Эта причина порождала значительное число преступлений, совершаемых трудящимися. Их возникновение было предопределено почти трехвековой историей развития преступности и внутренней


АВТОНОМНАЯ НЕКОМЕРЧЕСКАЯ ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ
ОРГАНИЗАЦИЯ
ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ЦЕНТРОСОЮЗА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
«РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ КООПЕРАЦИИ»
ЧЕБОКСАРСКИЙ КООППЕРАТИВНЫЙ ИНСТИТУТ (филиал)
Кафедра административного и финансового права
Курсовая работа
по дисциплине: Философия права
на тему: Официальные концепции преступности в СССР на различных этапах его истории.
Выполнил: студент
Кашицын Денис Петрович
Курс ______1________________
Форма обучения _заочная___
Факультет ___Юридический____
Направленное подготовка
(специальность): Юрист в сфере государственной службы, в правосудии и бизнесе__________
группа № ЮР(ГС)2-З/М/ЧЕБ15_____
шифр _030900 68_________________
Научный руководитель:
кандидат юридических наук,
доцент: Матросов С.Н.
Чебоксары-2016
Содержание:
Введение
Глава 1. Официальные концепции преступности в период становления СССР
1.1. Преступность в период становление СССР, с точки зрения идеологов социализма и историков правоведов.
1.2. Детская и подростковая преступность в СССР.
1.3. Организованная преступности в СССР
Глава 2. Анализ преступности в период Великой Отечественной войны и послевоенные годы
2.1. Преступность в период Великой Отечественной Войны
2.2. Роль и значение органов внутренних дел в борьбе с преступностью и стабилизации общественной жизни в СССР в 1945-1953 гг.
Глава 3. Состояние преступности в период «застоя» и «перестройки»
Глава 4. Проблемы преступности современной России
Заключение
Список использованной источников и литературы
ВЕДЕНИЕ.
Актуальность исследования данной проблемы, заключается в том, что в настоящее время в России происходят значительные изменения во всех сферах жизни общества. Тяжёлая экономическая ситуация, переходные процессы и непрерывные непродуманные реформы сопровождаются ухудшением криминальной ситуации в стране. Российская действительность демонстрирует увеличение и разнообразие преступлений в различных сферах станы.
Выявление причин существования преступности и ее воздействие на социально-экономическую, правовую и политическую сферы жизни советского общества способствует воссозданию целостной картины исторического прошлого страны, а также преодолению отдельных неверных теоретических выводов.
Анализ преступности в СССР на различных этапах его истории влияет на правотворчество в стране и имеет научно-познавательный интерес. Научный интерес к данному фактору объясняется в том, что без адекватного аналитическо-правого исследования, без выявления мотивов и идеологии, теоритико-позновательной ценности и места в истории политико-правовой мысли страны, невозможно получить представление о закономерностях возникновения и дальнейшего развития преступности в стране, и выработки эффективных методов борьбы с преступности на нынешних этапах развития нашей страны.
Степень научной разработанности темы. Изучением данной проблемы занимались такие ученные как: Гуров А.И., Лунев В.В., Герцензон А.А., Зима В.Ф., Водолазский Б. Ф., Вакутин Ю. А., Топильская Е. В.
Авторитетный отечественный специалист А.И. Гуров полагает, что организованная преступность сформировалась в СССР в конце 1960-начале 1970-х гг. (в отдельных республиках в середине 1960-х гг.). Профессор В.В. Лунеев считает, что преступность имела место в более ранний период социализма, однако в те годы она была упрощенной и подчиненной бюрократии, паразитировавшей на плановой экономике. Обе точки зрения заслуживают внимания, однако, требуют уточнения с использованием вновь вводимых в научный оборот исторических источников.
Необходимость дальнейших разработок проблематики преступности в СССР также определяется неравномерностью исследований в этой сфере. Жесткие идеологические мифологемы существенно ограничивали объективное изучение преступности в СССР. Естественно, это значительно обедняло как советское правоведение, так и отечественную историческую науку. Поэтому анализ основных проявлений преступности в различных сферах существования СССР до военные годы, в период, и после окончания Великой Отечественной войны, до распада СССР и первые годы становления Российской Федерации как страны создает предпосылки для детализации отдельных теоретических положений о последствиях для государства и общества.
Целью данного исследования является комплексный анализ преступности в СССР на различных этапах его истории и степень разработанности данной тематики.
Цель раскрывается и конкретизируется посредством постановки и решения следующих исследовательских задач:
- проанализировать преступность в период становление СССР, с точки зрения идеологов социализма и историков правоведов;
- выявить и показать характер детской и подростковой преступности и анализ борьбы с ней органов внутренних дел;
- анализ профессиональной и организованной преступности в СССР;
- анализ преступности в период Великой Отечественной Войны;
- проанализировать роль и значение органов внутренних дел в борьбе с преступностью и стабилизации общественной жизни в СССР в 1945-1953 гг.;
- анализ преступности в период «застоя» и «перестройки»;
- проблемы преступности современной России.
Объектом исследования является изучение преступности на различных этапах становления СССР и его философских основ, то есть философия права может быть определена в качестве учения о предельных основаниях права как одного из способов человеческого сознания.
Предметом философии права является юридические и вне юридические (предельные) основания права, которые в трактовке некоторых авторов справедливо раскрываются как познавательные, целостные, социальные и антропологические основы права.
Методология и методика исследования: Проведенное исследование опирается на исторический, социальный, сравнительно-правовые и диалектический методы научного познания явлений окружающей действительности, взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений и выводов, содержащихся в данном курсовой работе, осуществлено путем комплексного применения методов.
Теоритической основой исследования явилось научные труды отечественных ученных в области философии права, а также иные литературные источники и материалы периодической печати, относящихся к проблемам курсовой работы, в той мере, в какой они были необходимы для возможно более полного освещения вопросов избранной темы.
Степень разработанности данной тематики в историческом и правовом аспекте очень низкая. Это прежде всего связано с «закрытость советского общества», то есть официальные источники а основном по громким преступным эпизодам в период СССР до сих пор не рассекречены, закрыты от гласности. Не случайно, в современных условиях актуализируются проблемы изучения преступности в различных сферах жизни нашей страны как социально обусловленного явления, а не как простой, механической совокупности правонарушений данного вида. Исследование преступности на различных этапах существования СССР в историческом, социальном и сравнительно правовом контексте позволит подвергнуть более глубокому анализу  весь комплекс социально-экономических, политических, правовых и духовных условий её воспроизводства и разработать эффективные методы борьбы с ним. Обращение к отечественному историческому опыту по изучению факторам способствующим развитию и распространению преступности, а также способам и методам по противодействию преступным проявлениям в СССР предоставляет возможность обнаружить наиболее эффективные методы, способы, приемы и средства противодействия данному виду преступности, которые были применены в предыдущий исторический период.
Таким образом, актуальность проблематики подтверждается совокупностью недостаточно изученных исторических фактов.
Проблема преступности является на сегодняшний день очень актуальной. За прошедшие годы уровень преступности в нашей стране заметно вырос.
Структура и объем работы соответствует цели и задачам.
Курсовая работа состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы.
Глава1. Официальные концепции преступности в период становления СССР.
Преступность в период становление СССР, с точки зрения идеологов социализма и историков правоведов.
СССР создавался в 1922 г. как федеративное государство. Однако с течением времени он все более превращался в государство, по существу, унитарное, управляемое из центра и нивелирующее различия между республиками, субъектами федеративных отношений. Проблемы преступности игнорировались на протяжении многих лет, трудности загонялись вглубь, не решались или решались кардинальными мерами (репрессиями).
Преступность и ее причины рассматриваются советскими идеологами конкретно-исторически, применительно к тем социально-политическим условиям, которые существовали на определенном историческом этапе развития Советского государства.
С победой социализма в СССР впервые в истории созданы необходимые предпосылки для полной и окончательной ликвидации такого социального зла, как преступность. В социалистическом обществе уничтожена частная собственность — основа капиталистического способа производства, отсутствуют эксплуатация, угнетение, нужда и нищета трудящихся — эта коренная, по мнению В. И. Ленина, социальная причина преступности. «С устранением этой главной причины, — писал Ленин, — эксцессы неизбежно начнут «отмирать». Мы не знаем, как быстро и в какой постепенности, но мы знаем, что они будут отмирать. С их отмиранием отомрет и государство».
Процесс «отмирания» преступности, начавшийся с победой. Великой Октябрьской социалистической революции, еще не завершен. Раскрытие причин, порождающих преступность, необходимо и важно для полной и окончательной ее ликвидации.
Социальный характер причин преступности при социализме означает, что они имеют общественный, а не индивидуально-биопсихологический характер и коренятся в некоторых условиях социальной жизни советского общества на определенном историческом этапе его развития. Признание социального характера причин преступности не означает, что преступность порождается социалистическими общественными отношениями. Преступность чужда и враждебна социализму. Социалистические общественные отношения заключают в себе все условия для гармоничного и всестороннего развития личности, для воспитания у трудящихся высоких моральных качеств. Однако при социализме еще продолжают действовать некоторые факторы, которые порождают преступления и другие антиобщественные деяния.
В   советской   литературе   иногда   высказывается   мнение,   что в условиях социалистического общества ликвидированы социальные причины  преступности.   Фактически  такого  рода  утверждения,  конечно, не есть попытка представить преступность как биологическое или биопсихологическое явление.  В этих формулировках неудачно выражена мысль авторов, что в условиях социализма отсутствует коренная социальная причина преступности эксплуатация, нужда и нищета трудящихся масс. Однако существующие в СССР причины преступности безусловно носят социальный характер.
Причинами преступности в этот период развития Советского государства являлись:
- сопротивление эксплуататорских классов социалистическому строительству;
- подрывная деятельность империалистических государств;
- влияние пережитков буржуазной морали, нравственности,  а  также традиций,  навыков,  привычек,  сложившихся в условиях эксплуататорского государства и противоречащих социалистическим общественным отношениям.
С установлением диктатуры пролетариата классовая борьба между пролетариатом и буржуазией внутри страны не затухает, но приобретает новые формы, одной из которых является подрывная преступная деятельность.
В отдельные периоды, с изменением исторической и социально-политической обстановки в стране, классовая борьба обострялась, что влекло за собой увеличение преступности вследствие активизации подрывных элементов. Так, в период проведения индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства остатки эксплуататорских классов всеми силами пытались помешать осуществляемым преобразованиям. Это сопротивление повлекло усиление вредительской, диверсионной, террористической деятельности со стороны классово враждебных элементов и тех, кто находился под их влиянием.
Другой, причиной преступности в первый период развития Советского государства была подрывная деятельность империалистических стран. Империалистические государства не только активно поддерживали внутреннюю контрреволюцию путем снабжения ее оружием, финансами и т.д., но, преследуя свои империалистические цели, использовали и другие средства для подрыва молодого государства трудящихся: забрасывали на нашу территорию террористические банды, пытались отторгнуть часть советской территории, развязывали интервенцию, засылали шпионов, вредителей, диверсантов. Империалистическая буржуазия вела активную антисоветскую пропаганду среди трудящихся своих стран и среди трудящихся СССР, пытаясь вбить клин между партией и народом, разжечь национальную вражду и рознь, развалить складывающееся единство народов СССР.
Третьей причиной преступности в рассматриваемый период являлось влияние пережитков буржуазной морали, нравственности, традиций, навыков, привычек, сложившихся в условиях эксплуататорского общества и несовместимых с социалистической моралью и идеологией рабочего класса. В. И. Ленин писал, что в капиталистическом обществе широкие народные массы «это — неразвитые пролетарии и мелкие буржуа, полные предрассудков мещанских, националистических, реакционных, клерикальных и проч. и проч.». Эта причина порождала значительное число преступлений, совершаемых трудящимися.
Детская и подростковая преступность в СССР.
Историю борьбы с преступностью несовершеннолетних в СССР можно разделить на три основных этапа: 1917−1935, 1935−1961 и 1961−1991 годы. Заявленная периодизация обусловливается существенным изменением задач, которые ставили перед собой государство и партия в отношении борьбы с преступностью и воспитанию молодежного поколения. В рамках каждого этапа государство выдвигало принципиальные установки и определяло органы, несущие основную ответственность за исполнение задачи и координацию деятельности разных служб в данном направлении. Наконец, все это каждый раз подкреплялось соответствующей нормативно-правовой базой, а так же планом социально-бытовых мероприятий, направленных на искоренение причин детской и подростковой преступности.
Первый этап. 1917−1935 годы
Вплоть до середины 1930-х годов основной установкой советского государства являлось использование не столько принудительно-карательных, сколько лечебно-воспитательных и профилактических мер воздействия в отношении оступившихся подростков. Основанием для этого служило принципиальное положение о том, что преступность, а тем более детская и подростковая преступность, является пережитком капитализма. Достаточно вспомнить высказывание В.И. Ленина об отмирании преступности с устранением эксплуататорских классов и нищеты трудящихся.
Большевики исходили из того, безнадзорные и беспризорные подростки, растущие на улице, неминуемо становиться «морально дефективным». В силу обстоятельств - и это их беда, а не вина - они привыкают асоциальному поведению, отстают в общем и психологическом развитии от сверстников и т.д. Поэтому они нуждаются не в наказании, а в социальной реабилитации и лечении. Такая позиция соответствовала передовым представлениям мировой педагогики и психологии тех лет.
Ситуация осложнялась тем, что в качестве первого шага необходимо было ликвидировать массовую детскую беспризорность, которая вследствие Первой мировой и Гражданских войн приобрела огромные масштабы и являлись питательной средой молодёжной преступности. Поскольку дети, оказавшись на улице, втягивались в преступную среду и гибли от голода и болезней, ставилась задача защищать само сущие молодого поколения страны Советов, независимо от происхождения и социального положения детей, и обеспечить ему надлежащую заботу.
Так большевики приступили к реализации концепции по разделению ответственности подростков и взрослых, в том числе совершивших аналогичные преступления. Речь шла о небывалом в мировой истории эксперименте по гуманизации наказания в отношении несовершеннолетних. Декрет ВЦИК от 7 марта 1918 года «О суде» подтверждал отмену судов и тюремного заключения для всех лиц моложе 17 лет, вне зависимости от тяжести преступления.
Тем временем в 1920-е годы появились новые факторы, тормозящие решение детских проблем. В условиях нэпа и либерализации семейно-брачных отношений наметился рост проституции, наркомании, преступности, в том числе детской. В несколько раз увеличилось число разводов и, соответственно, матерей-одиночек и неблагополучных семей. В губерниях, не затронутых войной, в начале 1920-х годов были проведены выборочные обследования, которые показали, что 50% детей в возрасте от 8 до 10 лет воспитываются в неполных семьях. Урбанизация, массовое переселение деревенских жителей в города в период первых пятилеток тоже сопровождалась всплеском преступности, особенно хулиганства и воровства среди подростков.
Второй этап. 1935−1961 годы
В середине 1930-х годов отношение к преступности несовершеннолетних и методы борьбы с ней, как и с преступностью в целом, претерпевают серьезные изменения. Закончился относительно «либеральный» период в истории советского законодательства. Было констатировано, что связи с завершением строительства социализма в СССР основные причины преступности несовершеннолетних, связанные с наследием царизма, в целом устранены, и пришла пора быстрейшей ликвидации самой преступности. «Мягкотелая» политика прежних лет была подвергнута критике, и маятник качнулся от профилактических и лечебно-воспитательных мероприятий в сторону принудитель6но-репрессивных мер воздействия в отношении оступившихся подростков.
Функции ликвидированных комиссий по несовершеннолетним, которые составляли единую систему, были «разнесены» по нескольким ведомствам. Это привело к утрате системности и усугубило проблемы профилактики правонарушений. Частично функции перешли к секциям по борьбе с детской безнадзорностью и беспризорностью при местных Советах. Однако секции имели сравнительно низкий статус и по сравнению с комиссиями обладали меньшей компетенцией. В частности, секции не анализировали ситуацию с детской преступностью в регионе и не занимались систематически воспитательными мероприятиями с подростками. Кроме того, в органах просвещения были выведены должности инспекторов охраны детства. В милиции появились специализированные подразделения и должности работников по борьбе с преступностью несовершеннолетних. Одновременно с условиями нарастания административно-командных тенденций усилилась ответственность родителей за воспитание детей. В том числе были введены административная ответственность родителей за детское озорство и хулиганство, а так же материальная ответственность за нанесенный ими ущерб. Закон предусматривал упрощение процедуры изъятия детей у нерадивых родителей и сообщение по месту их работы о фактах плохого воспитания детей. Приговоры по делам несовершеннолетних, не связанные с реальным лишением свободы, направлялись для принятия мер со стороны общественности, трудовых или учебных коллективов — в школы, на предприятия, в комсомольские организации. Стала более жесткой проверка поведения условно осужденных подростков.
Новая политика в отношении преступности несовершеннолетних находилась в русле общих тенденций сталинского периода. Преимущественное использование административно-принудительных мер помогло сравнительно быстро и успешно, путем «закручивания гаек» и мобилизации государственного аппарата, решить ряд проблем: например, к началу войны почти полностью покончить с детской беспризорностью, усадить за школьные парты практически всех детей, которые ранее не посещали школу. Однако в длительной перспективе это вело к противоречивым последствиям. Тревогу вызвало увеличение численности осужденных на реальные сроки подростков в возрасте 12−16 лет, многие из которых оказались в тюрьме за незначительные проступки (прежде всего, за мелкие кражи личного и колхозного имущества, в том числе по знаменитому Закону 1932 года «о семи колосках») и тем самым с малолетства втягивались в преступную среду. Война усугубила проблемы детской преступности, тесно связанные с ростом безнадзорности и беспризорности, вызванные чрезвычайной ситуацией военного времени, гибелью родителей, массовой безотцовщиной и др. Однако с помощью государства и общественности ситуацию удалось взять под контроль. В послевоенные годы государство и общественность немало делали для организации досуга детей, контроля за их поведением, борьбы с безнадзорностью и безотцовщиной. При фабричных и заводских, местных комитетах профсоюзов создавались комиссии по работе среди детей и подростков. При домоуправлениях действовали родительские комитеты, расширялся общественный актив детских комнат милиции и органов народного образования.
Параллельно после соответствующих дискуссий среди ученых правоведов и практиков судопроизводства осуществлялась ревизия уголовного и уголовно-процессуального законодательства. В результате в 1958—1961 годах были приняты новые Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик, а также республиканские УК и УПК. В них были повышен возраст привлечения подростков к уголовной ответственности, возвращена практика дифференцированного применения наказания к несовершеннолетним.
Третий этап.
Дальнейшее развитие получила нормы уголовного права, направленные на охрану интересов подростков. Появились комиссии по делам несовершеннолетних, прообраз которых, как говорилось выше, существовал уже в 1920-е годы. В целом с начала 1960-х годов был провозглашён и закреплен юридически отказ от политики репрессий в отношении несовершеннолетних в пользу профилактики преступности и мер воспитательного характера.
Успешно велась борьба с молодежной преступностью в СССР в 1960—1980-е годы.
Очевидно, однако, что изучение истории данного вопроса в 1917—1961 годы имеет важное значение как для характеристики советской системы, так и для поиска наиболее действенных форм и методов борьбы с молодежной преступностью в условиях современной России, где разумный баланс между принуждением и воспитательными мерами в отношении несовершеннолетних нарушителей по-прежнему актуален.
Организованная преступности в СССР.
Исследования профессиональной и организованной преступности в СССР условно разделяют стадии возникновения и развития этого феномена во времени на несколько ключевых этапов, выбирая наиболее значимые периоды в политической и социальной жизни советского общества.
1 этап (30-е – 50-е г.г.) относится к сталинскому периоду, когда была установлена жестокая диктатура, сформировалась система ГУЛАГа и зародились каста «воров в законе».
2 этап (60-е – 70-е г.г.) относится к так называемому постсталинскому периоду, при котором появились первые организованные преступные формирования мафиозного типа ― прообразы современной организованной преступности.
этап (80-е г.г.) – «перестроечный» период, когда произошло окончательное формирование современной организованной преступности в СССР.
Предшественники «воров в законе» в СССР появились почти сразу после октябрьской революции 1917 года. Их возникновение было предопределено почти трехвековой историей развития преступности и внутренней системой организации преступного мира, который, культивируя свои традиции, обычаи и «законы», обеспечивал преемственную связь. Преступный мир быстро приспособился к новым условиям диктатуры пролетариата. Политическое противостояние, хаос и экономическая разруха резко усилили криминальные группировки, которые использовались как для бандитизма и разбоев, так и в политических играх для дестабилизации советской власти.
Суммируя изложенное можно сделать вывод, что «воры в законе» это феномен советского периода, который утвердился в начале 30-х годов. Звание «вора в законе», как бы символизирует принадлежность к высшей касте в криминальной иерархии СССР, относя всех других преступников к различным, но более низким категориям, находящимся «вне закона», но подчиняющихся его основным постулатам.
После появления в начале 30-х «воры в законе» быстро закрепились на правах лидеров во всех системе ГУЛАГа и во многом определяли систему взаимоотношений в лагерях и тюрьмах, что не могло не стать причиной недовольства центральной власти, которая увидела в этом идеологическую подоплеку.
За период Великой отечественной войны 1941-1945 годы, количественный состав воровского сообщества существенно сократился. Многие воры погибли на фронтах, а значительное количество ― было ликвидировано в стычках с властями.
Принимаемые властями меры, с одной стороны, усилили отход преступников от воровских традиций, а с другой ― привели к значительной концентрации преступных авторитетов в местах лишения свободы. Оба эти обстоятельства способствовали ускорению процесса разложения группировки и вражды между самими ворами, обусловленных борьбой за право обирать заключенных. На воровских сходках в местах лишения свободы часто пересматривалось «правовое» положение членов группировки. Причем изгнанные из нее сразу же переходили к «отошедшим» и включались в борьбу против своих недавних собратьев по воровской «идее».
В 1958 г. Верховный Совет СССР утвердил Основы уголовного законодательства Союза СССР и Союзных Республик, содержащие ряд норм, изменивших исправительно-трудовое законодательство. 9 сентября 1961 г. Президиум Верховного Совета РСФСР указом N 154/3 утвердил «Положение об исправительно-трудовых колониях и тюрьмах МВД РСФСР». Указанные нормативные акты предусматривали создание колоний четырех видов: общего, усиленного, строго и особого режима.
Введение в ИТК нового «особого» режима стало еще одной попыткой государства полностью ликвидировать клан «воров в законе». В соответствии со п. 25 Положения исправительно-трудовые колонии особого режима являлись местом отбывания наказания в виде лишения свободы для особо опасных рецидивистов и преступников, которым смертная казнь в порядке амнистии или помилования заменена лишением свободы. В ИТК особого режима заключенные содержались в условиях строгой изоляции и помещениях камерного типа и использовались, как правило, на тяжелых работах.
В конце 50-х гг. после проведения ряда успешных операций. правоохранительные органы СССР отрапортовали об окончательном разрушении преступной организации «воров в законе». Это было стимулировано политическими установками ЦК КПСС во главе с Н. С. Хрущевым, который объявил об окончательной победе социализма и построении коммунизма к 80-тому году. В связи с этим правоохранительные органы СССР были подвергнуты кардинальным изменениям, приведшим к массовым увольнениям и ослаблению их влияния на криминальный мир.
Суммируя изложенное, можно констатировать, что, несмотря на самые «драконовы меры» и трансформацию основополагающих принципов, основной костяк «воров в законе», смог не только выжить, но и отлично адаптировался в новых политических и экономических условиях пост-сталинского государства. Конечно, это были не те «воры в законе», которые лидировали в лагерях ГУЛАГа 30-40 годах, но их высокая общественная опасность и приспосабливаемость сохранились и в следующих генерациях этого института ХХ века.
Еще одним последствием социально-культурных трансформаций, происшедших в ходе правовой реформы 1958-1961 гг., является атмосфера конфронтации между администрацией и заключенными, определяющая весь блок вторичных проблем, таких, как наличие постоянных дестабилизирующих факторов в деятельности пенитенциарных учреждений, эксцессов (захваты заложников, бунты, массовые акции протеста и т.п.), существовавших на протяжение четырех последних десятилетий, но ставших достоянием гласности только в последние 10 лет.
Психологическая атмосфера, сложившаяся в пенитенциарных учреждениях в результате появления тюремной субкультуры и реакции на нее администрации, напоминает ситуацию с вынужденным совместным проживанием на одной территории несовместимых по культурным установкам групп. В условиях перманентной «холодной войны» говорить о возможности конструктивной работы по исправлению заключенных или даже нормального функционирования учреждений было трудно.
Становление и распространение тюремной субкультуры вызвало последствия, выходящие за рамки чисто пенитенциарных проблем. Прежде всего это привело к криминализации общества, росту профессиональной и организованной преступности, в частности, к возрождению в середине 70-х годов клана «воров в законе», практически уничтоженного в конце 50-х ― начале 60-х годов. Отчасти это произошло из-за распространения тюремной субкультуры, (а с нею и криминальных установок) среди населения, отчасти потому, что нынешние тюрьмы и лагеря стали постоянным источником, подпитывающим существующие и возникающие криминальные структуры.
Таким образом, можно констатировать, что недобросовестная оценка особо опасных лидеров преступной среды, неблагоприятная социально-экономическая и социально-политическая ситуация в стране в 70-80-х годах и, как следствие, ослабление наступательности в борьбе с «ворами в законе» со стороны государства оказались для них своеобразной социальной передышкой, которая привела к реанимации и самому широкому распространению «криминально-негативной» идеологии и стимулировала рост «воровского» движения.
По мнению многих исследователей в начале 70-х в СССР уже появились все необходимые предпосылки для появления и разрастания теневой экономики и криминального предпринимательства, так как спрос населения на многие предметы первой необходимости оставался неудовлетворенным, а правительственная элита и правоохранительные органы завязли в коррупции.
Благодаря сращиванию с дельцами теневого бизнеса произошло заметное усиление касты «воров в законе» и быстрое разрастание количественных показателей профессиональной преступности. У «воров в законе» появились значительные материальные средства и они перестали зависеть от воровского «общака». Многие воры стали вести роскошный образ жизни: посещать дорогие рестораны, пользоваться личными автомобилями, носить дорогую одежду, пользоваться успехом у красивых женщин и обладать другими атрибутами влиятельных и респектабельных личностей.
В этот период молодежь стала особенно увлекаться воровской романтикой (наиболее привлекательными были мифы о воровской доблести, честности, блатные песни, фольклор), а сами «воры в законе» стали рассматриваться как надежные посредники для возвращения похищенной собственности (автомобилей), справедливые арбитры в конфликтах (разборках) и защитники от криминального «беспредела».
Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что, несмотря на ужесточение методов по борьбе с преступностью, в 60-70-е годы в СССР произошло окончательное формирование организованных преступных кланов нового типа, которые объединили в себе профессиональных преступников, представителей теневой экономики, покровительствующих им чиновников самого высоко уровня и коррумпированных сотрудников правоохранительных структур. Профессиональные криминальные группировки, возглавляемые «ворами в законе», также окончательно заполнили свою социальную нишу и их функции распределились как в общеуголовной преступной деятельности, так и в сотрудничестве с «теневиками».
Изменения в деятельности и социальном статусе «воров в законе» требовали новых корректив в воровских законах, что в свою очередь могло быть решено только на всесоюзных воровских сходках.
В период перестройки и событий, связанных с драматическим распадом СССР криминальный мир, а с ним и воровское сообщество претерпели кардинальные изменения.
Мощным импульсом для усиления влияния воров в законе во всех сферах общественной жизни стало принятие Закона «О кооперации», которым в СССР была допущена частная экономическая (предпринимательская) деятельность. С этого времени произошел подъем на поверхность воротил теневой экономики, которые начали небывалый «отмыв» и легализацию преступно добытых средств. Не случайно же до 60% кооператоров имели криминальное прошлое, т.к. оказались ранее судимыми за различные виды преступлений. Эта группа «бизнесменов» в самом корне дискредитировала кооперативное движение, внедрила недобросовестную конкуренцию и монополизирована рынок. Пропорционально накоплению капитала новоявленными бизнесменами развивались рэкет и коррупция.
В ходе процесса дезинтеграции воровского сообщества резко дистанцировались от воров как таковых «воры в законе» как лидеры преступных объединений. Свои прямые обязанности они уже, как правило, не выполняли, и даже отступили от некогда незыблемых правил поведения вора: не работать, не иметь семьи, не роскошествовать, не участвовать в наркобизнесе и т.п. Постепенно преступные объединения, возглавляемые «ворами в законе», стали формироваться по образу и подобию организованных преступных группировок и насыщаться в «кадровом» смысле отнюдь не ворами, но типичными боевиками; в «общаки», держателями которых были «воры в законе», стали платить уже не воры, а бизнесмены и представители организованной преступности. На сегодняшний день практически все известные «воры в законе» занимаются организованной преступной деятельностью.
Таким образом, институт «воров в законе» изжил себя как координирующая воровской мир сила и стал составной частью общей системы организованной преступности.
Но профилактика и предупреждение организованной преступности (преступлений) является основной для любого государства и как направление профилактической деятельности предполагает:
- четкую концептуальную и понятийную характеристику этой преступности и борьбы с ней в современный период и изучении предпосылки его развития;
- достаточную правовую базу;
-специализацию кадров, ведущих борьбу с этой преступностью и их подготовку;
- достаточное ресурсное обеспечение;
-современную информационную базу;
- комплексное программирование;
- знание реального состояния и тенденций организованной преступности, обоснованные прогнозные оценки.
Профилактика организованных преступлений является одним из ведущих направлений в международном сотрудничестве России в сфере борьбы с преступностью.
Глава 2. Анализ преступности в период Великой Отечественной войны и послевоенные годы.
2.1. Преступность в период Великой Отечественной Войны.
Советское время официально было принято считать, что с началом войны весь советский народ "сплотился" и "единым строем встал на борьбу...". Но в реальности оказалось - далеко не весь и очень многие граждане СССР вели свою борьбу за личное выживание и обогащение в условиях военного времени.
Но это было не так, всю преступность в военное аремя можно рассмотреть на примере блокадного Ленинграда.
Даже в условиях блокады Ленинграда имелось весьма значительное число советских людей, наживавшихся фактически на смерти других жителей города. Война сдёрнула пропагандистские лозунги и действительно показала нутро каждого человека, снимая маски патриотов и делая "плохих" людей ещё более плохими, а зачастую загоняя в эту категорию и ранее "хороших".
В первую блокадную зиму на почве жесточайшего голода, холода и резкого ухудшения элементарных бытовых условий появились новые виды преступлений: убийства с целью завладения продуктами, продовольственными карточками, грабежи сумок и хлеба в булочных, подделка продовольственных карточек, кражи из квартир мобилизованных и эвакуированных, вымогательство платы за рытье могил...
В условиях блокадного города хищение продовольствия, продовольственных карточек, талонов обрекало жертвы этих преступлений на смерть - только одна украденная буханка хлеба лишала 6-8 человек суточного пайка. С одной стороны, уголовные «хищники» и спекулянты совершали преступления, нанося существенный ущерб экономике государства.
С другой - факты наличия подобных правонарушений красноречиво показывают масштаб народных бедствий, т.к. хищениями и спекуляцией в голодные военные годы занималась значительная часть советского общества как в городах, так и в сельской местности.
Ещё до войны Сталин сказал, что «вор, расхищающий народное добро…, есть тот же шпион и предатель, если не хуже…»Т.е. уголовные преступники военного времени фактически приравнивались к «врагам народа», которых государство активно уничтожало в предвоенные годы.
Число осужденных за преступления, предусмотренные указами военного времени, было значительным. Оно почти вдвое превышало число осужденных общими судами, но изменялось примерно так же, как и число осужденных военными трибуналами
Возросший уровень преступности в СССР во время войны непосредственно связан не только с экстремальной военной обстановкой, но и с более широкой криминализацией малейших отклонений от императивных требований властей, которая началась в предвоенные годы, сопровождала войну и свыше 10 лет послевоенной жизни. Такая жестокость в определенной мере была обусловлена военной и послевоенной обстановкой. Но этот путь не был единственно возможным и сколько-нибудь человечным. Таковым он казался лишь сталинскому режиму, поскольку закономерно вытекал из сути его насильственной природы, - для него идея построения казарменного общества была дороже жизни, здоровья и свободы миллионов граждан, которых он стремился облагодетельствовать.
2.2. Роль и показать значение органов внутренних дел в борьбе с преступностью и стабилизации общественной жизни в СССР
в 1945-1953 гг.
Война изменила привычный уклад жизни и быта советского общества, нанесла серьезный урон народному хозяйству СССР. Последствия войны оказали серьезное влияние на мировоззрение и поведение людей. Власти считали, что «в отдельных неустойчивых людях пробудились низменные чувства, стремление к наживе, к личному обогащению за счет чужого труда. Такие люди, пренебрегая общественными интересами и своим гражданским долгом, не занимаясь общественно полезной деятельностью, становились на путь преступлений, нанося моральный и материальный ущерб государству и народу». Особенно заметным всплеск преступности оказался на территории, подвергшейся оккупации. Влиянию фашистской пропаганды в первую очередь поддались так называемые «бывшие» (деклассированные элементы, кулаки, идейные враги Советской власти) и уголовные преступники. Эти предатели участвовали в массовых репрессиях против советских граждан, помогали фашистам утверждать «новый порядок» на территории СССР. После войны многие из них стали организаторами разного рода преступных формирований. Оперативная обстановка в стране осложнялась из-за массового передвижения населения (из эвакуации, демобилизованных, репатриантов и т.д.), что значительно затрудняло охрану общественного порядка, создавало благоприятную среду для уголовно-преступных элементов. На уровень и состав преступности отрицательно влияло наличие у населения огнестрельного оружия, оставшегося со времен войны. Попадая в руки неустойчивых в поведении людей, оно часто становилось орудием преступления. В годы войны по сравнению с мирным временем доступ к оружию был значительно облегчен. Если огнестрельное оружие в руках преступника до войны являлось экзотическим явлением, то в 1942 г. при арестах правонарушителей органами внутренних дел было изъято 70969 стволов, в 1943 - еще 38753 единицы оружия (причем нередко - пулеметы, автоматы, гранаты). При встречах с вооруженными преступниками часто погибали сотрудники милиции.
Особенностью исследуемого периода был голод 1946-1947 гг.,охвативший практически всю страну и резко осложнивший криминогенную обстановку. Современники и исследователи отмечают, что «обезумевшие люди ради собственного спасения и своих близких шли на воровство, грабеж, убийство». Органы милиции были обязаны систематически проверять состояние и сохранность зерна в хранилищах и на заготовительных пунктах, выявлять и пресекать хищения хлеба и хлебопродуктов. Милиция проверяла состояние токов, готовность элеваторов, складов, крупорушек, пригодность транспортных средств к перевозке хлеба, обеспечивала его охрану.
В первые послевоенные годы ситуацию осложняли трудности кадрового обеспечения органов внутренних дел. Кроме постоянного некомплекта, низкой квалификации сотрудников милиции, далеко не все благополучно обстояло с дисциплиной. Наблюдались факты нарушения законности. Среди работников паспортных и военно-учетных столов, дежурных по КПЗ, оперативных групп по сопровождению поездов имело место взяточничество, связь с преступными элементами. Были установлены факты возбуждения дел без достаточных на то оснований, нарушения сроков ведения и содержания под стражей, избиения арестованных.
Однако, несмотря на то, что в работе органов милиции имелись серьезные недостатки, носящие в основном объективный характер, милиция в целом обеспечила необходимое спокойствие и безопасность граждан нашей страны, не допустила неконтролируемого роста преступности и бандитизма в послевоенный период 1945-1953 гг.
Глава 3. Состояние преступности в период «застоя» и «перестройки».
Исторический период 1965-1988 гг. ныне трактуется как этап «застоя» и последующей «перестройки» социально-экономического и политического устройства.
Показателями распространенности преступности служат ее уровень (абсолютное число зарегистрированных преступлений и выявленных преступников), а также интенсивность (коэффициенты преступности).
Если судить по данным статистики и криминологических исследований, в динамике преступности отмечались четыре тенденции, соответствующие историческим периодам:
С середины 60-х и до первой половины 80-х годов (1966–1985 гг. ) шло нарастание преступности, причем каждые пять лет прирост средних коэффициентов преступности почти удваивался. На резкий взлет числа зарегистрированных преступлений в 1983 году оказало влияние повышение требовательности к регистрационной дисциплине. В целом же цифры преступности свидетельствовали о том, что кризис общества нарастал, преступность увеличивалась и становилась все более общественно опасной.
Период перестройки характеризовался противоречивыми процессами: в 1986–1987 годах – снижением ситуативной, зависимой от пьянства части преступности с одновременным ростом предумышленной, корыстной ее части, с 1988 года – интенсивным нарастанием преступности.Значительный годовой прирост преступности в 1989 году отчасти объяснялся более полной, чем ранее, регистрацией в конце 1988–-1989 году нераскрытых преступлений. Однако и в 1990 году при прежней регистрационной политике годовой темп прироста числа зарегистрированных преступлений был очень высоким. Процессы криминализации общества стали выходить из-под контроля государства.
Глава 4. Проблемы преступности современной России.
В 1990-х гг. на волне «перестроечных процессов», приведших к распаду СССР и утрате силы большинства норм союзного законодательства, после провозглашения 12 июня 1990 г. независимости РСФСР в республике началась реформация законодательной, исполнительной и судебной властей, направленная на обеспечение суверенитета и создание образа целостного и самостоятельного государства.
Период реформ начался с резкого нарастания зарегистрированной преступности (1991–1993 гг.) и все более активного вовлечения населения в преступную деятельность.
Одновременно это время отмечено структурной перестройкой преступности, нарастанием в ней организованности, изменением форм крайне общественно опасного поведения. Эти обстоятельства, а также существенные изменения уголовного законодательства отразились на противоречивой статистической картине преступности, в частности снижении числа зарегистрированных преступлений в 1994 году.В 1995 году вновь был зарегистрирован рост преступности, но впервые за шесть последних лет он частично был связан с активизацией наступления на отдельные ее виды, в частности уличную, бытовую. При этом продолжали усугубляться организованная преступность, коррупция, терроризм. Криминальная активность населения за пять лет реформ возросла вдвое.
Во многом, высокий уровень преступности связан с экономический проблемой. Ведь, не случайно, большую часть всех преступлений в РФ составляют кражи. И, в данном контексте, стоит говорить о улучшении экономического положения страны. Особенно, об улучшении экономического состояния регионов. Сейчас экономические затруднения России особенно остро касаются вопросов борьбы с преступностью. Улучшение уровня жизни граждан РФ непосредственным образом отражается на количестве преступлений.
Другая проблема, тесно связанная с уровнем преступности в стране называется “кризис морали”. Причин данного кризиса масса. Оправдание незаконных средств получения материальных ценностей в СМИ. Потеря уважения (по сравнению с советским обществом) к государственным структурам и должностным лицам, недобросовестные предприниматели и коммерческие организации - вот лишь небольшой список причин упадка морали в стране. В качестве контрольных мер можно выделить стабилизацию экономического, политического, государственного и духовного состояния общества.
Выделяются новые тенденции в характере преступности. Каждое девятое зарегистрированное преступление совершено в крупном или особо крупном размере. Произошло сращивание криминала, теневого бизнеса и представителей властных структур, прежде всего на почве передела собственности, что позволило организованным группам и преступным сообществам сохранить контроль над значительной частью экономического потенциала и ресурсов страны.
На динамику и структуру преступности продолжают оказывать влияния процессы обнищания народа и усиления безработицы, люмпенизации и маргинизации, социально-психологическая депрессия населения. К тому же, за последние годы в России сформировались разнообразные субкультуры преступного мира. Некоторые слои населения практически не мыслят своей жизни (не хотят, а часто уже не могут) без противоправной деятельности.1 Дальнейшая криминализация общества, особенно рост организованной преступности и коррупции, может стать непреодолимой преградой на пути реформ, построения действительно демократического, правового государства. Чтобы предотвратить такое развитие событий и взять криминальную ситуацию под контроль, в адекватно складывающейся обстановке, необходимо реализовывать взвешенную, сильную государственную политику борьбы.
По данным Организации объединённых нации во всём мировом сообществе масштабы преступности возрастают, она становится всё более изощрённой.
Профессор В.В. Лунеев в своём исследовании также отмечает: «Прогноз преступности в мире, его отдельных регионах и странах к началу третьего тысячелетия неблагоприятен. Общая результирующая преступности в мире продолжает идти вверх.»

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Осмысление исторического опыта взаимодействия власти и общества в процессе поддержания общественного порядка, противодействия различным формам девиантного поведения и преступности является важным условием оптимизации деятельности по обеспечению внутриполитической стабильности. В данной связи представляется очевидной необходимость изучения истории эволюции российской правоохранительной практики Причем особое значение, на наш взгляд, имеет исследование тех периодов в истории страны, когда общество сталкивалось с проблемой резкого роста преступности. В Российской истории в данном плане следует выделить период восстановления народного хозяйства после десятилетий упадка, когда уголовная преступность превратилась в чрезвычайно мощный дестабилизирующий фактор, представлявший угрозу национальной безопасности.
Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что в нашей стране накоплен большой как теоретический, так и практический опыт в области предупреждения преступности. Несмотря на значительный откат в реализации превентивного подхода к борьбе с преступностью, на имевшее место разрушения системы предупредительных мер, она, претерпев существенные изменения, доказала свою жизнеспособность и социальную значимость. Никем и ничем не опровергнуты научно достоверные оценки преимуществ предупреждения преступности в ряду основных направлений борьбы с нею. Более того, данное положение сегодня содержится в важнейшем программном документе страны.
В стране воссоздаётся система предупредительных мер, по крайней мере, в отдельных регионах. К тому же такие общие факторы, как достаточная стабильность верховной власти (в лице её нынешнего президента), постепенный подъём экономики, и укрепление правовой основы государства позволяют охарактеризовать ситуацию в России как благоприятную для становления системы эффективного борьбы и предупреждения преступности.
Всё это позволяет завершить данную курсовую работу на оптимистической ноте, с убеждением в том, что борьба с преступностью имеет в нашей стране не только богатое прошлое, сложное настоящее, но и большое будущее.
Список использованных источников и литературы:
Российская Федерация. Конституция (1993). Конституция Российской Федерации: принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г. от 25 декабря 1993 г. N 237.// Собр. законодательства Российской Федерации. N 30 (ч.I), 28.07.2014, ст.4202
Минимальные стандартные правила обращения с заключенными. Приняты Генеральной Ассамблеей ООН в 1957 г. Ратифицированы СССР в 1989 г. // Права человека: Сб. международ, договоров. Нью-Йорк, 1989.
Закон РСФСР от 18.04.1991 г. № 1026-1 «О милиции» // ВСНД и ВС РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503 (в ред. от 07.11.2000 г. № 135-Ф3).
Богданов С.В. «Это нужно выжечь каленым железом …». Тоталитарная государственность и экономическая преступность в СССР, 1920-1953 гг.– Курск: Курский государственный технический университет, 2009.
Водолазский Б.Ф., Вакутин Ю.А. Преступные группировки. Их традиции, обычаи, «законы»: (Прошлое и настоящее). – Омск, 1979.
Гернет М.Н. Преступность за границей и в СССР. М, 1931.
Герцензон А.А. Неоломброзианство и кризис современной буржуазной криминологии. «Советское государство и право», - Москва: Издательство: Наука, 1965, №11, стр. 95. 182
Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. М., 1990.
Золкин А.Л. Философия права. Учебник. - Москва: Юнити - Дана, 2012. - 383 с.
Зима В.Ф. Послевоенное общество: голод и преступность (1946-1947 гг.) // Отечественная история. 1995. №5.
Зубкова М.Ю. Послевоенное советское общество: политика и повседневность. - М., 2000.
Лунеев В.В. К проекту закона о предупреждении преступности // Государство и право. №11. Издательство: Ин-т гос. и права РАН, Москва: 2009 г. С.3-24.
Лунеев В.В. Организационная преступность, уголовный терроризм в условиях глобализации // Социологические исследования. - 2002. - № 5.
Лунеев В.В. Преступность в XXI веке (методология прогноза) // Социологические исследования. - 1996. - № 7.
Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ. М.: Инфра-М, 1999. С. 87
Нерсесянц В.С. Философия права. Издательство НОРМА. Москва, 2005.
Нерсесянц В. С. «Философия права. Учебник» Издательство НОРМА. Москва, 2013 – 848 с.
Иконникова Г.И., Ляшенко В.П. Философия права, 2-е издание, переработанное и дополненное, Москва, Издательство: Юрайт, 2011 год.
Топильская Е.В., Организованная преступность. – СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 1999.
Шаргородский М.Д., Алексеев Н.С. Актуальные вопросы советского уголовного права. В сб.:   Вопросы Советского государства и права, Изд. ЛГУ, 1954,
Юрчук В.С. Философия права, учебный курс (учебно-методический комплекс), М.: МИЭМП, 2007 – 140 с.
Философия права: Учебное пособие / Новосибирск гос. ун-т. Новосибирск, 2006. 
Философия права. Автор: Данильян О.Г., Байрачная Л.Д., Максимов С.И. 2005.
Философия права. Учебник. Второе издание, дополненное и переработанное, серия:  Высшее образование. Издательство: Инфра-М, Год издания: 2013 – 336 с.

Приложенные файлы

  • docx 1252774
    Размер файла: 72 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий