от рева моторов и лязга
гусениц. Пока оделся, выскочил на улицу, колонна ушла.
Пошел в парк разведбата, там, у КПП стоит одна машина
БРМ-1К с экипажем. Командир машины – сержант докла
дывает, что подразделения батальона ушли минут 15-20 на
Ну, что тут делать! Корабль ушел, а капитан остался
на берегу. Тут меня охватила такая злость и ярость, что я
вскочил на башню, дал команду механику «Заводи», а через
несколько минут — «Вперед». Пройдя боевое охранение,
начал более здраво думать: езда одному ночью смертельно
опасна, дорога может быть заминирована, кроме того, но
чью гул машины слышен далеко, дорога одна и душманам
ничего не стоит за несколько минут организовать засаду на
одинокую машину. До города 8 км, там советский гарнизон,
Царандой и ХАД (госбезопасность), на дороге же посты вы
ставляются только с 8 .00.
Даю команду механику « Самый полный», командиру
«К бою». Зарядили орудие и пулемет, рванули в Кундуз.
С ревом и лязгом промчались эти 8 км, ворвались в сонный
город и только возле блокпоста перевели дух. Здесь я вошел
в связь с Турбановым, приказал выслать ко мне две БМП,
чтобы проводили к месту боя. Через полчаса машины прибы
ли, и мы отправились туда.
Когда подъехали к кишлаку, там уже шел бой с неболь
шой группой «духов». Афганские солдаты, довольно ловко
забросали их гранатами и теперь прочесывали оставшуюся
часть кишлака. Наши блокировали кишлак по периметру.
Отругав Турбанова, я взял управление на себя и где-то через
час все было закончено.
Турбанов так и не смог мне внятно объяснить, почему
он уехал на боевые действия без меня. Почему не послал
посыльного, ведь до моего общежития было 300 метров? Как
он мне объяснил, раз я не пришел вовремя, значит, навер
ное, передумал ехать, потому он и взял на себя командо
вание. Короче, как у нас в армии говорят — прикинулся
А мне ведь из-за этого пришлось рисковать жизнью, и не
только своей, а еще и жизнями трех солдат — членов экипа
жа. Я, конечно, сделал ему хорошее «вливание», но так до
сих пор не уверен — понял ли он?
Не знаю уж, кто доложил начальнику штаба дивизии
полковнику Чернову об этом случае, но через несколько
дней он меня слегка пожурил за ненужный риск. Я объяснил
ситуацию, на этом мы разошлись. Из этого сделал вывод: за
храбрость, пусть иногда и безрассудную — не наказывают.
В те годы наиболее слабым местом в ведении тактической
разведки было недостаточное использование наземных тех
нических средств разведки, работающих в автоматическом
режиме. Огромная территория операционного района конт
ролировалась властями только вдоль дорог и в крупных насе
ленных пунктах. Особенно опасны были неконтролируемые
маршруты движения караванов. И если в пустынной местнос
ти с ними можно было еще как-то бороться силами механи
зированных и вертолетных досмотровых групп, то в горных
массивах караваны передвигались абсолютно свободно.
Частей спецназа, предназначенных специально для борь
бы с караванами, в нашем операционном районе не было, и
В начале 1983 года мы получили в дивизию несколько
комплектов новых разведывательных приборов 1К18 — раз
ведывательную сигнализационную аппаратуру (РСА) под на
званием «Реалия-У».
Это была автоматическая сейсмическая, акустическая,
магнитная система, позволявшая определять и идентифи
цировать в месте установки датчиков прохождение людей,
животных, техники. По радиоканалу сообщалось об этом на
приемное устройство. Максимальна дальность передачи ин
формации с двумя ретрансляторами составляла около 40 км.
Сразу же пришло решение применить новинку для кон
троля караванных путей в труднодоступном горном районе.
Предполагалось использовать РСА не только для контроля
прохождения караванов, но и для ведения артиллерийского
огня по ним. Такой район был найден не сразу, т.к. к нему
было слишком много требований. Однако, все-таки был най
ден почти идеальный вариант установки.
Было решено установить датчики на двух маршрутах че
рез перевалы гор Зардкамар на удалении 9 км от небольшого
гарнизона наших войск на трассе Ташкурган – Айбак. По
агентурным данным через эти перевалы в ночное время осу
ществлялось перемещение групп моджахедов для совершения
диверсий на трубопроводе и обстрела колонн. Перевалы охра
нялись и местные жители там не ходили. Все это позволяло
полномасштабно использовать возможности РСА.
В конце марта 1983 года вместе со специалистами по ус
тановке РСА из Кабула, командиром батареи 122-мм гаубиц,
дислоцированной в гарнизоне Газнигак и группой обеспече
ния, мы отправились на установку датчиков на перевалы, так
как в отличие от американской аналогичной системы «РЕМ
БАСС», устанавливаемой дистанционно, нашу приходилось
Поднявшись к перевалу, мы попали под обстрел душман
ского охранения. Вызвав артиллерийский огонь, мы быстро
их разогнали и занялись установкой датчиков. После их уста
новки, мы пристреляли место установки из орудий. Для мас
кировки, заминировали дорогу, чтобы оправдать свой выход
на перевалы. Моджахеды потом без труда нашли эти мины.
Датчики же стояли в стороне от дороги метрах в 50–70 и не
были ими обнаружены.
При возвращении опять попали под обстрел, и пришлось
бы нам несладко, так как мы были внизу в каменном мешке,
а душманы вверху, и мы были у них как на ладони. Спас нас
опять артиллерийский огонь и наступившие сумерки. Потерь
у нас не было, однако командиру взвода пуля рикошетом
попала в ботинок и прошла между пальцами ноги, только
Вернулись в гарнизон только утром, уставшие смертель
но, а тут сюрприз: командир батареи докладывает, что при
отходе под огнем у него упал в пропасть автомат. Ну что ты
будешь делать?
Вещь не смер
тельная, но не
приятная. Идти
опять назад? А
где его искать
—этот автомат?
Опять подвергать
опасности жизни
людей из-за куска
Я принял ре
шение: оружие
не искать, командир батареи написал рапорт по команде и
объяснительную записку, я подтвердил указанное и инцидент
Приемное устройство (УПОИ) мы расположили на ба
тарее, данные для стрельбы установили на двух дежурных
орудиях, которые через несколько минут после получения
сигнала от датчиков были готовы открыть огонь.
Установкой этих датчиков, мы парализовали движение
через перевалы практически на три месяца, так как любая по
пытка движения через них вызывала артиллерийский огонь
с нашей стороны. Моджахеды тщетно искали корректиров
щика, подозревали измену, даже кого-то расстреляли из сво
их, но догадаться об установке автоматических устройств не
Через три месяца, после того, как электропитание при
боров стало критическим, они самоликвидировались, но еще
несколько месяцев там никто не ходил. Боевики вынуждены
были искать новые маршруты и прекратили диверсии в этом
районе. В последующем, мы неоднократно выставляли РСА
Расчет РЛС СБР-3 122 мсп ведет разведку
Афганистан показал много примеров верности свое
му долгу офицеров и солдат 40 А. Я могу с чистой со
вестью сказать, что за два года мне ни разу не пришлось
столкнуться с трусостью разведчиков или их отказа от
выполнения боевого задания. Все те, о которых вы про
читали и прочитаете в моей книге, с честью шли на вы
полнение задания. Всякое было: неумение, неопытность,
Мне особенно запомнился один офицер, сознательно
пошедший на смертельный
риск ради выполнения зада
чи. Я не умаляю мужества
его товарищей по оружию,
просто это был наиболее
яркий пример самопожерт
вования ради успеха выпол
Старший лейтенант Сер
гей Карасев, командир де
сантно-штурмового взвода
роты И. Плосконоса. Вы
сокий, красивый парень 24
лет, холостяк, единствен
ный сын у матери. Прослу
жил в разведывательном
батальоне недолго — 2 ме
сяца. Пришел к нам на до
Старший лейтенант С. Карасев,
командир дшв
укомплектование после каких-то очередных штатных
изменений из спецназа.
2 омсб (177 ооСпН), где он служил, стоял в Пандж
шере, на одном из самых опасных мест в Афганистане,
поэтому перевод в Кундуз был для него реальной воз
можностью выжить, хотя и у нас было несладко. Он был
уже опытным офицером-разведчиком, до замены ему ос
тавалось полгода, был награжден медалью «За боевые за
слуги». За те два месяца, что я его знал, он показал себя
умелым и мужественным офицером. Ему часто доверяли
самостоятельные задачи, связанные с немалым риском,
В тот роковой вечер 31 августа 1983 года я лично ста
вил ему задачу на проведение засады в предгорьях у Ха
набада. Целью было перехватить на дороге группу глава
ря Мулло Исхака, которая по разведданным должна была
ночью прибыть в Ханабад. Банда была небольшая, чело
век 20–25, но активная и, как мы говорили, — «злая». За
ней числилось несколько нападений на колонны, обстрелы
гарнизонов и минирование дорог.
Задачу эту я получил внезапно, где-то часов в 17 этого
дня, хотя обычно подготовка к боевому выходу была око
ло суток, а тут на все про все — 6 часов. Карасев со своим
взводом утром вернулся с боевого задания, они помылись
и отдохнули, а тут новое задание. В этом не было чего-то
особенного, и такое случалось часто.
Мы обговорили все вопросы взаимодействия, и я пос
лал вместе с Сергеем своего переводчика Намоза Якубова,
так как нам привезли проводника-афганца, местного жи
теля, знавшего район и место засады. Дальше я рассказы
ваю словами Намоза, непосредственного участника этого
«….выехали мы на двух БМП, к полуночи достигли
предгорий, там спешились, бронегруппа осталась на мес
те, а мы дальше пошли пешком к месту засады, до ко
торого было еще километров 5. В пешей группе кроме
нас, двух офицеров, было еще 12 солдат и сержантов и
проводник-афганец. Ночь была лунная, шли мы быстро и
вскоре достигли дороги, уходящей в горы. Слышу, впе
реди какая-то возня, возгласы. Через пару минут дозор
Мы с Сергеем быстро его допрашиваем: это мест
ный крестьянин, идет в кишлак недалеко от Ханабада.
Сообщает, что недалеко отсюда, в 1,5–2 километрах, в
поле отдыхают 15 человек душманов из банды Гуляма
Сохи. Днем они косили пшеницу на земле главаря и
теперь отдыхают после трудов праведных. Все они с
оружием и выставили посты охраны. Сергей принимает
решение совершить налет на банду.
В дозор вместе с захваченным крестьянином по
сылает самых опытных: разведчиков Немата Шерова,
Анатолия Шабанова, Степана Киселя. Через полчаса те
увидели костер и около него двух вооруженных душ
манов. Далее стояла большая палатка, в ней видимо
спали остальные члены банды. Несколькими выстрела
ми из бесшумного оружия часовые были убиты.
Группа рванулась к палатке, но вдруг раздался вы
стрел и Карасев упал. В стороне, в стоге соломы спал
еще один бандит, которого никто не заметил. Он при
свете костра видимо различил офицера, Карасев тоже
его увидел, но тот выстрелил первым. После этого вы
стрела поднялась бешеная стрельба, бандгруппа была
почти полностью уничтожена, взяли трех пленных,
один из которых был ранен в руку. Мы вызвали по
радио к себе бронегруппу, погрузили на БМП ране
ного Сергея, пленных и трофеи, и на максимальной
скорости рванулись в Кундуз. Сергея мы привезли уже
Так погиб Сергей Карасев. Судьба, рок. Видимо
уже так ему было написано на роду. Прослужить 1,5
года в Панджшере, подвергая себя постоянному риску
и погибнуть за полгода до замены на относительно «ти
хом» задании.
К тому же, никто не заставлял его нападать на спящих
душманов. Задание у него было другое и никто бы его не
осудил, если бы он, сославшись на приказ, пошел бы в
район засады, добросовестно просидел там ночь, а утром
вернулся ни с чем. Однако офицерская честь не позволи
ла ему уклониться от боя и пройти мимо.
Сергей Карасев посмертно был награжден орденом
Красного Знамени, на его родине в г.
Раменское Мос
ковской области школа, в которой он учился, названа его
По показаниям захваченных пленных мы на следую
щие сутки нанесли несколько удачных авиаударов, раз
бомбив «духовскую» базу и несколько складов с боепри
пасами. А ханабадских бандитов Мулло Исхака и Гуляма
Сохи мы уничтожили где-то через полгода.
Уезд Ишкамыш был головной болью властей провин
ции Баглан. Расположенный в предгорьях в стороне от ос
новных дорог, он оказался почти идеальным местом, где
душманы абсолютно спокойно жили и действовали. Дело
в том, что ни в уездном центре, ни тем более в кишлаках
гарнизонов МВД или ВС ДРА не было.
В соседнем уезде Нахрин, почти в каждом кишлаке
были гарнизоны. А тут — пустота. Обстановка там была
проста — никакой власти, точнее она конечно была, но
это была власть моджахедов. Туда время от времени при
ходили правительственные силы, но результатов не было,
так как пока они добирались туда душманы спокойно ухо
дили в горы.
Наконец до властей дошло, что этот район бесконт
рольным держать нельзя, а может до этого просто не было
сил, т.к. в самом провинциальном центре г. Баглан, об
становка контролировалась с трудом. Однако все же было
принято решение разместить в уездном центре — кишлаке
Ишкамыш органы власти, пехотный батальон 20 пд и роту
МВД «Царандой». Нашей дивизии была поставлена зада
Об обстановке в Баглане хорошо говориться в самоде
ятельной песне неизвестного автора — солдата или офи
цера 149 гв. мсп, в чью зону ответственности этот город
Но тут внизу рванула мина,
В ней аммоналу 40 килограмм,
—Постой, кричу я башне, —железяка.
Куда летишь?.Ведь ты не ероплан,
Мне надо в Южный,
Баглан Центральный, Северный и Южный,
Кундуз, Даври-Рабат и Талукан.
И Ханабад, и никому не нужный
Кишим, и вновь бушующий Баглан!!!
И удивляюсь, что лежу живой.
Я плачу, слез своих я не стесняюсь,
Хотя подготовка к операции велась в условиях сек
ретности с минимальным привлечением советников, а те
в свою очередь не информировали своих подопечных, о
предстоящей операции, душманы узнали о ней своевре
менно. Через провинциальные органы власти, где чуть ли
не каждый второй был их информатором, это им стало
известно буквально на следующий день после принятия
Поэтому при разработке плана операции, «изюмин
кой» замысла было высадка вертолетного десанта непос
редственно около уездного центра и на путях возможных
Основу десанта составил разведывательный батальон.
Однако, батальон — громко сказано, в десантной группе
было около 120 разведчиков. А это чуть больше нормаль
ной роты. Как и всегда, комдив дал небольшое усиление:
взвод 82-мм минометов, взвод саперов и поручил мне воз
Считаю, что организация взаимодействия в десанте
— самое основное. Там должно быть все расписано по
минутам, каждый должен четко знать и уметь выполнять
свои обязанности. Ведь некогда, да и невозможно в ходе
высадки рассказывать что, кому и как делать. Кроме того,
необходимо расписать личный состав, вооружение, бое
припасы по вертолетам, рейсам, пунктам посадки и высад
ки. А то получится, солдаты в одном вертолете, команди
ры в другом, минометы выгрузят, а мин к ним нет, и так
далее. Необходимо поставить конкретную задачу каждой
роте, взводу, отделению. После высадки из вертолетов,
все должны немедленно выполнять задачу, причем высад
ка может происходить и под огнем душманов.
Поэтому, весь день
ушел на организацию вза
имодействия с авиаторами,
постановку задач своим,
приданым и поддержива
ющим подразделениям.
Провели смотр, после ко
торого я доложил комдиву
о готовности десанта.
Ночью, задолго до рас
света мы сосредоточились
на аэродроме Кундуз на
площадках посадки в вер
толеты. Вся наша брониро
ванная техника уже вышла
с командиром батальона и
к 15:00 должна была при
быть в назначенный район,
который мы должны были
к тому времени захватить.
Я, как и положено командиру десанта, находился в
первой группе высадки.
Сначала поднялась эскадрилья вертолетов огневой
поддержки МИ-24. Они должны были нанести удары по
районам высадки и обеспечить огнем наш десант.
Минут через 15 поднялись и мы. Полет и высадка про
шли успешно. Все произошло для «духов» настолько вне
запно, что организованного сопротивления никто не ока
зал. Большую роль сыграло то, что произошло все это на
рассвете и в считанные минуты.
Рядом с одной из площадок высадки обнаружили пу
лемет ДШК китайского производства на треножном стан
ке с заряженной в него лентой с патронами. Видимо, рас
осень 1983 г.
Это ведь только в фильме «Рембо-3», герой Сталлоне
под авиаударом бросается к точно такому же пулемету, от
крывает огонь и сбивает вертолет. В жизни обычно наобо
рот — все разбегаются и прячутся. Так случилось и в этом
Далее все пошло по плану. Десантные группы после вы
садки стали окружать кишлак, боевые вертолеты открыли
огонь по предгорьям, куда убегали кто в чем и душманы,
и просто местные жители. Видя, что по открытому полю
далеко не уйдешь, они стали останавливаться, сбиваться в
кучи, пряча и бросая оружие, боеприпасы, документы.
Задача была выполнена — мы захватили больше 200
человек. Их собрали в кучу, выставили охрану и начали
«чистку» кишлака. Сам кишлак Ишкамыш был большой,
да и рядом с ним было еще много мелких кишлаков. Пос
троив солдат в цепь, я дал команду прочесать все дворы.
Всех местных жителей собрать на окраине: мужчин, жен
щин и детей, стариков — всех отдельно. Отдельные группы
искали схроны.
С последней партией вертолетов прилетели человек 50
афганцев из ХАД, они в основном занимались поиском
тайников и схронов. Грабеж они вели неприкрытый. Они
были в национальной одежде, а не в военной форме и, как
люди опытные, они на такие действия одевали обноски,
чтобы потом одеться прилично.
И действительно, через пару часов они, похожие ра
нее на оборванцев, были одеты уже во все новое, у каждо
го мешок с награбленным. Мы в их дела не вмешивались,
сами смотрели за солдатами, которые тоже не прочь были
разжиться на халяву. Правда, солдатам шмотье было не к
чему, их интересовали часы, всякие безделушки, сигаре
Меня же интересовало только оружие и боеприпасы.
И здесь улов был богатый. Мало того, что мы нашли бро
шенное в поле оружие, но и в домах, дуканах, чайханах
— везде лежало брошенное оружие. Было обнаружено
даже несколько дуканов, где продавались патроны. Они
лежали в больших плетеных корзинах, ящиках и просто
кучами и кучками. Сколько их было, трудно сказать, но
не менее чем 30-40 тысяч. Были оружейные мастерские,
где находилось неисправное оружие. Но ведь основная
часть его приводилась в порядок и воевала против нас.
Всего же мы захватили более 250 единиц стрелкового ору
жия, нашли еще один ДШК, кроме того, что захватили
при высадке.
В назначенное время подошла бронетехника. С ней при
были еще афганцы, человек 100 и грабеж возобновился с
новой силой. В нашей колонне пришел их «Урал», они его
нагрузили так, что он весь перекосился. Причем, если во
енную форму и предметы военного снаряжения они отбира
ли вполне законно, то все остальное — уже экспромтом.
К полудню подошла еще одна колонна нашей дивизии
вместе с комдивом. Я доложил ему обстановку и резуль
таты действий десанта. Потерь у нас не было, о трофеях я
уже говорил. Шаповалов одобрительно похлопал меня по
плечу и отпустил.
Остаток дня и всю ночь я с переводчиком допрашивал
пленных и задержанных. Далеко не все там были мирными
жителями. В бою были захвачено несколько групп душма
нов, человек до сорока, оказавших нам яростное сопротив
ление. Некоторые не скрывали своей ненависти к нам, и
узнать у них практически ничего не удалось. После допро
са я передал их афганцам. Там у них было что-то вроде во
енно-полевого суда, и они быстренько с ними разобрались.
Где они их расстреливали я не видел, но начальник ХАДа
Таджмамад сказал, что они уже никогда не будут с нами
воевать. Там я увидел все жестокости гражданской войны.
Хотя душманы были для нас врагами, но особой нена
висти к ним, честно говоря, я не испытывал. Лично мне и
моей семье никто из них плохого ничего не сделал, так же
как и всем нашим.
А у афганцев было совсем другое дело. Там между
ними была кровь и кровь немалая.
Я знал одного ХАДовца по имени Гулям Хайдар, так у
него не то что семья, а весь его род — 52 человека, вклю
чая женщин и детей, был истреблен главарем Шафиком.
Когда он попал к душманам в плен, ему отрезали губы,
привязали к столбу и били палками до смерти.
Живым он остался абсолютно случайно. Ходил с под
вязанным на месте рта черным платком, там у него были
обнаженные зубы как у черепа. О его жестокости ходи
ли легенды. Сколько он убил душманов, знал только он
один. Он поклялся убить Шафика, не знаю, выполнил ли
он свою клятву или погиб сам. И таких афганцев было
Война набирала обороты и стремительно росла числен
ность, в нее вовлеченных. Вольно или невольно, мы, аб
солютно посторонние в этом противостоянии люди, тоже
становились для них непримиримыми врагами. Прилета
ли самолеты и вертолеты с красными звездами, наносили
удары по их кишлакам, гибли их жены, родители, дети.
Они нападали на наши колонны — погибали наши дру
зья. Мы отвечали им обстрелами, карательными акциями.
Создался замкнутый круг всеобщей ненависти и презре
ния. Страшно все это. А какой удар по психике молодого
парня, вчерашнего школьника которого мать еще вчера
Когда-то, еще после Первой мировой войны немецкий
писатель Эрих-Мария Ремарк, говоря о таких вот маль
чишках, ввел новое понятие — потерянное поколение.
Потерянное потому, что на войне они стали старше на
десяток лет и, вернувшись домой, не могли уже жить, так,
Может быть, это не так сильно отразилось на поколе
нии наших отцов, переживших Великую Отечественную.
Там была общая беда и общее горе. Здесь же, воины-ин
тернационалисты, как стали называть «афганцев», воз
вращались в абсолютно мирную страну, где никто даже
не догадывался, что они вернулись с самой настоящей вой
ны. Мне в этом отношении повезло, я там был уже усто
явшимся взрослым мужиком в 36-37 лет. А каково было
мальчишкам в 18-20 лет? Однако, как бы там ни было, раз
В Ишкамыше мы действовали еще недели две. Наши
подразделения лазили по горам, искали мифические базы
подготовки террористов. Душманы же ушли далеко в горы,
часть их растворилась среди местного населения, они по
лучили хороший урок и изредка давали нам свои уроки.
В один из этих дней, точно дату уже не помню, БТР в
котором ехал я, точнее командно-штабная машина Р-145
разведбата, подорвалась на мине в 1–2 км от базового ла
геря, где мы стояли, на полевой дороге.
Помню как сейчас, что БТР сначала буквально встал
на дыбы, потом нечеловеческой силы удар по корпусу ма
шины, резкий запах сгоревшего тротила. Сознания я не
терял, но в ушах моментально как будто включился какой-
то звуковой генератор — сплошной вой, больше ничего не
слышу. Встряхнувшись, я закричал водителю — «Жи
вой?». Что он ответил, я не услышал, однако по губам и
по лицу вижу, что живой. Выскочив через верхний люк
наружу, я заглянул в открытый люк отсека радистов и
понял, что там обстановка хуже. Оба радиста лежали на
Тем не менее, нам серьезно повезло. Наш БТР наехал
задним левым колесом на противотранспортную мину, ус
тановленную на обочине дороги. При повороте направо,
задняя левая часть машины выехала на обочину и «на
шла» эту проклятую мину, установленную неизвестно кем
и когда.
Взрывом оторвало заднее левое колесо вместе с под
веской, тягами, трубопроводами, но броневой корпус не
пробило. Броня выдержала удар (спасибо ей) и осколоч
ных ранений и ожогов мы не получили, однако все были
контужены в различных степенях тяжести. Больше пост
радали радисты — их отсек был рядом с местом взрыва, а
я и водитель отделались легче.
Радистов немедленно эвакуировали в полевой медсан
бат, водитель остался с машиной, которую тоже эвакуи
ровали в рембат. Я же, пересев на БТР разведбатальона,
продолжил свой путь. До вечера я практически ничего не
слышал: в ушах шумело и завывало, подступала тошнота.
К ночи слух более или менее наладился.
Конечно, мне надо было бы тоже поехать в медсанбат,
баротравма барабанных перепонок и сотрясение мозга
были явные. Но я сразу сгоряча отказался ехать, позже
уже было это сделать как-то неудобно. Да и негоже было
командиру покидать своих подчиненных в боевой обста
Надо сказать, что уже через много лет, в 2009 году,
изучая «Книгу памяти советских военнослужащих, погиб
ших в Афганистане» я неожиданно нашел в ней своего
преемника в 88 мсд (Кушка) – майора Александра Мари
на, погибшего в июне 1984 года на точно таком же подры
ве в провинции Герат.
Александр, служивший при мне начальником разведки
479 мсп в Иолотани, после моего отъезда в Афганистан,
был назначен вместо меня, а через год заменен в 5 мсд.
Прослужил там всего два месяца—и вот такое дело. Види
мо такая у него судьба, и никуда от этого не денешься.
Я позднее понял, что, возможно, напрасно не вос
пользовался правом получить справку о боевой контузии,
которая бы в последующей жизни мне очень пригодилась.
Хотя, надо сказать, что от отца-фронтовика еще в детстве
слышал — не надо обманывать судьбу: жив остался —
благодари Бога и не хитри!
По этому поводу, хочу вспомнить случай, произошед
ший через 3–4 месяца после моего подрыва с заместителем
начальника политотдела дивизии подполковником М., на
Прихожу я в столовую на обед. Смотрю, М. сидит за
столом, голова перевязана бинтом. Прямо чистый Василий
Иванович Чапаев. Спрашиваю, что случилось? Отвечает,
что был ранен при обстреле колонны. Ранение касатель
ное, рассекло только кожу. Ну ладно, ранен так ранен, с
Посочувствовал ему, да и пошел по своим делам. Од
нако в этот же день офицеры разведбата рассказали мне
подлинную историю его ранения.
А в действительности случилось вот что. Наша колон
на, в составе которой был взвод разведбата, была обстре
ляна «духами» перед кишлаком Алиабад недалеко от Кун
дуза. Колонна двигалась по узкой дороге: справа отвесная
Обстрел начался из кишлака, расположенного на дру
гой стороне реки. Естественно, что машины увеличили
скорость, пытаясь быстрее выйти из зоны обстрела. БМП
охранения развернули башни влево и открыли огонь по
кишлаку. Водители же встречных афганских машин, как
это всегда они делали в подобных случаях, побросали свои
машины на дороге и укрылись в кюветах, пережидая об
стрел. Одна из БМП разведбата, обходя такую брошеную
машину, зацепила за нее стволом пушки, башню от этого
развернуло по ходу движения. Двое солдат и прапорщик
— старшина роты этим стволом пушки были сброшены с
брони на асфальт. Прапорщик при падении сломал руку,
один солдат рассек кожу на голове и лице, другой отде
лался легким испугом. Машины остановились, подбежал
санитар, начал оказывать первую помощь пострадавшим.
Подъехал на БТР М. Решил узнать, что произошло.
Подошел, увидел окровавленного солдата, упал в обмо
рок. При этом стукнулся головой о БМП и рассек кожу
на голове. Его привели в чувство, перевязали рану на го
лове и колонна тронулась. Вот и все приключение.
Однако, прибыв в гарнизон, М. доложил начальнику
политотдела, что он был ранен при обстреле колонны. Тот
его отправил в медсанбат. Там осмотрели эту пустяковую
рану, разбираться не стали и сходу дали справку о боевом
ранении. Да и кто будет опровергать заместителя началь
ника политотдела дивизии! А начальник политотдела тут
же написал представление на награждение М. орденом
Красной Звезды за пролитую в бою кровь.
Вот так, смех-смехом, а получил человек орден и
справку о ранении за глупую царапину, которую практи
чески сделал себе сам. Представляю, какие небылицы о
своих подвигах в Афганистане он рассказывал в СССР.
И люди, уважительно глядя на его два ордена Красной
Звезды и нашивку за ранение, будут ему верить.
Продолжая тему боевых ранений, хочу сказать, что
далеко не все наши военнослужащие были ранены душма
нами. Много ранений было и от собственной артиллерии,
и от авиации.
Так, например, замполит разведывательно-десантной
роты разведбата старший лейтенант Николай Стрельчук в
боях был ранен 3 раза, причем из них два раза — своими.
Этого никто не скрывал. Тем не менее, Стрельчук за про
литую кровь был награжден орденом Красного Знамени
и орденом Красной Звезды. И никто здесь ничего против
сказать не может. Ранен был в реальном бою, а уж кто его
Возвращаясь к Ишкамышской операции нашей диви
зии, хочу привести один из примеров неудачных действий
разведывательного дозора, который я наблюдал утром
03.02.1984 года у кишлака Фулоли-Пайн-Бала.
Разведывательный дозор — часть 2 роты, в составе
танка Т-62Д, одной БРМ и трех БМП вел разведку про
тивника впереди нашей колонны. Утро было туманное,
видимость 500–600 м, потому прикрытие с воздуха отсутс
По сложившейся практике, техника никогда не под
ходила к окраине населенных пунктов, пока они не были
проверены пехотой. Это было необходимой предосторож
ностью от огня противотанковых гранатометов.
А тут дозорная машина вдруг пошла прямо к окраине.
И наказание пришло моментально. Выстрел из безоткат
ного орудия сразу же поджег машину. Граната попала в
моторное отделение, экипаж и десант, сидевший на крыше
десантного отделения, спрыгнули на землю и укрылись в
Командир дозора капитан Г. Фищук (командир 2
роты) вызвал артиллерийский огонь по окраине кишла
ка. После короткого артналета, он отправил к горевшей
БМП танк. Все было спокойно, только рвались снаряды
и патроны в БМП. Вдруг опять выстрел и танк вспыхнул,
Все это произошло на моих глазах, я знал лично ко
мандира танка сержанта Р. Ф. Гайнуллина, заряжающего
рядового С. А. Крамчанинова, наводчика А.
А. Алексее
ва. Забегая вперед, хочу сказать, что бывая 9 мая в музее
Великой Отечественной войны, в павильоне, посвященном
Афганистану я всегда подхожу к стенду, где есть фото
Крамчанинова, уроженца Одесской области и вспоминаю
Командир роты, наконец, догадался остновить дозор,
спешить часть разведчиков и отправить их в обход кишла
ка в тыл моджахедам. Однако, те, увидев для себя опас
ность, стали уходить в ущелье. Удалось их только обстре
лять, правда, 82-мм безоткатное орудие они бросили.
Таким образом, мы потеряли 3-х человек (экипаж
танка), сам танк и БМП. Вот к чему привела самонаде
янность командира и пренебрежение к противнику. Кро
ме того, в тот же день огнем нашей же артиллерии были
Танкисты 2 рр 783 орб, погибшие в бою 03.02. 984 г.
у кишлака Фулоли-Пайн сержант Р. В. Гайнуллин,
рядовые С. А. Крамчанинов и А. А. Алексеев
серьезно ранены старшие лейтенанты Шапкарин и Стрель
чук. Попал под пулеметный огонь и был ранен двумя пу
лями техник 2 роты прапорщик Сергей Сонин.
После этой операции, я пришел к выводу, что длитель
ные действия в определенных районах эффекта не дают.
Приносят успех мощные удары авиации и вслед за ними –
десантно-штурмовые действия. И все! Дальше новая под
готовка и новая операция. И так все время.
А рейды в горах в пешем порядке — анахронизм. Даже
в гражданскую войну в горах действовали горно-кавале
рийские части. Это понимали все, в том числе и комдив,
но не мы определяли характер операций в Афганистане.
Бесцельные блуждания же по горам наносили толь
ко вред: мы несли потери, выматывали людей, вносили
психологический элемент неуверенности в способность
эффективно бороться с бандформированиями. Тому есть
Так, буквально через неделю — 8–9 февраля, 2 рота
395 мсп действовала в горах восточнее Ишкамыш в поис
ках мифичного учебного центра «духов». Сведения были
получены от пленных, не проверялись другими источника
ми, воздушная разведка не велась. Однако, было принято
решение осуществить разведывательно-поисковые дейс
твия, причем для их ведения была назначена не разведы
Как оно почти всегда бывает, на подъеме рота рас
тянулась по тропе, головной взвод, под командой лейте
нанта Гадецкого, оторвался вперед метров на 300–400 от
Выйдя на перевал, дозор, 4 человека, был внезапно
обстрелян небольшой группой «духов», при этом один
солдат был убит, сержант тяжело ранен в голову, один,
раненый в ноги, солдат спрятался за валун и открыл огонь
по нападавшим, другой, абсолютно целый, побежал вниз
от места боя. Душманы, видя, что их засада
не достигла цели, отошли, т.к. видели свер
ху, что на перевал поднимается еще до 60
Удравший с места боя солдат, подбежав
к Гадецкому, доложил, что дозор попал
в засаду, все погибли и душманов там ви
димо-невидимо. После этого они уже всем
взводом побежали вниз. Вышли к главным
силам роты, Гадецкий доложил командиру
роты и вот уже вся рота рванула где-то на
километр назад.
Тем временем начало темнеть, вскоре наступила ночь.
Тогда командир 395 мсп подполковник Мазур принимает
решение направить в район боя разведроту полка. Развед
рота выполняла задачу в другом районе и пока ее достави
ли в новый район действий уже наступил рассвет. А 2 мср
сидела всю ночь на месте и неизвестно, чего ожидала.
Разведчики под командой капитана Волика, команди
ра разведроты, поднялись на перевал, обнаружили там
наших солдат. Живым был только один, раненый сержант
ночью умер, солдат отморозил обе раненые ноги и дви
гаться не мог. Командир же 2 роты валил все на Гадецко
Солдат оправдывался тем, что очень испугался, ему
показалось, что стреляют отовсюду десятки душманов. На
вопрос, почему командир роты не организовал разведку
после случившегося и не попытался выручить дозор, тот
сказал, что боялся новых потерь и фактически пожертво
вал дозором, чтобы спасти роту.
В Великую Отечественную за такие действия эти офи
церы немедленно были бы направлены в штрафной баталь
он, но так как в 40 А таковых не было, ограничились для
них дисциплинарными наказаниями.
разведроты
395 мсп
Командира роты сделали командиром взвода, а Гадец
кого куда ниже? Он, кстати, ранее был командиром взво
да у нас в разведбате, но я его оттуда убрал из-за высоко
мерного отношения к солдатам и тяги к рукоприкладству.
Убрал, причем для сохранения его же жизни, так как в
один прекрасный день он бы получил пулю в спину. Такое
Кстати, как мне рассказывали: летом 1987 года так
был убит командир разведывательно-десантной роты в
разведбате. Убийц не нашли.
Развивая эту тему, расскажу об одном случае, произо
шедшем в парке боевых машин разведбата после возвра
щения с операции в Ишкамыше.
Идет обслуживание техники. Я и командир батальона
Тихонов стоим около боевых машин и что-то обсуждаем.
Вдруг раздается очень глухой взрыв, больше похожий на
выстрел. Смотрю, от машины МТО (машина технического
обслуживания на базе ЗИЛ-131) с диким криком бежит
солдат. Его догнали, повалили. А у солдата… нет руки по
локоть. Хлещет кровища. Затянули жгутом, немедленно
отправили в медсанбат, находившийся в 300 м от парка.
Там срочная операция, все обошлось нормально. Начина
У ЗИЛа разворочен взрывом бензобак, вырвано дни
ще. Но возгорания бензина не произошло, хотя вся земля
под машиной мокрая от него. Начали просеивать грунт
под машиной, нашли осколки от наступательной гранаты,
кусочки костей и мышц от руки солдата.
Позже этот солдат, механик-водитель БМП, расска
зал: « Я подошел к водителю МТО и попросил полведра
бензина для обслуживания двигателя. Он дал мне ведро
и шланг и сказал взять бензин из бака. Я открыл крышку
бака, оттуда торчал конец бинта. Потянул за этот бинт, он
сначала пошел, потом за что-то зацепился и я не смог его
вытащить. Тогда я запустил руку в бак и нащупал на дне
Дело, видимо, обстояло так. Кто-то, взяв гранату,
примотал ее предохранительную скобу бинтом к корпусу,
вытащил чеку и в таком виде положил на дно бака с бен
зином ЗИЛа. Конец бинта прижал крышкой бензобака.
Расчет был на то, что, при движении машины, граната
будет елозить по дну бака, бинт размотается и сработает
взрыватель. Но этого не произошло, так как бинт заце
пился за какой-то заусенец в баке. И граната взорвалась
Того, кто положил туда гранату, так и не нашли.
Скорее всего, кто-то из молодых солдат, чтобы отомстить
водителю-старослужащему. А пострадал совсем невин
ный человек. При официальном же разбирательстве сва
лили все на душманов: мол, диверсия, теракт. Это было
Злополучное место высадки (с ошибкой на 17 км от расчетной)
и ход самой высадки десанта. На дальнем плане сбитый МИ-8.
(Снимок сделан летчиками 254 овэ 17.06.1986 г.)
наиболее удобно для командования, так как не надо было
возбуждать уголовное дело и искать виновного. Однако я
до сих пор уверен, что моя версия — правильна.
Завершая свой рассказ о Ишкамышской операции 1984
года, хочу добавить, что через два года, 17.06.1986
783
орб опять был десантирован в район населённого пун
кта Ишкамыш с задачей штурма укрепленной базы душма
нов, которыми командовал известный полевой командир
Кази Кобир. Батальон должен был уничтожить формиро
вание моджахедов и захватить склады с оружием. Однако
В связи с ошибкой вертолетчиков, батальон был выса
жен в 17 км от запланированной точки высадки непосредс
твенно на огневые средства противника. В образовавшемся
котле батальон попал под шквальный огонь с сопредель
ных высот. Один вертолет был сбит. В ходе ожесточённо
го, продолжительного боя погибло 21 и ранено 40 человек
личного состава батальона и приданных ему подразделе
ний. Тяжелое ранение в голову получил командир баталь
она капитан Корытный Петр Васильевич, командовавший
батальоном с марта 1985 г, после гибели в Баглане преды
Это был уже второй случай крупных потерь в бата
льоне после 03.08.1980 г., но, к счастью, уже последний
в афганской войне. Вертолетчик, по вине которого была
допущена ошибка высадки, получил 10 лет тюрьмы. Но
Операция в Памире (Памир — крыша мира) началась
15 марта 1984 года. Нашей дивизии была поставлена зада
ча: во-первых, провести колонны с грузами для 860 омсп,
который дислоцировался в провинции Бадахшан, а так же
с грузами для властей и населения провинции; во-вторых,
очистить прилегающие к городу горные районы от банд
формирований, чтобы там установить воинские гарнизоны.
Командир 149 гв. мсп подполковник А. И. Скородумов
с разведротой на смотре.
Справа —командир роты старший лейтенант А. И. Васильев
Конкретным же поводом для проведения операции было
то, что в провинциальном центре Файзабаде, с помощью
СССР была построена гидроэлектростанция для снабже
ния города дешевым электричеством. Это была, конечно,
не Волжская и не Киевская ГЭС, но по тем масштабам и
времени это было весьма нужное сооружение.
Душманы тоже времени даром не теряли. Сама станция
хорошо охранялась и была недоступна для их диверсий.
Тогда они взорвали скалу в 7–10 километрах от города,
перекрыли горную реку, питавшую водой электростанцию
и пустили ее по другому руслу.
То есть электростанция — есть, воды — нет. По замыс
лу и исполнению этой диверсии, чувствовалась умелая и
опытная рука. Тут были явно не кишлачники-декхане.
Необходимо было по узловым точкам горной реки пос
тавить гарнизоны афганских войск для ее охраны и оборо
ны. Ну и самое главное, что требовалось от нас — очистить
прилегающие районы и сам город Файзабад от бандформи
Рано утром 15.03.1984 г. мы тронулись в путь. Диви
зией это, конечно, нельзя было назвать, так как в боевом
составе нашего формирования было 4 мотострелковых ба
тальона, разведывательный батальон дивизии и разведыва
тельные роты 149 и 122 мсп, а также несколько танковых
рот из этих мотострелковых полков (танкового полка у нас
в дивизии не было). Кроме того, артиллерия, машины с
грузами, боеприпасами, горючим и так далее. Колонна рас
Весь путь до Файзабада, а это более 200 км, планиро
валось пройти за два дня. В первый день до Кишима — 90
–100 км, второй день — 110 км. Не удивляйтесь малым
суточным переходам, дорога с покрытием была только до
Талукана (50 км), а дальше горный проселок, где машины
иногда движутся со скоростью пешехода. Тем более движе
ние по дорогам осуществлялось только с 8 .00 до 16.00.
Прибыв в Кишим, где на его окраине базировался ба
тальон 860 омсп и начиналась их зона ответственности, я
воочию стал свидетелем подрыва на мине нашего офицера
— командира батареи управления и артиллерийской раз
ведки начальника артиллерии дивизии (БУАР).
Мы стояли на дороге у шлагбаума при въезде в гарни
зон. Мы — это я, переводчик Якубов, командир местного
батальона и командир БУАР, фамилии которого я уже не
помню. Командир батальона рассказывал мне об обстанов
ке в городе и уезде. Я был там первый раз и слушал с ин
Кишим был вообще известным для нас местом: здесь
южнее 12–15 км у кишлака Шаеста, 03.08.1980 г. попал
в засаду разведывательный батальон, погибло 45 и было
ранено 49 человек. Буквально в 3–5 км отсюда в конце ав
густа 1982 года подорвалась на фугасе БМП с разведчика
ми 149 гв. мсп, погибло 12 человек. Разбитый корпус этой
машины, наверное, лежит у дороги и сейчас.
Так вот, при разговоре я обратил внимание, что в 30–40
метрах от нас у проволочного заграждения лежит труп иша
ка, явно разорванного взрывом мины. «Что, разве здесь
минировано?» — спросил я, — «Да, здесь и справа и слева
от дороги стоят мины, кто и когда их поставил, мы не зна
ем» — ответил комбат. Меня очень удивило, что минные
поля не обозначены, это было нарушением всех элементар
Повернувшись, мы с переводчиком и комбатом пошли
в гарнизон и, пройдя метров 30, услышали сзади глухой
Оглянувшись, я увидел столб пыли и корчащегося на
земле человека — командира БУАР. Он лежал метрах в 20
от дороги. Из обрывков комбинезона торчала кость ноги,
он громко кричал о помощи. Первым стремлением было
Тут же комбат вызвал танк, на него, выехав на минное
поле, подняли офицера и повезли в санчасть. Он был в со
знании и повторял, — «..все, отвоевался, отвоевался…». А
прослужил он в Афганистане 22 дня. Немедленно оказали
ему первую помощь и вызвали вертолет, на котором его
эвакуировали его в Кундуз, в госпиталь. Как и зачем он
оказался на минном поле никто не видел. Это был первый
и последний его выход на боевую операцию.
На следующий день мы прибыли в Файзабад и сосре
доточились в гарнизоне 860 омсп. Там же и развернули
КП дивизии. Я спросил разрешения у комдива организо
вать свой НП на позициях противотанкового дивизиона,
занимавшего господствующую над городом высоту, види
мость с которой была километров на 20. Получив такое
разрешение, я немедленно туда выехал и организовал на
блюдение. На утро следующего дня мы с Намозом поехали
в город в местные органы госбезопасности для уточнения
обстановки и организации взаимодействия. Потом поехали
на аэродром, где находилась местная оперативная агентур
ная группа (ОАГр), уточнили обстановку и разведданные
Ценного мы от них ничего не получили, так как на их
машину несколько недель назад было совершено нападе
ние, были убиты 3 человека: оперативный офицер, перевод
чик и водитель, поэтому они сидели тише воды, ниже травы
и боялись высунуть нос из гарнизона. Вернувшись на КП я
доложил полученные данные и свои выводы по ним.
На совещании, посвященном организации взаимодейс
твия, познакомился с командиром 860 омсп подполковни
ком Сидоровым, он здесь был недавно, заменив снятого с
должности подполковника Л. Я. Рохлина (будущего гене
рала и героя 1-й Чеченской войны 1995 года).
История снятия с должности Рохлина вообще темная:
как всегда, надо было найти стрелочника за потери (15
убитых, 80 раненых и 7 потерянных БМП, из которых 3
успели подорвать и сжечь, а 4 «ушли» к душманам исправ
ными), понесенные 2-м батальоном полка в Бахаракской
операции под громким названием «Возмездие». Операцию
проводил штаб армии, а виновным сделали командира пол
ка, хотя он был, как говорят, «ни сном, ни духом».
Сидорову тоже недолго пришлось командовать полком:
в конце сентября он погибнет от случайного взрыва своей
собственной гранаты в подсумке, у которой сломается пре
Комдив поставил задачу: завтра с утра высаживаем 3
десанта, каждый по роте, в район созданной душманами
дамбы, подрываем ее и начинаем «чистить» окрестности.
Одновременно два батальона действуют в других направ
лениях с аналогичными задачами. Батальон же 860 омсп с
нашим усилением идет по дороге на Бахарак, где дислоци
ровался еще один их батальон, ведет туда колонну с мате
риальными средствами и новой техникой. В обычное время
Утром следующего дня я уже был на своем НП и на
блюдал высадку вертолетного десанта. Первые несколько
машин удачно приземлились и, высадив десант, взлетели.
Следующая же тройка вертолетов садилась уже под огнем
На счастье, пулеметчик открыл огонь, когда вертолеты
были уже на высоте метров 10 и две машины получив попа
дания, свалились набок и, зацепив лопастями винта землю,
рухнули вниз. Находившиеся в вертолетах люди получили
травмы, но никто не погиб. И это было уже хорошо. При
летевшие боевые вертолеты МИ-24 быстро подавили огне
вую точку, и высадка десанта продолжилась.
Взорвав дамбу пехота начала прочесывать близлежа
щие районы и вскоре обнаружила несколько пещер, под
готовленных как пункты базирования бандформирований.
Там были мины, взрывчатка, выстрелы к РПГ, пропаган
дистская литература, продовольствие и медикаменты. Сами
душманы разбежались еще при высадке десанта. Что же,
первый день дал хорошие результаты, как всегда сыграл
фактор внезапности.
А вот на дороге, что вела на Бахарак, события разво
рачивались не так успешно. Сама эта дорога проходила
по ущелью (ширина дороги 3–4 метра) вдоль протекавшей
здесь р. Кокча. Она была буквально нашпигована мина
ми. Кроме того, с прилегающих гор постоянно вели огонь
снайперы. Особого эффекта огонь их не давал, так как
велся с большого расстояния, но изрядно мешал саперам
снимать мины. На второй день, когда наша колонна про
двинулась километров на 10 (всего до Бахарака было 40
км), душманы подорвали целую скалу, которая завалила
вообще целый участок дороги почти на километр. Здесь
уже мы были бессильны, ведь для проделывания прохода в
этом завале была нужна тяжелая дорожная техника и вре
мя недели 2–3. А поскольку ни первого, ни второго у нас
не было, то пришлось вернуться ни с чем.
В основном же районе операции тоже не все шло глад
ко. Прежде всего, подводила погода. Хоть и был уже конец
марта, но было холодно, шли дожди, сплошная грязь. Но
чью заморозки, люди насквозь промокшие, покрывались
ледяным панцирем. Было уже несколько случаев смерти от
переохлаждения. К тому же большинство рот действовали
в высокогорных районах, где лежали вечные снега.
Кого мы там искали, видимо знал только генерал Орел,
начальник оперативной группы Генштаба, присланной из
Москвы. Им нужны были громкие победы, ордена и все
такое прочее. Вот и чесали мы обледенелые горы, хотя все
Обычная тактика душманов: при прибытии наших
значительных сил в район операции, они прятали оружие
и расходились по домам. Но Орел почему-то считал, что
душманы сидят в высокогорных пещерах, стуча там зубами
от холода. Мои доводы он отвергал и все требовал взять
«языка». Я предлагал ему вместе с батальоном ХАД про
вести облаву на базаре: там бы мы наловили этих душма
нов сколько душе угодно. А он, — «…какой базар, какая
облава? Вы войсковая разведка и должны вести разведку
уставными способами». Комдив, слушая наши разговоры,
Пришлось несколько ночей гонять в засады разведроту
149 гв. мсп. Ничего, конечно, они не нашли да и не могли
найти. Я, же зная это и опасаясь случайных потерь, прика
зал командиру роты ставить засады вблизи нашего боевого
охранения, а в горы не ходить.
Оно ведь хорошо в теплой палатке штаба мыслить и
выдумывать черт-те что, а люди будут мерзнуть и мокнуть
всю ночь, проклиная меня за бесполезную засаду. Кроме
того, большая возможность самим нарваться на засаду или
мины. Этого я боялся больше всего. Поэтому поморочил я
голову генералу несколько дней, он вскоре потерял к своей
идее интерес и отстал от меня.
В один из дней, командир дивизии взял меня и началь
ника связи в вертолет, и мы полетели осматривать район
действий. Летим, внизу горы в снегу. Кое-где видны наши
отдельные пешие группы, пробирающиеся по сугробам. На
чальник связи по радиостанции связывается с ними, уточ
няет обстановку. Вдруг где-то глубоко в ущелье задымила
сигнальная шашка оранжевого цвета. Но эфир молчит.
Опустившись ниже, мы видим группу наших солдат, чело
века 4, отчаянно машущих руками. На снегу лежит еще 4
человека, непонятно мертвые или раненые. Причем они на
ходятся не на дне ущелья, а на небольшой площадке выше
по склону метров на 100. Ясно, что им нужна помощь, но
Вижу, комдив дает команду командиру вертолета: «По
садка». Тот что-то пытается возразить, но комдив на него
рявкнул и тот начал снижаться. Машина спиралями стала
опускаться на дно ущелья, мы отодвинули дверь кабины
наружу, и я в 30–40 метрах от себя увидел скалы, пещеры,
расщелины. Сейчас чтобы сбить наш вертолет достаточно
было кремневого ружья, я уж не говорю про автомат.
Летчик осторожно опустил машину на небольшую пло
щадку передним и левым колесами, правое колесо висело
над пропастью. Мы пулей выскочили из вертолета и начали
забрасывать в него убитых и раненых, их оружие. Тела
убитых были окоченевшими как дрова, раненые вопили
благим матом, но на это никто не обращал внимания. Глав
ное было — успеть! Через пару минут быстро заняли свои
места и мы взлетели. Опять этот медленный подьем, опять
эти стены и пещеры.
Но Бог был на нашей стороне, мы набрали высоту и
благополучно долетели назад. До конца своей жизни я не
забуду эту посадку. Хотя все это произошло в течение ка
ких-то 10 минут, мне они показалось вечностью.
Что же случилось с солдатами? Отделение, численнос
тью 8 человек, во главе с сержантом действовало в качестве
дозора от роты, шли по ущелью впереди где-то в метрах
Как уж там они потерялись, точно не знаю, питание на
их рации село, и они оказались чуть не в центре Памира
на высоте почти 2000 метров без карты и связи. Начало
темнеть, смотрят, стоят несколько хижин. Вошли туда, там
несколько стариков, женщин, детей. Мужиков нет. Оста
новились на отдых, афганцы им дали поесть, вскипятили
чай. Отдохнули до утра, утром продолжили движение. Но
«духи» оказывается, следили за ними давно и поняли, что
эта группа заблудилась. Когда они спали, они не стали на
падать на них, хотя это было легко сделать. Боялись за
жен, детей и кишлак, который бы наверняка разбомбили,
если бы наши установили в нем факт нападения. Поэтому
они дали им уйти от кишлака километра на 3, где и орга
низовали засаду.
Нападение планировали в самом уязвимом месте, где
дорога переходила через брод на другой берег речки. Но
солдаты стали переходить брод грамотно, не толпой, как
этого ожидали душманы, а разделившись на две группы.
Когда первая группа вошла в воду и душманы открыли по
ней огонь, вторая открыла ответный огонь с берега и при
Душманов было немного – человек 5, причем воору
женных винтовками. Они и напасть-то решились только с
расчетом на внезапность. Вступать же в полновесный огне
вой бой им было не по силам. Поэтому, увидев, что с за
садой ничего не получилось, они отошли назад в надежде,
что выдастся более удачный момент.
Вот и ситуация: двое убитых, двое раненых, причем
неходячих. Оставшиеся 4 человека решили дальше по уще
лью не идти, да и не было у них такой возможности, а
подняться вверх из ущелья, в надежде, что может быть ка
кой-то пролетающий вертолет их увидит. Да и надеялись,
Сил у них, однако, хватило подняться только метров на
100. Глубина же ущелья была метров 700–800. Полностью
обессилев, они заняли оборону на площадке, на которой мы
их нашли.
Кстати сказать, не окажись мы там, неизвестно, что бы
еще с ними было. Ведь командир 149 полка подполковник
Акулов не доложил в дивизию о том, что у него пропало
отделение солдат, а сам поиски не организовал. И когда
комдив его «драл», оправдывался, что он только хотел до
ложить, а мы уже нашли их. Вот такой детский сад!
В течение еще почти 3-х недель мы выполняли задачи
в Памире. Цель операции была достигнута, власти запус
тили гидроэлектростанцию. Как память об этой операции я
храню кусок камня — лазурита, захваченного в одном из
караванов нашими разведчиками.
«В ГОРАХ АФГАНИ...»
Хочу рассказать еще об одном челове
ке. Майор Ярощук Михаил Григорьевич
— старший помощник начальника развед
ки дивизии, мой старший помощник.
В ДРА прибыл в октябре 1983 года из
Калининграда по замене вместо майора
Булдыки, о котором я писал в начале кни
ги. Возраст такой же, как и у того — 43
года. Не знаю, как уж он согласился на
службу в Афганистане: до пенсии 2 года,
в Калининграде — квартира, жена, две
взрослые дочери. Тем не менее, приехал
не только служить, но и воевать, ведь вой
на в Афганистане шла уже 4 года и в армии хорошо знали,
Скажу сразу, что при первой нашей встрече, он мне
не понравился. Во-первых, неопрятный внешний вид, ще
тина, видно, что с «бодуна». То есть главный житейский
принцип: встречают по одежке, провожают по уму, до
него в 43 года еще не дошел.
Во-вторых, пожилой, помятый жизнью человек, явно
не высказывающий комсомольского энтузиазма активно
участвовать в процессе оказания интернациональной по
мощи ДРА.
Сейчас-то я понимаю, что он был настолько растерян и
потрясен тем, что на старости лет оказался в Афганистане,
НР 201 мсд
что уже считал себя погибшим для семьи и для себя. А раз
пропащий, зачем бриться и чистить сапоги?
Я конечно, первым делом отправил его приводить себя
в порядок, потом обстоятельно с ним побеседовал. Он,
конечно, был старый служака и в войсковой разведке как
говорится, зубы съел, но в пустыне и горах не бывал, на
войне — тем более. Поэтому я постарался хотя бы в об
щих чертах обрисовать обстановку в зоне ответственности
дивизии, наших задачах, его роли и месте во всем этом.
Надо сказать, что мои слова тогда он слушал в пол-уха,
видимо его донимали свои мысли и заботы, а все осталь
По своему опыту я знал, что первое впечатление не
всегда правильное, но дальнейшие события подкрепили
мою уверенность в своих выводах.
Если он в дальнейшем более или менее стал следить за
своим внешним видом, то с алкоголем все оставалось по-
прежнему. Частенько по утрам от него шел такой «шлейф»,
что хоть огурцом закусывай. На мои замечания он отмал
чивался, но в его некоторых высказываниях проскальзы
вало, что он человек конченый и хуже ему уже не будет.
Я к тому времени был в Афгане почти 10 месяцев, уже
кое-что повидал и не собирался терпеть такую службу.
Прежде всего, я ему на практике показал, что ему есть
чего терять и хорошую жизнь еще надо заслужить.
Через несколько дней, я отправил его с разведротой 149
мсп на боевые действия в зеленую зону уезда Чардара под
Кундузом. В общем-то, задание самое рядовое, и я сам и
все офицеры разведотделения периодически выходили на
боевые действия с ротами. Но ему сразу крепко «повез
ло», они там напоролись на такой огонь и сопротивление,
что даже опытные разведчики такого не видели. Бой шел
целый день и лишь к вечеру рота вышла в назначенный
Дальше — больше. Через несколько дней опять по
добный случай: направил его с ротой разведбата в десант
для проверки результатов нанесения авиаудара. И опять
ему «везение» — душманы сбили наш вертолет на взлете
после высадки десанта, хорошо, что хоть пустой, десант
ная группа пешком через зеленую зону почти 10 км под
обстрелом выходила в расположение своих войск, вплавь
преодолевали р. Кундуз, вынося с собой трупы двух лет
чиков и техника вертолета. Короче впечатлений от всего
Смотрю, Михаил Григорьевич уже начинает погляды
вать на меня с уважением. Решил закрепить это дело, пос
лал с разведотрядом в горы на неделю. Боев там особых не
было, но физические нагрузки дикие. Молодежь валилась
с ног, а ему-то, хотя он вроде и жилистый мужик был —
вдвойне тяжелее. Зато мысли в голову дурные не лезут и
Короче говоря, в один прекрасный день стал он мне
намекать, что использую я его не по назначению, он стар
ший помощник начальника разведки дивизии, а не коман
дир взвода.
«Правильно, — сказал ему я, — наконец-то ты вспом
нил об этом. Но пока ты не будешь делать, что положено
тебе по должности, будешь резервным командиром взво
Он все это прекрасно понял, занялся бумажной рабо
той в разведотделении и другими насущными вопросами.
Практически перестал выпивать, оказалось, что это опыт
ный и надежный человек, хороший специалист. А боевой
опыт он с моей помощью приобрел быстро, работали мы с
Но, как это ни печально, все-таки погиб Михаил Гри
горьевич. Видимо, было у него такое предчувствие, когда
прощался дома с семьей. Чувствовал, что не увидит их
больше, может, поэтому, так и «психовал» от беспомощ
ности, от невозможности что-то изменить. А отказаться от
службы в Афганистане ему не позволила офицерская честь
и порядочность.
Я часто думаю об этом. Почему люди, обладающие
честью и чувством долга, несут самую тяжелую ношу? По
чему негодяи всегда в конечном итоге выигрывают? И это
Например, командир нашей 88 мсд в Кушке генерал-
майор Багрянцев просто-напросто отказался ехать в Аф
ганистан. Доводом было то, что он и так служит на краю
света. И ведь остался генералом, членом партии и ува
жаемым человеком, конечно, для тех, кто не знает этого
случая. А ведь в любом нормальном государстве он бы
немедленно был бы лишен генеральского звания, уволен
из армии, я уж не говорю, что с ним бы было при любом
Это я говорю для тех, кто кричит, что от службы в
Уже не говорю о тех, кто прикрывался липовыми
справками, знакомствами, взятками наконец. Таких ты
сячи и тысячи, многие из них занимали и занимают высо
кие посты. На очередном праздновании вывода Советских
войск из Афганистана они лицемерно сожалеют, что им не
Наше государство — СССР, почти 10 лет вело войну
и надо было лишь только желание, чтобы там оказаться.
Это сейчас в горячие точки мира стоит очередь — риск
А вот командир 783 орб майор Сергей Козлов, про
служив 15 лет на Дальнем Востоке, написал 6 рапортов
с просьбой послать его в Афганистан. Наконец, послали.
Но прослужил он там всего 3 месяца. В феврале 1985 года
Есть, конечно, и другая категория
офицеров, да и не только офицеров.
Они служили в Афганистане, но на
должностях не связанных с участием
в боевых операциях. Я помню как там
они: тыловики, технари, финансисты,
строители — да мало ли там было не
воюющих должностей, заявляли: «Кто
на что учился», мол, вы пехота, тан
кисты, разведчики, десантники учи
лись этому, вот и воюйте!
Однако, едва успев пересечь гос
границу СССР, они становились таки
ми матерыми вояками, что не давали
иногда сказать и слова действительным участникам боевых
действий. Посмотрите, кто сейчас сидит в ветеранских ор
ганизациях? Бывшие политработники, авиаторы наземно
го состава, тыловики и все прочие, кто в Афганистане был
никем. Посмотрите на их награды. Ведь это одни значки,
которые они сами себе и придумали.
И когда видишь по телевизору бывшего замполита
армейского полка связи, который говорит, что он до сих
пор во сне ходит в атаку, хочется только плюнуть на этого
Есть среди этих вралей и бывшие солдаты. Особенно
из числа тех, кто сейчас занимает высокое положение в
ветеранских организациях. Почему? Они вроде и служи
ли в Афганистане, но далеко не все воевали. А говорить
открыто об этом не хочется. Например, лет 15 назад в од
ной из киевских газет появилась рубрика типа «Солдаты
вспоминают Афганистан» и в ней статьи бывших солдат
про свою службу. Так такого и у барона Мюнхгаузена не
услышишь. Я сначала терпел-терпел, думал —это безо
бидно. Но когда бывший сержант взвода связи 395 мсп,
командир 783 орб
ныне какой-то чин в киевской городской ветеранской ор
ганизации начал там расписывать свои подвиги: и как он
душманов пачками клал, какую он имел агентурную сеть
(?!), и как командование батальона советовалось с ним и
Причем, он служил со мной в одно время, потому, что
я знаю те фамилии, которыми он оперирует. Я не выдер
жал и написал возмущенное письмо в редакцию. Говорю:
«Да не будьте вы лохами, не печатайте бред больного во
ображения, не позорьте, в первую очередь, свою газету, а
во-вторую — настоящих бойцов». Причем подписался и
дал свой адрес и телефон. Думал, что получу хоть какой-
нибудь ответ. Однако не получил. Не знаю, повлияло ли
Я уже не говорю об Интернете. Там врали всех мастей
рассказывают такие истории, что уши вянут. Особенно за
помнилось интервью газете одного «героя» из Калининг
Запомнилось потому, что он служил в то же время,
что и я, скорее всего в 395 полку нашей дивизии, потому
что вспоминает командира разведроты капитана Волика и
командира полка подполковника Мазура, которых я хо
Так вот, корреспонденту он представляется команди
ром какой-то мифической разведывательной группы «Гра
нит» спецназа ГРУ, одновременно подчиненной и КГБ.
Награжден 3 орденами Красного знамени, которые ему
носить нельзя из-за большой секретности операций, в ко
торых он участвовал. Награжден и именным оружием —
9-мм пистолетом Стечкина, который у него разбила пуля
в бою. И так далее, и так далее. В общем, бред больного
воображения.
Я же, сопоставив факты, пришел к выводу, что был он
в 395 полку командиром обычного мотострелкового взво
да и к разведке никакого отношения
не имел. Может, и принимал участие в
каких-то боевых действиях, поскольку
награжден орденом Красной Звезды,
но только в самых заурядных. Да и
орден-то получил потому, что был ра
нен осколком снаряда своей же артил
Сейчас этот человек ведет какую-то
тяжбу в суде, требует компенсации за
ранение, у врачей требует справку, что
ранение им получено от огня своей артиллерии. Естествен
но, что такую справку ему никто не дает, вот он и плетет
корреспонденту небылицы, чтобы «засветиться» в СМИ.
Удивляет, конечно, непрофессиональность журналистов,
распространяющих такую «клюкву».
Вот в качестве положительного примера хочу назвать
известного украинского политика, бывшего вице-премье
ра, а сейчас вице-спикера нашего парламента Николая
Томенко, служившего в Афганистане в 177 мсп 108 мсд
и прошедшего там боевой путь от командира отделения
до старшего сержанта, заместителя командира мотострел
кового взвода. Кто знает толк в армейской службе, тот
понимает, что стать в пехоте замкомвзвода непросто. И
наверняка Томенко участвовал в боях. Однако он никогда
ни словом, ни какими-то своими действиями это не по
казывает и рейтинг свой, как политик, этим не пытается
Когда его корреспондент телевидения в интервью пря
мо спросил об этом, он ответил, что участвовал и выпол
нял все то, что от него требовалось. Для него это прошед
ший этап жизни и возвращаться в него он не хочет. Вот
это, на мой взгляд, достойный человек!
Весна 1984 г.
Вернемся, однако, к истории гибели Михаила Григо
Этому есть своя предыстория. Судьба - цепь событий,
в своем большинстве, не зависящая от человека. Даже есть
такое учение – фатализм, от слова Fatum – судьба. Я еще
не раз вернусь к этому, потому, что являюсь убежденным
Так вот, 23 августа 1984 года я прибыл из очередного
отпуска и приступил к исполнению своих обязанностей.
Отпуск был плановым и Михаил Григорьевич должен
был идти в отпуск после меня. Но получилась небольшая
накладка – вместо одной плановой операции в районе Ба
глана, возникла еще одна неплановая — в провинции Ан
дараб, где народная власть была установлена недавно — в
мае 1984 года и где возникли серьезные проблемы.
Михаил Григорьевич был в Афганистане уже почти
11 месяцев, что по всем меркам очень много, нагрузка на
Разведдозор 783 орб ведет разведку у р. Андараб. 1984 г.
психику и здоровье колоссальная. Но ничего в данной си
туации нельзя было сделать: я был на плановой операции
в Баглане с командиром дивизии, а ему пришлось участ
вовать в этой неплановой операции с заместителем коман
дира дивизии полковником А. М. Толюковым. Однако, я
заручился согласием Толюкова, о том, что после операции
(предполагалось через 10–12 дней) он будет немедленно
Первая игра судьбы — должен был уехать в отпуск,
Вторая игра, приведшая непосредственно к его гибели,
уже ни от кого не зависела.
Произошло это 12 сентября 1984 года. В этот день в
ущелье Арзни (один из отрогов долины р. Андараб) был
сбит огнем пулемета ДШК самолет СУ-17. Самолет нано
сил бомбовые удары вдоль ущелья на высоте 300–400
м,
шел ниже гребня высот и налетел на заранее подготов
ленную засаду. Получив 8 попаданий, самолет потерял
управление, летчик катапультировался, но в этот момент
самолет перевернулся кабиной вниз и летчик был выстре
лен катапультой в землю. Естественно, что парашют не
раскрылся и летчик погиб. Самолет, пролетев еще около
Пара вертолетов МИ-8, осуществлявших целеуказание
все это видела, но сделать посадку и взять мертвого летчи
ка не могла, так как на их борту не было пехоты, только
экипажи вертолетов.
Доложив на ЦКП ВВС о случившемся, они ушли на
дозаправку. Одновременно об этом было доложено коман
дующему 40 А, он приказал направить туда десант для
эвакуации тела летчика. Время было около 14 часов, т.е.
светлого времени оставалось порядка 3–4 часов. На КП
оперативной группы дивизии в этот момент был майор
Ярощук и около 20 человек разведроты 122 мсп. Естес
твенно, что кроме них, в этот момент привлечь в десант
было просто некого. Так Михаил Григорьевич получил
задачу на эвакуацию тела летчика. Вылетели на двух вер
Непосредственно у места падения самолета было сесть
невозможно, т.к. ущелье здесь было узкое, шириной
200 м, горная река 3
5 м, большие валуны, деревья и
Садиться вертолетам пришлось в 1,5–2 км от места
падения самолета, где ущелье как бы раздваивалось, и там
была пригодная площадка. Ярощук был в первом вертоле
те, они сели первыми и, не ожидая посадки второй груп
пы, сразу после высадки побежали по ущелью к месту
Вторая группа под командованием командира взвода
разведроты 122 мсп (фамилию его я, к сожалению, уже не
помню) высадилась где-то минут через 15 после первой и
тоже начала выдвигаться вслед за первой группой. Таким
образом, десант двигался двумя группами с дистанцией в
Выйдя к месту падения летчика, первая группа была
обстреляна небольшой группой мятежников (4–6 человек),
вышедшей раньше их к самолету. Ярощук, шедший впере
ди, был сразу сражен первыми пулями и упал за валуны.
Солдаты, шедшие за ним, попытались его вытянуть, но
между ними и Михаилом Григорьевичем было 5–7 метров
голого пространства. Солдат, попытавшийся пробежать к
нему, был сразу убит, несколько человек ранены, в том
числе и командир взвода. Оценив обстановку, видя, что
группа попала под огонь не только с фронта, но и фланго
вый, он дал команду отойти назад на 150–200 м, что было
вполне правильным решением. Выйдя на связь с КП, до
ложил обстановку и попросил выслать помощь и огневую
По существующим правилам, взлет вертолетов разре
шался только с ЦКП армии, а время уже было позднее,
куации разведроты 122 мсп в этот район отправили броне
группу, а самой роте приказали самостоятельно выходить
в район встречи где-то в 5–6 км от места падения самолета
и гибели Михали Григорьевича. Это они сделали и поздно
вечером их доставили в район нашего расположения.
Вечером я получил задачу от командира дивизии: с
утра следующего дня с группой в 40 человек на 4 вертоле
тах высадиться в районе падения самолета и эвакуировать
Это мы сделали уже без особого труда. Забрали погиб
шего летчика и Ярощука. Он лежал за валуном, навзничь
на спине. Глаза открыты. Пулевые ранения в ногу и в
грудь. Переносица сломана от удара прикладом в лицо.
Но крови на лице не было, значит, ударили уже мертвого.
Видимо, первой очередью он был ранен в ногу, попытался
себя перевязать, но подобравшийся с тыла душман вы
стрелил в упор и убил его наповал. Взяли автомат, грана
ты, полевую сумку с картой, портупею, ботинки, панаму.
Летчик был разбит вообще всмятку. У него духи взяли
только пистолет и сняли тапочки с ног. Уж простите за
такие натуралистические подробности, но я практически
единственный свидетель, поэтому рассказываю все то, что
видел своими глазами.
Похоронен майор Ярощук в г. Калининграде, специ
альным постановлением горсовета на воинском кладбище
в центре города, где покоятся останки солдат и офицеров
Красной Армии, погибших при взятии Кенигсберга. Когда
я слышу песню А. Розенбаума «В горах Афгани..», мне
всегда вспоминается Михаил Григорьевич Ярощук, веч
ная ему память и слава!
Одним из самых распространенных способов боевых
действий в Афганистане были засады. По всем военным
канонам, засада — это способ ведения разведки, заклю
чающийся в нападении разведывательного органа в тылу
противника на выдвигающийся небольшой объект с целью
захвата пленных и документов.
В специфичных же условиях войны в Афганистане за
сада считалась способом ведения боевых действий не толь
ко для разведывательных, но и для всех мотострелковых,
парашютно-десантных и десантно-штурмовых частей и под
разделений. Единственно от кого не требовали засадных
действий — танкистов, действовавших всегда на танках.
Обычно в дивизии ежесуточно проводилось 12–15 засад,
Все дело в том, что главным критерием успеха здесь
была внезапность действий, а для этого — скрытость заня
В условиях, когда наши гарнизоны были под постоян
ным наблюдением душманов и их пособников, очень слож
но было незаметно выйти из гарнизона в район засады.
Что уж мы только ни делали, какие приемы не использо
вали, чтобы обмануть наблюдение, однако редко это удава
лось. Зачастую наши засады заканчивались тем, что засад
ная группа сама попадала в засаду и несла потери.
Так, в июле 1983 года в предгорьях вблизи г. Мазари-
Шериф попала в засаду разведывательная рота 122 мсп,
погиб начальник разведки майор В. Ф. Бондаренко и двое
3 мая 1984 года вследствие того, что
при возвращении с реализации разведы
вательных данных разведотряд от 783
орб возвращаясь тем же маршрутом, что
и выходил на боевые действия, попал в
засаду, при этом погибли 9 разведчиков,
в том числе старшие лейтенанты Олег
Антоненко, Василий Павлюк, артилле
рийский корректировщик старший лей
тенант Александр Михеев и 6 солдат.
Были и другие подобные случаи: все
из-за небрежности, безответственности и
пренебрежения элементарными правилами войны.
Но были и поучительные примеры. Я считаю, что одним
из них была засада, проведенная разведотрядом 783 орб на
шей дивизии весной 1984 года. Я могу подробно рассказать
об этом, так как сам готовил и проводил ее, говорю об этом
как очевидец и участник.
Необходимость этой засады на автодороге Кундуз-Ха
набад возникла давно, так как постоянно шли сведения о
передвижениях по ней в ночное время формирований мя
тежников. Сама эта дорога нами в ночное время не контро
лировалась. В Кундузе — гарнизон, на окраине Ханабада
— гарнизон (танковая рота), а между ними (18 км) — ни
кого. Эта рота стояла на территории разбитого заводика.
Танкисты, в отличие от мотострелков, засадных и разведы
вательно-поисковых действий не вели, сидели в своем за
водике, выезжая только в дневное время на блокпосты по
«Духи» их не боялись и ночью делали, что хотели.
Правда, обстреливать гарнизон побаивались, потому что
танкисты начинали палить из танков в разные стороны и
частенько попадали в дома жителей. Те во всем обвиняли
душманов и требовали не дразнить гарнизон. Короче, сло
Майор
начальник разведки
122 мсп
жилась негласная ситуация сепаратного мира по одесскому
принципу — живи сам и дай жить другому.
Но это так хорошо сложилось только у них, а провин
циальный центр Кундуз постоянно страдал от налетов и
обстрелов со стороны Ханабада и надо что-то было делать.
Не скажу, что мы бездействовали.
В сентябре 1983 года разведывательно-десантная рота
старшего лейтенанта И. Н. Плосконоса провела на ханабад
ской дороге в районе кишлака Тагаи хорошо организован
ную засаду, в результате которой была уничтожена большая
грузовая автомашина с вооруженной бандой в 24 человека.
Как всегда в таких случаях, машину расстреляли в упор,
забросали гранатами и никаких пленных, естественно, не
было. Было 24 обгорелых трупа, с полдесятка автоматов,
полтора десятка обгорелых винтовок. Лишь только через
несколько дней через агентурную сеть узнали, что унич
Командир рдр 783 орб И. Н. Плосконос,
командир взвода О.
Антоненко. 1983 г.
тожили ханабадскую банду из группировки довольно из
вестного главаря по кличке Царанвол («прокурор»). В его
группировке было 12–15 вооруженных групп общей числен
ностью около 250–300 человек.
Однако, ради справедливости, надо отметить, что осо
бых изменений наш успех в общую обстановку не внес, т.к.
этот бой произошел недалеко от Кундуза, а Ханабад для
Вместе с командованием разведбатальона я разработал
план засады, особенность которой заключалась в том, что
под Ханабад скрыто выводилась пешая группа, которая на
шоссе устраивала засаду. Поддерживать ее должна была
бронегруппа, заранее выведенная в этот район. Сложность
заключалась в том, что от места дислокации напрямую до
района засады было около 10 км непроходимой для техни
ки местности: заболоченная местность, сеть арыков, кус
тарники. Бронегруппу же необходимо было сосредоточить
недалеко от места боя, чтобы поддержать огнем действия
пеших разведчиков. От Кундуза до места засады было да
леко (15–16 км), поэтому решил разместить бронегруппу
поближе у танкистов в 2–3 км от места засады. Доложил
план начальнику штаба дивизии полковнику В. И. Черно
Бронегруппу возглавил я сам и 20 февраля 1984 года
в 14.00 мы небольшой колонной в 4 БМП вышли на ха
набадскую дорогу. Расстояние до Ханабада мы преодолели
быстро и уже к 15.30 были у танкистов. В экипажах наших
БМП были только механики-водители и наводчики орудий,
из офицеров — один я. Прибыв в гарнизон, я сообщил ко
мандиру танковой роты, что мы — дивизионная комиссия
по проверке службы охранения на участке дороги Кундуз-
Талукан. Поскольку было уже поздно (в Афганистане все
движение по дорогам заканчивалось в 16.00), мы заночуем
Все это слышали и несколько афганских офицеров и
солдат, которые были тут же (афганская рота располага
лась через забор от нашей). Все видели, что в БМП пехоты
не было. Наш расчет состоял в том, чтобы «духовских» ос
ведомителей, а они были наверняка среди местных жителей
и афганских солдат, не насторожил сам факт внезапного
прибытия в гарнизон бронегруппы. Плановые проверки
гарнизонов на дорогах — дело обычное, в составе броне
группы пехоты нет, одни экипажи, да и то сокращенные.
Так, что повода для волнений у душманов не было.
В 22.00 пешая группа разведчиков численностью ок. 25
человек, под командованием начальника штаба разведбата
льона капитана Терещенко с двумя проводниками-афган
цами перешла боевое охранение гарнизона и углубилась в
зеленую зону. Шли в полной темноте по тропам, но провод
ники отлично выполнили свою задачу и где-то к 1.30 ночи
вышли в назначенный район засады. Связались со мной,
доложили о готовности к действиям.
Все, засада была готова. Теперь между ними и броне
группой было расстояние не более 2 км, так что я мог при
Я разбудил командира танковой роты, довел до него
истинный наш замысел действий и поставил задачу подгото
вить 3 танка, на случай если надо будет нас поддержать.
Ночь прошла у радиостанции. Терещенко периодичес
ки докладывал обстановку, все было тихо, лишь под утро
прошло несколько конных повозок с крестьянами, видимо
ехавшими на базар в Кундуз.
Рассвет был близок и надо было принимать решение на
дальнейшие действия. Снимать засаду? Логично, но что-то
Район засады я знал хорошо, поэтому поставил задачу
Терещенко выйти и тихо занять водяную мельницу у арыка,
находившуюся в 300–400 метрах от него прямо у шоссе.
Задача: проследить, что делается на дороге днем, когда от
сутствуют наши блокпосты. Если появится явная банда —
Надо сказать, что Терещенко отнесся к поставленной за
даче творчески. Он не только организовал наблюдение, но
и отправил прямо на дорогу обоих проводников-афганцев.
А они, кстати сами бывшие душманы, одетые в полувоен
но-национальную одежду, лохматые, бородатые, с оружием
и патронташами абсолютно не вызывали сомнения в своей
принадлежности к «борцам за веру».
Они простояли у дороги с полчаса, осмелели, стали ос
танавливать повозки и машины, проверять документы.
Дальше-больше, вошли в роль, начали обыскивать, от
бирать деньги у крестьян. Собирать «дорожный налог», как
это было принято у них называть. Короче, где-то еще через
час их «работы» из Ханабада подъезжает автобус ПАЗ, из
него выходят вооруженные люди и подходят к нашим про
Оказывается, жители уже пожаловались местным гла
варям, что на дороге за Ханабадом орудуют грабители и
просили защитить их. Вот полевые командиры Царанвол
и Джейлани с 16 боевиками лично прибыли разобраться с
Царанвол, высокий и здоровый мужик, подошел к од
ному из наших проводников — Хамидхану и сразу молча,
врезал тому по роже. Остальные «духи» стояли сзади. Ха
мидхан и второй проводник бросились от них к мельнице.
Главари медленно пошли за ними, куда они денутся от рас
Тут открыла огонь засада. Понятно, что из 25 автоматов
с расстояния 50 метров они за несколько минут сделали 18
дырявых «духовских» трупов. И опять ни одного пленного,
т.к. к моему приезду проводники, видимо, в расплату за
свой страх и позор, уже успели пристрелить 3–4 раненых
Услышав интенсивную стрельбу я с бронегруппой не
медленно выехал к месту боя и через несколько минут был
там. Вижу такую картину.
Автобус горит на дороге, вокруг него и на обочине валя
ются убитые душманы, проводники с руганью пинают трупы
Царанвола и Джайлани, наши собирают трофейное оружие.
Трофеями стало 4 испанских пистолета «Стар», несколько
автоматов АК-47, десяток винтовок «Бур» и ручной пуле
Как уже я говорил ранее, главарь Царанвол («про
курор») был заметной фигурой у мятежников не только
в уезде Ханабад, но и во всей провинции Кундуз. Другой
главарь — Джейлани был фигурой поменьше и входил в
группировку Царанвола, но тоже был известен как наш не
примиримый враг. Короче говоря, рыба попалась крупная
и уничтожение 2-х главарей банд было для нас серьезным
Однако дело еще не закончено. Надо еще теперь уйти
отсюда, т.к. по опыту я знал, что местные «духи» нам не
простят убийства их главарей и обязательно попытаются
отомстить. Дорога, где мы стояли, была единственной, по
которой мы могли вернуться в Кундуз. И хотя у развед
чиков было правило — никогда не возвращаться по той
же дороге, что и пришли, выхода другого у нас не было.
Единственной надеждой была скорость, с какой нам надо
Поэтому я немедленно доложил обстановку и результа
ты засады в центр боевого управления дивизии и попросил
выслать нам навстречу взвод или роту на БМП для под
страховки. Погрузили на одну из БМП трупы Царанвола
и Джейлани, трофейное оружие и «аллюр три креста» в
Ушли мы вовремя, буквально вслед нам из «зеленки»
издалека прозвучало несколько очередей, не принесших
Думал, уже все, ушли. Однако нет. Уже и Кундуз пока
зался вдали, вдруг из близлежащего арыка выстрелы, вижу,
одна граната из РПГ пролетает мимо, другая бьет прямо в
борт впереди идущей БМП, та остановилась, солдаты с нее
попрыгали в кювет, залегли, начался огневой бой.
«Духовская» засада была организована впопыхах, в
течение 20-30 минут, задача им была поставлена по радио:
отбить доблестных моджахедов Царанвола и Джейлани, за
хваченных в плен «неверными». Поэтому и подготовили ее
в неподходящем месте — чистом поле, и только с одной сто
роны. Вот если бы они нас «прижали» в зеленке, да и огонь
вели с двух сторон, то потери наши были бы значительными
и сводили бы к нулю результаты нашей засады.
Попаданием гранаты в головную БМП было тяжело ра
нено два человека: фельдшер-прапорщик в лицо, потерял
один глаз, и солдат, которому кумулятивная струя гранаты
прошла прямо через ногу и практически ее оторвала. Сама
машина, хотя граната и пробила ее средний топливный бак,
не загорелась, но и не заводилась.
Я считаю, что так быстро справиться с засадой нам поз
волило то, что из 4 имевшихся БМП, две были БМП-2 с
30-мм автоматической пушкой. Быстро развернувшись на
дороге, они съехали в поле и открыли ураганный огонь по
засаде. Несколько раз хорошо попали и «духи», видя, что
с автоматом против брони не попрешь, бросив 2 убитых и 2
раненых, по сухим арыкам убежали в «зеленку». Гранато
метчики были видимо, убиты или ранены, потому что боль
ше не единого выстрела из РПГ не было. Преследовать их
мы не стали, надо было срочно отправить раненых и осво
бодить дорогу, т.к. подбитая БМП не позволяла проехать.
Зацепив ее тросом за другую БМП, начали буксировать. А
раненых и часть людей на одной из БМП срочно отправили
Трупы Царанвола и Джайлани пришлось бросить на
месте боя, так как пока БМП маневрировали по дороге
во время боя, они
упали на дорогу и
их несколько раз
переехали, так что
для показа в ХАД
(афганской госбезо
пасности) они явно
не годились. Так мы
и приехали в гарни
зон: на одной БМП
сидят солдаты, че
ловек 15, на дру
гой — два пленных
«духа», проводники
и несколько человек наших, на тросе — задом наперед под
У этой истории есть небольшое продолжение. Через
агентурную сеть мы получили сведения о том, что на сле
дующий день состоялись пышные похороны убитых нами
главарей в одном из кишлаков под Ханабадом. Было много
других главарей, все они клялись отомстить за погибших.
Долго еще потом они искали предателей, подставивших
главарей под засаду, даже кажется, расстреляли кого-то.
А ведь это произошло абсолютно случайно — такова была,
как они говорят, воля Аллаха!
И еще. Душманы везде раструбили о том, что глава
ри были захвачены в плен живыми, а когда мужественные
моджахеды уже почти отбили их, трусливые «неверные»
бросили «борцов за веру» под танки.
Пришлось увидеть уже в конце 90-х годов американский
фильм «Зверь», где показываются сцены казни советскими
танкистами мирных жителей таким способом. Уж не такой
ли или подобный случай попал «на перо» их сценаристам?
Разведрота 149 гв.мсп, 1984 г.
Хочу рассказать о еще одном человеке, с которым судь
Подполковник Николай Леонидович Заяц, на момент
моей первой встречи с ним в марте 1983 года — начальник
разведки 108 мсд.
Тогда нас, всех начальников разведки соединений, вы
звали на расширенный Военный совет армии, где давали хо
рошего «прочухона» за усилившуюся активность «духов»
на трубопроводе Термез—Баграм. Ежедневные (а точнее
еженощные) диверсии, сотни тонн вылившегося на землю
горючего, но Ограниченный контингент не мог что-либо
Как всегда в таких случаях, во всем обвинили развед
чиков. Начальник штаба 40 А генерал-лейтенант Тер-Григо
рянц чуть ли не с пеной у рта обвинял нас в преступной ха
латности и нежелании вести разведку: почему мы не знаем,
кто и где будет пробивать трубопровод... Короче говоря,
нашли стрелочников.
А ведь надо было бы просто навести порядок в трубоп
роводной бригаде. Ведь только им были выгодны аварии и
диверсии на трубопроводе: списывая на душманов огром
ные потери топлива (авиационного керосина), они на самом
деле торговали им направо и налево, продавая за бесценок
афганцам. Кстати, когда через полгода посадили большую
группу офицеров и прапорщиков этой бригады, то актив
ность душманов на трубопроводе почему-то значительно
Я несколько отвлекся от главной темы. После этой
встречи, мы встречались еще несколько раз, опять же в
Кабуле. Подполковник Заяц, небольшого роста, плотного
телосложения, произвел на меня впечатление как человек
хозяйственный и обстоятельный. Однако, эти качества, не
обходимые офицеру, особенно командиру в мирное время,
абсолютно не ценились на войне. Там особо ценилась лич
ная храбрость, умение организовать бой и беречь солдат.
Беречь в том смысле, что опять же с умом организовать
и вести бой, не делать карьеры на чужих жизнях, заботить
ся, чтобы солдат был всем обеспечен, начиная с сухого пай
ка и кончая артиллерийской поддержкой. Не говорю уже об
организации медицинского обеспечения, помощь раненым
— это главное. На войне ни один не застрахован от этого.
Вот такого командира подчиненные будут носить бук
вально на руках и пойдут с ним в огонь и воду. А в разведке
Заяц же в бой не рвался, инициативы не проявлял. Будь
он тыловиком или «технарем», я абсолютно уверен, что он
отлично бы отслужил свой срок в Афганистане, получил бы
орден и с почетом уехал в Союз. Но он был разведчиком и
Хорошо зная его непосредственного начальника — на
чальника штаба 108 мсд полковника Кандалина Геннадия
Ивановича, бывшего у меня в Кушке командиром полка,
его требовательность, нетерпимость к безынициативности, я
не особенно удивился, когда в августе 1983 года узнал, что,
по инициативе Кандалина, Заяц был снят с должности с
формулировкой «за утрату руководства разведкой и личную
После долгих раздумий, что же с ним дальше делать,
его направили с понижением начальником разведки 122 мсп
нашей дивизии вместо недавно погибшего в засаде майора
В Афганистане это было не дико
винкой. В нашей же 201 мсд за два с
небольшим года сменились два началь
ника разведки дивизии с подобной фор
мулировкой. Подполковник Рыженко
в 1981 году был направлен в 860 омсп
(Файзабад) начальником разведки, а
мой предшественник подполковник Р.
С. Захаров в начале 1983 года отправ
лен в Союз на майорскую должность в
Я уже ранее говорил, что в Афганистане (как и в Ве
ликую Отечественную войну) очень популярно было отыг
рываться на разведчиках. Далее я в этом убедился на собс
Поэтому известие о назначении в нашу дивизию Зайца я
встретил спокойно. Хотя в разведкен 122 мсп складывалась
ситуация парадоксальная. Командиром разведывательной
роты там был тоже снятый с должности начальник штаба
1083 дорожно-комендантского батальона из Суруби майор
Борис Алдохин. Правда, снят он был не за служебные упу
щения, а за то, что, выпив с друзьями, они колесили на БТР
по Кабулу и нарвались на члена Военного совета армии.
Тем не менее, я знал, что Заяц — офицер опытный, в
разведке прошел все должности, в ГСВГ был командиром
разведывательного батальона и неплохо там зарекомендо
вал себя. Так что мало ли чего не бывает в жизни?
Где-то недели через две я встретился с ним, мы погово
рили, настроен он был оптимистически, я поддержал его и
мы расстались обоюдно удовлетворенными. И меня почти
не насторожило заявление майора Алдохина, что Заяц трус
и от него можно ожидать всякого. Я по-человечески пони
мал, что Зайцу почти 40 лет, у него двое детей, к тому же
снят с должности не совсем справедливо, т.е. комсомоль
Майор Б. Алдохин,
командир разведроты
ского энтузиазма ждать от него глупо. Делает человек свое
дело — и ладно.
Однако последующие события показали, что я был не
прав, и Заяц был совсем не заяц, а тянул на хорошего вол
16 октября произошло следующее. Разведывательная
рота полка во главе с Зайцем вышла на засаду (командир
роты Алдохин был в санчасти). В качестве проводника взя
ли пленного душмана из местных жителей того района. Он
сообщил о прохождении в ту ночь каравана с оружием.
Данные были настолько важными, что пленного сопровож
дал офицер ХАД в звании майора. Вышли ночью в пролив
ной дождь.
Дальше рассказываю словами самого Зайца, с которым
я беседовал через несколько дней после случившегося.
« …прошли километров 10, я решил сориентироваться
по карте. Остановил колонну, вместе с афганцами отош
ли за бархан метров на 50, чтобы определить направление
по компасу. Смотрю я на карту, вдруг вижу, что пленный
душман напал на офицера ХАД и пытается вырвать у него
автомат. Я инстинктивно дал очередь по «духу», но упали
Командир взвода и солдаты, бывшие свидетелями этого
показали, что, после того как Заяц с афганцами ушел за
бархан, вскоре они услышали выстрелы. Прибежав туда,
они увидели, что афганцы лежат мертвые, а Заяц стоит ря
дом с автоматом в руках. Все это было более или менее
Но вот дальше идет вообще несуразное. Заяц прика
зывает взять автомат хадовца, они бросают трупы убитых
в степи и возвращаются в полк. Там он докладывает ко
мандиру полка о том, что афганцы оказались предателями,
хотели убить его, но он их опередил и застрелил наповал
Командир полка подполковник Валентин Зубко не стал
особо в этом разбираться: случаев измены афганцев было
немало, он так и доложил утром командиру дивизии.
Вопрос, казалось, был исчерпан, но к вечеру в полк
приехал советский советник ХАД с афганскими офицера
ми-хадовцами и поинтересовались, где душман и сопровож
дающий его офицер. Они не прибыли утром, что с ними?
Версии Зайца они однозначно не поверили, советник
потребовал от командира полка привезти трупы, вызвал
афганского врача, который освидетельствовал их. Потом
он допросил офицеров и солдат роты, и четко доказал, что
Заяц совершил умышленное убийство двух человек.
Доложили наверх, случился громкий скандал, коман
дир дивизии немедленно отстранил его от должности и
Я позже еще не раз говорил с Зайцем. Спросил его,
ведь все можно было представить совсем по-другому. Все
го-то нужно было не бросать убитых афганцев в степи, а
привезти их в полк и доложить, что рота сама попала в
засаду и афганцы убиты душманами. Ведь других афганцев
с ними больше не было, а офицеры и солдаты роты под
твердили бы все, что им сказали. И все!!! Никто не стал бы
больше разбираться. Хотя, конечно, если бы достали пули
из афганцев калибра 5.45-мм от автомата АКС-74, которые
были только у наших. Ну, а если бы еще и провели бал
листическую экспертизу оружия Зайца, то обязательно бы
установили оружие, из которого их убили. Но ведь это в
нормальных условиях, а здесь маловероятно, что это стали
бы делать.
Заяц мне тогда сказал, — «я не захотел обманывать».
Довольно наивное объяснение для 40-летнего мужика. А я
думаю, что он наоборот хотел огласки.
Теперь я думаю, что Алдохин был прав. Заяц ужасно
трусил: и в дивизии, где был начальником разведки, ну и
тем более в полку, где жизнь была намного опаснее. Ви
димо этот животный страх толкнул его на преступление.
Он считал так, кто будет поднимать шум из-за каких-то
Снимут его и с этой должности, отправят потихоньку
в Союз от скандала подальше, а там он свое наверстает.
Не учел он того, что убил не просто афганца, а офицера
госбезопасности, а это, как говорят в Одессе, две большие
разницы. Высоких покровителей у него не было, и покры
Вопрос о нем решался на самом верху, а там не знали,
как с ним поступить. Судить его или ограничиться адми
нистративными мерами: исключить из партии, уволить из
Конечно, по закону за совершенное двойное убийство
— суд без разговоров. Но опять же, сажать в тюрьму стар
шего офицера, подполковника, год честно выполнявшего
свой долг в Афганистане, тоже как-то не с руки.
Поэтому где-то месяца два Заяц находился как бы меж
ду небом и землей. От должности его отстранили, что с
ним делать не решили. Чтобы чем-то его занять, начальник
штаба дивизии полковник В. И. Чернов пристроил его в
оперативное отделение, где он стал заниматься службой
войск, проверкой охранения и т.д.
В разведку брать его я отказался. По моей просьбе в
122 мсп прислали из резерва капитана А. В. Грищенко,
который там добросовестно выполнял свои обязанности
до конца моей службы в Афганистане. Да и не до Зайца
мне было: не маленький ведь, сделал сам все умышленно,
пусть сам и отвечает.
А где-то в конце января, наконец, приняли решение по
нему: однозначно — судить! Арестовывать его не стали,
мол, куда он денется с подводной лодки. Но, как впоследс
твии оказалось, — напрасно, так как он дезертировал.
Из встреч со следователем он уяснил, что «светило»
ему со всеми смягчающими обстоятельствами лет 9–10
тюрьмы, и суда не избежать. Он был в огромной расте
рянности, не ожидал такого. Видимо, от беспомощности и
невозможности что-либо изменить он и решил нелегально
пробраться в Союз, а там уж как получится. На Волыни,
откуда он был родом, что ли собирался в бывших бан
деровских схронах отсиживаться? Впрочем, это все мои
фантазии. Что он планировал и что решил, знал только
он сам.
Фактом было только то, что 15 марта 1984 года он де
Помог ему в этом удобный случай. Дивизия выходила
на боевые действия в провинцию Бадахшан. В течение не
скольких предшествующих суток обычная в таких случаях
суматоха и неразбериха. Формируются колонны, из гар
низона в гарнизон снуют группы машин — чего в обычных
Картина такая. Стоит у дороги БРДМ-2 комендантской
роты дивизии, в машине один водитель. Подходит Заяц
и между ними состоялся такой диалог: — «твоя машина
выходит на операцию? — Выходит. — Готов к выезду,
машина исправна, заправлена? — Все в порядке. — Да
Водитель знает подполковника как офицера штаба ди
визии, не раз проверявшего их роту. Без всякой задней
мысли он вылезает из машины, Заяц занимает его место,
заводит двигатель и уезжает.
Стоит солдат час, стоит два. Уже темнеет, машины нет.
Мимо проезжает командир их роты, спрашивает, почему
он здесь стоит. Солдат объясняет ситуацию. В гарнизоне
Ротный объехал гарнизон, ничего. Забеспокоился. До
ложил начальнику штаба дивизии, тот распорядился на
чать поиски. Выясняется, что БРДМ в 15:30 прошел через
КПП в боевом охранении с небольшой колонной в Север
ный Кундуз, о чем имеется запись в журнале. Позвонили
туда, выяснили, что БРДМ действительно шел в колонне,
Утром выслали пару вертолетов, которые вскоре об
наружили его в 20 километрах северо-восточнее Кундуза
в зеленой зоне уезда Калаи-Золь у кишлака Саксаколь,
места в полном смысле бандитского. Немедленно выслали
туда батальон 149 мсп, через некоторое время сообщили
результаты: БРДМ полностью разобран, снято вооруже
ние, все агрегаты, даже колеса — осталась одна броневая
коробка. Следов боя нет. Допрошенные местные жители
показали, что вечером эта машина застряла на этом месте.
Из нее вышел офицер, попытался объясниться с подбе
жавшими мальчишками. Видя, что кроме офицера больше
«шурави» нет, а офицер без оружия, подошли человек 5
местных душманов и увели его с собой. Больше не удалось
Все, ЧП! Доложили в армию и округ. Приступили к
поискам. Но сложность заключалась в том, что как раз в
этот день, с утра, дивизия пошла в Бадахшан на плановую
операцию, оставшихся сил было немного и широкомасш
табные поиски «по горячим следам» организовать не уда
Я тоже уехал с основным составом штаба и вернулся
только через месяц. Узнал, что Зайца так и не нашли, хотя
поиски постепенно расширялись, в них участвовали уже
значительные силы 40 А. Достаточно сказать, что поиски
лично возглавил начальник штаба ТуркВО генерал-пол
В ходе проводимых боевых действий побили много
«духов»: так, в один из дней у кишлака Гортепа была
уничтожена крупная банда, взято 75 только одних авто
матов, 4 пулемета ДШК и много другого оружия, кучи
Уничтожали банды меньшей численности, но не менее
зловредные. Досталось, конечно, и местным жителям.
Но, тем не менее, следы Зайца затерялись. Банда,
взявшая его в плен была полностью уничтожена, причем
не взяли ни одного пленного. Кто-то из местных видел
его, кто-то что-то слышал, потом появились данные, что
Заяц был убит во время нашего авиаудара. Эту версию
посчитали правдоподобной, его объявили пропавшим без
вести и поиски прекратили.
На этом бы и закончилась эта история, но через не
сколько месяцев я случайно нашел доказательства, сви
детельствующие о смерти Зайца.
Где-то в начале октября этого же года я с разведотря
дом в 40 человек на 6 БМП с двумя САУ «Акация» дейс
твовали в районе степных колодцев Каламкудук (50 км
западнее Кундуза). Там был «край непуганых птиц», и
душманы ходили свободно.
На рассвете мы внезапно атаковали кишлак, находив
шийся у колодцев, «духи» боя не приняли, уйти в горы
мы им не дали, поэтому им пришлось сдаться. Банда
численностью в 36 человек, трофейного оружия — один
пистолет «Парабеллум» 1917 года выпуска и несколько
Как показали пленные, они шли в Пакистан, основ
ная часть людей – молодежь, предназначенная для обу
чения в учебных лагерях мятежников. Весной они долж
ны были вернуться уже с оружием, обученные и готовые
к действиям. При обыске у них были обнаружены доку
менты, в том числе и несколько фотографий, не вызыва
ющих сомнения в том, чем они занимались, хотя сначала
они «косили» под мирных жителей.
Один документ вызвал у меня особый интерес. Это
было рукописное письмо, на котором стояло 6 печатей.
Мой переводчик, хотя и с трудом, прочитал содержание
этого письма. Это было как бы рекомендательное письмо,
написанное 6 главарями мятежников уезда Калаи-Золь к
руководителям мятежников в Пакистане. В нем они опи
сывали подвиги этой банды в цветах и красках. Особо
меня заинтересовали слова «…. в марте захватили в плен
и казнили советского генерала…» Учитывая время и место
Обстоятельно допросив главаря банды муллу Саиджо
на, молодого человека лет 30, других членов его банды,
я пришел к выводу, что нахожусь на верном пути. Сам
мулла категорически отрицал этот и другие, приведенные
в письме факты. Говорил, что это написано, чтобы при
дать «веса» его группе, чтобы получить больше помощи
и оружия. Советского офицера он даже не видел, хотя и
слышал о нем. Назвал имя главаря банды, которой Заяц
сдался, это совпадало с ранее полученными данными.
Зайца «духи» хотели отвести в Пакистан. Такая удача!
Подполковник Советской Армии, к тому же сам сдавший
ся в плен — такого у «духов» за все годы ни до, ни после
За него можно было получить большие деньги. Дело
в том, что в Гааге (Нидерланды) действовала междуна
родная комиссия ООН по расследованию советских пре
ступлений в Афганистане. Наши пленные выступали там в
качестве свидетелей, давали показания.
Это были в основном дезертиры, да и что особо возь
мешь с солдата, что он видел и что он знает, кроме своей
роты? Заяц — особая статья. До сих пор офицеров тако
го ранга в плен еще не брали. Но пока «духи» решали,
что им делать с Зайцем, передавали его из банды в банду,
наши плотно заблокировали зону возможного его местона
Эта зона представляла собой труднопроходимый район
в междуречье рек Кундуз и Талукан размером 10 на 20 км.
Однако весь этот район окружала пустыня, пройти через
которую незаметно было невозможно.
Зайца несколько раз пытались вывезти в горы, но не
получилось. Стало ясно, что его захват советскими войска
ми — дело времени. Совет главарей решил, что раз вывес
ти его невозможно, а он уже почти 1,5 месяца был у них,
видел многих главарей, их базы и схроны, то целесообраз
но его ликвидировать, как нежелательного свидетеля. Что
и было незамедлительно сделано.
Его вывели на берег р. Кундуз, застрелили, тело разде
ли догола и бросили в реку. Через 1–2 дня его уже нельзя
бы было опознать: жара, рыбы и раки сделают свое дело.
А бесхозных трупов в реках Афганистана в те годы было
предостаточно. Так пропал и погиб подполковник Заяц.
И уж для того, чтобы совсем закрыть эту тему, скажу,
что весной 1997 года в Киеве я встречался с сыном Зай
ца — Вадимом, который жил и работал здесь. Мой адрес
дали ему в совете ветеранов Афганистана С. Червонопис
кого, где я однажды рассказывал эту историю его замести
телю В. Абазову. Сыну я все рассказал точно также, как
и здесь.
Позднее, через несколько лет в газетах несколько раз
возникала тема о пропавшем в Афганистане подполковни
ке, причем возникали самые невероятные версии — ведь
он до сегодняшнего дня числится без вести пропавшим.
Писать в газету я не стал, все, о чем я пишу здесь, я
рассказал лично его сыну. Поэтому не хочу вторгаться в
их семейные дела. Время уже само все поставило на свои
Наиболее ожесточенным и кровопролитным боем, в
котором мне пришлось принять участие в Афганистане, я
считаю бой с засадой душманов в ущелье Дарваза (Ворота)
в 6-8 километрах по трассе от кишлака Хинджан в сторону
Случилось это 23 апреля 1984 года. За несколько дней
до этого командир дивизии поставил мне задачу принять
участие в формировании оперативной группы, создаваемой
для усиления охраны и обороны туннеля Саланг в зоне от
ветственности 108 мсд.
Начиналась очередная, седьмая по счету, Панджшерс
кая операция и командование 40 А, зная по предыдущим
операциям, какое значение имеет этот туннель и сколько
неприятностей нам могут сделать там «духи», решило под
От нашей дивизии туда высылалась опергруппа в соста
ве первого мотострелкового батальона 149 гв. мсп в полном
составе, артиллерийской батареи 122-мм гаубиц артполка,
саперного взвода от 541 инженерно-саперного батальона.
Для управления и связи нам выделили БТР Р-145, для
полной автономности действий мы имели до полутора де
сятков грузовых машин с горючим, боеприпасами, продо
вольствием. Всего получилось около 60 единиц техники.
Возглавлял все это начальник штаба 149 гв. мсп майор
Бабенко. Я же был назначен комдивом в качестве пред
ставителя штаба дивизии для координации действий со 108
Задача была серьезной и ответственной. Надо было вы
двинуться в предгорья хребта Гиндукуш в район кишлака
Хинджан и, сосредоточившись там как на основной базе,
Все мы сделали как надо, к установленному времени,
16.00 22.04. прибыли в Хинджан (Чаугани), вышли на связь
с КП 108 мсд и с ходу получили задачу: завтра с утра вы
двинуться к перевалу Саланг и «почистить» несколько при
Пока Бабенко принимал решение на боевые действия и
ставил задачи командирам, я с переводчиком старшим лей
тенантом Якубовым пошли в кишлак, чтобы встретиться с
командиром местной оперативно-агентурной группы (ОАГр)
Чаугани, небольшой кишлак, славившийся своим дровя
ным базаром. Само его название и есть — дровяной базар. В
Афганистане отношение к дереву особое: все, что мало-маль
ски прямое — идет на строительные материалы, а остальное
— на дрова. Причем дрова идут на вес. На здоровенных
безменах на одну чашку кладут дрова, на другую гири или
камни, не знаю уж точно цену этих дров, но не дешево. То
пить печь дровами мог только зажиточный человек, средний
афганец топит печи соломой, всякими ветками, кизяками.
Перед выходом в штабе дивизии меня проинформирова
ли о местонахождении ОАГр, и я их без труда нашел. Встре
тили меня естественно настороженно, по легенде они были
вообще не военными, а не-то метеорологами, не-то вообще
«ботаниками». Ну, я представился, передал им приветы от
их коллег в Кундузе, мы поговорили об общих знакомых и
своих начальниках и недоверие исчезло.
Агентурщики, как мы их называли, оказались гостепри
имными, общительными людьми, быстро собрали на стол,
плов и шашлык всегда есть в чайхане рядом — короче, че
рез полчаса мы уже плотно «врастали» в оперативную об
В этом районе
действовала круп
ная банда главаря по
имени Суфи Паянда.
Общая численность
где-то 250-300 чело
век, в открытые бои
не ввязывались, пом
ногу не собирались,
больше действовали
мелкими засадами и
ночными обстрелами
органов власти. Несколько раз пытались обстрелять распо
ложение мсб 177 мсп, стоявшего на окраине кишлака, но
оттуда отвечали из минометов и танков, страдали местные
жители, поэтому под их давлением «духи» практически от
А вот минирование дорог, так это в полной мере. Причем
подальше от гарнизона, где-нибудь в неожиданном месте.
На это они были большие мастера.
Что интересно, главарь Суфи Паянда категорически за
претил диверсии на трубопроводе, оказывается, труба лежа
ла на его землях около Чаугани, а любая диверсия вызывала
разлив керосина на большие площади. Понятно, что керосин
на несколько лет делает эту землю бесплодной. Нескольких
крестьян, пробивших трубопровод он приказал жестоко вы
пороть и предупредил, что в последующем будет отрезать
головы. Так что данный участок трубопровода можно было
вообще не охранять. В целом, обстановка до сих пор была
Однако теперь в связи с начавшейся нашей операцией в
Панджшере, а это было в 40-50 км от нас, правда, по другую
Главарь ИОА (Исламское общество Афганистана – одна
из 7 крупных контрреволюционных партий) Ахмад-Шах, по
«Умельцы» за работой
кличке «Масуд» (Счастливчик), поставил задачу местным
бандитам на блокирование дороги и туннеля Саланг с це
лью недопущения подхода войск с севера, в том числе и из
Правда, Суфи Паянда не особо рвался в бой, т.к., счи
тая себя полевым командиром не меньшего ранга, чем Ма
суд, он беспрекословное выполнение его приказов видел
для себя унизительным. Кроме того, переходить к актив
ным действиям — это вызывать на себя противодействие
советских войск, пусть они лучше ослабляют Масуда.
Решив все вопросы и договорившись о взаимодействии
мы вернулись в расположение наших войск. Поговорил с
начальником разведки батальона (была такая должность
в войсках 40 А), стоявшего в Чаугани. Фамилия его была
Фабричнов, редкая фамилия, такую я встречал всего один
раз в жизни — у начальника штаба 91 мсд в Чистых Клю
чах (Шелехове), где служил в 1975–1976 гг. Правильно,
оказалось, что это был один из его сыновей, которых я
Тем временем состав нашей опергруппы немного уве
личился. К нам присоединился командир саперной роты
старший лейтенант Ю. К. Смирнов, возвращавшийся с
взводом из Джабаль-Уссараджа в часть. Случайно увидев
своего командира взвода и солдат, он узнал от них, что
они прикомандированы к нам. Нашел меня и попросил
включить его и взвод, который был вместе с ним, в состав
опергруппы, чтобы не разрывать роту.
Нас это вполне устраивало, т.к. предстояли действия
на минированной местности и саперы, да еще с собакой, не
были лишними. Выйдя по радио на КП нашей дивизии, я
переговорил об этом с начальником инженерной службы
дивизии подполковником Н. Сорокиным, он не возражал.
Таким образом, у нас стало 2 офицера-сапера, 3 БТР, 2
неполных взвода (19 человек) и одна собака.
Поздно вечером я еще раз вышел на КП 108 мсд, со
общил полученные от ОАГр, разведданные, сделав вывод,
что на дорогу могут быть высланы диверсионные группы,
От них получил подтверждение боевой задачи и бес
платные советы: во-первых, не трусить, во-вторых, по
меньше слушать всяких-разных. Из чего сделал вывод,
что командование 108 мсд с оперативной разведкой не
Утром, в 8 .00 начали выдвижение. Артиллерию и тыл
оставили в гарнизоне за ненадобностью, однако, я настоял
на том, чтобы артиллеристы развернули орудия на огне
вых позициях, подготовили данные для стрельбы и были
готовы поддержать нас до рубежа максимальной дально
В последний момент перед выездом ко мне подошел
знакомый афганец, офицер ХАД (госбезопасности), и
попросил взять в колонну их машину ГАЗ-69 и трех чело
век. Они ехали в Кабул и ждали какой-нибудь колонны,
чтобы к ним присоединиться. Я поставил их в голову ко
лонны вслед за саперами.
Порядок построения колонны был следующим: три
БТР-70 с саперами, афганцы на «газике», командир 1мсб
майор Власов с двумя БМП, я с Бабенко и Фабричновым
на Р-145, далее мотострелковые роты и минометная бата
Голова колонны вошла в ущелье Дарваза (ворота),
смотрю: вокруг горелые машины, топливозаправщики,
разбитые БТР. «Что это?» — спрашиваю Фабричного.
«здесь в прошлом месяце колонну сожгли», — отвечает
Только он это сказал, вдруг впереди началась такая
пальба, что создалось впечатление, будто стреляют одно
временно десятки автоматов и пулеметов.
Командир батальона докладывает, что они подверг
лись очень сильному обстрелу с правой по ходу движения
Позже я узнал, что саперы на 3-х БТР оторвались
вперед от колонны метров на 200–300. Прекрасное весен
нее утро, все вокруг зелено. Солдаты все сидят наверху
на броне и болтают вместо того, чтобы внимательно смот
А вот афганцы, все опытные вояки, сняли тент с ма
шины и ехали, оглядывая придорожную зелень. Они-то
и заметили гранатометчика, сидевшего в кустах метрах
в 40 от дороги. Немедленно открыв огонь,
они убили его и начали стрелять по всем
Увидя, что внезапного нападения не
получилось, вся засада (их было человек
50) открыли ураганный огонь. Саперы,
услышав сзади стрельбу, интуитивно дали
по газам и влетели в самый центр засады.
По ним открыли автоматный и пулеметный
огонь с 50–100 метров, причем пулеметы
стреляли бронебойно-зажигательными пу
лями, и БТРы были прошиты очередями
насквозь, как на швейной машине. Нахо
дящиеся внутри были так же поражены,
как и сидевшие снаружи.
Водители двух БТР были убиты на
месте, командир роты старший лейтенант
Смирнов, находившийся в головном БТР,
был ранен, командир взвода А. В. Соро
кин убит. Все, сидевшие на броне: упав
шие убитыми или ранеными, и те, кто
спрыгнул в придорожную канаву, — все
оказались под прицельным огнем душма
Старший
командир
Старший
командир роты
Засада располагалась несколькими ярусами: первый
— около дороги —в 30–50 метрах от нее в придорожных
кустах, второй — выше по склону метров на 50 и третий
— еще на 50 метров выше в подготовленных окопах, ко
торые они отрыли ночью. Поэтому лежавшие в канавах
были у них как на ладони, и они были все убиты или ране
ны. Раненый водитель последнего БТРа все же смог подъ
ехать к первому, и они перегрузили раненого командира
роты в свою машину. Видя, что вперед пробиться невоз
можно, водитель начал разворачивать БТР, и тут «духи»
ударили по нему из второго гранатомета.
С такого расстояния промахнуться было невозможно,
кроме того, от взрыва гранаты детонировал 100 кг ящик с
тротилом, лежавший в десантном отделении и БТР разле
Вот ведь какая судьба была у Смирнова: случайно
встретил своего взводного, сам попросился на операцию,
был ранен в своем БТР, а другой БТР, на котором его пы
тались вывезти из боя, подбили из РПГ, но и тогда он мог
бы остаться живым, а тут этот ящик с взрывчаткой. Вот и
Что было дальше? А дальше, вижу, что Бабенко в
полном ступоре. Стоит у командно-штабной машины в
шлемофоне и слушает эфир. Кругом пули свистят, а он
как отмороженный стоит и никаких команд не отдает.
Я не осуждаю его, прибыл он в Афганистан месяц на
зад и ничего подобного конечно не видел. Я же служил
здесь 15 месяцев и в подобных ситуациях бывал не раз.
Здесь в таких случаях первое, что надо делать — это ко
мандовать, чтобы солдаты слышали твой голос. Можешь
крыть матом, орать — только не молчи, иначе будет не
Второе — определи, откуда стреляют, это только в
первую минуту кажется, что отовсюду. Вызывай огонь ар
тиллерии, вертолеты — ты не один, полно сил и средств,
готовых тебе помочь, надо только поставить им задачу.
Короче, вижу, что Бабенко учить уже некогда, надо само
Вышел по радио на КП 108 дивизии, доложил обстановку.
Потребовал вертолеты для нанесения ударов. Поставил зада
чу командиру артбатареи, которую мы заблаговременно раз
вернули, на открытие огня, дал цели. Командиру батальона
приказал развернуть минометную батарею и открыть огонь.
Вызвал танковый взвод из гарнизона Чаугани и командира
Через минут 10–15 открыли огонь артиллерия и миноме
ты, через 40 минут прилетели вертолеты и нанесли удар по
засаде, подошли три танка, их вывели на прямую наводку и
они тоже начали стрелять по «духам».
Под огневым прикрытием начали собирать убитых и ра
неных, эвакуировать подбитую технику. Этим мы занимались
почти до 14.00. Периодически прилетали вертолеты, эваку
ировали убитых и раненых. Выслали по горам одну роту в
пешем порядке, они окружили место засады, прочесали. Ни
кого уже не нашли, с началом ударов «духи» отошли. Поте
ри у них были, как я потом узнал, 5–6 человек убитыми из
первого яруса засады и несколько раненых, но на месте боя
не нашли никого.
Наши же потери составили 17 убитых, в том числе 2 офи
цера, около 30 раненых, уничтожен один БТР, повреждены
два БТР и одна БМП.
Погибли в основном саперы, попавшие под главный удар
засады: 13 человек из 21. Оба убитых офицера были сапера
ми. Из мотострелков погибло 4 человека при эвакуации ране
ных и убитых саперов. Особо тяжелых раненых не было, все
они выздоровели впоследствии.
Высокий процент убитых (почти 50% от потерь), объяс
няется внезапностью нападения и малой дальностью ведения
огня из засады: почти все погибшие были убиты в первые
минуты боя.
Я с большой благодарностью вспоминаю афганцев,
вовремя обнаруживших засаду и по сути дела предотвра
тивших разгром нашей колонны. Ведь, по замыслу душ
манов, колонна, втянувшаяся в ущелье Дарваза, должна
быть остановлена двумя ударными группами с гранатоме
тами в начале и конце ущелья. Сначала остановить «голо
Так как местность не позволяла колонне развернуть
ся (дорога в насыпи) — огонь по всей колонне из РПГ,
стрелкового оружия и атака силами первого яруса засады.
Взять брошенное оружие, боеприпасы, пленных и быстро
отойти под прикрытием огня второго и третьего ярусов
Я, конечно, не допускаю того, чтобы «духи» могли
полностью разгромить нашу колонну, все-таки у нас было
более 20 БМП, но потери могли быть большими раза в
Кстати, когда эвакуировали подбитые БТР саперов и
открыли люки, из одного из них выпрыгнула их служеб
ная минно-розыскная собака, бывшая вместе с команди
ром роты в первой машине. Она лежала тихо на днище
машины, пока ее не эвакуировали с места боя. На ней не
было ни одной царапины, а командир роты, которого пе
ренесли в другой БТР, погиб.
Побитые, в полном смысле этого слова, к вечеру мы
вернулись в гарнизон. На душе было так гадко. Насколь
ко утром с таким энтузиазмом мы отправлялись на боевые
действия, теперь все были подавлены и отводили глаза
друг от друга, как будто были виноваты в том, что оста
Ночь проспал крепко, ничего не снилось. Видимо на
столько физически и психологически устал, что просто
А утром 24.04 прилетел на вертолете командир диви
зии генерал Шаповалов. Смотрит мимо, руку не подает.
«Как же ты, Кузьмин, саперов угробил, а я на тебя на
деялся» — говорит мне. Ну, а мне чего оправдываться,
понимаю, что кому-то отвечать придется, вопрос серьез
ный, можно и под военный трибунал угодить. Говорю,
разбирайтесь, виноватым считаю себя только в том, что не
погиб. А если найдете, что еще в чем-то виноват, судите,
Буквально еще через час прилетает Член Военного со
вета (ЧВС) армии генерал-майор Ремез. Приказал собрать
всех офицеров нашей опергруппы, давай разбираться. Его
послал командующий армией генерал-лейтенант Л.
с задачей найти виновных в таких больших поте
рях, ну, а если не найдет — то назначить таковых.
Естественно, что основные вопросы были к майору Ба
бенко, командиру опергруппы. А его опять «замкнуло»,
то ли растерялся, то ли так ничего не понял, что и как
произошло. Стоит, молчит. Смотрю, генерал гнет к тому,
что все растерялись: командиры не командовали, солдаты
не обучены, бегали как зайцы — вот и результат.
Я не смог больше молчать. Встаю, представляюсь, до
кладываю, что и как было, какие меры были приняты —
Смотрю, Ремез со своими вопросами уже потихоньку
полностью переключился на меня: как это получилось,
что колонна, в которой ехал сам начальник разведки ди
визии, попала в засаду? Как будто присутствие началь
ника разведки уже само по себе исключает это. «А ну-ка,
доложите, как вы организовали разведку на марше? Дайте
мне Боевой Устав».
Принесли ему документ — «Наставление по обеспече
нию боевых действий Сухопутных войск. Часть 1 «Развед
ка» и начал он носом меня туда тыкать в раздел «Развед
ка на марше и во встречном бою». «Где разведывательные
дозоры, где походное охранение? Да вы преступник!» Я
Вижу — виновный найден! Терять мне уже было нече
го, думаю, под суд меня едва ли отдадут, т.к. нет в моих
действиях состава преступления: из боя я не выходил, боем
управлял, а вот с должности видать полечу. Я говорю: «Мы
совершали марш по охраняемому маршруту и разведку я
вести не мог. 177 мсп выполняет боевую задачу, охраняя
этот маршрут. Почему вы не спросите у них, почему они
свою задачу не выполнили? Почему командование 108 ди
визии не дало мне для сопровождения вертолеты, которые
я просил? Почему, когда вечером я доложил разведданные
о том, что на трассе могут действовать отряды из Панджше
ра, от этого отмахнулись и никаких мер не приняли?»
А ЧВС опять за Устав хватается, смотрю на него и вдруг
осознаю: мы люди с разных планет, он даже не понимает,
о чем я говорю. У него одна задача — четко доложить ко
мандующему, кто конкретно виноват, и все!
Ведь если будет много виновников, то тяжело будет от
вечать перед вышестоящими инстанциями, вроде бы уже и
часть вины лежит на командовании армии. Поэтому найти
одного или нескольких конкретных преступно-нерадивых
офицеров было главной его задачей.
Мысленно выругал себя за то, что опять влез туда, куда
не спрашивали. Молчал бы как Бабенко, может и полегче
бы обошлось. А теперь буду главным виновником.
Улетел генерал, на следующий день шифротелеграмма
командующего 40 А. Там подробно расписано, кто вино
ват и что привело к подобному… В приказной части: «на
чальника разведки 201 мсд… и командира 1 мсб 149 мсп…
от должности отстранить и назначить с понижением. На
чальника штаба 149 мсп ввиду непродолжительного пребы
вания в должности, предупредить о неполном служебном
соответствии. Заместителю командира 108 мсд поставить на
Я, в общем-то, зная нашу армейскую систему, другого
и не ожидал. Как всегда, после сильного стресса наступила
апатия. Думаю, хорошо еще, что хоть под суд не отдают.
Служить в Афганистане мне еще оставалось больше полу
года, куда бы меня ни определили — хуже не будет. Ведь
за эти полтора года я участвовал в 6 вертолетных десантах,
когда высадка проходила под огнем душманов, а эта за
сада, в которую мы попали в Дарвазе, была для меня уже
третьей по счету.
А сколько раз был под обстрелами, когда пули кроши
ли рядом камни или срезали ветки над головой, или полеты
на бомбоштурмовые удары, когда мимо пролетали трасси
рующие пули зенитных пулеметов, — я давно не считал.
Думаю, ордена и звезды с меня не снимут, назначат,
скорее всего, начальником разведки полка или бригады, а
если в Союз отправят в Забайкалье или на Дальний Вос
ток — еще лучше. Я там уже был, может и отсюда живым
Вот с такими невеселыми мыслями пошел к команди
ру дивизии, спрашиваю, — кому сдавать должность и чем
мне дальше заниматься? Он мне говорит: «Продолжай
исполнять должность, Что касается исполнения приказа
командующего, то это приказ для меня. Я разберусь, кто
виноват. Ты же завтра вылетай в Панджшер, принимай ко
мандование разведбатальоном, так как там все командова
Действительно, командир батальона подполковник Ти
хонов месяц назад сломал ногу и мог командовать только
с БТР, замполит капитан Манукин находился в госпита
ле после ранения, всеми делами рулил начальник штаба
майор Терещенко, но он простудился в горах и с высокой
температурой был эвакуирован в медсанбат.
Так что на следующий день пришлось лететь в Пан
джшер. Но это другая уже история, я расскажу об этом
отдельно и подробнее.
Кстати сказать, через неделю, 30 апреля в ущелье Ха
зара (Панджшер), попал в засаду 1 батальон 682 мотост
релкового полка 108 мсд (только недавно переформирован
ного из 285 танкового полка), который потерял убитыми и
ранеными почти половину личного состава (105 человек, в
том числе убитыми 59). Так что наши потери уже не были
самыми большими и «пальму первенства» в 40 А мы держа
ли очень недолго.
С генералом же Ремезом судьба меня сводила еще не
сколько раз. Первый раз я встретил его в Одессе в 1987
году, когда служил там в разведуправлении штаба округа.
Он был замом ЧВС ставки Юго-Западного направления и
приехал к нам на командно-штабные учения. На строевом
смотре все мы были в полевой форме, и он обратил вни
мание на мои орденские планки. «Вы, наверное, служили
в Афганистане? Мне знакомо ваше лицо». Я ответил, что
служил и мы с ним там встречались. Он уже и не помнил,
где мы встречались и по какому поводу. Я же не стал вда
ваться в подробности нашей встречи в Чаугани. После это
го с ним встречались еще несколько раз, здоровались уже
как знакомые и он теперь, наверняка, не мог вспомнить,
Чтобы закончить эту историю, скажу, что с должнос
ти меня так и не сняли. Командир дивизии сдержал свое
слово. Когда через пару недель у нас был начальник шта
ба ТуркВО генерал-полковник Кривошеев, он обратился к
нему по моему вопросу, все объяснил и дал мне отличную
Кривошеев позвонил командующему 40А, переговорил
с ним, в результате чего никто приказ командующего не
отменил, но и никто не потребовал его исполнения. Так
Итак, я по приказу комдива отправился в Панджшер,
«долину пяти львов» в переводе с афганского. А точнее, с
таджикского, потому что основное население в этом уезде
составляли таджики. Как такового, афганского языка вооб
ще не существует, а есть два государственных языка: дари
(таджикский) и пушту (язык пуштунов — коренных жите
лей Афганистана, живущих южнее горного хребта Гинду
Долина реки Панджшер простирается на глубину до
250 км вплоть до пакистанской границы и имеет огромное
количество пещер, нор, ущелий, перевалов, проходов, при
легающих к основной долине и со свободными выходами в
Бадахшан, Кунар и Лагман, Андараб, Тагаб и Ниджраб, в
долину Горбанд, зеленую зону Парвана, в Кабул, а также
на основную автомагистраль, соединяющую Кабул с Терме
Ширина долины от 8–10 км в начале до 1–2 км в конце.
Хребет Гиндукуш, проходящий по северной стороне доли
ны имеет высоты от 3 до 7 тысяч метров, горы же на южной
стороне более низкие, но тоже не менее 2–5 тысяч мет
Это я рассказываю к тому, чтобы прежде чем расска
зывать о боевых действиях в горах, необходимо показать
условия, в которых приходилось вести эти действия.
Во все годы Панджшер имел несколько особый статус
и всегда считался более независимым, чем другие районы
Афганистана. Во-первых, его географическое положение:
высокогорная местность, горные перевалы, открытые для
движения несколько месяцев в году. Во-вторых, монона
циональный состав населения — одни таджики, причем,
всего только нескольких племен. Здесь наиболее сильны
родовые кланы, жители Панджшера дисциплинированны,
организованны, несколько даже особо фанатичны в вопро
У Ахмат-Шаха Масуда, руководителя партии Исламс
кое общество Афганистана (ИОА), по данным нашей раз
ведки, было около 160 вооруженных формирований (в т.ч.
непосредственно в долине — около 100, и в прилегающих
районах — 60) с общей численностью более трех тысяч
человек. Они не признавали новую власть в Кабуле и пред
ставители этой власти, правительственные войска и Царан
дой (милиция) находились практически в осаде в пандж
Из советских войск в уездном центре Руха находился
2-й отдельный мотострелковый батальон (177 отряд специ
ального назначения) под командой подполковника Керим
баева. Эта часть практически постоянно была под угрозой
Предыдущая Панджшерская операция проводилась в
мае-июне 1982 года, проходила тяжело, с немалыми по
терями для нас. Официальную цифру так и никогда не
обнародовали, но по слухам, там погибло тогда свыше 100
человек наших. Погибших афганцев же, как правительс
твенных, так и мятежников не считали вообще. «Духи»,
по словам очевидцев, сопротивлялись отчаянно, пытаясь
удержать свои районы. Многие пещеры и дома были пре
вращены в огневые точки и приходилось прилагать боль
шие усилия, чтобы их уничтожить.
Однако, как говорят, против лома нет приема. Руково
дитель мятежников Масуд понял, что рано или поздно их
все равно загонят в угол и уничтожат. Вышел с инициативой
о проведении переговоров, примирении и признании новой
власти. По политическим соображениям, эта инициатива
была принята, прошли переговоры, подписано соглашение
сроком на 2 года, и советские и афганские войска покинули
Панджшер, оставив в целости и сохранности многочислен
ные и хорошо вооруженные отряды мятежников.
Прошло два года. Масуд не собирался признавать
власть, восстанавливал свою армию, инфраструктуру, вел
пропагандистскую работу, настраивая жителей против влас
тей и контингента Советских войск.
В апреле заканчивался срок договора о перемирии, про
длять его он не стал. Естественно, что на апрель была на
значена карательная акция против Масуда и не надо было
много иметь ума, чтобы догадаться об этом.
Операция началась 14 апреля. Однако тактика мятеж
ников была уже совсем другой, чем в 1982 году. Широко
объявив местным жителям о том, что «шурави» (советс
кие) применят отравляющие вещества, они потребовали от
них, чтобы те покинули Панджшер. Афганцу, чтобы уйти
много времени не надо. Погрузил на лошадь или ишака
пару узлов с одеялами и подушками, взял пару кувшинов
да кастрюль, полмешка муки да сахару, жену и детей за
руку — и вперед. Остальное, если оно у него есть, закопал
где-нибудь поблизости от дома.
Поэтому когда наши войска вошли в Панджшер, их ни
чего, кроме противопехотных мин их не ждало. А мин там
было предостаточно еще с предыдущей операции. Кроме
обычных противопехотных мин, установленных саперами,
наши в большом количестве высыпали с самолетов авиаци
онные мины «Лепесток», чтобы заблокировать выходы из
Панджшера, всего, как говорили, более 1 млн. мин.
Мина «Лепесток» — это пластиковая подушечка зеле
ного цвета, размером чуть больше спичечной коробки. В
ней даже нет взрывателя, а только жидкое взрывчатое ве
щество (ВВ), которое при сжатии его взрывается. Силы
взрыва достаточно, чтобы сантиметров на 10 оторвать на
ступившую на нее ногу.
По техническим характеристикам, эта мина самолик
видируется, т.е. сама взрывается через 3–4 суток. Однако,
5–7% этих мин не самоликвидируется, опять же по техни
ческим причинам. Она будет лежать в траве, пыли, грязи,
воде и 100, и 200 лет, пока кто-нибудь на нее не наступит,
и тогда она свою работу выполнит. А что такое 5–7% от 1
Ведь в первые несколько дней операции от подрывов
на минах только в нашей дивизии пострадало около 50 че
ловек, ставших инвалидами. Погибших не было, но это —
В середине дня 25 апреля вертолет МИ-8 мягко опус
тился около небольшого кишлака Анава, и я впервые стал
на землю Панджшера. Первое впечатление: кругом высо
ченные горы, деревьев почти нет, пыль и нищета как в
Разведбат расположился на склоне горы — около 120
пыльных и усталых солдат и офицеров. С ними взвод са
перов, минометный взвод 82-мм минометов. Всего где-то
чуть больше 150 человек. Небогато, по обычным меркам
половина батальона — 1,5 роты. А задача предстояла се
Собрал всех офицеров, их тоже немного: 6 разведчиков,
сапер — командир роты спецминирования Миша Рябов,
артиллерийский корректировщик, авианаводчик. Вместе со
мной и переводчиком Намозом Якубовым — 11 человек.
Все люди обстрелянные, проверенные в деле, хорошо знав
Ставлю задачу: завтра с утра начинаем выдвижение в
горы, выходим на перевал Арзу, далее по ледникам вы
ходим к реке Арзу и вдоль нее спускаемся в долину реки
Андараб к кишлаку Бану, где блокируем этот район и сов
местно с 395 мсп, который продвигается по долине навстре
чу нам, уничтожаем мятежников и не даем им прорваться в
горные районы северных провинций Тахар и Бадахшан.
Остаток дня прошел в подготовке к боевым действиям:
организации взаимодействия, пополнении запасов, провер
ке связи и т.д.
С рассветом 26 апреля мы начали подьем в горы. Я и
раньше, а теперь тем более, удивлялся альпинистам, про
водящим свой отпуск в горах. Добровольно идти на такие
мучения? Правда, мы были не альпинисты — нам было на
много хуже. Ведь альпинист в легкой специальной одежде,
со специальным горным снаряжением, палатками, спаль
ными мешками, компактным специальным горным пайком
был по сравнению с нами горным орлом.
Представьте солдата в обычных ботинках или кроссов
ках, в бушлате, панаме, с вещмешком типа «сидор» в кото
ром находится 400 патронов, 4 гранаты, сухой паек, фляга
Хребет Гиндукуш, перевал Арзу. Высота 4805 м. 1984 г.
с водой, котелок, плащ-палатка. Да несет на себе еще для
общего пользования 2 мины к 82-мм миномету да 1–2 кг
взрывчатки. Я уже не говорю, что при нем автомат, 4 мага
зина с патронами, пара сигнальных ракет, штык-нож. Все
это тянет килограмм на 30-35. Кто не верит, пусть возьмет
2-х пудовую гирю, повесит ее себе на шею и походит с ней
хотя бы час. А тут не просто идти, а сутками идти вверх-
вниз, все время в готовности к вступлению в бой. Вот так
мы и шли в течение всего дня, постепенно поднимаясь к
По тропинке, что вела вверх шли очень осторожно,
т.к. видели несколько пустых контейнеров от авиационных
мин, значит и мины где-то здесь. Впереди, как всегда, шли
саперы с длинными палками (2–2,5 м) с самодельными ло
патками на конце. Увидев «Лепесток», сапер осторожно
поддевал его лопаткой и отбрасывал в сторону. Визуально
эту маленькую мину было обнаружить очень тяжело: про
лежав на земле 2 года она покрывалась пылью и грязью и
ничем не отличалась от камней, во множестве лежавших
вокруг. Но, к счастью, мин на тропинке и рядом не было,
видимо за этих 2 года на них или кто-то подорвался, или
На высоте 3000 метров началась зона вечных снегов.
Снег, лед, камень — вот весь пейзаж. К перевалу Арзу
вышли только к вечеру. На перевале был пост мятежников,
человек 7–8. Они обстреляли нас издалека из винтовок, мы
развернули минометы, сделали по ним несколько выстре
лов и они разбежались.
Ночевать пришлось на перевале. Высота над уровнем
моря 4805 метров. Температура минус 5. Хорошо, что еще
не было ветра, а то было бы гораздо хуже. Бывалые сол
даты запаслись еще внизу в кишлаке всякими одеялами, у
нескольких офицеров были трофейные спальные мешки.
Лагерь наш стал напоминать цыганский табор, но тут было
не до красоты и воинского порядка. Собравшись по не
сколько человек, прижавшись, друг к другу, закрывшись
одеялами, мы наверно напоминали стаю бездомных собак
зимой, но надо было как-то спать — предстоял очень труд
ный день.
Все, в том числе и я, так физически устали, что проспа
ли даже рассвет. Оговорюсь сразу, охранение было выстав
лено надежное, да и были мы на самой вершине, выше нас
Вечером, когда мы выходили к перевалу, уже опустился
туман и толком ничего не было видно. Теперь, с восходом
солнца перед нами предстала воистину величественная па
норама гор. Заснеженные шапки вершин, темные провалы
ущелий, сверкающий снег. Ярко-синее небо. И звенящая
Красиво конечно, но мы не туристы, любующиеся при
родой. Теперь нам надо спускаться с перевала и выполнять
боевую задачу. А это оказалось очень непросто. Дело в
том, что спуск представлял собой узкий серпантин шири
ной в полметра, справа скала, слева пустота. Осторожно
начали спускаться. Спустились метров на 200 вниз. Даль
ше ледник, замерзшее озеро. Кругом трещины, провалы.
Один неосторожный шаг и все…
Альпинисты всегда ходят в связке, т.е. связанные стра
ховочной веревкой. И если один поскользнулся или осту
пился, то напарник его удержит. На ботинках у них съем
ные специальные шипы (трикони), врезающиеся в снег. В
руках не автомат, а ледоруб. Опять же чтобы вбивать его в
снег и не оступиться. Мы же шли так, как будто вышли во
евать в пески, а случайно оказались в высокогорье. Наша
дивизия, которая воевала уже полгода не просто в горах, а
в высокогорной местности, не имела ни одного комплекта
Мало того, в дивизии не было ни одного инструктора
по альпинизму. До всего предлагалось дойти своим умом,
через синяки и шишки. Хорошо, что среди нас был офицер
— старший лейтенант Николай Курсин, в прошлом двухго
дичник, в студенческие годы увлекавшийся альпинизмом и
имевший несколько восхождений. Он-то нам и рассказывал
азы альпинизма, что и как укладывать, как сделать самоде
льные солнцезащитные очки, что надо обильно смазывать
вазелином лицо, особенно губы, что в движении надо мак
симально раздеваться, чтобы одежда была сухой и очень
много всего, что нам был должен рассказывать инструктор.
А если бы не было Курсина?!
Дальше склон, по нему надо пройти метров 600. Опять
узенькая тропинка в снегу, ниже по склону обрыв, а под
ним ущелье, глубиной метров 300–400. Раз нет ледоруба
приходится использовать автомат. Обмотав ствол тряпкой,
чтобы в ствол не набился снег, с силой втыкаешь его в
спрессованный снег, и, держась за него, делаешь шаг, и
так далее. Скажу, что пока мы проходили этот склон, я
внутренне молился всем богам, чтобы нас в этот момент
не обстреляли с какого-нибудь склона или соседней ска
лы. Мы были абсолютно беззащитны как мишени в тире и
мало того, каждое неосторожное движение могло привести
к срыву в пропасть. Хотя я и приказал развернуть миноме
ты на леднике, чтобы прикрыть наше движение, однако на
них надежды было мало.
Но на этот раз пронесло. Мы успешно преодолели
склон, потом еще ледник, потом еще серпантин и спусти
лись к реке. Здесь сделали небольшой привал, дождались
минометчиков и тыловое охранение.
Позавтракали, а заодно и пообедали, есть пришлось
всухомятку, ведь ни травы, ни кустарника вокруг не было,
одни скалы, снег и лед. Попытались все-таки вскипятить
хотя бы чай на таблетках сухого спирта — не получается.
На такой высоте, а было еще не менее 4000 м, вода заки
пает при температуре приблизительно 70 градусов и чай не
заваривается. Интересно смотреть: можно кипящей водой
мыть руки, а вода только горячая и не обжигает кожу.
Дальше мы пошли вдоль горной реки Арзу, начинав
шейся от ледников, вниз. Я приказал выслать дозоры в
стороны, и горы даже на такой высоте, к удивлению, ока
зались не такими уж безжизненными. Привели несколько
крестьян, мирные ли жители, душманы ли — кто их знает?
Поговорив с ними через переводчика Намоза, я отпустил
Однако не все так мирно, в одном из прилегающих уще
лий, дозор обнаружил крупнокалиберный пулемет ДШК
китайского производства, он стоял на треноге и был замас
кирован кустами. Но никого вокруг из людей не нашли. Я
прямо физически ощущал, что десятки глаз наблюдали за
нами. Пулемет я приказал саперам взорвать, что они и сде
лали. Нести его с собой было просто невозможно, так как
и без того было тяжело.
Чтобы как-то снизить эффективность огневого пораже
ния от возможной засады, я приказал рассредоточиться,
растянуться, ни в коем разе не собираться в группы, вы
Когда мы спустились ниже 2500 м, появилась возмож
ность вызывать вертолеты и они, периодически пролетая
над нами, вселяли уверенность.
Природа уже сильно изменилась. Снег и лед исчезли,
начались высокогорные луга. Ну а где трава, там и ота
ры овец. Пастухи все разбегались при нашем появлении, и
К вечеру, когда мы остановились на ночевку, солдаты
быстро забили и разделали барана, все уже предвкушали
горячую шурпу и свежее вареное мясо, но опять то же са
мое: вода кипит, а мясо не варится. Пришлось есть что-
то типа шашлыка —
мясо, обжаренное на
шомполе. Ясно, что
жесткое горелое мясо
— не пища гурманов,
но усталым и проголо
давшимся людям это
Что радовало, так
это обилие холодной,
свежей и вкусной воды.
Вода в Афганистане —
проблема. Даже если
она есть — это мутная
солоноватая жижа, не
утоляющая жажду. И
растворенный в ней
пантоцид (таблетки
хлора) абсолютно не
добавляет приятных
вкусовых ощущений.
А тут море настоящей
горной снеговой воды.
О роли воды в горах, я знал не понаслышке. В октябре
1983 года мне пришлось тоже вместе с разведбатальоном
воевать в горах Карабатур в 50 км от Кундуза. Горы там
были невысокие:1700–2000 м. Там была полная сушь, воду
доставляли вертолетами, помню, делили ее чуть ли не грам
мами, по 2–3 крышечки от солдатской фляги на каждого.
С утра третьего дня пошли дальше. Мы уже были ниже
2000 м и вокруг уже начинался обычный афганский пей
заж: черные горы, пыльные камни, чахлая трава и кусты.
Начались первые стычки с душманами. Конечно, наш рейд
командир 783 орб
и подполковник Н. М. Кузьмин,
НР 201 мсд. Кундуз, горы Карабатур.
Октябрь 1983 г.
от перевала к Бану, не был для них внезапным, т.к. види
мость с прилегающих гор была до 15 км и наш походный
порядок и дозоры, двигающиеся со скоростью 5-6 км/час,
не могли кого-либо застать врасплох.
Для крупного нападения у них не хватало сил, да и ви
димо решительности, т.к. здесь уже были другие люди, не
панджшерцы, а андарабцы, для которых Масуд хоть и был
авторитетом, но не настолько, чтобы отдавать за его интере
сы свою жизнь. Я много говорил с местными. Большинство
из них рассуждало так: нелады с властями и «шурави» — у
панджшерцев, это их проблемы. Мы имеем свою голову и
сами решаем, как нам жить. Поэтому они сами по себе, мы
сами по себе. Посмотрим, что нам даст народная власть,
если будет лучше — мы ее поддержим.
Дело в том, что власти, пришедшей в 1978 году, как они
сами себя называли — народной, здесь не было вообще. А
прошло уже 6 лет. Власть была в руках, как сейчас гово
рят, местных полевых командиров, которые были здесь и
бог, и царь, и воинский начальник.
В районе кишлаков Кадждара и Лагак были небольшие
стычки дозоров, но местные жители все валили на панд
жшерцев, небольшие группы которых бродили по окрес
тностям. По словам местных крестьян, основная их масса
вместе с Масудом ушли на север в Хост-Ференг и далее в
провинцию Тахар, где власти горные районы не контроли
28 апреля в день Саурской революции (апрельской
революции) мы, наконец, вошли в Бану, где встретились
с подразделениями 395 мсп нашей дивизии. Туда вскоре
прибыл и командный пункт дивизии вместе с командиром
дивизии. Туда же прибыла техника разведбата вместе с ко
мандиром батальона подполковником Тихоновым, которо
му я передал власть и принялся выполнять свои непосредс
В последующие дни мы оборудовали полевой лагерь на
окраине Бану. Операция только началась, и мы были в этом
районе почти 2 месяца. Подразделения 395 мсп и разведба
та ежедневно осуществляли выходы на реализацию разве
дывательных данных, действовали в составе вертолетных
десантов. Позднее во второй половине июня с нами стали
действовать наши новоиспеченные союзники — бывшие
душманы Джумахана.
Жизнь казалось входила в нормальное русло. Но, как
я уже раньше говорил, жизнь — тельняшка. И пришел че
ред для очередной черной полосы.
3 мая две роты разведбата, человек 50, пошли для про
верки результатов авиаудара в кишлак Лагак. Расстояние
было в одну сторону около 12 км. Возглавлять их должен
был Тихонов. Но он сам не пошел, а назначил старшим
этой группы командира разведывательно-десантной роты,
недавно прибывшим из Союза вместо Игоря Плосконоса,
который в феврале уехал по замене. Естественно, что этот
офицер боевого опыта не имел, но, уже пару раз выйдя на
Самое плохое было не в том, что Тихонов не пошел с
разведотрядом, видимо у него еще побаливала нога, а том,
что никому об этом не доложил, развернул свою командно-
штабную машину рядом со своей палаткой и держал связь
с ротами. Обратись он ко мне, я бы нашел ему замену —
офицера с боевым опытом. А тут получилось, что неопыт
ный офицер возглавил разведотряд.
Я же выходя по радио на него считал, что он вместе с
ними, а он находясь в 500 м от меня создавал видимость
Ну и получилось то, что должно было получиться, ког
да бой ведут неопытные, а хуже того, безответственные
Проверив результаты авиаудара, о которых доложил
мне Тихонов, разведотряд стал возвращаться. Тихонов
продублировал мою команду в пешую группу и пошел обе
дать. Где-то часа через три вдруг послышалась отдаленная
стрельба и на центр боевого управления дивизии сообща
ют, что подразделения разведбата попали в засаду и ведут
Комдив немедленно поднял по тревоге мотострелковую
роту и направил ее на помощь разведчикам. Я же по радио
выхожу на Тихонова и требую доложить обстановку, он
путается, что-то мычит. Начинаю понимать неладное, пря
мо спрашиваю, где он находится. И вот тут-то выясняется,
что он весь день просидел от меня в 500 метрах и никуда
Я был этим буквально сражен. Но сейчас не до Тихо
нова, надо выручать людей. Вместе с переводчиком Намо
зом и еще несколькими офицерами выходим навстречу. Из
радиопереговоров понял, что разведчики попали в засаду,
есть убитые и раненые. Действительно, выходят сначала
наши, потом мотострелки, потом афганские солдаты. Несут
убитых и раненых.
Начинаю разбираться. Пострадали только разведчики:
они бы и самостоятельно смогли отбить нападение, но, как
и в Дарвазе, погибшие были в первые минуты боя от огня
Убитых 8 человек, среди них два офицера: командир
танкового взвода 2 роты старший лейтенант Василий Пав
люк и артиллерийский корректировщик Михеев. Убитых
солдат шестеро. Из них четверо «дембелей», которые через
месяц должны были ехать домой.
Тяжело ранен и без сознания командир взвода старший
лейтенант Олег Антоненко, получили серьезные ранения,
но держались на ногах, замполит роты старший лейтенант
Стрельчук и командир взвода старший лейтенант Шапка
рин. Ранено еще 4 солдата, один тяжело — 6 пулевых ра
нений, но в сознании. Убитых положили в ряд у палатки
медсанбата, раненых занесли внутрь и начали оказывать
Что же получилось? «Духи» из панджерской группи
ровки Ахмад-Шаха численностью около 15–20 человек,
увидев группу наших разведчиков, утром выходившую в
Лагак, решили напасть на нее по возвращению в лагерь.
Подготовили засаду в заброшенном саду, верно посчитав,
что уставшие «шурави» (а они прошли более 20 км пешком)
назад не пойдут более трудной дорогой по гребню высоты,
а спустятся в долину и пойдут именно через этот сад.
Так оно и получилось, хотя у нас всегда действовало
железное правило — одной и той же дорогой никогда не
ходить. Пошел в засаду одной дорогой — возвращайся дру
гой, иначе сам в засаду попадешь. Это знали все кроме но
вого командира роты. А другие офицеры не стали спорить,
тем более до расположения было уже недалеко и наш ла
герь был им был виден — рукой подать. И ведь сами поп
латились за это, из всех офицеров целыми остались лишь
двое: командир 3-й роты и авианаводчик, остальные 5 были
или убиты, или ранены.
Самым безвыходным в этой ситуации было то, что не
льзя было немедленно вызвать вертолеты, чтобы эвакуиро
вать раненых. Наступила ночь, а ночью вертолеты в горах
не летают. У нас было двое тяжелых, им требовалась не
медленная операция. Олег Антоненко был ранен в печень,
у него было сильное внутреннее кровотечение, к утру он
умер. Раненый сержант из 3-й роты, уже не помню его фа
милию, несмотря на 6 пулевых ранений, выжил.
Считаю большим просчетом командования, не взявших
на боевые действия полевую операционную машину с бри
гадой скорой помощи. Ведь раньше это делалось. А на дан
ную операцию почему-то не взяли, видимо рассудив, что
не понадобится. Этот просчет стоил жиз
ни Антоненко, так как в данной ситуации,
кроме капельниц, помочь ему было прос
то нечем. Только немедленная операция
С рассветом прилетели вертолеты,
взяли тела убитых и раненых и каждый
полетел по назначению: раненые в госпи
Хорошо помню, как утром, перед при
летом вертолетов, я пришел проститься
к зданию маленькой школы на берегу
горной речки в кишлаке Бану. Погиб
шие лежали в ряд, накрытые брезентом.
Крайний справа был Олег Антоненко.
Рядом лежал Василий Павлюк, Михеев
и шестеро солдат. Я отдал честь погиб
шим товарищам, что я мог сделать? Чем
Комдив был в ярости от поступка Ти
хонова. Даже хотел возбудить по нему
уголовное дело. Но потом остыл, кто бу
дет сам себе ЧП создавать? Досталось, конечно, и мне.
Короче, отделался Тихонов легким испугом, но комдив
ему этого не простил. Так за 1,5 года его службы в дивизии
его не представили к ордену, который у нас получали все
разведчики, да и не по одному.
Встреча с Тихоновым после Афганистана у нас состо
ялась в 1994 году в Киеве 9 мая на военном кладбище,
где однополчане собирались на могиле Олега Антоненко.
После кладбища поехали домой к его матери Евгении Алек
сандровне, всегда устраивавшей поминки по Олегу в этот
день. Тихонов после Афганистана служил в разведуправ
лении ТуркВО, потом стал преподавателем в академии им.
Старший лейтенант
командир тв 2 рр
783 орб
Старший
командир рв РДР
783 орб
М. В. Фрунзе, с развалом Союза уволился из армии и жил
В Киев приехал по каким-то своим делам. За столом
он пространно вспоминал свою службу в Афганистане, по
том начал мне давать советы как надо жить и служить. На
первом же перерыве я молча, не прощаясь с ним, ушел, о
чем и до сих пор не сожалею. Его я, конечно, не обвинял
и не обвиняю в гибели разведчиков, но неприятный осадок
Через несколько дней после гибели наших разведчи
ков я решил провести акцию возмездия, и мы провели ее в
форме диверсии против местных андарабских душманов.
Диверсия — способ скрытого, активного воздействия на
противника — редко применяется в войсковой разведке.
Обычно, это прерогатива спецназа и особенно агентурной
Однако, благодаря полученным от агентурщиков раз
ведданным, появилась возможность крепко насолить мест
ным «духам» и упустить эту возможность я не мог. Согла
сия начальства я даже и не пытался получить, потому как
Весь замысел состоял в том, что я узнал место и время
сборов местных главарей. Они собирались почти каждое
утро где-то с 7 до 9 утра в большой двухэтажной чайхане в
центре кишлака (уж не помню его название) где-то в 15 км
Что делать? Можно было бы конечно нанести авиаудар,
но мы не знали, где находится эта чайхана, не было навод
чика, который бы показал место удара, да и точность бомбо
метания оставляла желать лучшего. Совершить туда рейд,
окружить кишлак и уничтожить «осиное гнездо» тоже не
представлялось возможным, т.к. двигаясь по горной дороге
с черепашьей скоростью, вряд ли можно было рассчитывать
на какую-то внезапность. Можно было, конечно, высадить
там вертолетный десант, но у «духов» там были зенитные
пулеметы ДШК, а новых потерь я не хотел.
Сделал так. Доложил комдиву, что в этом кишлаке
находится склад оружия, предложил провести его захват.
Комдив дал «добро» и утром следующего дня я с разведро
той и отделением саперов выдвинулись к кишлаку, оцепи
ли его и начали искать мифический склад с оружием. Пока
солдаты прочесывали кишлак я с переводчиком Намозом и
саперами нашли ту самую двухэтажную чайхану. Именно
ту, поскольку в кишлаке было еще 2, но в одноэтажных
Выгнав хо
зяев на улицу,
мы оцепили чай
хану и начали
щупами искать
схроны. В об
щем-то, я и не
ожидал там что-
либо найти, но
нужен был по
вод для провер
ки. На первом
этаже в земля
ном полу саперы
быстро вырыли
шурф глубиной
более 1 метра, и
мы установили
там заряд троти
ла килограммов
на 20 с часовым
взрывателем.
Время взрыва
После боя в к. Карабатур. Октябрь 1983 г.
было установлено на трое суток, приблизительно 69 часов,
Установив мину-сюрприз, мы замаскировали место ее
установки, еще час порылись во дворе и других комнатах.
Солдаты в других домах нашли несколько старых винтовок,
патроны, ножи. Задача была выполнена и мы возвратились
в расположение без приключений. Доложив начальнику
штаба о результатах, я стал ждать истинного результата
нашей акции.
На третий день рано утром я с взводом разведчиков
выдвинулся в сторону кишлака и к 8 .00 был уже на горе, с
которой хорошо было видно кишлак.
Ровно в 8.00 над кишлаком вздыбился дым и пыль,
донесся раскат далекого взрыва. Мина сработала, теперь
надо было ждать результаты нашей работы. Они не замед
лили себя ждать: по сообщению агентурной разведки взры
вом было уничтожено 2 главаря банды и 8 местных самых
зловредных стариков, активных фундаменталистов исла
ма, заставлявших молодежь идти в банды и сражаться с
Никто даже не догадался от чего произошел взрыв.
Местные афганцы считали, что это наш самолет сбросил на
них бомбу. В штабе дивизии я доложил, что возможно у са
мих «духов» случайно что-то взорвалось (бывало и такое),
так как полетов авиации в этот день там не было. Короче
говоря, отомстили «духам» за наших погибших разведчи
Про этот переход через Гиндукуш и все, что с ним связа
но, я всегда вспоминаю, глядя на маленький круглый знак
«Альпинист СССР», который я получил через несколько
месяцев вместе со всеми, кто участвовал в этом походе.
Храню его вместе с орденами и медалями и для меня он
Если бы у меня спросили, какое самое памятное собы
тие случилось со мной в Афганистане, то я сразу вспоми
наю середину мая 1984 года и свою «экскурсию» в банду
Произошло это так. Я находился на операции в уез
де Андараб. Командный пункт дивизии был расположен в
кишлаке Бану (очень памятным станет для меня это место:
там недалеко ущелье Ортаколь, где в сентябре этого года
погибнет мой старший помощник майор Ярощук, а две не
дели назад, 3 мая, группа разведчиков 783 орб 9 — чело
В один из дней мая, дату уже точно не помню, я был с
утра на командном пункте дивизии, где мы ожидали приле
та пары вертолетов, которые должны были доставить в бан
ду Джумахана двух офицеров разведки афганской армии
для переговоров.
Им была поставлена задача склонить главаря банды
Джумахана к сотрудничеству. Афганцы прибыли еще вече
ром. Естественно, что мы только обеспечивали эти перего
воры, но сами в них не участвовали.
Банда Джумахана представляла собой довольно круп
ное устойчивое вооруженное формирование ИОА: до 20 от
рядов общей численностью 500–600 человек. Мятежники,
или как сейчас говорят — моджахеды, были крестьянами
уездов Андараб, Хост-Ференг, Доши, по национальности,
как и их главарь — таджики. Родом Джумахан был из
Вальянского ущелья уезда Доши, расположенного от Бану
Не знаю уж, какие и на какой почве возникли разногла
сия между Джумаханом и местными главарями, но дела у
них дошли до прямых вооруженных столкновений с людс
кими потерями. А, исходя из того, что большинство глава
рей объединились против Джумахана, то дела его были сов
сем неважными. Единственным приемлемым выходом для
него было уйти из уезда Андараб, хотя он и был местным
уроженцем. Ждать же, когда убьют его и его «верхушку»,
а рядовых членов банды подчинят себе его противники, он
не стал.
Да и идти им было некуда, если в Андарабе они были
еще своими, то в других местах они были бы чужаками, а
там закон один — иди в подчинение к местному главарю,
Сообразил, что помочь ему могут только власть и Со
ветская Армия. Поэтому проявил инициативу и хотел на
прямую сотрудничать с «шурави». Однако высшее коман
дование, а особенно партийные советники это не одобрили,
пусть, мол, договариваются со своими властями, а мы будем
действовать уже в зависимости от этих договоренностей.
Офицеры-афганцы из ХАД, прибывшие на переговоры,
были таджиками по национальности, оба учились в Таш
кенте и сносно говорили по-русски. С одним из них — Ка
Стоим мы на КП, разговариваем, ожидаем вертолеты.
Вдруг входит комдив А. А. Шаповалов, отводит меня в сто
рону и говорит: — «полетишь вместе с ними, посмотри, что
это за переговоры и о чем они будут договариваться».
Я чуть не сел от удивления: во-первых, я ведь ничего
не пойму, т.к. все разговоры будут вестись на таджикском
языке, а во-вторых, ведь эти агентурщики — афганцы по
национальности и в национальной одежде. А я, мало того,
что с русской мордой, так еще и в советской военной форме.
Вот он — оккупант, бери его тепленьким и ешь с маслом!
Приказ был настолько нелепым, что я до последнего
момента не верил, что придется лететь в банду. Главное,
что никакого смысла и необходимости в этом не было!
Но меня всю жизнь учили: приказ начальника — закон
для подчиненного. Сколько народу зря погибло от этого.
Но, может, в этом и есть высший смысл военной службы.
Каждый винтик должен крутиться в свою сторону, иначе
вся машина работать не будет. Почему-то мне пришло в
голову, что комдив меня проверяет на «вшивость», т.е. на
прочность и в последний момент отменит приказ.
Не стал я «праздновать труса», молча пошел в палат
ку развеотделения, отдал своему помощнику автомат, пис
толет, личные документы — зачем мне все это там нужно?
Одно из бандформирований уезда Андараб
Для хоть какой-то уверенности и душевного равновесия
«Фенька» оставляла мне хоть какой-то выбор своей
дальнейшей судьбы, остальное от меня уже не зависело.
Сел с афганцами в вертолет, взлетели. Летели минут
20, внизу голые горы, пусто. Вижу, внизу пасется отара
овец, рядом пастух. Вдруг он зажигает сигнальную шаш
ку оранжевого дыма — указывает место посадки и на
Сели. Я и афганцы вышли из вертолета, вертолет под
нялся и улетел. И вот тут я сразу вспомнил советские
фильмы про басмачей в гражданскую войну: из всех ще
лей, пещер, кустов стали вылезать вооруженные люди.
Молодые и старые, красивые и безобразные, в лохмо
тьях и военной форме — человек около 80. И все смотрят
на меня как на крокодила в зоопарке. Что-то галдят, сме
ются, чуть ли не ощупывают. Ведь большинство их ни
когда не видели советских солдат, а тем более офицеров
На меня нашло какое-то оцепенение, молча стою, рука
в кармане ветровки сжимает гранату, чеку я вынул еще в
вертолете в последние секунды, думаю — если накинутся,
разжимаю пальцы — и полетели. Через пару минут под
ходят несколько бородатых мужиков и показывают, чтобы
шли с ними. Пошли к реке, там натянута маскировочная
сеть, в нее вплетена трава, ветки так, что ничего сверху не
видно. Сидят человек 5, среди них Джумахан, я узнал его
по словесному портрету: худой, высокий человек с длин
ной черной бородой, лет слегка за 40, весь в белом.
Приступили к переговорам. О чем они говорили боль
ше 2-х часов, я не знаю. Мне ничего не переводили. Рука
с гранатой затекла, я в удобный момент потихоньку вста
вил чеку назад, на всякий случай усики на ней разгибать
не стал. Сижу, курю, все равно ничего не понимаю, хотя и
внимательно слушаю. Восточные люди они вообще очень
экспансивные: когда просто говорят, а когда ругаются –
Странное чувство охватило меня. Все вокруг происхо
дящее было как бы ни со мной. И я как бы смотрю на себя
со стороны. Страха почему-то нет. Одна забота — надо
Однако крутится и мысль — когда прилетят вертоле
ты, и прилетят ли они вообще? Поднялся ветер, начина
ется поземка, а там и пыльная буря — нелетная погода. А
ночевать в банде мне абсолютно не улыбалось. Тем более,
что некоторые из переговорщиков смотрят на меня волка
ми. Я уже отвернулся, гранату держу за кольцо в карма
не, думаю, черта с два вы меня возьмете, не надейтесь...
По расчету времени до прилета вертолетов было еще
часа два, предложили пообедать, я выпил только кружку
кислого холодного молока и съел с трудом половину ле
пешки, кусок не лез в горло. Сделал это чисто для прили
чия. Вообще, не есть в гостях по афганским законам счи
тается неприличным, мол, брезгуешь хозяйской пищей.
Вдруг неожиданно слышу гул вертолетов, я даже по
думал, что у меня начинается галлюцинация. Однако нет,
точно летят. Посмотрел на часы — рано. Тем не менее,
быстро прощаемся и бегом к вертолету. Сели в кабину
и тут я только перевел дух. Полет прошел в состоянии
эйфории, ведь, честно говоря, я уже и не надеялся на
возвращение. Как я потом узнал, переговоры эти были
предварительными, гарантий безопасности никаких. Ле
тал я туда без всякой надобности, рисковал жизнью чисто
по дури комдива, хотя признаюсь, что искренне уважаю
Ну, дальше—больше, прилетели, совершили посадку,
пошел докладывать комдиву о результатах, а он меня и не
Что такое? Недоумевая, я вышел от него, а меня тут
дивизионный особист хвать за рукав. «Ты как в банде ока
зался? Что ты там делал? Какое имел право на контакт с
Я уже после всех этих переживаний в сердцах ему
отвечаю: — «вон генерал, все вопросы к нему, и пошли
вообще все вы подальше!»
Тут он мне рассказал, что из-за этой моей «экскурсии»
в банду произошел в мое отсутствие большой шум, а ком
див получил кучу неприятностей. Потому у него и такая
реакция на мой доклад.
А получилось вот что. Узнав, что я улетел в банду,
особист, чтобы подстраховать себя, тут же доложил об
этом своему начальнику в Кабул, а тот соответственно в
Ташкент. Мол, отправил комдив прямо в руки к душ
манам своего начальника разведки, без всякого согласо
вания, прикрытия и обеспечения. А что делать, а глав
ное— кто будет за это отвечать, если его душманы в плен
захватят и отвезут в Пакистан?
Тут же сразу пошла обратная волна. Начальник шта
ба округа отодрал командарма Генералова, а тот в свою
очередь комдива. То, что меня там могли просто убить
никого не волновало. Волновало, чтобы не увезли в Па
кистан. Про разведчиков-афганцев вообще разговора не
было, мол, за них свое начальство отвечает. Приказано
было немедленно меня вывезти, а если необходимо, то
высадить десант, чтобы отбить мое тело: живое или мерт
Но в результате, как видите, в очередной раз обош
лось. Комдив, видимо все-таки чувствуя свою вину передо
мной за то, что пришлось рисковать жизнью по его дурос
ти, представил меня ко второму ордену Красной Звезды,
который я получил уже в Одессе.
До сих пор не могу понять: для чего он вдруг внезапно
послал меня в банду, решив все в последние 5–10 минут.
Ведь абсолютно никакой необходимости в этом не было,
а он серьезно рисковал, случись, что со мной. Вот убей
меня Бог — не пойму! Действительно — пути начальства
А Джумахан все-таки потом перешел на сторону влас
тей, мы с ним активно сотрудничали, я встречался с ним
еще несколько раз, правда, уже на нашей территории. Ему
было присвоено воинское звание «майор», а его форми
рование стало отдельным полком в 20 пехотной дивизии
Уже в Союзе я узнал, что погиб Джумахан в марте
1985 года, попав в засаду, устроенную его бывшим сто
Комдива за операцию с Джумаханом представили к
званию Героя Советского Союза. Но в Москве видимо ре
шили, что эффект от перехода этого главаря на сторону
властей не такой уж и значительный, и отказали в присво
ении звания. Но второй орден Красного Знамени он за это
РЕЙД В МАНГАЛЬХАН
Пожалуй, что одним из последних моих серьезных само
стоятельных разведвыходов был рейд в кишлак Мангальхан
(уезд Нанабад), который мы провели в начале октября 1984
Задачу на действия в этом районе мы получили внезапно.
Обычно там действовали пограничники, так как он находил
ся в 20-25 км от госграницы на участке Пянджского 48 пог
раничного отряда. От него в уездном центре Нанабад стояла
3 мотоманевренная группа (ММГ), которая и действовала в
одноименном уезде. По численности ММГ — усиленный ба
тальон с весьма скромными возможностями. Пограничники,
как правило, действовали самостоятельно, при необходимос
ти мы их поддерживали только артиллерией и боевыми вер
А тут, как говорят, случился прокол. Проводили они
совместно с афганскими пограничниками и Царандоем «за
чистку» кишлака Нанабад, там они заблокировали крупную
банду, но сил было маловато и в конце концов пограничники
сами оказались в окружении. Афганцы же, как это часто у
них бывало, ссылаясь на то, что у них закончились боепри
пасы, с поля боя драпанули и отказались возвращаться даже
после того как вертолетами им подвезли патроны.
Пограничники же несколькими изолированными друг от
друга группами находились в центре кишлака и всю ночь
вели бой в окружении. И боеприпасы у них тоже подходили
Утром, часов в 7, меня срочно вызвал к себе новый на
чальник штаба дивизии подполковник Волобуев О. Н. и при
казал через час с разведбатом выйти в Мангальхан. Позже
туда должен подойти и мотострелковый
батальон 149 гв. мсп. Батарея 122-мм
гаубиц и взвод саперов должны были
нас ожидать около гарнизона Северный
Не знаю, почему Волобуев сам ре
шил возглавить операцию по спасению
пограничников, то ли комдив ему это
поручил, то ли сам он решил отличить
ся на второй неделе своего пребывания
в Афганистане, но он начал довольно
бойко командовать, ставить мне задачи,
то есть пытался действовать так, как его
учили в Военной академии им. Фрунзе.
Начальник штаба — мой непосредс
твенный начальник и, хотя у него не
было абсолютно боевого опыта, спорить
с ним не стоило. От моего предложения отправить вертоле
тами одну роту на окраину кишлака, чтобы отвлечь «духов»,
он отмахнулся, мол, не будем распылять силы. Того, что до
Мангальхана было почти 50 километров и прибыть туда мы
сможем только во второй половине дня он как-то не учел. А
окруженным была дорога каждая минута. Я ему это сказал,
Через час мы выступили: прошли город Кундуз, потом
зеленую зону города, далее Северный Кундуз, где взяли ар
тиллеристов и саперов, потом двинулись в сторону уезда На
набад. Сам там я никогда в этих местах не был, посмотрел
аэроснимки этого района, где были сплошная зеленая зона и
сеть больших и малых арыков.
Дорога проходила сначала по пустыне, однако ближе к
долине проходила горная гряда Ходжатав, высота ее неболь
шая — 1200 м, но на перевале могли быть мины, пришлось
запустить вперед саперов с собакой и мы потеряли на это
Все же к часам к 12 мы вышли в назначенный район и тут
нас ждал первый сюрприз. Вся долина, в которой стояло до де
201 мсд в 1984–86 гг.
сятка кишлаков была
окружена довольно
широким и глубоким
каналом. Несколько
мостов, а точнее мос
тиков могли пропус
тить только арбу, но
никак не БМП. Кроме
того, было видно, что
множество каналов
поменьше рассекают
и саму долину. Ко
роче — все, приеха
ли, действовать здесь
можно было только в
Что же, ничего особенного в этом нет, и я дал команду
спешиться, строиться боевыми группами, командиры начали
ставить задачи, проверять радиосвязь — то-есть, пошла обыч
ная боевая работа. Стрельба в центре кишлака усилилась,
видимо, «духи» увидели, что пограничникам идет подкреп
ление, и активизировали действия. Подъехали пограничники
Я с их командиром уточнил обстановку, положение ок
руженных групп и самое главное установил с ними связь.
Приказал развернуть артбатарею и открыть огонь по окраине
кишлака. Пешие группы вошли в кишлак и начали продви
Однако, как сказал Ярослав Гашек в своей бессмертной
книге «Похождения бравого солдата Швейка», — все шло
нормально, пока не вмешался Генеральный штаб!
Пыль, дым, лязг гусениц, рев моторов — идет мотост
релковый батальон, впереди на БТР начальник штаба диви
зии. Сразу начал на меня орать, почему техника вся стоит
на окраине, не входит в кишлак. Показываю ему на канал,
пытаюсь объяснить обстановку. Куда там! Истерика бьет на
чальника: «…какой вы разведчик, если не можете найти мост,
Центральный Баглан. Слева направо:
смотрите какая собрана сила и она стоит без толку…вы пре
ступник» и так далее. Ну, такие речи я слышал уже не раз.
Я на него тоже зарычал, говорю — « если вы такой умный,
командуйте сами.» Он — «я прикажу вас связать!» Посмот
рел я на него как на больного, поправил автомат на плече и
Он выпучил на меня глаза, а я плюнул, повернулся и
пошел в кишлак вслед за пешими группами. Расстроен, ко
нечно, ловлю себя на том, что иду один по улице, никого
вокруг нет. Окажись рядом хоть один душман, подстрелить
меня ему бы ничего не стоило. Отряхнулся от своих мыслей
и побежал вдоль дувала, вскоре догнал наших. Мы вышли
к пограничникам, артиллерия вела огонь по местам, где со
средоточились «духи», окруженные корректировали огонь,
видимо несколько раз хорошо попали, потому, что они быст
ренько стали отходить. Увидев нас, пограничники стали вы
ходить из своих укрытий. Взяв убитых и раненых, они под
нашим прикрытием стали выходить к окраине. Я по радио
доложил в центр боевого управления дивизии о выполнении
задачи и получил приказ на выход.
А начальник штаба с мотострелками все описывает кру
ги вокруг кишлака вдоль канала, ищет мост через него. Я
подъехал к нему, доложил о выполненной задаче. Он в глаза
не смотрит, говорит: «Проверяйте людей, возвращайтесь до
мой». Ну и на том спасибо.
Так и не извинился передо мной, не хотел ронять свой
авторитет. Служил с ним я еще месяц и больше стычек у нас
Встретились мы с Волобуевым через три года в 1987 году
на полигоне Широкий Лан Одесского военного округа на по
казных занятиях. Он был командиром дивизии кадра в Бел
город-Днестровском. Меня он, конечно, узнал, но не показал
этого. Ну а я — тем более, хотя и зла никакого на него не
Недавно узнал из Интернета, что он несколько лет назад
умер в Новосибирске. Уходит уже и наше поколение, вечная
В годы своей службы в Афганистане, я часто задумы
вался о самом феномене удачи. Как это получается: одному
почему-то всегда «везет», другой же — хронический неудач
ник? Наиболее это бросается в глаза на войне — там чело
Все просто, сам это видел: стоит от тебя в двух шагах
солдат, вдруг молча, схватился за голову и упал. Бросаешь
ся к нему — мертв, пуля снайпера, или просто шальная,
убила наповал. Почему в него, а не в тебя? Вот это и есть
везение в чистом виде.
В разведке к удаче отношение особое. Здесь как в уго
ловном мире: главное — «фарт»! Все построено на риске
и удаче, иногда самой невероятной. Любая самая незначи
тельная мелочь играет роль: или ветка громко хрустнет, или
камень из-под ноги покатится вниз, или собака невпопад
залает, или вдруг луна не вовремя выйдет. Таких «или» у
Я читал, что в немецкой военной разведке — Абвере—
такое качество как удачливость, вообще отражалось в офи
циальной служебной характеристике офицера.
У нас, конечно, такого никогда не было. Главное — «…
политику партии понимает правильно, в быту скромен…» и
далее в том же духе. Читаешь такие характеристики — а в
них о конкретном человеке вообще ничего и не сказано.
Надо сказать, что разведчик удачлив до определенного
момента, пока его не убьют или крепко искалечат. Потом
говорят — «Не повезло», хотя еще совсем недавно о нем
говорили — «везунчик»!
Никогда не забуду Сергея Карасева, с
которым я разговаривал незадолго до его
гибели. Ему здесь посвящен целый очерк,
но я хотел бы его дополнить.
Его взвод только что вернулся с бое
вого задания и он, находясь еще под впе
чатлением событий, взволнованно мне
рассказывал, как в кишлаке он нос к носу
столкнулся с душманом. Выстрелили они
друг в друга одновременно: пули душмана
прошли у него прямо над головой, выше
на несколько сантиметров, он же не про
махнулся. Вот тогда я и сказал ему — «Ве
зучий». Знал бы я, что буквально через 8 часов его привезут
уже бездыханного в медсанбат. С тех пор больше никому и
никогда я не говорил этих слов — слишком шаткое на войне
Я здесь уже писал о погибшем командире 860 омсп под
полковнике Сидорове. Обстоятельства его гибели тоже не
Бой шел в горах где-то в 10 км от Файзабада. Сидо
ров, стоя у командно-штабной машины (КШМ) на берегу
р. Кокчи, по радио управлял боем. Вдруг сильный хлопок,
похожий на выстрел. Он резко обернулся и спросил: — «У
кого запал сработал?». А все шарахнулись от него. Он по
нял, что это в его «лифчике» сработал запал ручной гранаты
Ф-1. В последние секунды своей жизни он не побежал, не
стал пытаться сорвать с себя снаряжение с гранатой. Он
крикнул «Бегите!» и прижался боком с гранатой к стальной
броне БТРа. Взрыв..., он, конечно, погиб, но больше никто
Строго говоря, виноват в этом он, конечно, сам, так как
не было необходимости, находясь вдали от боя, вкручивать
в гранату запал. По всем инструкциям, это делается непос
редственно перед ее применением. Сломалась в гранатном
подсумке предохранительная чека— и произошел внезап
ный взрыв. Утешает одно, что никого за собой не «пота
Особенно часто это бывает у саперов, когда они воп
реки всем правилам начинают «совещаться» у мины. Это
категорически запрещается всеми наставлениями. Однако
люди есть люди. По-человечески это можно понять. Найдя
скрытую мину или заряд, человек внутренне расслабляется:
ему кажется, что самое опасное позади. Вот она мина, но
это лишь только начало и главная опасность впереди: это
для опытного сапера. А для неопытного — обезвреживание
мины чисто технический процесс. На этом обычно они все и
Так в конце (где-то в октябре) 1983 года недалеко от
Альчинского моста под Кундузом на шоссе была обнару
жена мина. Она стояла прямо на асфальте в специально
выдолбленной лунке под тонким слоем песка, политого ма
шинным маслом. Проезжающие машины наезжали на эту
мину, она почему-то не взрывалась. Слой песка сдуло вет
ром, и вот она, желтенькая, лежит прямо в асфальте.
Вызвали саперов. Приехали они как на митинг, чуть ли
не взводом. Сначала все шло, как учили. Один из офицеров
снял верхнюю крышку мины и обнаружил, что во взрывате
ле нет пневмокамер. Особенностью итальянских мин ТС-2,5
и ТС-6,5 было то, что взрыватели там имеют пневматические
предохранители. Наедет машина на мину, верхняя крышка
мины опускается и давит на пневмокамеры, которые, в свою
очередь, струей воздуха выталкивают предохранительные
шарики взрывателя и происходит взрыв.
Так вот, на этой мине такие камеры были сняты, и взры
ва не могло произойти. Все успокоились, напряжение схлы
нуло. Командир роты с командиром взвода устроили «со
вещание» над миной. Все удивлялись дурости душманов,
установивших неисправную мину.
По инструкции мина снимается с места установки спе
циальной «кошкой» на длинной веревке. Однако зацепить
на этой мине «кошку» не за что, так как ручки нет, а сама
мина круглая и гладкая. Короче говоря, начали снимать
мину. Едва тронули — взрыв. От офице
ров почти ничего не осталось. Фамилию
помню лишь одного — старший лейтенант
В. Осипов, командир взвода, часто выхо
дивший с нами на боевые задания.
А мина-то была с сюрпризом. Как раз
предназначалась для саперов. Под верхней
неисправной миной, служившей приман
кой для саперов, стояла установленная на
неизвлекаемость вторая мина. При ее под
рыве детонировала верхняя мина. Вот так
по вине командира роты погиб еще один
Правила войны пишутся исключитель
но кровью и пренебрежение ими всегда заканчивается пло
Таких случаев с минами я знаю больше десятка и я не
буду утомлять вас подробностями, но конец всегда один —
смерть людей, нарушивших правила, а заодно и рядом с
ними находившихся. А сколько людей погибло от шальных
пуль! Ведь что получается? Стоит человек на одном месте
20 августа 1983 года под кишлаком Мадраса практичес
ки рядом с аэродромом Кундуз случайной очередью, пу
щенной, причем, с большого расстояния (около 2 км) был
убит командир взвода разведроты 149 гв. мсп Александр
Смирнов. Пуля попала ему в шею, разорвала сонную арте
рию и спасти его было невозможно, хотя и доставили его в
Другой случай. Недалеко от этого же кишлака Мадра
са в конце года, мы проводили реализацию разведданных.
Стою я у БМП, впереди кишлак в 500–600 метрах. Идет
бой, стреляют, однако не особенно сильно. Вдруг, стоящий
от меня сбоку в 10–15 метрах солдат, молча, схватился за
голову и упал. Мы подбежали к нему — уже мертв, пуля
Старший
командир взвода
Погрузили его на лобовой лист моей
БМП, все время пока мы возвращались, я
смотрел на него и думал о бренности жиз
ни: вот жил человек еще несколько часов
назад, вот его уже нет. Шел он к этому 19
лет, ведь не думал умирать, и мы не дума
ли, что он умрет. А он умер, и на его месте
мог быть любой. Мог быть и я. Однако
почему-то судьба избрала именно его. В
этом и вся загадка судьбы.
Вспоминаются и положительные слу
чаи везучести. Техник 2 разведывательной
роты прапорщик Сергей Сонин в бою у
кишлака Фулоли-Пайн 02.02 1984 г. по
пал под пулеметный огонь и был ранен двумя пулями. Это
произошло на моих глазах, я сам видел, как он бежал по
косогору и трассирующие пули буквально прошили его. Он
покатился вниз, и я крикнул комбату Тихонову: «Слона
убили!». «Слон» — шутливая кличка рослого и здорово
го Сонина. Но бой продолжался и всхлипывать больше не
Однако, где-то через час, смотрю — по дну оврага идет
Сонин. Я ему задаю глупый вопрос: — «Ты жив?». Отвеча
ет — «Ранен». — «Куда?» Тут он снимает бушлат, под ним
одна майка и бинты. Одно пулевое ранение в правое пле
чо, но в мягкие ткани навылет. Другое в левое предплечье,
касательное. Вот так человек попал между двумя пулями в
одной очереди.
В другом случае командиру взвода, лежавшему за ва
луном, пуля рикошетом ударила по ботинку и, пробив по
дошву, застряла между пальцев. Причем это была не пуля,
а только стальной сердечник от пули, оболочка же была
разбита от попадания в камень. Нога при этом практически
Тогда же 02.02.1983 г., возле кишлака Фулоли-Пайн,
о котором я уже писал, произошел еще один случай, когда
Старший
командир взвода
рр 149 мсп
Танк Т-62Д 2-й роты разведбата подошел к окраине киш
лака, и, хотя здесь только, что подбили из безоткатного ору
дия БМП командира роты , после проведенного артналета
стало относительно тихо. Танк остановился, экипаж начал
осматривать прилегающую местность. А механику-водителю
«приспичило», да так, что он выскочил из танка и побежал
в ближайший овраг. Едва он скрылся в нем, с окраины киш
лака опять прозвучал выстрел, граната ударила в правый
борт танка, пробила его прямо напротив боеукладки. Дето
нировал боекомплект, страшный взрыв снес башню, все на
ходящиеся в танке, конечно, погибли. Жив остался только
механик-водитель, за несколько минут до этого покинувший
танк по нужде. Вот и не верь после этого в судьбу!
Весь мой боевой опыт говорит о том, что смерть обмануть
нельзя. Она придет точно в срок отмерянной тебе жизни. А
когда придет этот срок — не знает никто. Поэтому трусить
не надо. Есть хорошее военное правило: «Не знаешь, как
поступить — делай как должно, и пусть будет, что будет».
Кишлак Фулоли-Пайн, уезд Ишкамыш. Январь 1984
года. НР с офицерами и прапорщиками 783 орб
Замена в Союз пришла ко мне внезапно, как снег в
середине июля. Я ведь еще с первых дней своей службы
в Афганистане рассчитывал на замену не раньше чем в
феврале-марте 1985 года, так как в декабре-январе замена
А тут, в самом конце октября, приезжает подполков
ник В. Разуменко из Феодосии — мой заменщик. Вот это
Оказывается, все дело было в том, что я прибыл в
Афганистан, как я уже говорил, 31 декабря 1982 г., т.е. в
последний день года. Хоть и в последний, но 1982-го. И
на замену меня подали как прибывшего в 1982 году. При
ехал бы на день позже — пришлось бы заменяться месяца
на 4 позднее. А остался бы я живым за это время — неиз
вестно. Так один день решил мою судьбу!
Я был в это время на операции в провинции Баглан,
Разуменко прилетел на вертолете прямо сюда. Еще около
недели мы были там, я передавал ему свой опыт. Вот уж
когда я действительно всего боялся. Когда заменщик сто
ял рядом со мной, я в полной мере ощутил, как обидно
будет умереть на пороге победы. Своей личной победы в
Афганской войне!
Надо сказать, что комдиву мой заменщик сразу не
понравился: из «сынков» (мать — главврач военного са
натория в Феодосии), как он попал в Афган — ума не
приложу? Служил только в «теплых» местах в частях со
кращенного состава. Я тоже, пообщавшись с ним полчаса,
сделал вывод: во-первых — дай Бог ему продержаться на
должности 1–1,5 месяца. Во-вторых — абсолютно непод
ходящий для разведки человек. Одно дело быть началь
ником разведки в «пляжной»157 мсд в Феодосии, другое
— в афганской мясорубке.
Так оно в дальнейшем и получилось — его сняли че
рез 2 месяца. Но и здесь сыграли роль его связи в верхах:
вместо того, чтобы стать начальником разведки полка или
бригады где-нибудь в Кандагаре или Газни, где его ждала,
наверное, судьба Зайца, о котором я рассказывал ранее,
его взяли в отдел боевой подготовки штаба 40 А. А это, как
говорят в Одессе, две большие разницы. Одно — ходить с
солдатами на боевые операции и отвечать за все в полной
мере, другое — носить портфель за большими начальника
ми и ни за что не отвечать. Так что, Разуменко выкрутился.
Я не знаю его дальнейшей судьбы, но уверен, что он сейчас
уважаемый человек и рассказывает небылицы о своих под
За свою Афганскую войну я после нескольких первых
месяцев мало думал о смерти, делал свое дело, полагаясь,
только на удачу. Теперь реальность выскочить из афганс
ких «жерновов» стояла реально передо мной. Поэтому эта
Память навязчиво мне напоминала, как погиб Борис
Наметов, командир разведроты 149 гв. мсп в последний свой
боевой выход. Как погибли четверо солдат-разведчиков из
разведбата за месяц до «дембеля», Михаил Григорьевич
Ярощук, о котором я писал, за несколько дней до отпуска.
Почему-то мне казалось, что и меня ждет подобное и так
А тут еще, как назло, на следующий день над Багланом
у меня на глазах сбили вертолет МИ-8 с десантом 149 гв.
мсп, погибли 16 солдат и офицеров. Через день, опять же
на окраине Баглана, из гранатомета почти в упор расстре
ляли танк Т-62Д с экипажем 395 мсп. Как будто специаль
но стремительно росли наши потери в эти последние дни.
В эту же последнюю наделю погиб Дон — крупная,
черная кавказская овчарка, любимец разведбатальона. Он
был в Афганистане в два раза больше любого из нас – поч
ти 5 лет. В 1980 году его, маленького щенка, разведчики
взяли у пограничников. Так он жил и воевал вместе с раз
ведчиками, его часто брали на боевые операции, особенно
на «зачистки». Любого афганца он мог разыскать, где бы
тот ни спрятался. Хозяева его менялись: кто был убит, кто
ранен и комиссован, кто уехал по замене, а пес нес свою
бессменную службу. Подстрелили его при прочесывании
окраины Южного Баглана, причем он был сразу убит. Го
ревали по нему как по погибшему боевому другу.
Об афганских собаках хочу вообще сказать отдельно.
Их в 40 А были тысячи, и не только «официальных» мин
но-разыскных немецких овчарок, которых привозили пос
ле курса обучения из СССР, а обыкновенных афганских
сторожевых. Их в большом количестве солдаты брали при
прочесывании кишлаков, щенков конечно. В любом гар
низоне, особенно в малых, на блокпостах,— везде были
собаки. Они охраняли гарнизон лучше любого часового,
да и общение с ними скрашивали солдатские будни. Вы
росшие среди солдат, они никакого внимания не обращали
на незнакомых военных. Советских, конечно. Но на лю
бого афганца срывались как бешеные. Даже на военных
афганцев, а уж про гражданских вообще молчу. Иногда
их брали на операции, и они помогали в охране подразде
лений. Поэтому командование на их существование обыч
Клички у собак были специфические для Афгана, са
мые популярные из них: Душман, Дембель, Бабай (ста
рик), Бача (мальчик), иногда по имени «духовских» гла
варей в районе дислокации – Башир, Ахмад, Гаюр. Были
даже клички по радиопозывным подразделения: Дон,
Орех, Витязь, Клумба. Нет нигде на территории бывшего
СССР им памятника, а надо бы. Сколько жизней солдат
ских они спасли от внезапного нападения, сколько мин
нашли на дорогах!
Однако все когда-нибудь кончается. Закончилась
и эта, самая длинная для меня операция, мы вернулись
в гарнизон. Там я передал Разуменко всю канцелярию,
представил его кому положено, самостоятельно попрощал
ся с разведывательным батальоном, боевыми друзьями и
19 ноября убыл навсегда из дивизии, прослужив в ней 1
год 10 месяцев и 20 дней.
Отъезд мой из дивизии прошел незаметно. Готовилась
новая серьезная операция в Панджшере и начальству было
явно не до меня. Сейчас, по прошествии многих лет, все
же удивляюсь, что ни командир дивизии, ни начальник
штаба никак не отметили мой отъезд. Я был на хорошем
счету, и со мной считались. А тут никто не догадался хотя
бы построить офицеров штаба, поблагодарить за службу,
пожелать успехов в новой жизни. Я сам всегда старался
это делать, прощаясь не только с офицерами, но и с сол
датами-разведчиками, уезжавшими в Союз.
Я, конечно, не ожидал, что меня будут провожать с
оркестром и цветами, но пару добрых слов, конечно, за
служил. Тем более —в дивизии был награжден двумя ор
денами, представлен к третьему — то-есть свой долг вы
полнял честно. А тут непонятное равнодушие. Все-таки,
чего в Советской Армии всегда не хватало — так это чут
кости к людям. Из Кушки уезжал в Афганистан – никто
из начальства не пожелал добра, и здесь тоже самое.
Однако, лишившись последних остатков сентимен
тальности в той жестокой жизни, тогда я не обратил на это
куча проблем — я в очередной раз ехал в никуда, поэтому
мне было не до сантиментов. Вылетел вертолетом МИ-6
в Хайратон, пересек государственную границу, в Термезе
сел в поезд, который привез меня в Кушку.
На том и закончилась Афганская война для «Коб
ры-97» (мой постоянный радиопозывной)!
А я тогда все еще не понимал, что Афганистан для
меня закончился навсегда, мне все казалось, что я в от
пуске, по окончанию которого надо будет возвращаться в
И смех, и грех! Еду в машине, водитель заезжает в
рытвину на асфальте или выезжает на обочину — у меня
внутри все обрывается, жду взрыва мины. Проезжаю мимо
каких-либо кустов, внутренне напрягаюсь, оцениваю —
нет ли засады. Эти «заморочки» преследовали меня не
меньше, чем еще полгода. Даже в Одессе! Ну, уж, а во
сне я в Афганистане жил еще лет пять—шесть, не меньше.
«В перекрестье прицелов мы тропу проложили,
Мы в войну не играли, мы в ней попросту жили.
Не до фильмов уже. Эх, зеленка-зеленка!
И крутится в памяти пленка,
Качу я во сне по бетонке в зеленку,
Ппоэт-афганец В.Пухов)
Больше всего жалею, что не вел в Афганистане воен
ного дневника, тогда бы было больше фактов, деталей, а
главное фамилий тех, кто был рядом со мной. Будучи еще
там, думал про это, но так и не взялся за этот труд.
Мы думаем, что память вечна, а это не так, особенно
когда проходит много лет. Память как сито: она оставляет
только значительные события, а все мелкое проходит че
х армия
х армейский корпус
х автомат Калашникова образца 1974 года
х боевая разведывательная машина
БРДМ
х боевая разведывательно-дозорная машина
х боевая машина пехоты
х боевая машина десанта
БТР
х бронетранспортер
БТВ
х бронетанковые войска
БУАР
х батарея управления и артиллерийской разведки
ВА ГШ
х военная академия Генерального штаба
ВВУЗ
х высшее военно-учебное заведение
х высшее военно-политическое училище
х военный округ
ВОКУ
х высшее общевойсковое командное училище
ВС РФ
х Вооруженные силы Российской Федерации
х гвардейский
х генеральный штаб
х квантовый дальномер
ДРА
х Демократическая Республика Афганистан
х десантно-штурмовой взвод
х крупнокалиберный пулемет Дегтярева-Шпагина
ЗАС
х закрытая аппаратура связи
ИОА
х исламское общество Афганистана
КБФ
х Краснознаменный Балтийский флот
х командный пункт
х контрольно-пропускной пункт
х командно-штабная машина
МВД
х Министерство внутренних дел
х мотоманевренная группа пограничных войск
мсб
х мотострелковый батальон
х мотострелковая дивизия
х мотострелковый полк
НКВД
х Народный комиссариат внутренних дел
х наблюдательный пост
х начальник разведки
ОАГр
х оперативная агентурная группа
х отдельная бригада специального назначения
х отдельная вертолетная эскадрилья
огсбр
х отдельная горно-стрелковая бригада
омсб
х отдельный мотострелковый батальон
омсбр
х отдельная мотострелковая бригада
омсп
х отдельный мотострелковый полк
х отдельный отряд специального назначения
х отдельный разведывательный батальон
х отдельная разведывательная рота
х бесшумный пистолет
ПБС
х прибор бесшумной стрельбы
х пехотная дивизия
х пистолет Макарова
х переносная станция наземной разведки
х разведывательный взвод
х разведывательная группа
х разведывательная группа специального назначения
РД
х разведывательный дозор
рдр
х разведывательная десантная рота
РО
х разведывательный отряд
х ручной противотанковый гранатомет
х разведывательная рота
Ри РТР
х радио и радиотехническая разведка
РСА
х разведывательная сигнализационная аппаратура
РУ
х разведывательное управление
СА
х Советская Армия
САВО
х Среднеазиатский военный округ
х станция ближней разведки
х стрелковая дивизия
ТКУ
х танковое командное училище
х противотранспортная и противотанковая мины
ТуркВО
х Туркестанский военный округ
х устройство приема и отображения информации
х органы госбезопасности Афганистана
х подразделения МВД Афганистана
Силы и средства войсковой разведки 40 А и 201 мсд
командир 201 мсд
в 1983-84 гг.
201 мсд в 1987-89 гг.
Герой России
М. А. Ашуров, командир
201 мсд в 1993-94 гг.
командир 149 гв.мсп
в 1984-86 гг.
Памятный знак 201 мсд в Душанбе. 2005 г
Командующий 40 А Б. И. Ткач и разведчики.армии. Киев, 1997 г.
Офицеры разведуправления штаба Киевского военного округа. 1997 г. Из 7 человек 6 — «афганцы»
В музее Великой Отечественной войны у портрета О. Антоненко
Встреча с ветаранми в Фонде ветеранов военной разведки. Киев, 2008 г.
.........................
....................
.....................
От автора
.......................................
Афганистан. Первое знакомство
...................
Интернациональный долг
........................
................................
Поиски специалистов
............................
ыРеалииэ в действии
............................
Верность долгу
.................................
Десант в Ишкамыш
.............................
.................................
В горах ыАфганиэ
...............................
Конец ыпрокурораэ
..............................
Охота на Зайца
................................
Дарваза (Ворота)
...............................
В долине пяти львов
............................
НА экскурсии у Джумахана
Рейд в Мангальхан
.............................
Ваше благородие, госпожа удача...э
..............
Домой...
......................................
............................
Дополнение
...................................
Редактор
Художній редактор
Коректор
Формат 84х108
Видавничий Дім «Воєнна розвідка»
серія ДК № 2325 від 25.10.2006 р.
Афганистан. Записки начальника разведки 201 мсд.
— Киев: Издательский Дом «Военная разведка»,
2010. — 174 с.: ил. — («Военная разведка» от первого
ISBN 978-966-2518-00-9
Книга “Афганистан. Записки начальника разведки 201 мсд” со
держит воспоминания о войне в Афганистане в 1983–1984 годах на
чальника разведки 201 Гатчинской дважды Краснознаменной мото
стрелковой дивизии 40 армии.
В книге на основе реальных событий боевых действий дивизии,
собственного боевого опыта, рассматриваются особенности приме
нения разведывательных подразделений дивизии, приводятся кон
кретные примеры действий разведывательных органов и отдельных
разведчиков в условиях борьбы с незаконными вооруженными фор
мированиями моджахедов в северо-западных провинциях Афганиста
Настоящее издание является биографичес
ким справочником о военных разведчиках. В
него включены биографии сотрудников военной
разведки, войсковых и военно-морских развед
чиках неразрывно связанных с Украиной – мес
том рождения, службой, местом жительства
после увольнения в запас. Условием включения
в сборник являлось служба в военной разведке
в 1918 – 1945 гг., участие в Великой Отечест
венной войне для тех, кто пришел в разведку в
послевоенные годы и связь с Украиной.
В сборнике в максимально возможном объ
еме приведены биографические сведения о 525
военных разведчиках, в том числе о 152 Героях Советского Сою
за, Украины и Российской Федерации, 147 полных кавалерах ордена
Славы, многих неизвестных широкому кругу читателей разведчиках.
В этой книге известный разведчик Евгений
Березняк (майор Вихрь), которому в 2010 году
исполнилось 96 лет, впервые рассказывает под
робности о своей жизни. О строгом воспаита
нии отца и своих мальчишеских проделках, как
впервые попробовал учительский хлеб и над
чем трудился 80 лет как педагог, о работе в
Днепропетровском подполье и разведыватель
ной группе «Голос» во время Великой Отечес
твенной войны. Значительная часть воспоми
наний посвящена интересным и выдающимся
личностям, с которыми Евгения Степановича
свела судьба, а также анекдотическим и курь
Родился 29 июня 1947 года. В Советской Армии
Службу проходил командиром разведывательного
взвода и разведывательной роты, командиром танковой
роты и батальона, начальником штаба танкового полка
и начальником разведки дивизии. С декабря 1982 по
ноябрь 1984
г. — начальник разведки 201 мсд 40 А в
ДРА. Затем — старший офицер РУ округа, начальник
В настоящее время работает профессором кафед
ры разведки Национального университета обороны
Награжден двумя орденами Красной Звезды, ме
далью «За боевые заслуги», орденом «Звезда» Демок
ратической Республики Афганистан, медалями СССР
Почетный сотрудник Главного управления развед
ки МО Украины. Член Объединения ветеранов раз
ведки Украины, Фонда ветеранов военной разведки

Приложенные файлы

  • pdf 1279574
    Размер файла: 3 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий