Род существительного может быть выражен морфологически – системой флексий падежных слова), называющие неодушевленные предметы, относятся к сред. р.: (полное) алиби, (комическое) амплуа

1.Словообразование: 1) это раздел языкознания, который изучает способы и правила образования слов и 2) образование новых слов на базе имеющихся однокоренных с помощью служебных морфем, путём перехода из одной части речи в другую и т.д. Для обозначения данной дисциплины и процесса образования слов нередко используется другой термин – деривация (лат. derivatio – образование). Словообразование как особый раздел языкознания стало складываться в 40-50-е годы (В.В. Виноградов, Г.О. Винокур, А.И. Смирницкий).
Морфемика – раздел языкознания, в котором изучаются морфемы, обладающие специфическими формальными и семантическими свойствами. Большинство языковедов вплоть до настоящего времени не выпускает из «железных объятий» грамматики не только морфемную, но и словообразовательную проблематику. И морфемика, и дериватология, если даже и признается их специфика в отличие от грамматического учения о слове, все же рассматриваются как самостоятельные части грамматики (морфологии). Главный аргумент в пользу такой точки зрения: и морфы слов (как синтаксические, так и несинтаксические), и производные слова (область словообразования) образуются с помощью морфем (окончаний, суффиксов, приставок и т.д.), а морфемы являются объектом изучения морфологии.
Словообразование и морфология:
Задачи словообразования и морфологии пересекаются. В словообразовании исследуется словообразовательная структура, в морфологии формообразующая.
* Он белит потолок
Белит – основа бел, окончание ит: с точки зре6ия морфологии указывается на глагол наст.времени, ед.числа, 1 спряжения; с точки зрения словообразования «белит» имеет неопр.форму «белить».
Белитьбелый
Каждая часть речи имеет свою словообразовательную подсистему и свои, характерные только для данной части речи, ресурсы.
Словообразование и синтаксис:
На эту связь ученые обратили внимание недавно: Соболева, Гинзбург. Синтаксические отношения, характерные для данного слова, отражаются в его словообразовательных возможностях, семантике производных от него слов.
* учить – в предложении является сказуемым
Соответственно от этого глагола образуется:
- имя действия
- имя действующего (учитель)
- имя прямого обстоятельства действия (ученик)
- имя косвенного обстоятельства действия (учебник)
- имя места действия (училище).
Связь между синтаксисом и словообразованием проявляется в связном тексте. Однокоренные слова используются в тексте как средство связи между отдельными синтаксич.единицами.
* Он сидел и молчал. Молчание длилось более часа.
Словообразование и лексикология:
В лексикологии слово изучается с точки зрения его значения, стилистической окраски, с точки зрения происхождения слов. Без словообразования невозможно изучить появление новых слов. Чтобы разобрать слово, определить мотивировочную словообразовательную базу, нужно обратить внимание на значение.
Разделы словообразования:
1.морфемика – изучает морфемы, их значение
2.раздел структуры рус.слова (об основах)
3.морфонология (рассматривает морфы различ.типа)
4.этимология
Морфемика занимается проблемами чередования фонем в пределах морфемы.
Раздел морфологии, изучающий структуру формативов, формальные закономерности их сочетаемости («тактики») и контекстно-обусловленное варьирование фонемной структуры, называют морфонологией. Морфонология изучает фонологическую структуру морфем разного типа и использование фонологических различий в морфологических целях. В узком смысле морфонология изучает варьирование фонем в составе морфов одной морфемы, т.е. их альтернации, чередования. Чередуюшиеся морфемы называются морфонемами. Исходный вариант морфемы может не совпадать ни с одним из ее действительных контекстных представителей. Например, русск. морфема сон-/сн- получает единую морфонемную запись сън (или с*н) с морфонемой ъ (или *) в середине, так как ни один из членов чередования о/о нельзя представить как исходный.
2.«Формальная» морфология, или морфемика, в центре которой находятся понятия слова и морфемы, и грамматическую семантику, изучающую свойства грамматических морфологических значений и категорий (т.е. морфологически выражаемое словообразование и словоизменение языков мира).
Морфемика – 1) это раздел языкознания, изучающий систему минимальных, далее неделимых значимых единиц языка – морфем, а также морфемную структуру слов и их грамматических разновидностей (словоформ) и 2) система морфем конкретного языка в их взаимодействии.
При описании морфемного строя языка исследуются функции морфем, особенности значения морфем, их формальная структура, общие закономерности сочетаемости морфем в составе слова.
Морфемика позволяет получить сведения о строении слова, широко используемые в словообразовании и морфологии. Становление морфемики как особой лингвистической дисциплины стало возможным благодаря исследованиям основателя Казанской лингвистической школы И.А. Бодуэна де Куртенэ, который в 1881 г. ввел в научный оборот понятие морфемы, а также трудам В.А. Богородицкого, Г.О. Винокура, Н.М. Шанского, Е.А. Земской, В.В. Лопатина, И.С. Улуханова, Е.С. Кубряковой, М.В. Панова, А.Н. Тихонова и других отечественных ученых.
Морфема - это мельчайшая значимая единица языка, которая является средством выражения грамматических значений. В отличие от слова и предложения, которые способные к самостоятельному употреблению, морфема выступает как составная часть слова и формы слова. Морфемы являются двусторонними единицами языка: у них две стороны - семантическая и фонетическая. Чтобы точнее описать структуру морфемы, введены понятия морфа (конкретный фонетический вариант морфемы) и сема (мельчайшая единица семантической стороны морфемы). Морфемы бывают моносемными (однозначными) и полисемными (многозначными). От звуков и слогов морфемы отличаются своей значимостью, т.е. наличием грамматических и СО значений. От слов, словосочетаний и предложений они отличаются большей абстрактностью своих значений, нечленимостью на более мелкие значимые \части и неспособность выступать в качестве предложений или их частей.
В обиходе, даже среди специалистов по морфологии, термин «морфема» часто употребляется в значении морф. Иногда подобное неразличение в словоупотреблении проникает даже в публикуемые научные тексты. Следует быть внимательным в этом отношении, хотя в подавляющем большинстве случаев из контекста ясно, о какой именно сущности  конкретно-текстовом морфе или абстрактно-языковой морфеме  идёт речь. Морф (от греч. morphe – форма) – минимальная значимая единица текста, текстовый представвитель морфемы. Термин морфа был предложен Ч.Хоккетом в 1947 г.
Важной задачей морфемики является установление принципов вычленения в словоформах минимальных значимых линейных единиц – морфов и правил объединения морфов в парадигматические единицы – морфемы. Морфемный анализ слова предполагает вычленение в слове (словоформе) всех составляющих его морфов и установление их значений. Выявление М. языка начинается с членения высказываний на морфы, далее морфы, сходные по содержанию и форме и находящиеся в отношениях дополнительной или неконтрастирующей (несмыслоразличительной) [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], объединяются в одну М. (ср. М. «друг» = русский морфам «друг~друж~ друз’»). Эта ступень анализа, устанавливающая [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] одной М., называют её отождествлением, или идентификацией.
Все морфемы можно разделить на два больших класса: класс знаменательных (лексических) морфем (корневых морфем) и класс служебных (грамматических) морфем, аффиксов.
3. Вслед за отождествлением происходит классификация М. По положению в системе языка М. делятся на свободные, способные выступать в виде самостоятельного слова, связанные, встречающиеся только как часть слова и относительно связанные, проявляющие в одной серии случаев первое качество и в другой второе (ср. русский «до» в «долететь до реки»). По функции М. делятся на служебные (аффиксальные) и неслужебные (корневые); первые обычно связаны, вторые свободны. Число первых ограничено, как правило, несколькими десятками, число вторых неограниченно. Признак обязательности характерен для корней. Аффиксальные морфемы являются факультативными частями слова. Имеются слова без аффиксальных морфем: я, ты, здесь, вчера, там, но нет ни одного слова, в котором не было бы корня.
Различие между корнями и аффиксами проводится и по ряду признаков:
1) корень – центральный элемент морфемной структуры слова, являющийся лекси-ческим ядром слова, несущим его основное, знаменательное значение; аффиксальные морфемы выражают в слове дополнительное значение – словообразовательное или грамматическое (причем более общее, чем у корневой морфемы).
2) корень не может не иметь значения (номинативного или экспрессивного), аффикс – может (например, соединительные морфемы в словах самовар, пятилетка и др.);
3) корневые морфемы обычно не закреплены за теми или иными частями речи (дерево, деревянный, деревенеть; зло, злой, злить и т.п.), тогда как аффиксы обычно соотносятся со словами вполне определенных частей речи: -ут – глагольное окончание, -ейш- – суффикс прилагательного, суффикс -ость характеризует существительные и т.д.;
4) корней в языке значительно (на порядок) больше, чем аффиксов. Так, в «Словаре морфем русского языка» А.И. Кузнецовой и Т.Ф. Ефремовой (М., 1986) зафиксировано около 5000 морфем, из них корней – более 4400, а аффиксальных морфем – около 600;
5) перечень корней открыт для пополнения новыми морфемами, новые же аффиксы в языке практически не появляются, их список закрыт;
6) в тексте корневые морфемы встречаются реже, чем аффиксальные. Ср.: Я помню чудное мгновенье... (П.) – четыре корня и шесть аффиксов; Маленькой ёлочке холодно зимой – четыре корня и семь аффиксов;
7) корневые морфемы в среднем длиннее, состоят из большего количества фонем, чем аффиксальные, которые нередко представлены одной фонемой (ср.: нес-у, стпол-ы и т. п.);
8) аффиксы могут быть нулевыми (например, дом-ш), корни – никогда;
9) корневые морфемы могут совпадать с основами слов, например ландыш, аффиксальные морфемы составляют лишь часть основы слова. Например, суффикс -к-, придающий оттенок уменьшительности значению слова берез-к-а, осознается как часть основы этого слова.
4. По типам передаваемых значений аффиксальные М. делятся на деривационные (словообразовательные), реляционные (словоизменительные) и реляционно-деривационные (формообразующие). Последние 2 категории часто объединяются под названием словоизменительных. М. могут быть материально выраженными или же нулевыми, когда они вычленяются у словоформы по её противопоставлению форме с материально выраженной М. (ср. русский «стол стол-ы»). Большинством лингвистов М. рассматривается как единица, соотносящая [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] с [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], т. е. понимается как двусторонняя знаковая единица; реже встречается трактовка М. как мельчайшей единицы плана выражения.
Аффиксальные морфемы, которыми различаются словоформы одного и того же слова, называются словоизменительными; аффиксальные морфемы, повторяющиеся в разных словоформах одного и того же слова, - словообразовательными. Различные виды аффиксов играют неодинаковую роль в словообразовании и словоизменении.
Словоизменительные аффиксы (флексии, словоизменительные суффиксы, постфикс -те) присущи словоформам, а не словам в целом, и выражают морфологические значения. Словообразовательные аффиксы присущи словам в целом и выражают словообразовательные значения. В совокупности с корнем словообразовательный аффикс формирует лексическое значение слова. Формообразующими называются служебные морфемы, образующие грамматические формы слов. Например: писать – на-писать (совершенный вид), быстрый – быстр-ее, быстр-ейш-ий (степени сравнения прилагательных). В ряде слов значения слово- и формообразования могут выражаться одним и тем же аффиксом. В этом случае принято говорит о синкретизме. Синкретичные аффиксы одновременно образуют новое слово и указывают на грамматическое значение. Например: читать – пере-читатъ (приставка пере- указывает одновременно и на вид глагола – совершенный и создает слово с новым лексическим значением).

5. Суффикс (лат. suffixus – прикрепленный) располагаются – это служебная, или аффиксальная, морфема, которая находится в слове после корня (или другого суффикса) перед окончанием и служит для образования слов или их форм. Например: изда-тель, издатель-ниц-а. Суффикс не является обязательной морфемой в слове. Существует немало слов, в которых суффикса нет: стол, кровать, белый, петь и др.
Для данной аффиксальной морфемы характерна закреплённость за определённой частью речи. У каждой части речи свои собственные суффиксы: -ость, -изн', -тель – суффиксы имен существительных (туманность, жизнь, читатель); -лив, -ист, -ов – суффиксы прилагательных (дождливый, зернистый, столбовой). В русском языке нет суффиксов, которые бы производили слова разных частей речи: -лив- – суффикс, производящий только прилагательные (молчаливый, терпеливый, счастливый), -ец - только существительные (глупец, хитрец, творец). Конечно, в производных существительных типа молчаливость наличествует аффикс -лив-, но он является частью производящей основы (молчалив-ый) и не служит для образования имен существительных. Суффикс всегда присоединяется к основе слова, а не к слову целиком. Например: смелый смелость, красивый красота. При этом суффиксы нередко вызывают изменения в строении конца основы (чередование фонем), так как на границе морфов происходит взаимоприспособление основы суффикса, ср.: горох – горош-ек, горош-ин-а; бумага – бумаж-н-ый. Суффиксы участвует и в словообразовании, и в словоизменении. Большинство суффиксов являются деривационными. Но некоторые используются для образования грамматических форм. В этом случае их принято называть формообразующими. Различают следующие формообразующие суффиксы:
1. Глагольные: инфинитива – -ть, -ти (читать, расти) и нулевой (беречь#); прошедшего времени – -л- (читал) и нулевой (вымок#); формы сослагательного наклонения – -л- + бы (читал бы) и нулевой + бы (вымок# бы); формы повелительного наклонения – -и (скажи) и нулевой (экономь#).
2. Причастий: настоящего времени действительных – -ущ-, -ащ-; настоящего времени страдательных – -м-, -ом-, -им-; прошедшего времени действительных – -ш-, -вш-; прошедшего времени страдательных – -енн-, -онн-, -нн-, -т-.
3. Деепричастий: -а (читаj-а), -в (сказав), -вш- (сказавши).
4. Прилагательных: сравнительной степени – -ее, -е, -ей; превосходной степени – -ейш-, -айш-.
5. Наречий: сравнительной степени – -ее, -ей, -е.
6. Существительных: -j- (дерево – дерев'jа, кол – коль’jа, брат – брат’jа); -ес- (чудо – чудеса, небо – небеса), образует основу косвенных падежей; -ин (крестьянин – крестьяне, боярин – бояре), исключение семьянин.
Бывают такие суффиксы, которые выполняют две функции: с их помощью образуются новые слова и в то же время грамматические формы. Такие суффиксы называют синкретичными. Например: рассыпать – рассыпбть, полить – поливать, усмотреть – усматривать (совершенный и несовершенный виды).
Следует иметь в виду, что в некоторых словах суффиксы не получают своего материального выражения. В этом случае принято говорить о наличии в структуре данных слов нулевых суффиксов. Так, слово притвора имеет значение «тот, кто притворяется, любит притворяться». С таким же примерно значением русскому языку известно слово притворщик, образованное с помощью суффикса -щик от глагола притворяться. Следовательно, и слово притвора, образованное от глагола притворяться, должно иметь словообразовательный аффикс для обозначения лица по действию, названному глаголом. Нулевые суффиксы используются при образовании имен прилагательных (золот-о золот-#-ой), различных глагольных форм: нес-#-ш (ср. нес-л-а).
Префикс, или приставка (лат. praefixus – прикрепленный спереди) – аффиксальная морфема, расположенная перед корнем или другим префиксом и служащая для словообразования (редко для словоизменения). Например: прибегать, призадуматься.
Приставка является необязательной морфемой в составе слова, очень многие слова не имеют приставки: стол, ясли, купить, бежать, красивый, чудесный и т.д.
Тесная связь со словами какой-либо одной части речи для приставок не обязательна. Существуют приставки. которые могут присоединяться к словам различных частей речи, сохраняя одно и то же «универсальное» значение: раз-: раз-ухабистый, раз-веселый; рас-красавица, рас-красавчик; пре-: пре-весёлый, пре-милый; пре-комедия; со-: со-автор, со-гражданин, со-редактор; со-пере-живать, со-существовать. Однако есть группа приставок, которые являются именными: псевдо-, квази-, ультра- и ряд других (псевдо-ним, квази-научный, ультра-модный).
Характерной особенностью приставки является то, что она присоединяется к слову целиком и не изменяет принадлежности слова к части речи.
Приставки обычно не влияют на строение начала слова. Обособленность приставок в составе слова поддерживается еще одной их особенностью. Они могут иметь побочное ударение в составе слова (анти-демократичный, прдтиво-воздушный, противо-пожарный, со-наниматели, внутри-клеточный, анти-нейтралитет). Наличие особого ударения и структурная самостоятельность в составе слова приводят к тому, что позиционные изменения гласных, распространяющиеся на все морфемы слова, могут не затрагивать приставок. Например, приставка co- co значением совместности в безударных слогах слова может сохранять [о], не подвергаясь редукции и не изменяясь в [ъ] или [а]: сонаниматель, соопекун, соруководители.
Приставки преимущественно являются словообразовательной морфемой. Приставочное образование особенно характерно для глаголов: гореть – загореть, обгореть, угореть, отгореть, пригореть, прогореть и др. Часто используются приставки и в сфере прилагательных и наречий для выражения направленности действия, его протяженности во времени, для уточнения различных признаков предметов и действий.
Присоединение к слову приставки обычно не меняет значения слова коренным образом, а лишь добавляет к нему некоторый оттенок значения. Так, глаголы с приставками улететь, прилететь, отлететь, вылететь, подлететь обозначают те же действия, что и глагол лететь. Приставка только добавляет к их значению указание на направление движения. Глаголы отгреметь, отцвести обозначают то же действие, что и глаголы греметь, цвести, приставка от- лишь добавляет к их значению указание на прекращение действия. Наречие презабавно, прилагательные премилый, разлюбезный, сверхскоростной обозначают тот же признак, что и слова без приставок, но с оттенком большой степени его проявления.
Для образования разных форм одного и того же слова приставки используются менее активно, чем суффиксы, но тем не менее они могут быть не только словообразовательными, но и формообразовательными (синкретичными): делать – сделать (форма совершенного вида глагола).
Универсальность значения приставок, близость их семантики к семантике частиц и наречий, их структурная самостоятельность в составе слова приводят к тому, что приставки в своей массе являются более продуктивными морфемами, чем суффиксы. Их употребление менее регламентируется ограничениями, связанными с семантикой основы.
Постфиксы (лат. post – после + fixus – прикрепленный) – это аффиксальная морфема, находящаяся после окончания или суффиксов и служащая для образования новых слов либо разных форм одного и того же слова.
Как и другие аффиксальные морфемы, постфикс необязателен для слова, они встречаются в редких случаях.
К постфиксам относят возвратные частицы -ся и -сь, а также части слов -то, -либо, -нибудь, которые образуют неопределенные местоимения и местоименные наречия. Например: кто-то, -либо, -нибудь; чей-то, -либо, -нибудь; где-то, -либо, -нибудь. Таким образом, постфиксы строго закреплены за определённой частью речи. Однако в современном русском языке наблюдаются случаи, когда глагольные постфиксы наблюдаются у существительных, например: учащиеся, трудящиеся. Это произошло в результате перехода слова из одной части речи и является скорее исключением из правила, чем закономерностью.
Как и приставки, постфиксы присоединяются к слову целиком, поэтому не сопровождаются конверсией.
Основная функция постфиксальных морфем – словообразование. Постфикс -ся(-сь) используется для образования новых слов. С помощью постфикса -ся(-сь) от переходных и непереходных глаголов образуется большая группа возвратных глаголов: катать кататься; белеть – белеться и т.п. (Дети катаются на лыжах).
Постфикс -ся(-сь) употребляется также при образовании формы страдательного залога глаголов: читать читается, строить строится и т.д. (Лекция читается преподавателем). Постфикс -ся употребляется в структуре причастий (вернувшийся, улыбающиеся), а также в других глагольных формах, где ему предшествует согласный звук (вернется, вернулся, улыбайся). Во всех глагольных формах, кроме причастий, после гласных звуков употребляется -сь (вернусь, вернись, улыбаясь).
Глагольные суффиксы являются регулярными и продуктивными, постфиксы наречий характеризуются малой регулярностью.
Интерфиксы служат для соединения частей слова. Бывают двух видов: свободные и связанные. К первой группе относятся соединительные гласные о и е (коневод, коновод) и нулевой интерфикс в таких словах, как пол-Азии, пол-арбуза, пол-лимона. Связанные интерфиксы – это такие сегменты, которые служат для соединения служебных аффиксов с основой слова.
Интерфиксы появляются не случайно, они как бы восполняют, компенсируют недостатки основ. Например, суффиксы –ец, -шиу, -н-, -ист присоединяются как правило к консонантным основам (оканчивающимся на согласный), но в русском языке есть ряд слов, основа которых является вокалический (оканчивается на гласный). В этих случаях происходит наращение: кормилец, мотальщик, куиношный, птушник, кофейный и др. Исключением из правила является существительное каноэист.
6. Окончание (=флексия) – служебная морфема, образующая грамматические формы и выражающая грамматическое значение слов. Ех: белая береза, белой березой, два – двое, раскрывшийся цветок – раскрывшегося цветка.
Наречие, деепричастие, слова категории состояния, модальные слова, служебные слова, междометия, звукоподражания окончаний не имеют, т.к. являются неизменяемыми.
Как правило, окончания находятся в конце слова, но довольно часто они могут находиться и в середине слова, ех: о чем-то, чего-нибудь, моемся, четыреста – четыремстам.
При помощи окончания выражается отношение данного слова к другим словам, устанавливаются синтаксические связи слов составе словосочетания и предложения. В этом случае окончания выполняют чисто грамматическую функцию. Окончания могут выступать и как синкретичные морфемы, т.е. совмещать формообразующие и словообразующие функции. Ех: раба – р.п. м.р., раба – и.п. ж.р., кум-кума, супруг-супруга: ГЗ жен рода – формообразующая функция, обозначение лица жен пола – словообразовательная функция; учитель-учительская (прил + комната), суточные, скорый.
В русском языке окончания бывают
материально выраженные. Существуют в виде фонем и фонемных сочетаний. Однофонемные окончания обычно представлены гласным звуком, ех: отца, река. Встречаются и однофонемные окончания на согласный, ех: дам, дашь. Двухфонемные: даешь, трехфонемные: белыми.
нулевые. Образуют только слова, имеющие материально выраженное окончание, т.е. слова, образующие грамматические формы с помощью целой системы окончаний. Ех: роза – розы – розами - розах – роз. Эта форма не имеет специального материального показателя для выражения грамматического значения, это значение отсутствия окончания. Ех: окна – окон, дела – дел. Слова шоссе, пальто, депо, такси не имеют нулевого окончания. В русском языке при помощи нулевого окончания выражается значение числа и падежа. Значение муж рода ед числа, ех: дом высок и светел, я пришел, я пришел бы, пять_десят.
Окончания используют сравнительно небольшое число фонем и их ограниченные комбинации. Между тем они выражают огромное число грамматических значений в существительных, прилагательных, числительных, глаголах и причастиях.
Оно окончание может выражать:
одно грамматическое значение, ех: три – трех – Р.П., себя – Р.П., танцевали – мн. ч.
Два грамматических значения, ех: пишу – 1л ед ч, скажут – 3 л мн ч
Три грамматических значения, ех: красивая шуба – ж р ед ч И.П.
В русском языке представлено и варьирование окончаний, ех: рекой – рекою, костями – костьми, профессоры – профессора.
Омонимия окончаний.
а- вода, книга – ж р
а- стола, столба – Р.П. ед ч
а- деревца – мн ч И.П.
а- моя, твоя – ж р притяж мест
а- стройна – ж р крат прил
а- пришла – Прош вр ж р глаг
7. Все слова языка делятся на два четко противопоставленных класса – слова производные, основы которых состоят из двух и более морфем (бор-ец, нож-ик, разброс-а-ть), и слова непроизводные, основы которых не делятся на морфемы (дом, стол, стен-а, неб-о, город, трав-а и много-много подобных). Однако, кроме этих двух четко разграниченных, имеется большое число промежуточных, опорных, не волне ясных случаев. Оказывается, что, помимо слов производных, входящих в словообразовательную пару, образующих словообразовательные квадраты, имеются слова, которые нет оснований считать производными, но они делятся на какие-то части, членятся. Присмотримся для начала к одному из таких слов: добавить. Мы легко выделяем показатель инфинитива -ть, суффикс -и-. А дальше? Хочется выделить приставку до-, она так и просится в ряд с долить, досыпать, досолить и другими глаголами. И значение аналогичное: произвести добавочное действие. Ну что ж. Выделим приставку до-, остался корень -бав-. Но у нас нет глагола бавить. Где же производящее слово для добавить? Ищем-ищем – не нашли. Зато легко нашли еще слова с этим «корнем» и другими приставками: прибавить, отбавить, сбавить. Получается загадочная вещь. Приставка у глагола добавить, несомненно, есть, а корень дефектный, несвободный (без приставок не встречается) – значит, у глагола добавить нет производящего слова, и поэтому нет оснований его считать производным. Но этот глагол делится на части, членится. Чтобы устранить такое вопиющее противоречие, было введено понятие членимости. Слова, подобные добавить, называют членимыми, но непроизводными. Легко заметить, что понятие членимости более широкое, чем понятие производности: класс слов членимых включает все производные слова и часть слов непроизводных.
Члениґмая осноґва – основа, имеющая в своём составе более одного морфа (лист/ок/, чит/а/ющ/ий, желт/оват/о/-сер/ый).
Нечлениґмая осноґва – основа, в состав которой входит лишь один морф – корень (метро, дом, здесь).
Понятие «членимость основы» шире понятия «производность основы»: если основа производна, она всегда членима (умумный, ум/н/ый; листоклисточек, лист/оч/ек/); если основа членима, она может быть производной (до/беж/а/ть, до-+бежать; бел/изн/а, бел(ый)+-изн(а)) либо непроизводной (пт/иц/а, чит/а/ть).
Все слова русского языка в словообразовании принято делить на производные и непроизводные.
Произвоґдное слоґво (дериваґт (лат. derivatus - отведённый)) – это слово, которое имеет производящую базу.
Непроизвоґдное слоґво – это слово, которое не имеет производящей базы.
Производяґщая баґза – это основа слова, слово, сочетание основ или слов, которые используются для образования новых слов.
Таким образом, слово дом является непроизводным, так как не имеет производящей базы; слово домик является производным, так как образовано от основы слова дом (дом+-икдомик), которая является производящей базой для существительного домик.
Для установления производящей базы в дериватологии принято использовать критерий  [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]: для определения производящей базы необходимо построить формулу толкования значения производного слова так, чтобы в ней прозвучало однокоренное слово; оно и будет производящим. При построении формул толкования (перифраз) следует использовать некоторые стандартные, типизированные зачины. Например:
– существительные со значением «лицо» имеют зачин «тот, кто» (строитель «тот, кто строит», циркач «тот, кто работает в цирке»);
– существительные со значением «место» имеют зачин «там, где» или «туда, куда» (виноградник «там, где растёт виноград», нерестилище «там, где рыба нерестится», убежище «туда, куда убегают»);
– прилагательные имеют зачин «такой, который» (грибной «такой, который имеет отношение к грибам», каменистый «такой, который содержит много камней», мамин «такой, который принадлежит маме») и т.п.
8. Корень – структурно-семантическое ядро слова, заключающее в себе основное лексическое значение (вынуть!!). Среди корней есть свободные и связные. Свободные корни могут употребляться без связи со словообразующими аффиксами (молодёжь, молод, молодой – свободный).
Радиксоид - связный корень. С.К.- корень, кот. не может употребляться без словообразовательных аффиксов (гуманизм, диктовать, диктующий, диктант). Есть корни уникальные (жалюзи, нет, какаду, жюри). Унирадиксоид – уникальный связный корень (буженина, строганина, солонина).
Аффиксоид – компонент сложного слова, повторяющийся с одним и тем же значением в состве ряда слов и приближающийся по своей словообразовательной функции к аффиксу, суффиксу или префиксу
Аффиксоиды:1.Преффиксоиды(лже-,авиа-,видео-,само-);2.Суффиксоиды(-видный).
Но в отличии от отличии от префиксов и суффиксов, которые несут только служебное значение (словообразовательное (грамматическое), префиксоиды и суффиксоиды. Подобно корням значимые морфемы).
Среди суффиксов есть унификсы (попадья (адь – уникальный), жених, стеклярус, аплодисменты).
9. Словообразовательный анализ – это один из видов структурной работы со словом, в результате которого выясняются его синхронные словообразовательные связи, то, как слово образовано с точки зрения современного русского языка. Словообразовательному разбору подвергаются только слова с производной основой (образованные морфемным способом). Задачи анализа – установить производящую базу, определить формальные и семантические отношения производной и производящей основы, словообразовательный тип (модель) анализируемого слова. При этом слово рассматривается как лексема, во всей совокупности словоформ, поэтому для разбора следует взять слово в его номинативной (начальной) форме, определив предварительно часть речи. Производящей базой для слова может оказаться слово (для подавляющего большинства производных), форма слова или сочетание слов. При подборе словообразовательной пары необходимо учитывать, что среди прочих однокоренных производное и производящее – это наиболее близкие по структуре и семантике слова. Во-первых, их объединяет формально совпадающая (по фонемному составу) часть – производящая основа. Во-вторых, значение производного слова всегда может быть объяснено посредством ссылки на значение производящего, то есть семантически мотивировано им (критерий Г.О. Винокура). Словообразовательная соотнесенность – это единство формального и семантического аспектов. Кроме того, соотнесенность обычно является типовой, свойственной группе слов, определенному словообразовательному типу, в связи с этим нужно учитывать и наличие одноструктурных неоднокоренных слов.
При подборе производящего следует помнить, что: а) производное слово обычно имеет более сложную структуру (большее число морфем), чем производящее; б) производное слово обладает более сложной семантикой по сравнению с производящим, и этот критерий оказывается решающим при анализе словообразовательных пар некоторых типов (напр., в парах "глагол – существительное со значением отвлеченного действия" производящим является глагол, поскольку его лексическое значение полностью соответствует категориальной семантике части речи, хотя при нулевой аффиксации более простым по структуре становится имя); в) в соотносительной паре "нейтральное – стилистически окрашенное слово" производящим обычно является нейтральное (коннотация – это своего рода "приращение" смысла), несмотря на его возможную структурную простоту; г) некоторые типы производных слов обладают неединственной (множественной) мотивацией, в этом случае необходимо назвать возможные варианты, так как результаты словообразовательного анализа при разной соотнесенности окажутся различными. Каждое производное слово представляет собой бинарную конструкцию: оно состоит из производящей основы (совпадающая часть соотносительных слов – то, на базе чего образовалось новое слово) и форманта (словообразовательное средство - то, с помощью чего образовано слово). В качестве формантов выступают префиксы, суффиксы, постфиксы, комплексная морфема – конфикс (префикс + суффикс, префикс + постфикс, префикс + суффикс + постфикс и т.п.). При сложении производящая основа состоит из двух и более компонентов, в словопроизводстве может использоваться соединительный гласный (интерфикс) или же прерывистый формант – трансфикс (интерфикс + суффикс, префикс + интерфикс + суффикс и т.п.).
Прежде чем начать членение, необходимо и в производном, и в производящем отделить формообразующие аффиксы – показатели формы слова, не участвующие в словопроизводстве. При образовании производного слова нередко происходит взаимоприспособление соединяющихся морфем, в результате чего появляются: а) морфонологические чередования фонем; б) вставка, или интерфиксация, – между основой слова и присоединяемым словообразовательным аффиксом вставляется асемантический соединительный элемент; в) наложение морфем, или аппликация, – совмещение конца одной и начала другой морфемы, словообразовательная гаплология; г) усечение производящей основы – производящая основа может войти в состав производного слова не целиком, для устранения скопления гласных или согласных на стыке морфем усекается конечный звук, сочетание звуков или суффикс. Смысловые отношения между производящей базой и производным словом могут быть сведены к следующим: а) транспозиция – семантика производящего "переводится" из одной части речи в другую; в лексическую семантику производного включены оба значения производящего: лексическое и грамматическое, частеречное; б) модификация – значение производного в лексическом плане принципиально не отличается от производящего, а только варьирует, уточняет его; грамматическая отнесенность сохраняется, оба слова относятся к одной части речи; в) мутация - значение производного выводится тем или иным образом из значения производящего, производное обладает принципиально новым лексическим значением и - в большинстве случаев – относится к другой части речи; г) эквивалентность – лексическое значение производного тождественно значению производящего слова или словосочетания, обычно отличаясь от него стилистической окраской; эти отношения характерны для некоторых типов образования сложных слов (напр., универбации, или включения, при котором словосочетание при помощи суффикса "свертывается" в слово), для неаффиксальных способов (напр., аббревиации и усечения). Словообразовательный тип – это структурно-семантическая схема построения производных слов. К определенному словообразовательному типу принадлежат производные слова, которые: а) соотносятся с одной и той же частью речи; б) образованы одним и тем же способом и содержат один и тот же формант; в) передают одинаковое словообразовательное значение. Цель морфемного анализа (так называемого разбора слова по составу) – выявление структуры слова, точнее – предложенной для разбора словоформы. Морфемному разбору подвергаются только членимые (то есть те, в составе которых можно выделить две и более морфемы), при этом выделяются как словообразовательные, так и формообразующие морфемы.
Морфема (от греч. morphe – «форма») – одна из основных единиц языка, часто определяемая как минимальный знак, т.е. такая единица, в которой за определенной фонетической формой (означающим) закреплено определенное содержание (означаемое) и которая членится на более простые единицы такого же рода. Произвести морфемный анализ слова означает найти, из каких минимальных значимых единиц составлено слово, и определить, каков статус этих составляющих единиц. Основа слова объединяет формы данного слова (совпадающая их часть), это общая часть для всех форм, входящих в парадигму слова (в глагольных формах выделяется две основы). Показатели формы в основу не входят. При выяснении морфемной структуры необходимо восстанавливать словообразовательную цепочку (словообразующий аффикс фиксирует один словообразовательный шаг от слова к слову), подбирать родственные слова и их формы. Необходимо отметить словообразующие и формообразующие (словоизменительные) аффиксы, у последних указать образуемую с их помощью форму. Свободный корень способен самостоятельно организовывать слово – только с помощью формообразующих морфем; связанный корень требует других служебных аффиксов. Эти особенности корня необходимо проиллюстрировать. Одноструктурным называют слово (словоформу) той же части речи, по строению и типу морфем соответствующее данному, хотя материальное выражение морфем может быть иным. 10. Морфонология, раздел языкознания, изучающий закономерности строения, фонемного состава и варьирования морфем того или иного языка, не выводимые полностью из особенностей его фонологии, а также совокупность явлений морфонологической природы, присущих данному языку. Во многих работах, написанных на английском языке (а иногда – и по-русски), морфонология называется морфофонемикой .
Существование морфонологии как особого уровня языковой системы, отличного от фонологии, определяется тем фактом, что некоторые явления, касающиеся употребления и изменения звуков языка (например, изменение русского безударного о в гласный, близкий к а), могут быть описаны без обращения к сведениям о морфемном составе слов (в русском языке вообще невозможно безударное о), а другие (например, смягчение л перед ш в слове генеральша – ср. генерал) – нет (сочетание лш в русском языке возможно, но лишь внутри морфемы, ср. волшебный). Разграничение явлений первого и второго типа (как правило, достаточно непоследовательное) было в том или ином виде представлено у древнеиндийских грамматистов, позднее, с возникновением сравнительно-исторического языкознания, – в трудах многих индоевропеистов 19 в., а также представителей Казанской лингвистической школы – И.А.Бодуэна де Куртенэ, Н.В.Крушевского и др. Однако создателем морфонологии как самостоятельной лингвистической дисциплины по праву считается выдающийся русский лингвист Н.С.Трубецкой, в чьих работах конца 1920-х – начала 1930-х годов была убедительно обоснована независимость морфонологии, сформулированы ее цели и задачи и предложены описания морфонологических систем полабского и русского языков. Н.С.Трубецкому принадлежит и сам термин «морфонология».
Морфонологиґческие явлеґния – изменения в составе производящей базы или словообразовательного средства, которые возникают при образовании деривата для устранения нежелательных сочетаний звуков. К морфонологическим явлениям относят чередования звуков, усечение производящей основы, наложение морфов, интерфиксацию, чередования звуков.
Чередования могут наблюдаться на стыке морфем (на морфемном шве) или внутри морфемы. Например: друг – друж-ить, лён – льн-ян-ой, раздева-лк-а – раздева-лоч-ка.
Кроме того, в словах может наблюдаться историческое чередование звукосочетание -им-, -ин-//гласный -а-, -я-: взиматьвзять,отжиматьотжать,разниматьразнять.
Усечеґние производяґщей осноґвы –морфонологическое явление, заключающееся в неиспользовании при образовании производного слова конечной части (фонемы или группы фонем) производящей основы. Например: самб(о)самбист, кенгур(у)кенгурёнок, Сухум(и)сухумский, чит(ать)чтец, кат(аться)каток, конкрет(ный)конкретизировать.
Наложеґние (интерфереґнция, аппликаґция) моґрфов – морфонологическое явление, состоящее в совмещении тождественных отрезков расположенных контактно морфов. Например: сосн(а)+-няксосняк (сос(н)няк), лилов(ый)+-оват(ый)лиловатый (лил(ов)оватый), пальто+-ов(ый)пальтовый (пальт(о)овый).
В зависимости от степени «общности» отрезка различают наложеґние поґлное (физик(а)+-икфизик; физ(ик)ик) и частиґчное (такси+-исттаксист; такс(и)ист).
Интерфиксаґция – морфонологическое явление, заключающееся в том, что между двумя морфами вставляется незначимый отрезок, устраняющий нежелательные сочетания звуков. Например: пе(ть)+(в)+-ецпевец,кофе+(й)+-н(ый)кофейный,Америк(а)+(ан)+-ск(ий)американский,Ялт(а)+(ин)+-ск(ий)ялтинский.
Подобные межморфемные вставки называются интерфиґксами.
Данной точки зрения придерживаются не все лингвисты. Противники подобной позиции интерфиксами называют только соединительные элементы в сложных словах (железн(о)дорожный, овощ(е)хранилище и др.). Отрезки -й-, -ан-, -ин-, -в-, рассмотренные выше, в таком случае считают наращением морфемы (например, американский – суффикс -анск). Этой точки зрения, как правило, придерживаются в школьной практике.
Нередко образование производного слова сопровождается несколькими морфонологическими явлениями. Например: шишк(а)+-к(а)шишечка (чередование Ш//е в корне, чередование согласных (к//ч) на стыке корня и суффикса), медведь+(ат)+-ин(а)медвежатина (чередование согласных на стыке корня и суффикса (д’//ж), интерфиксация).
В некоторых случаях возможна неединственная интерпретация явлений морфемного шва. Например, образование прилагательного смоленский от основы топонима Смоленск посредством суффикса -ск- может быть объяснено двояко: – суффикс присоединяется к усечённой основе (Смолен(ск)+-ск(ий)смоленский);– происходит полное наложение суффикса на финаль производящей основы (Смоленск + -ск(ий)   смолен(ск)ский).
11. Основной единицей классификации словообразовательной системы является словообразовательный тип. Это схема построения слов определенной части речи, абстрагированная от конкретных лексических единиц, характеризующихся: а) общностью части речи непосредственно мотивирующих слов и б) формантом, тождественным в материальном и семантическом отношении (морфема или др. словообразовательные средства. То общее значение, которое отличает все мотивированные слова данного типа от их мотивирующих, является словообразовательным значением слов этого типа; носителем словообразовательного значения является формант. Так, глаголы прыгнуть, свистнуть, толкнуть принадлежат к одному и тому же словообразовательному типу, так как они: а) мотивируются глаголами (прыгать, свистеть, толкать); б) имеют общий формант - суф. -ну2- со словообразовательным значением однократности.
Каждое производное слово представляет собой бинарную конструкцию: оно состоит из производящей основы (совпадающая часть соотносительных слов – то, на базе чего образовалось новое слово) и форманта (словообразовательное средство - то, с помощью чего образовано слово). В качестве формантов выступают префиксы, суффиксы, постфиксы, комплексная морфема – конфикс (префикс + суффикс, префикс + постфикс, префикс + суффикс + постфикс и т.п.). При сложении производящая основа состоит из двух и более компонентов, в словопроизводстве может использоваться соединительный гласный (интерфикс) или же прерывистый формант – трансфикс (интерфикс + суффикс, префикс + интерфикс + суффикс и т.п.).
Мотивированное слово всегда включает мотивирующую основу и словообразовательный формант. Мотивирующая основа - это та часть мотивированного слова, которая является общей с основой мотивирующего слова (с учетом морфонологических преобразований последней - чередований, наращений, усечений, см. § [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), например: лес - лесок (мотивирующая основа лес-, формант -ок), партизан - партизанить (чередование |н-н'|, мотивирующая основа партиза|н'|-, формант -и1-). Некоторые способы словообразования (сложение, сращение, аббревиация, см. § [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) характеризуются более чем одной мотивирующей основой. Например, в слове землепроходец - две мотивирующие основы: зем|л'|- и -прохо|д'|-.
   Словообразовательный формант - это наименьшее в формальном и семантическом отношении словообразовательное средство (средства) из числа тех средств, которыми данное мотивированное слово отличается от мотивирующих. Например, глагол накрахмалить отличается от крахмалить префиксом на-, а от слова крахмал - суф. -и1- и преф. на-; формантом слова накрахмалить является преф. на-. В словах пилотаж, зондаж формантом является суффикс -аж, указывающий на то, что данные слова означают отвлеченное действие, то же, что и мотивирующие глаголы пилотировать, зондировать, а в словах арбитраж, подхалимаж (разг.) тот же формант указывает, что данные слова означают действие, свойственное тому, кто назван мотивирующим словом (арбитр, подхалим).
Мотивационное отношение двух слов, одно из которых отличается от другого только одним формантом, называется непосредственной мотивацией, а мотивационное отношение двух слов, одно из которых отличается от другого совокупностью формантов, - опосредствованной мотивацией. Из двух мотиваций 1) крахмалить - накрахмалить; 2) крахмал - накрахмалить - первая является непосредственной, а вторая - опосредствованной.
12.Словообразовательный способ – более крупная, чем словообразовательный тип, единица классификации, объединяющая ряд типов, характеризующихся одним и тем же видом форманта (например, префикс, суффикс, постфикс), в отвлечении от конкретных материальных воплощений этого форманта в разных типах. В современном русском литературном языке существуют следующие способы словообразования:
I. Способы образования слов, имеющих одну мотивирующую основу.
Суффиксация. В состав форманта входит словообразовательный суффикс, а также (в изменяемых словах) система словоизменительных аффиксов мотивированного слова; например: учитель (суф. -тель + система флексий сущ. муж. р. I скл.); водный (суф. -н1- + система флексий прил. адъективного скл.); толкнуть (суф. -ну2 + система словоизменительных аффиксов глаголов I спр.); трижды (суф. -жды). Суффикс может быть не только материально выраженным, но и нулевым. При нулевой суффиксации (выход, синь, задира, проезжий) в состав форманта входят нулевой словообразовательный суффикс и система флексий мотивированного слова. С помощью нулевой суффиксации выражаются те же словообразовательные значения, что и при материально выраженной суффиксации.  Суффикс в отличие от префикса и постфикса выполняет классифицирующую функцию: он относит слово к определенному словоизменительному типу; поэтому образования одного суффиксального типа обычно характеризуются и принадлежностью к определенному типу словоизменения. Существуют, однако, словообразовательные типы, в которых вместо единой словоизменительной парадигмы выступает правило выбора парадигмы в зависимости: а) от морфологических признаков мотивированного слова - от значения одушевленности (громила - точило); б) от морфологических признаков мотивирующего слова - от категории рода (носище, письмище - ручища), от категории рода и значения одушевленности (братишка, мелочишка - домишко, ружьишко), от типа склонения (супруга - Иванова - вожатая); в) от морфологических признаков слова, основа которого не входит в структуру данного мотивированного слова, - при семантической мотивации последнего словосочетанием с эллиптируемым (опускаемым) существительным (разг. микропора - Курилы).
Кроме того, в отдельных суффиксальных типах вместо единого суффикса выступает правило выбора суффикса. Это относится, например, к типу образования наречий с суф. -ом, -ой, -ю (§ [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), в котором выбор суффикса зависит от типа склонения мотивирующего существительного.
Префиксация. Формантом является префикс: прадед, преогромный, переписать, послезавтра.
Постфиксация. Формантом является постфикс: мыться, бодаться, какой-то.
Префикс и постфикс, в отличие от суффикса, присоединяются к целому слову, а не к основе. Поэтому при префиксации и постфиксации, если эти способы не сочетаются с суффиксацией (см. п. 4, 6), мотивированное слово всегда относится к той же части речи и к тому же словоизменительному классу, что и мотивирующее. Этим свойством они противопоставлены суффиксации, для которой нет подобного ограничения.
Префиксально-суффиксальный способ (префиксация в сочетании с суффиксацией, материально выраженной или нулевой): приморье, застольный, безрукий, пересилить, постукивать, по-новому.
Префиксально-постфиксальный способ (префиксация в сочетании с постфиксацией): разбежаться, нагуляться.
Суффиксально-постфиксальный способ (суффиксация в сочетании с постфиксацией): гордиться, нуждаться.
Три последних способа являются смешанными: формант равен сумме формантов, присущих составляющим способам словообразования. Например, при префиксально-суффиксальном способе формант состоит из префикса и суффикса в сочетании с системой флексий мотивированного слова.
Субстантивация прилагательных и причастий. Формантом является система флексий мотивированного слова (существительного), представляющая собой часть системы флексий мотивирующего (прилагательного или причастия) - систему флексий одного грамматического рода или только мн. ч.: существительные больной, заведующий, операционная, новое, суточные.
II. Способы образования слов, имеющих более чем одну мотивирующую основу.
Сложение (или чистое сложение) - способ образования слов, при котором опорный (последний) компонент равен целому слову, а предшествующий ему компонент (или компоненты) представляет собой чистую основу. В состав словообразовательного форманта при чистом сложении входят: а) интерфикс, указывающий на связь компонентов сложного слова и сигнализирующий об утрате морфологического значения предшествующего компонента; б) закрепленный порядок компонентов; в) единое основное ударение, преимущественно на опорном компоненте: первоисточник, лесостепь, износостойкий, слепоглухонемой, полуобернуться. Интерфикс может быть нулевым: царь-пушка, грабьармия (разг.). Специфическим словообразовательным значением, характерным для чистого сложения, является соединительное значение, сводящееся к объединению значений составляющих сложную основу мотивирующих основ в одно целостное сложное значение.
Особое место среди сложений занимают образования со связанным опорным компонентом.
Смешанный способ словообразования - суффиксально-сложный, или сложение в сочетании с суффиксацией (материально выраженной или нулевой): землепроходец, мимоездом, разноязычный, хлеборез, однорукий. Формант равен сумме формантов, присущих составляющим способам словообразования, а в словообразовательном значении сочетаются соединительное значение, присущее сложению, и одно из значений, характерных для суффиксальных типов (например, агентивное значение в слове землепроходец).
Сращение - способ словообразования, отличающийся от сложения тем, что слова, образованные по этому способу, во всех своих формах по морфемному составу полностью тождественны синонимичному словосочетанию и, таким образом, синтаксическая связь этого словосочетания (связь управления или примыкания) сохраняется как живая связь в структуре мотивированного им слова: умалишенный, азотсодержащий (спец.), долгоиграющий, вечнозеленый. В состав форманта входят: а) закрепленный порядок компонентов - препозиция подчиненного компонента; б) единое главное ударение на опорном компоненте.
Аббревиация - способ словообразования, объединяющий все типы сложносокращенных и сокращенных образований. В состав форманта входят: а) произвольное (безразличное к морфемному членению) усечение основ входящих в мотивирующее словосочетание слов (последнее из которых может и не быть сокращено); б) единое основное ударение; в) система флексий в соответствии с отнесением аббревиатуры к одному из типов склонения существительных. Например: СССР, вуз, местком, сберкасса, комроты, эсминец. При сращении и аббревиации словообразовательное значение - соединительное, как и при чистом сложении. Способы словообразования современного русского языка многообразны. Так, в соответствии с классификацией В.В. Виноградова, выделяются следующие способы словообразования: морфологический (образование новых слов при помощи аффиксальных морфем), морфолого-синтаксический, фонетико-морфологический, лексико-синтаксический, лексико-семантический; особо выделяются словосложение и аббревиация.
Морфологическое словообразование включает в себя префиксацию, суффиксацию и постфиксацию, а также ряд смешанных способов, в основе которых лежат уже перечисленные, например префиксально-суффиксальный (под-окон-ник), префиксально-суффиксально-постфиксальный (рас-щедр-и-ть-ся).
Под морфолого-синтаксическим словообразованием понимается переход слов из одной части речи в другую, например, субстантивация прилагательных и причастий, т.е. переход их в разряд существительных, ср.: вожатый, больной и пр.
Фонетико-морфологическим, а также безаффиксным, называется путь образования слов, при котором слова также переходят из одной части речи в другую без присоединения словообразующих аффиксов, причем переход сопровождается фонетическими изменениями: глухой – глушь, третий – треть.
Словосложение – образование новых слов путем объединения в одном слове нескольких (двух или более) словарных единиц, например хлебозавод, льноволокно и пр. В рамках словосложения выделяется также образование составных сложных слов (кресло-кровать, платье-костюм). Кроме того, к словосложению примыкает лексико-синтаксическое словообразование, которое называется также сращением, например: с + ума + сшедший - сумасшедший, вечно + зеленый – вечнозеленый.
Своеобразный вид словосложения представляет собой образование сложносокращенных слов (аббревиация): вуз (высшее учебное заведение), КазУМО и МЯ (Казахский университет международных отношений и мировых языков) и пр.
Лексико-семантический способ словообразования занимает особое место в системе способов словообразования. При этом способе слова возникают в результате изменения лексических значений существующих в языке слов при сохранении их звукового состава: (красный – “имеющий цвет крови” и красный – “красивый”). Изменение лексического значения слова в этом случае – основное словообразовательное средство.

13. Комплексными единицами системы словообразования являются: словообразовательная пара, словообразовательный тип, словообразовательная категория, словообразовательная цепь, словообразовательная парадигма и словообразовательное гнездо.
Простейшая из комплексных единиц - словообразовательная пара: соотношение производной и производящей основ: белый - белить, регулировать - регулировщик, пионер - пионерка. Словообразовательные пары, между которыми имеются тождественные формальные и семантические отношения, входят в один словообразовательный тип. Термином словообразовательный тип называют не совокупность словообразовательных пар, а схему (формулу) построения производных слов. Например: учи(ть) - учи-тель - учи-тель-ниц(а); бел(ый) - бел-и(ть) - по-бели(ть) - побел-к(а) - побелоч-н(ый). Эти ряды производных выстроены так, что каждая предыдущая единица является непосредственно производящей для последующей.
Совокупность производных, упорядоченная так, что каждая предыдущая единица является непосредственно производящей для последующей, называется словообразовательной цепью (или цепочкой). Эта комплексная единица выявляет ступенчатый характер русского словообразования. Она демонстрирует синтагматические отношения между однокоренными словами. Слова в цепи связаны отношениями последовательной производности. В цепях действует принцип иерархии, т.е. последовательного подчинения одних единиц другим. Минимальное кол-во звеньев в цепи 1. Максимальное (для р/я) – 6,7. Чаще (р/я) – 3,4. Деривационная единица, или деривационный шаг, в синхронной системе языка представляет собой процесс преобразования языковой единицы, принимаемой за исходную (элементарную), с помощью существующего в языке средства (оператора деривации); например, существительное лес является исходной единицей для образования слова лесник с помощью суффикса -ник и нулевой флексии. Новое слово (дериват) имеет новые словообразовательное и лексическое значения, не сводимые к сумме составляющих его компонентов.
Совокупность производных, имеющих одну и ту же производящую основу и находящихся на одной ступени словопроизводства, называют словообразовательной парадигмой (СП). Совокупность взаимосвязанных и взаимообусловленных словообразовательных типов, образующих цепочки производных от однокоренных основ, каждая из которых связана словообразовательными отношениями с одним и тем же производящим словом. В словообразовательной парадигме представлена реализация сочетаемости производящей основы с деривационными формантами. Поскольку эта сочетаемость категориально обусловлена (от частеречной принадлежности производящей основы зависит то, с какими деривационными формантами она может соединяться), поскольку можно говорить о субстантивных, адъективных и глагольных словообразовательных парадигмах.
Словообразовательные цепи и парадигмы являются. составными частями наиболее сложной и многочленной единицы словообразования -словообразовательного гнезда. Они взаимодополняют друг друга и реализуют парадигматические и синтагматические связи слов в гнезде. В своей совокупности цепи и парадигмы и являются тем строительным мате риалом гнезда, который позволяет вскрыть его сложную иерархическую организацию. Словообразовательное гнездо - это иерархически организованная, упорядоченная совокупность всех производных базового слова. СГ – упорядоченная отношениями производности совокупность производных слов. Вершина гнезда – немотивированное слово. Каждое слово в гнезде занимает закреплённое в системе языка и норме место. Отношения между словами в цепи носит упорядоченный характер, т.е. структура словообразовательного гнезда определяется отношениями 2х планов (синтагматического и парадигматического).
14. Словообраз. словарь в 2х томах. В словаре описана словообразовательная структура более 145000 слов. Словарь состоит из двух частей. Первая часть - словообразовательные гнезда, представляющие собой совокупность однокоренных слов. Исходные слова гнезд даются по алфавиту, и каждому гнезду в составе одной буквы присваивается порядковый номер. Вторая часть - алфавитный список всех размещенных в гнездах слов с указанием буквы и номера гнезда, по которому читатель может найти интересующее его слово в гнездовой части. Словарь имеет Приложения: список непроизводных слов с указанием количества образованных от них производных; список одиночных слов; новые гнезда, возникшие на базе ряда одиночных слов. Словарь рассчитан на специалистов-филологов, преподавателей русского языка в России и за рубежом, студентов гуманитарных вузов и техникумов. Может быть использован как справочное пособие по трудным вопросам орфографии. Представляет интерес для всех, кто интересуется русским словообразованием.
Морфемно-орфографический словарь.Совмещает параметры двух словарей - морфемного и орфографического. Слова в нем даются с членением на значимые части - морфемы (т.е. с делением слова по составу), что имеет особое значение для обучения правописанию.
В разделе `Русская морфемика` содержится теоретический материал по морфемике, теория и практика морфемного и словообразовательного анализа слов. Раздел полностью соответствует школьной и вузовской программе по русскому языку.
Словарь может выполнять функции справочника по морфемике и орфографии, стать источником материала для занятий по составу слова и словообразовательной структуре слова и т.д.
15.Морфология - это раздел грамматики, изучающий грамматические свойства слов. Вслед за В. В. Виноградовым морфологию часто называют "грамматическим учением о слове" (в отличие от синтаксиса - учения о грамматических свойствах словосочетания и предложения). Грамматическими свойствами слов являются грамматические значения, средства выражения грамматических значений, грамматические категории.
Слово - это именующая единица языка, сосредоточивающая в себе целый комплекс разнообразных значений и функций. В системе языка слово занимает центральное положение. Это определяется самой природой слова. Слово – звук или комплекс звуков, обладающий значением и употребляется в речи как самостоятельное целое. Лексема – знак, звуковая или графическая оболочка, форма слова.
Слово предназначено для того, чтобы именовать (называть, означивать - в отдельности и совокупностях - все существующее в мире и в сознании людей, служить знаком понятия и, через ступень понятия, - знаком предмета, явления, признака, состояния, действия, отношения. Этому назначению непосредственно отвечает лексическое значение слова, т.е. то его значение (содержательная сторона), которое соотносит его именно с данным понятием и делает его знаком этого понятия. Так, например, основное лексическое значение слова отец - это «мужчина по отношению к своим детям»; лексическое значение слова белый - «цвета снега»; слова рычать - «издавать глухие и угрожающие звуки». Лексическое значение в слове очень часто бывает сочленено с оценкой называемого - положительной, отрицательной, шутливой, иронической; сравним заключенные в самих словах разные оценки одного и того же в таких случаях, как ложь и вранье, просить и клянчить, юноша и юнец, средне и средненько (сделать что-нибудь) и подобных. Слово как единица языка существует не само по себе, не изолированно, а в составе целого множества в чем-то близких ему единиц, т.е. в составе класса - лексического, грамматического, слово образовательного. Будучи членом грамматического класса, слово сосредоточивает в себе соответствующие характеристики: ему принадлежат все свойства класса и те грамматические категории, которые составляют принадлежность этого класса в целом. Так, например, прилагательному белый принадлежат классное значение непроцессуального признака, а также грамматические категориальные значения рода, числа, падежа, степени сравнения. Являясь носителями общих грамматических значений, все слова того или иного грамматического класса оказываются тесно связанными друг с другом именно как члены данной грамматической общности. Эти связи действуют по многим линиям: по линии развития системы лексических значений слова, возможностей словопроизводства, правил функционирования в составе словосочетания и предложения.
Как член словообразовательного класса слово сосредоточивает в себе те характеристики, которые принадлежат всем словам, образованным по одному и тому же, общему для всех них образцу. Так, например, все одушевленные имена существительные на -ёнок (котёнок, лосёнок, совёнок и т.д.) объединены значением «невзрослое существо, детеныш»; образованные от качественных прилагательных глаголы на -еть типа бледнеть, синеть, седеть, толстеть, худеть объединены значением приобретения или усиления соответствующего признака («становиться бледным или бледнее», «становиться толстым или толще» и т.д.).
Вхождение в определенный лексический класс связывает слово с другими членами этого класса общим компонентом лексического значения и - через ступень лексической общности - во многих случаях также сходством синтаксического поведения и возможностями сочетаться с другими словами.
Слово является единицей, способной давать жизнь новым словам. Опираясь на определенные словообразовательные образцы, слово объединяет вокруг себя свои производные (им мотивированные) слова, организующиеся в словообразовательные цепочки и гнезда. Таким образом, слово само создает для себя ближайшую родственную среду, в которой протекает его существование. По своим внутренним свойствам слово является такой единицей, которая стремится к соединению с другими подобными единицами, т.е. к синтаксическим связям. В разных словах заключены разные возможности реализации таких связей. В большей степени такой потенциал заключен в знаменательных словах, в меньшей степени - в служебных (показательно, однако, что даже такие слова, как союзы, предлоги, частицы, междометия, стремятся к обрастанию, к образованию на их основе сочетаний разной степени устойчивости). Без слова нет языкового общения. Роль слова в формировании сообщения неоднозначна. Можно назвать несколько важнейших функций, которые принадлежат слову как единице, непосредственно участвующей в формировании сообщения.
Отдельная форма того или иного определенного слова называется его словоформой. Так, одна и та же морфологическая форма именительного падежа множественного числа существительных представлена в русском языке словоформами столы, укна, стены и т. д., т.е. соответствующими словоформами всех слов данного класса.
Все формы изменяемого слова составляют его парадигму. Термин «парадигма» применяется как к системе всех словоформ определенного слова, так и к словоизменительному типу, характеризующему целый грамматический класс или разряд слов.
В составе парадигм различаются морфологические формы синтетические (простые) - прочитаю, читай, и аналитические (сложные). Аналитическая форма представляет собой сочетание знаменательного и специального служебного слова (формообразующей частицы, вспомогательного глагола быть), функционирующее как одно слово: буду читать (так называемое сложное будущее время), читал бы (сослагательное наклонение), давайте читать (форма совместного действия повелительного наклонения).
16. Грамматическое значение - обобщенное, отвлеченное языковое значение, присущее ряду слов, словоформ и синтаксических конструкций, находящее в языке свое регулярное (стандартное) выражение, например, значение падежа имен существительных, времени глагола и т.п.
Грамматическое значение противопоставлено лексическому значению, которое лишено регулярного (стандартного) выражения и не обязательно имеет абстрагированный характер. Грамматическое значение сопровождает лексическое значение, накладывается на него, иногда грамматическое значение ограничено в своем проявлении определенными лексическими группами слов.
Лексические значения выражаются знаменательными словами, формообразующими основами, корневыми морфемами.
Грамматические значения выражаются аффиксальными морфемами, служебными словами, значащими чередованиями и другими средствами.
Различие лексического и грамматического значений связано с различием хранения этих смысловых компонентов в языковой памяти: словарные единицы хранятся как готовые к употреблению, автоматически воспроизводимые двусторонние сущности. Грамматические формы в готовом виде в памяти отсутствуют. Они специально строятся в соответствии с некоторым коммуникативным заданием.
Каждое грамматическое значение получает в языке специальное средство выражения – грамматический показатель (формальный показатель). Грамматические показатели можно объединить в типы, которые условно можно назвать грамматическими способами, способами выражения грамматического значения.
17. Грамматический способ аффиксации состоит в использовании аффиксов для выражения грамматического значения: книг-и; чита-л-и. Аффиксы – это служебные морфемы.
По положению относительно корня выделяют следующие виды аффиксов: префиксы, постфиксы, инфиксы, интерфиксы, циркумфмксы.
Различают два способа присоединения аффиксов – фузионный и агглютинативный. Различаются флективные и агглютинативные аффиксы.
Агглютинативные аффиксы:
характеризуются автоматичностью и простотой фонемных изменений. Эти изменения не приводят к стиранию морфемных границ.
Аффиксы однозначны.
Флективные аффиксы:
Присоединение к корням сопровождается разнообразными взаимными изменениями. могут стираться морфемные границы. такое явление называется фузией.
Аффиксы имеют несколько значений одновременно. Типична синонимия. Напимер, голоса, волосы, колосья (аффиксы множественного числа).
Грамматический способ служебных слов заключается в использовании служебных слов для выражения грамматического значения: буду читать, прочитал бы.
Использование служебных слов для выражения грамматического значения приводит в возникновению аналитических словоформ, в которых лексическое и грамматическое значение выражаются раздельно, в отличие от синтетических словоформ, где лексическое и грамматическое значение выражаются в одной словоформе прочитал.
Аналитическая словоформа включается в соответствующую грамматическую парадигму форм знаменательного слова. Буду читать – компонент временной парадигмы глагола читать.
Грамматический способ – супплетивизм. Под супплетивизмом понимается выражение грамматического значения словом с другой основой: иду – шел, человек – люди.
В одну грамматическую пару объединяются разнокорневые слова. Лексическое значение у них одно и то же, а различие служит для выражения грамматического значения.
Грамматический способ редупликации (повтора) заключается в полном или частичном повторении частей слова для выражения грамматического значения: Такой способ словообразования как редупликация (удвоение корня или основы слова) в русском языке не встречается, однако, широко распространен в австронезийских языках. Так, например, в языке ниуэ от глагола ako (учить) путем редупликации образуется существительное akoako ( учитель).
Грамматический способ – чередование (внутренняя флексия) представляет собой использование изменения звукового состава корня для выражения грамматического значения: избегать – избежать; собирать –собрать.
Материальное средство выражения грамматического значения не всегда является сегментным, т.е. состоящим из цепочки (линейной последовательности) фонем. Оно может быть суперсегментным, т.е. может накладываться на сегментную цепочку. К числу суперсегментных грамматических способов относятся ударение и интонация: руки- руки; Ты пойдешь! ты пойдешь?
18. Части речи – классы слов языка, выделяемые на основании общности их синтаксических, морфологических и семантических свойств. Части речи – это классы (множества) слов, обладающих какими-то общими признаками.
Универсальной классификации слов по частям речи нет. Выделяют от 2 до 15 частей речи. В русском языке принято выделять 10 частей речи: существительное, местоимение, прилагательное, числительное, наречие, глагол, предлог, союз, частицы, междометия.
По Ф. И. Буслаеву в языке девять частей речи: глагол, местоимение, имя существительное, имя прилагательное, имя числительное, наречие, предлог, союз и междометие. Последнее Ф. И. Буслаев выделяет в особый отдел. Остальные части речи делятся на знаменательные (существительное, прилагательное и глагол) и служебные (местоимение, числительное, предлог, союз и глагол вспомогательный); наречия по этой классификации (как, впрочем, и глаголы) попадают в две группы: произведенные от служебных частей речи относятся к служебным частям речи, а произведенные от знаменательных – к знаменательным. Тем самым получается, что членение слов на знаменательные и служебные не совпадает с их делением по частям речи. В соответствии с теми ''представлениями'', которые выражаются словами, А. А. Шахматов делит их на три группы: знаменательные слова, выражающие обязательно основные представления с или без отношения к сопутствующим грамматическим категориям (существительное, глагол, прилагательное, наречие); незнаменательные слова, служащие для выражения той или иной самостоятельной грамматической категории (местоимение, числительное, местоименное наречие); служебные части речи, служащие для выражения той или иной несамостоятельной грамматической категории (предлог, союз, префикс, частица); особо стоит междометие как эквивалент слова.
Виноградов определяет такие части речи:
1. Знаменательные
2. Служебные
3. Слова, грамматически не связанные с предложением
Знаменательные
1. Существительное
2. Прилагательное.
3. Числительное. Количественные, порядковые, дробные, собирательные.
- 3а – неопределенно-количественные слова – всего 7 слов: много, мало, немного, немало, столько, сколько, несколько.
4. Местоимение
5. Собственно глагол – изменения по роду, числу и проч. Личные спрягаемые формы.
5а. Инфинитив – особая, неспрягаемая форма, которая имеет очень своеобразную и трудновоспринимаемую морфологическую форму. Инфинитив – это «полуимя», эта мысль звучит почти парадоксально. Главная функция имени – назывная, номинативная. Инфинитив же, в основном, выполняет номинативную функцию, он называет действие (имя действия: рисовать, уйти, растеряться). Ясен субъект действия, время и обстоятельства его совершения – не понятны. Это только называние типа действия.
6. Причастия. Общекатегориальное значение причастий – признак какого-то объекта по действию.
7. Деепричастия. ОКЗ – действие, добавочное к основному обозначаемому глаголом сказуемого.
8. Наречие – связано и с именем и с глаголом, т.к. наречие может характеризовать действие, состояние или процесс, обозначаемый глаголом и признак качества (наречия меры степени), остальные наречия кореллируют только с глаголом. Развивающаяся часть речи.
9. Слова категории состояния – частная категория грамматики на уровне морфологии (сами части речи – это общие категории). Безлично-предикативные слова, предикативные наречия.
Служебные части речи. Прямой вопрос не задается никакой служебной части речи, т.к. они лишены собственного четко выраженного лексического значения, оно выражено слабо и неполно.
10. Предлог – выражает семантическое отношение между словами.
11. Союз – служебная часть речи, связывающая компоненты как простых, так и сложных предложений.
12. Частицы – Две достаточно разные функции. Модальная – указывает на добавочный оттенок значения слова или выражения. Феномен модальности в языке – отношение содержания высказывания к реальной действительности + отношение автора к содержанию высказывания. Это отношение может быть оформлено в разных аспектах: с точки зрения реальности/нереальности; желательности/нежелательности и проч. В этих словах может быть выражена некоторая оценочность. Формально модальность выражается с помощью частиц и модальных слов. Если частица – член предложения (пусть и в составе, допустим, сказуемого: я почти ушел), то модальное слово не является членом предложения. Формообразующая функция – образование форм слов (если бы).
Слова, грамматически не связанные с предложением. Этот класс выделяется через синтаксический фактор.
13. Звукоподражательные слова.
14. Междометия
15. Модальные слова (безусловно, вряд ли).
16. Слова-предложения Типа «да»-«нет».
17.Виноградов от частиц отводит частицы-связки – это слова «это», «как». Такую частицу-связку Виноградов выделяет как самостоятельный класс.
Междометия. Специальные (служебные по своей функции) слова, выражающие эмоциональное состояние автора речи, реципиента речи или обоих участников коммуникативного процесса. Междометия имеют тенденцию к росту, усиления своих словообразовательных возможностей. (Ах, Ох, Ух, Ура, Ей Богу, Черт побери, Слава тебе, Господи и проч). Лексика русского мата по морфологической, лексической и словообразовательной функции несут в себе функции междометия. Бранная лексика очень быстро начинает распространять вокруг себя словообразовательные потоки, т.е. если бранное слово первообразно, то скорее всего по функции оно междометие. Не всегда междометие не является членом предложения (по полям неслось громкое ура – ура – подлежащее).
19. Имя существительное – это часть речи, обозначающая предмет (субстанцию) и выражающая это значение в словоизменительных категориях числа и падежа и в несловоизменительной категории рода.
   Существительное называет предметы в широком смысле слова; это – названия вещей (стол, стена, окно, ножницы, сани), лиц (ребенок, девочка, юноша, женщина, человек), веществ (крупа, мука, сахар, сливки), живых существ и организмов (кошка, собака, ворона, дятел, змея, окунь, щука; бактерия, вирус, микроб), фактов, событий, явлений (пожар, спектакль, беседа, каникулы, печаль, страх), а также названных как независимые самостоятельные субстанции непроцессуальных и процессуальных признаков – качеств, свойств, действий, процессуально представленных состояний (доброта, глупость, синева, бег, решение, толкотня).
Существительные разделяются на следующие лексико-грамматические разряды: существительные 1) собственные и нарицательные; 2) собирательные; 3) вещественные; 4) конкретные и отвлеченные; 5) одушевленные и неодушевленные. Эти разряды пересекаются: так, например, имена собственные включают в себя названия как одушевленных, так и неодушевленных предметов; существительные вещественные, обозначающие однородную массу вещества, могут иметь собирательное значение (клюква, виноград, сахар); существительные конкретные объединяют в своем составе все те слова, – одушевленные и неодушевленные, – которые называют считаемые предметы. Вместе с тем слова каждого из выделенных лексико-грамматических разрядов обладают общими морфологическими, а в некоторых случаях и словообразовательными характеристиками.
По признаку называния предмета как индивидуального или как представителя целого класса все существительные делятся на собственные и нарицательные. Существительные собственные (или имена собственные) – это такие слова, которые называют индивидуальные предметы, входящие в класс однородных, однако сами по себе не несут какого-либо специального указания на этот класс. Существительные нарицательные (или имена нарицательные) – это такие слова, которые называют предмет по его принадлежности к тому или иному классу; соответственно они обозначают предмет как носитель признаков, свойственных предметам данного класса.
Граница между именами собственными и нарицательными непостоянна и подвижна: имена нарицательные легко становятся собственными наименованиями (см. § [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]), прозвищами и кличками. Имена собственные часто используются для обобщенного обозначения однородных предметов и становятся при этом нарицательными: держиморда, донкихот, донжуан; Мы все глядим в Наполеоны (Пушк.); Твой иконный и строгий лик По часовням висел в рязанях (Есен.); Приезжают в столицу Смиренно и бойко Молодые Есенины В красных ковбойках (Смел.).
Среди имен собственных различаются: 1) имена собственные в узком смысле этого слова и 2) наименования.
   Собственные имена в узком смысле этого слова – это географические и астрономические названия и имена людей и животных. Это – лексически ограниченный и медленно пополняемый круг слов-названий, присваиваемых или присвоенных одному предмету. Повторения здесь возможны как совпадения (например, совпадающие названия рек, деревень, поселков); они также высокочастотны в системе собственных имен лиц и животных. Среди имен лиц, как правило, нет слов, повторяющих нарицательные существительные. В случаях типа Идея, Эра, Гелий, Радий, Уран, Сталь (личные имена, дававшиеся в 20-e и 30-е годы XX в.) обобщенно-предметные значения в именах собственных ослабляются, а в старых именах такого типа – полностью утрачиваются, например: Вера, Надежда, Любовь. Семантическим своеобразием собственных имен определяется своеобразие их морфологических свойств: этим словам, служащим для индивидуализации предмета, не свойственно употребление в формах мн. ч. Формы мн. ч. здесь нормальны для обозначения разных лиц и предметов, имеющих одно и то же собственное имя: В одном классе несколько Светлан Для имен собственных наименований используются нарицательные существительные или сочетания слов. При этом нарицательное существительное не утрачивает своего лексического значения, а лишь изменяет свою функцию. Таковы названия: газета "Известия", журнал "Здоровье", завод "Серп и молот", фабрика "Большевичка", духи "Сирень". Наименованиями могут служить также имена собственные: гостиница "Москва", пароход "Украина". Значения нарицательных существительных сохраняются в составе наименований художественных и научных произведений: "Мертвые души", "Обрыв", "Преступление и наказание", "Дама с собачкой", "Города и годы", "Капитал", "Диалектика природы".    В наименованиях исторических событий по времени, периоду также сохраняется лексическое значение имени нарицательного: Октябрь (Великая Октябрьская социалистическая революция, а также ее годовщина). Орфографической приметой всех имен собственных служит написание их с большой (прописной) буквы. Если имя собственное – наименование состоит из нескольких слов, то с большой буквы пишется только первое слово: "Капитанская дочка", "Отцы и дети", "Серп и молот" (название завода).
20. По особенностям выражаемого значения имена существительные можно разделить на несколько групп: 1) конкретные существительные (стул, костюм, комната, крыша), 2) абстрактные, или отвлечённые, существительные (борьба, радость, добро, зло, нравственность, белизна), 3) собирательные существительные (зверьё, дурачьё, листва, бельё, мебель); 3) вещественные существительные (цикл:, золото, молоко, сахар, мёд); 5) единичные существительные (горошина, песчинка, соломина, жемчужина).
Конкретными называются имена существительные, которые обозначают явления или предметы реальной действительности. Они могут сочетаться с количественными, порядковыми и собирательными числительными и образуют формы множественного числа. Например: мальчик мальчики, два мальчика, второй мальчик, двое мальчиков; стол столы, два стола, второй стол.
Абстрактными, или отвлечёнными, называются имена существительные, которые обозначают какое-либо отвлечённое действие, состояние, качество, свойство или понятие. Отвлечённые существительные имеют одну форму числа (только единственного или только множественного), не сочетаются с количественными числительными, но могут сочетаться со словами много, мало, сколько и т. п. Например: горе много горя, мало горя. Сколько горя!
Собирательными называются существительные, которые обозначают совокупность лиц или предметов как неделимое целое. Собирательные существительные имеют форму только единственного числа и не сочетаются с именами числительными, например: молодёжь, старичьё, листва, березняк, осинник. Ср.: Старики долго судачили о жизни молодых и интересах молодёжи. Вы чьё, старичьё? Крестьяне по сути своей всегда оставались собственниками. Ни в одной стране мира крестьянство никогда не было действительно свободным. Первого сентября все дети пойдут в школу. Детвора собралась во дворе и ожидала приезда взрослых. Все студенты успешно сдали государственные экзамены. Студенчество принимает активное участие в работе благотворительных фондов. Имена существительные старичьё, крестьянство, детвора, студенчество являются собирательными, образование форм множественного числа от них невозможно.
Вещественными называются существительные, которые обозначают вещество, не поддающееся делению на составные части. Эти слова могут называть химические элементы, их соединения, сплавы, лекарственные препараты, различные материалы, виды пищевых продуктов и сельскохозяйственных культур и пр. Вещественные существительные имеют одну форму числа (только единственного или только множественного), не сочетаются с количественными числительными, но могут сочетаться со словами, называющими единицы меры килограмм, литр, тонна. Например: сахар килограмм сахара, молоко два литра молока, пшеница тонна пшеницы.
Единичные имена существительные являются разновидностью вещественных существительных. Эти существительные называют один экземпляр тех предметов, из которых состоит множество. Ср.: жемчуг жемчужина, картофель картофелина, песок песчинка, горох горошина, снег снежинка, солома соломина.
21. Категория рода существительного - это несловоизменительная синтагматически выявляемая морфологическая категория, выражающаяся в способности существительного в формах ед. ч. относиться избирательно к родовым формам согласуемой (в сказуемом – координируемой) с ним словоформы: письменный стол, большое дерево; Вечер наступил, Девочка гуляла бы; Окно открыто; Ночь холодная. Морфологическая категория рода выявляется в формах ед. ч., однако она принадлежит существительному как слову в целом, во всей системе его форм. Категорию рода образуют три незамкнутых ряда морфологических форм; в каждый такой ряд входят формы разных слов, объединенных общим для них морфологическим значением рода – мужского, женского или среднего.
Морфологическое значение рода существительного – это такое его значение, которое обусловливает собою: 1) способность существительных определяться прилагательными со следующими флексиями в форме им. п. ед. ч. (вид флексий орфографический): -ой, -ий, -ый – муж. р. (большой стол, синий свет, добрый человек); -ая, -яя – жен. р. (большая книга, синяя тетрадь); -ое, -ее – сред. р. (большое окно, синее небо); 2) способность существительного вступать в связь координации со сказуемым-глаголом в форме ед. ч. прош. вр. и сослагат. накл., с полным и кратким прилагательным или причастием в форме им. п. ед. ч.; при этом на значение муж. р. указывает нулевая флексия и флексии -ой, -ий, -ый; на значение сред. р. – флексии -о, -ё, -е; -ое, -ее; на значение жен. р. – флексии -а, -я; -ая, -яя: Студент уехал; Экзамен сдан; Роман скучный; Сестра пришла; Книга интересна; Погода летная; Яблоко упало; Письмо написано; Письмо неприятное.
Род существительного может быть выражен морфологически – системой флексий падежных форм ед. ч. Однако в отличие от синтагматического выявления система падежных флексий не всегда оказывается достаточным критерием для различения рода существительных. Достаточны в этом смысле только системы падежных флексий существительных с нулевой флексией в форме им. п. ед. ч.: а) типа стол, конь, музей, плащ (род. п. стол-а, кон-я, музе-я, плащ-а) или б) типа дверь, кровать, ночь, рожь (род. п. двер-и, кроват-и, ноч-и, рж-и): они характеризуют существительные как слова только муж. р. (а) или только жен. р. (б). В то же время системы падежных флексий существительных с флексией -а(-я) в им. п. ед. ч. характеризуют как слова жен. р. (жена, карта, земля, свеча), так и – реже – слова муж. р. (юноша, мужчина, староста, дядя; домина, купчина, старичишка); системы падежных флексий существительных с флексией -о (-о, -ё, -е) в им. п. характеризуют как слова сред. р. (окно, копьё, поле), так и – реже – слова муж. р. (подмастерье; голосище, домишко). Средний род в большинстве случаев связан с названиями неодушевленных предметов. Из одушевленных существительных значение сред. р. имеет небольшая группа слов: дитя, лицо (личность), существо (живое существо), животное, божество, ничтожество (о человеке) и слова – названия зоологических видов, подвидов и родов, например: пресмыкающееся, беспозвоночное, кишечно-полостное (спец.), млекопитающее, земноводное. Существительные сред. р. чудовище, чудище, страшилище по отношению к лицам применяются только метафорически.
Отнесенность неодушевленных существительных к муж., жен. или сред. р. семантически необъяснима и условна. Так, не имеет объяснения тот факт, что слова вывод, темп, итог, день, овес принадлежат к муж. р., слова карта, стена, неделя, тень, ночь, рожь – к жен. р., а слова окно, стекло, бревно, утро, пшено – к сред. р. Деление неодушевленных существительных на существительные муж., жен. и сред. р. определяется только системой падежных флексий и синтаксическими факторами.
Основная масса русских неодушевленных существительных, в том числе и новообразований, – это слова муж. и жен. р. Существительные муж. р. преобладают среди слов – названий коллективов, учреждений, предприятий, конкретных предметов. Второе место по количеству среди слов-названий занимают существительные жен. р. Существительные сред. р. преобладают только среди слов, называющих отвлеченные понятия. Таковы слова на -ние (выявление, выполнение, радиовещание) и на -ство (звероводство, кустарничество), а также субстантивированные прилагательные: Старое старится, молодое растет (посл.); Прекрасное должно быть величаво (Пушк.). Морфологическое значение сред. р. приобретают субстантивирующиеся в контексте местоимения, наречия, междометия, а также слова служебных частей речи и даже морфемы: сердечное ты; Минутная сладость веселого "вместе", помедли, постой (В. Жуковский); Сегодня рушится тысячелетнее прежде (Маяк.); Теперь бы песню ветра И нежное баю (Есен.); А что собственно, Лариосик? Неловкий, нелепый неудачник – сплошное "не" (журн.). То же правило действует по отношению к субстантивации в речи целого сочетания или даже предложения, например: Нас не устраивает равнодушное "Моя хата с краю"; На всю жизнь запомнил твое "расстаться навсегда"; Если бы не некоторое "черт побери" в жестах, не признать бы в ней женщину полусвета (К. Петров-Водкин).
Во мн. ч. грамматическое значение рода существительных не имеет выражения: оно не обозначается системами падежных флексий ни самих существительных, ни согласуемых с ними слов; например, им. п.: новые дома, белые облака, огромные заводы, большие работы, прекрасные картины; род. п.: новых домов, серых камней, белых облаков, зеленых полей, древних рукописей.
22. Категория рода у одушевленных существительных – названий лиц имеет свою семантическую характеристику: слова мужского рода называют существа мужского пола, слова женского рода – существа женского пола. В количественном отношении существительные мужского рода преобладают. Это объясняется как внеязыковыми социально-историческими условиями, так и собственно языковыми причинами. Слова мужского рода прежде всего заключают в себе общее понятие о человеке, обозначают его социальную или профессиональную принадлежность независимо от пола. Поэтому слова мужского рода могут применяться к лицу как мужского, так и женского пола (об исключениях см. ниже): композитор Д. Шостакович и композитор А. Пахмутова, поэт Александр Блок и поэт Ольга Берггольц; Он говорил о лете и о том, Что быть поэтом женщине – нелепость (Ахм.).
Названиями лица независимо от принадлежности к полу являются: а) существительные муж. р., образующие соотносительную словообразовательную пару с существительными жен. р. со знач. лица, типа делегат (делегатка), студент (студентка), марксист (марксистка), поэт (поэтесса), докладчик (докладчица), избиратель (избирательница), москвич (москвичка); он (она) – делегат партийного съезда; каждый москвич любит свой город; б) существительные муж. р., не имеющие парных существительных жен. р.: вожак, воин, гений, дирижер, заморыш, карапуз, льстец, неуч, предок, приемыш, и существительные на -а: вельможа, воевода, слуга, староста, старшина, старейшина. К группе (б) примыкают также слова, для которых парные существительные жен. р. возможны, но стилистически окрашены: бригадир, врач, доктор и под.; ср. следующее замечание А. Твардовского: "Женщина врач оскорбится, если ее назвать врачихой (хотя за глаза называют и без всякого оттенка пренебрежительности). Назовите старшего повара Макарову поварихой – она обидится". Существительные муж. р. не могут быть общим названием лица в тех случаях, когда по своему лексическому значению они относятся только к лицам мужского пола: брат, мальчик, муж, мужчина, отец, юноша.
В словах жен. р., называющих лиц, категория рода указывает на пол называемого лица. Одушевл. существительные жен. р. – названия лиц женского пола, как правило, имеют словообразовательные характеристики (суффиксы "женскости"): делегатка, коммунистка, большевичка, избирательница, докладчица, героиня, кондукторша, лифтерша, ткачиха, бегунья, поэтесса. При отсутствии словообразовательной характеристики отнесенность к лицу женского пола показывается лексическим значением основы: мать, дочь, сестра, жена, девушка, барышня, девочка, женщина.
   Слово, называющее лицо женского пола, не может быть названием лица мужского пола. Исключение составляют некоторые слова общего рода, по своему происхождению являющиеся названиями лиц женского пола (например, умница), а также переносные, характеризующие значения таких слов, как баба (Он – баба. Жалкая, впрочем, баба; его совсем не стоило бы любить женщине. Дост.). Слово, называющее лицо женского пола, может быть названием лиц мужского пола по функции: Он в доме и кухарка, и нянька.
У слов – названий животных связь между лексическим значением и грамматическим родом не отличается той последовательностью, которая свойственна названиям лиц. Существуют три типа наименований животных. 1) Называние одним именем, обозначающим и самку, и самца, причем это имя может быть существительным как муж. р. (дикобраз, окунь, снегирь, чиж, ястреб), так и жен. р. (белка, выдра, галка, куница, пантера, рысь, синица, сорока, стерлядь). 2) Называние двумя именами; этот тип представлен двумя разновидностями: а) одно слово служит названием самки, а другое называет самца и одновременно является общим названием данного вида животных, без указания на пол; это названия диких животных: лев – львица (вместе – львы), волк – волчица и волчиха (волки), орел – орлица (орлы), слон – слониха (слоны); б) одно слово служит названием самца, а другое называет самку и одновременно является общим названием; это названия домашних животных: кот – кошка (вместе – кошки), баран – овца (овцы), боров – свинья (свиньи), козел – коза (козы), селезень – утка (утки). 3) Называние тремя именами, при этом два существительных – жен. и муж. р. – называют самца и самку, а третье существительное, жен. или муж. р., является общим названием: жеребец – кобыла (общее название – лошадь); кобель – сука (собака); гусак – гусыня (гусь).
Несмотря на то что наименования животных не отличаются строгим и последовательным соответствием рода существительного и пола называемого животного, у этих слов сохраняется основное противопоставление значений муж. и жен. р., характеризующее все одушевл. существительные. При наличии парных наименований самца и самки названия самок – всегда имена жен. р. Муж. р. закрепляется за названием самца только в тех случаях, когда обозначение самца не совпадает с общим названием животного без указания на пол (см. выше): боров, бык, жеребец, козел, кот, селезень.
Распределение по родам аббревиатур инициального и смешанного типов своеобразно. Первоначально аббревиатуры закрепляют за собой значение грамматического рода стержневого слова, лежащего в основе соответствующего сочетания: новая ТЭЦ, (тепло-электро-централь), Братская ГЭС (гидро-электро-станция), представительная ООН (Организация Объединенных Наций). Но в процессе употребления значение грамматического рода стержневого слова последовательно сохраняют только образования из начальных букв слов типа ВДНХ, РСФСР. Аббревиатуры, оканчивающиеся на твердую согласную типа нэп, МИД, ВАК, вуз, ВОКС, ТАСС и по форме совпадающие с существительными муж. р. с нулевой флексией в им. п., ведут себя двояко. Одни из них приобретают значение муж. р.: вуз (высшее учебное заведение) – прекрасный вуз (хотя стержневое слово заведение – сред. р.), нэп (новая экономическая политика), БРИЗ (бюро по рационализации и изобретательству), загс (запись актов гражданского состояния), БАМ (Байкало-Амурская магистраль). В употреблении других аббревиатур, таких как ВАК, ЖЭК, НОТ, ТАСС, заключающих в себе стержневое слово женского или среднего рода, наблюдаются колебания. Эти слова выступают то как существительные жен. или сред. р. (в соответствии с родом стержневого слова), то как существительное муж. р.: работник нашей ЖЭК (жилищно-эксплуатационная контора), но нашего ЖЭК'а, ВАК (высшая аттестационная комиссия) рассмотрела/рассмотрел диссертацию, ТАСС (Телеграфное агентство Советского Союза) сообщило/сообщил. Аббревиатуры – существительные муж. р., как правило, склоняются: постановление BAK'a, в нашем ЖЭК'е, из МИД'а сообщили.
   Аббревиатуры с основой на гласную инициального типа, например РОНО (районный отдел народного образования), РОЭ (реакция оседания эритроцитов) и смешанного типа (ГОРОНО, сельпо), преимущественно относятся к среднему роду.
   Указания на грамматический род каждого отдельного слова-аббревиатуры следует искать в словарях.
Род несклоняемых имен собственных – географических названий и наименований периодических изданий определяется или 1) родом нарицательного слова, по отношению к которому имя собственное служит наименованием, или 2) звуковым строением самого имени собственного: 1) прекрасный (город) Сан-Франциско; спокойная (река) Миссисипи; бурная (река) По; лондонская (газета) "Таймс"; итальянская (газета) "Унита"; 2) в том случае, когда собственное название города или местности оканчивается на -о, -е или -и, ему может придаваться характеристика сред. р.: это знаменитое Ровно; Барле стало убежищем для многих голландцев (журн.); Обнявший, как поэт в работе, Что в жизни порознь видно двум: Одним концом – ночное Поти, Другим – светающий Батум (Пастерн.).
Некоторые существительные, главным образом иноязычного происхождения, но также и русские, отличаются двойственной родовой принадлежностью. Родовое различие может быть выражено кроме согласования также и флексиями (ботинок – ботинка, жираф – жирафа, санаторий – санатория, туфель – туфля), характером конечной согласной (занавес и занавесь, нашест и нашесть) или только системой флексий (вуаль – вуаля и вуаль – вуали; дуэль – дуэля и дуэль – дуэли; отель – отеля и отель – отели; рояль – рояля и рояль – рояли).
23. Помимо мужского, женского и среднего рода у существительных есть так называемый общий род. Сюда относятся слова (обычно разг. или прост.) с флексией -а в им. п. ед. ч., называющие лиц по характерному действию или свойству и имеющие ту же систему падежных флексий, что и существительные жен. и муж. р. с флексией -а в форме им. п. ед. ч.: гуляка, зевака, недоучка, зубрила, привереда, плакса, грязнуха, злюка, гулена, сластена, неженка. Особенностью существительных общего рода является зависимость их синтаксической сочетаемости от пола называемого лица: если это лицо женского пола, то существительное общего рода синтаксически ведет себя как слово женского р., если же это лицо мужского пола, то такое существительное синтаксически ведет себя как слово мужского рода. Родовые характеристики при этом имеют только синтаксическое выражение; муж. р.: горький пьяница, противный плакса, сущий размазня, ужасный мямля, бедный сирота; Я московский озорной гуляка (Есен.); жен. р.: Я познакомился с хористкой Марией Шульц, очень красивой девушкой, но, к сожалению, великой пьяницей (Шаляп.); Лора – главная заводила (газ.); На двенадцать засовов заперта хуторская Россия, И над ней умирает луна – эта круглая сирота (Исак.). Однако такая сочетаемость, определяемая полом называемого лица, не является строгим грамматическим правилом. Существительные общего рода могут быть употреблены как слова муж. р. и в применении к лицу женского пола (Нина Владимировна Снегирева – наш школьный заводила; журн.) и, наоборот, как слова жен. р. – в применении к лицу мужского пола (Тот оказался, хотя и добрым парнем, но изрядной размазней; журн.). Такое употребление нормально. Оно отличает слова общего рода от слов типа судья, глава, коллега, а также от слов типа врач, инженер, доктор в сочетаниях типа врач пришла, она прекрасный врач.
   Примечание. В отвлечении от пола называемого существа слова общ. р. имеют тенденцию синтаксически функционировать как слова муж. р.; например, в журнальной статье рыбка, пролежавшая в пластах третичной формации 60 миллионов лет, названа: "Древнейший обжора в мире".
Деление всех существительных на слова муж., жен. и сред. р. не имеет последовательного содержательного объяснения. Род существительного имеет реальную семантику в тех случаях, когда им характеризуются названия лиц или (непоследовательно) животных: названия лиц и животных мужского пола являются существительными муж. р., названия особей женского пола – существительными жен. р. В последнее время такие существительные муж. р., как глава (чего), коллега, староста, судья, называющие лицо по общественному положению, роду деятельности, в непринужденной речи нередко сочетаются с определяющими словами в форме жен. р.: прекрасная коллега, бессменная староста; Судью-то нарочно попросили самую строгую прислать (газ.); В семье Сурогиных вспыхивает конфликт между бесспорной главой семьи - "большой мамой", Евгенией Дмитриевной, и зятем ее – Николаем Александровичем (газ.). Отмеченное употребление не дает оснований для причисления этих слов к существительным общего рода: во-первых, им не свойственна характерная для слов общего рода лексическая семантика; во-вторых, в отличие от слов общего рода при обозначении лица мужского пола согласуемое слово при этих существительных употребляется только в форме муж. р.
В разговорной, непринужденной речи активно распространяются употребления типа врач пришла, бригадир уехала в поле (реже – сочетания типа новая бригадир, прекрасная врач). Такие сочетания представляют собой синтаксическое указание на пол называемого лица – способ, конкурирующий со словообразовательным выражением того же значения. Существительные муж. р. при этом не становятся существительными общего рода. Во-первых, слова типа врач, бригадир последовательно выражают значение мужского рода как в координации со сказуемым, так и в согласовании; женский род чаще обозначается координацией и редко – согласованием, причем, как правило, только в им. п. (наша, сама, эта врач, но неправильно – нашу врача, с нашей врачом). Во-вторых, при обозначении лица мужского пола эти существительные (в отличие от слов общ. р.) определяются только согласуемыми словами в форме муж. р.: Иванов – хороший врач; Петров – очень грамотный инженер; Он – известный бригадир.
   Перечисленными особенностями употребления слов – названий лиц типа врач, бригадир объясняются в разговорной и газетной речи, а также в художественной литературе "смешанные" согласования, когда род глагола в форме прош. вр. (или сослагат. накл.) обозначает пол названного существительным лица, а форма согласуемого прилагательного указывает на морфологический род этого же существительного: Будущий филолог из Минска выиграла (газ.); Пришла лечащий врач Курчатова (В. Емельянов); Обо всем этом говорила, открывая праздник, председатель жюри фестиваля лауреат премии Ленинского комсомола Александра Пахмутова. Своим молодым друзьям – певцам и авторам песен – известный композитор пожелала счастливых творческих открытий (газ.).
   Примечание 1. В разговорной, публицистической речи отмечается употребление сочетаний со словами один, единственный, в которых эти слова принимают форму муж. или жен. р. в зависимости не от рода существительного, а от пола определяемого лица: одна из старейших членов нашей партии Ольга Борисовна Лепешинская; одна из командиров Первой Конной. Нормативно только согласование слова один с родом существительного: Сестра была одним из борцов за высшее образование для женщин (газ.). На распространение сочетаний одна из врачей, одна из продавцов оказали воздействие сочетания один/одна из нас, один/одна из вас, один/одна из отдыхающих, в которых грамматический род слова один нормально указывает на пол определяемого лица.
   Примечание 2. По поводу употребления сочетаний типа врач пришла, инженер сказала постоянно высказываются неодобрительные замечания; например: "Вы справедливо указываете на одну из тех „неувязок" в современном литературном языке, которые порой способны даже раздражать сколько-нибудь взыскательный к родной речи вкус. Действительно, „врач вошла", „судья сказала" и т. п. это ужасно, и нередко вертишься-изворачиваешься, чтобы найти выход в таких случаях" (Твард.). Однако именно требование обозначения, т. е. необходимость сообщения о поле называемого лица, обеспечивает таким сочетаниям употребительность в современной речи. Несклоняемые существительные (в подавляющем большинстве – иноязычные по происхождению слова), называющие неодушевленные предметы, относятся к сред. р.: (полное) алиби, (комическое) амплуа, (новое) бюро, (загородное) депо, (компетентное) жюри, (ответственное) интервью, (горячее) какао, (шерстяное) кашне, (трудное) па, (серое) пальто, (бабушкино) портмоне, (баранье) рагу, (интереснейшее) ралли.
   Примечание 1. Слово кофе относится к муж. р.; черный кофе, но допустимо употребление этого слова и в сред. р.: сгущенное кофе с молоком. К муж. р. относятся также слово пенальти (спорт.) и слова – названия ветров сирокко, торнадо.
   Примечание 2. Ряд существительных – названий неодушевленных предметов в XIX – нач. XX в. имел значение муж. р.: боа пушистый (Пушк.); мой какао (Тург.); сочный, сильный контральто (Горьк.); французский рагу (Пастерн.).
   Некоторые несклоняемые существительные, оканчивающиеся на гласную и называющие неодушевленные предметы, относятся к жен. р., например: авеню, мацони (простокваша), медресе (мусульманская духовная школа), кольраби (сорт капусты), салями (сорт колбасы), очевидно, под влиянием грамматического рода (соответственно) слов: улица, простокваша, школа, капуста, колбаса.
   Отдельные несклоняемые существительные употребляются а) преимущественно или б) только во мн. ч.: а) бигуди (сред. р. и мн. ч.), ралли (сред. и муж. р. и мн. ч.), сабо (обувь на деревянной подошве) (сред. р. и мн. ч.), б) жалюзи.
Несклоняемые существительные, называющие одушевленные предметы, относятся к муж. или жен. р. Эта отнесенность отвечает противопоставлению родовых значений, характеризующих все одушевл. существительные. К жен. р. относятся слова, называющие лиц женского пола (мисс, миссис, мадам, фрау, леди), имена и фамилии женщин (Бетси, Мери, Мари, Кармен, Элен; Засулич, Кюри, Норкевич, Педерсен); к муж. р. относятся слова, называющие лицо вообще, слова, называющие лиц мужского пола по социальному положению или профессии, а также названия животных безотносительно к их принадлежности к тому или иному полу: (крупный) буржуа, (средний) рантье, (испанский) гидальго, (военный) атташе, (знакомый) конферансье, кюре, портье; (прелестный) какаду, (быстроногий) кенгуру, (маленький) пони, (забавный) шимпанзе.
   При необходимости подчеркнуть пол животного существительное, как правило, определяется прилагательным в форме муж. или жен. р. При этом женский род обозначает принадлежность животного к женскому полу, а за мужским родом, помимо способности обозначать принадлежность к мужскому полу, сохраняется возможность общего обозначения, безотносительно к полу: Не каждый день приходится нам сидеть в обществе молоденькой и по-своему миловидной шимпанзе (газ.); У обезьян выработался определенный инстинкт к ползучим. Когда приходится угомонить взбунтовавшегося шимпанзе, мы обращаемся к обыкновенному ужу (газ.); Крошка Вега – первый и пока единственный шимпанзе, родившийся в зоопарках Советского Союза. Ей пять месяцев (газ.).
   Несклоняемым существительным визави, протеже, инкогнито свойственна двойственная родовая принадлежность: этот, мой, наш визави – эта, моя, наша визави; мой, моя протеже. Сущ. инкогнито может относиться к муж. и сред. р.
24. Категория числа существительных – это словоизменительная категория, выражающаяся в системе двух противопоставленных рядов форм – единственного и множественного числа. Любая форма существительного обязательно относится к единственному или множественному числу. Морфологические значения единственного и множественного числа отражают внеязыковые различия единичности и неединичности называемых существительными предметов.
   Противопоставление единственного и множественного числа осуществляется при помощи двух частных парадигм склонения (падежных форм ед. и мн. ч.), внутри которых одноименные падежи имеют разные флексии. У всех существительных, противопоставленных по числу, системы падежных флексий ед. и мн. ч. различаются в зависимости от типа склонения; у ряда слов в ед. и мн. ч. кроме системы флексий различаются основы; для ряда слов в формах ед. и мн. ч. характерны различия в ударении.
Существительные, лексические значения которых не предполагают противопоставления по признаку "единичность – множественность" (названия отвлеченных качеств и действий, веществ, совокупностей предметов или лиц), имеют формы или только ед. ч., или, реже, только мн. ч. Существительные, имеющие формы ед. и мн. ч., – это слова с выраженным противопоставлением по числу; они составляют основную массу существительных. Существительные, имеющие формы только ед. ч. или только мн. ч., – это слова с невыраженным противопоставлением по числу; они образуют семантические группы, которые входят в состав разных лексикограмматических разрядов существительных.
25. Единственное число как член морфологического противопоставления "формы ед. ч. – формы мн. ч." обозначает, что предмет представлен в количестве, равном одному: книга, окно, парта, стол, шкаф; учитель, девочка, рабочий. Обозначение единичности в противоположность множественности – основное значение форм ед. ч. Для форм ед. ч. существительных с выраженной противопоставленностью по числу характерна как а) соотнесенность с реальной единичностью, так и б) отсутствие такой соотнесенности, т. е. употребление в обобщеннособирательном значении: а) На севере диком стоит одиноко На голой вершине сосна (Лерм.); б) В нашем лесу растет только сосна, а береза не растет; Мужчина нынче балованный, глупый, вольнодумствующий (Чех.); В Ангаре ходила рыба, в лесу летала птица (Расп.); В тылу врага, не имея инструмента, медикаментов, он провел сотни операций (газ.). Употребление форм ед. ч. существительных – названий лиц в обобщеннособирательном значении распространено в газетной речи: Ребенок нынче пошел уверенный в себе: с таким интересно познакомиться поближе (журн.); Типичный студент в каникулы не лежит на боку, не сидит два сеанса подряд в кинотеатре: типичный студент едет (газ.).
   Обобщеннособирательное значение у существительных с выраженной противопоставленностью по числу выступает в таких контекстах, когда указание на количество несущественно; при этом контексты с формами ед. и мн. ч. оказываются информативно равнозначными: Книга – лучший подарок и Книги – лучший подарок; Пожилой человек часто простужается и Пожилые люди часто простужаются.
   Отсутствие соотнесенности форм ед. ч. с реальной единичностью наблюдается также при дистрибутивном ("распределительном") употреблении форм ед. ч. существительных: собаки бежали, подняв хвост (т. е. (собаки бежали, подняв каждая свой хвост)). Формы ед. ч. выступают при этом вместо форм мн. ч. (собаки бежали, подняв хвосты) только при том условии, что предмет, обозначенный формой ед. ч., есть у многих: старики надели на нос очки, присутствующие повернули голову в сторону двери. При дистрибутивном употреблении формы ед. ч. не имеют собирательного значения.
Множественное число как член морфологического противопоставления "формы ед. ч. – формы мн. ч." обозначает, что предмет представлен в количестве большем, чем один: книги, окна, парты, столы, шкафы; учителя, девочки, рабочие. Основным значением форм мн. ч. является обозначение расчлененной множественности предметов в противоположность их единичности. Формы мн. ч. могут обозначать, кроме того, совокупность предметов или лиц. Совокупность как нерасчлененное множество, не поддающееся исчислению, противостоит расчлененной множественности как ряду считаемых предметов. Значение совокупности – в сочетании со значением расчлененной множественности – может присутствовать в формах мн. ч. существительных – названий людей по национальности, профессии, роду занятий, по функции (англичане, немцы, русские; журналисты, писатели, спортсмены; офицеры, солдаты, гости); в названиях овощей, плодов (абрикосы, помидоры; сюда же – грибы, ягоды); в названиях парных предметов (ботинки, сапоги, чулки); в некоторых других названиях, чаще употребляемых во мн. ч. (волосы, кружева).
   Примечание. Свойство форм мн. ч. существительных выражать не только раздельное множество, но и совокупность, находит отражение в лексикографии: в словарях формы мн. ч. названий лиц по национальности – это одновременно и названия народа: англичане, армяне, немцы. Значение совокупности у некоторых из перечисленных слов отражается в их синтаксической сочетаемости: пойти в спортсмены, служить в солдатах.
   Соотнесенность с расчлененной множественностью форм мн. ч. существительных, называющих предметы, подлежащие счету, может отсутствовать и в таких контекстах, в которых имеет место намеренное отстранение лица от конкретной единичности: В дверь просунулся Яков Узелков. – Можно? – Нельзя, – сказал Венька и, выглянув в коридор, строго отчитал постовых: зачем они пропускают разных граждан с улицы? – Я не с улицы! – закричал Узелков. – Я представитель прессы... – Представители пусть приходят утром, – сказал Венька (П. Нилин).
К словам, лексические значения которых препятствуют выражению отношений "единичность – множественность", принадлежат следующие (приводятся существительные в их основных значениях; в отдельных случаях слова, употребляющиеся, как правило, в ед. ч., могут образовать формы мн. ч., но при этом изменяется их лексическое значение; см. ниже).
   1) Вещественные существительные, называющие то, что поддается измерению, но не счету: вино, вода, горох, железо, вермишель, крупа, лапша, масло, мед, медь, молоко, пшено, сено, серебро, соль, цемент, чугун, шерсть, а также вещественные существительные с суф. ин(а), ик(а): баранина, осетрина, земляника, черника.
   2) Собирательные существительные, мотивированные существительными или прилагательными: вороньё, кулачьё, тряпьё, братва (прост.), листва, крестьянство, офицерство, студенчество, детвора, мошкара, агентура, аппаратура, генералитет, старостат, ивняк, лозняк, беднота, мелкота, старьё, голытьба (устар.), родня, ветошь, дичь (дикие птицы, на которых охотятся), зелень, мелочь, чернь, бездарь (разг.), а также некоторые немотивированные существительные: бельё, ботва, хвоя (хвойные деревья).
   3) Существительные с отвлеченным значением, обычно мотивированные именами и глаголами: комизм, инструктаж, косьба, слепота, белизна, тишина, обломовщина, кройка, коллективизация, возня (разг.), беготня (разг.), синева, гордыня (устар.), гордость, общность, успеваемость, болезнь, гибель, терпение, взятие, мытьё, соседство, ханжество, звон, дрожь, лай, риск, смех, треск, тишь, шум, ширь, а также немотивированные существительные: вздор, голод, жар, холод, краса, гам, проза, скука, слава, благо, горе.
   Перечисленные в группах 1-3 слова обозначают предметы, не подлежащие счету. Такие существительные, имеющие только формы ед. ч., называются существительными singularia tantum.
   Примечание. Отсутствие форм мн. ч. у существительных singularia tantum не означает невозможности образования у них форм со значением и внешними признаками мн. ч. В специальной литературе указывается, что слова singularia tantum могут быть определены как существительные с потенциально полной парадигмой (ед. и мн. ч.), но у них нормально употребляются только формы ед. ч. Формы мн. ч. существительных singularia tantum отмечены в художественной литературе, особенно в поэзии: Хватит с меня этих отдыхов! (Бунин); Колорит, развернутый приятелем, был отличный: в бархатах Тинторетто перекликались синевы Веронезе (К. ПетровВодкин); Друг! Дожди за моим окном, Беды и блажи на сердце (Цвет.); Он создал тысячи диковин И может не бояться стуж (Пастерн.); Земля! зеленая планета! Ничтожный шар в семье планет! Твое величье – имя это, Меж слав твоих – прекрасней нет! (Брюс.); сиплые низкие ревы пароходных гудков (Ю. Казак.).
   Как уже сказано, в тех случаях, когда возникает необходимость выразить отношение "единичность – множественность", у ряда существительных singularia tantum могут быть образованы формы мн. ч. Это следующие случаи.
   1) У ряда вещественных и отвлеченных существительных выражается противопоставление "единичность – множественность"; при этом имеет место расхождение лексических значений форм ед. и мн. ч. а) Вещественные существительные во мн. ч. обозначают виды, типы или сорта называемых веществ: вино – вина (форма мн. ч. обозначает сорта вин: красные вина, десертные вина и соотнесена в ед. ч. с соответствующим значением: красное вино, десертное вино, сухое вино); масло – масла (растительные, животные, технические), вода – воды (минеральные), крупа – крупы (манная, гречневая, овсяная), сталь – стали. б) Существительные с отвлеченным значением во мн. ч. называют проявления различных качеств, свойств, эмоциональных состояний: возможность – возможности (средство, условие, необходимое для осуществления чегон., возможное обстоятельство); аналогично: скорость – скорости, влажность – влажности, красота – красоты, глубина – глубины, радость – радости, печаль – печали, нежность – нежности. Ряд отвлеченных существительных во мн. ч. называет многоактное действие: гонка – гонки, сбор – сборы. в) Некоторые собирательные существительные во мн. ч., и соответственно в ед. ч., называют устройства или конкретные множества: аппаратура – аппаратуры (лабораторий); клавиатура – клавиатуры (органа).
   2) Отношение "единичность – множественность" отражает не числовое противопоставление, а соотношения по массе, объему: вода (в реке, в колодце) – воды (водные пространства, потоки воды), песок – пески, снег – снега, или по силе, интенсивности проявления: боль – боли, мука – муки.
К существительным, у которых противопоставленность по числу морфологически не выражена, относятся слова, которые имеют падежные формы только мн. ч. Такие существительные называются существительными pluralia tantum. По своим значениям существительные pluralia tantum противостоят одновременно как существительным, называющим единичные конкретные предметы, так и существительным singularia tantum. Они называют:
   1) Предметы, обычно состоящие из двух или нескольких частей, а также содержащие две или более одинаковые части (сложные предметы): брюки, весы, вилы, ворота, грабли, гусли, дровни, дрожки, кальсоны, кандалы, качели, клещи, козлы, куранты, кусачки, латы, мостки, нары, ножницы, ножны, носилки, очки, панталоны, перила, плавки, плоскогубцы, подмостки, полати, помочи, путы, пяльцы, рейтузы, розвальни, салазки, сани, соты, счеты, тиски, трусики, узы, хоромы, часы, четки, шаровары, шахматы, шорты, штаны, щипцы.
   2) Совокупности чегон. как множества: алименты, всходы, дебри, деньги, джунгли, зеленя, мемуары, миазмы, мощи, начатки, недра, огнеупоры, письмена, припасы, сласти, тропики, финансы, хлопья, чары, шхеры.
   3) Вещества, материалы, кушанья, а также остатки или отбросы какихн. веществ, материалов: белила, дрова, дрожжи, духи, консервы, макароны, обои, румяна, сливки, чернила, щи; выварки, выгребки, выжимки, выпарки, высевки, опивки, очистки, оттопки, подонки, помои, последки (прост.), а также сложные существительные со вторыми компонентами материалы, продукты, товары, поставки: стройматериалы, хлебопродукты, промтовары, зернопоставки.
   Примечание. Некоторые слова, объединенные в гр. 3 (например, духи, сливки), по характеру своего лексического значения близки к словам singularia tantum с вещественным значением, таким, как вода, молоко.
   4) Действия, процессы, состояния, проявляющиеся длительно, а также многосубъектные или многообъектные (сложные действия): бега, бредни, выборы (довыборы, перевыборы), горелки, дебаты, жмурки, козни, колики, кривотолки, нападки, нелады, переговоры, перекоры (прост.), пересуды, побои, проводы, происки, прятки, роды, сборы, хлопоты, шашни (разг.).
   5) Отрезки времени: будни, вакации (устар.), каникулы, сумерки, сутки, а также обряды или праздники: именины, крестины, поминки, родины, похороны, святки, смотрины.
   К существительным pluralia tantum относятся некоторые названия городов, местностей, проливов, горных хребтов: Афины, Великие Луки, Соловки, Дарданеллы, Альпы, Карпаты; созвездий: Близнецы, Плеяды.
   Существительные pluralia tantum, называющие считаемые предметы (ножницы, щипцы сани, шаровары – гр. 1), а также большинство существительных, называющих отрезки времени (гр. 5), не исключают противопоставления "единичность – множественность". Значение единичности у них выражается сочетанием со счетноместоименным прилагательным одни (одни ножницы, одни щипцы, одни сани, одни сутки), значение множественности – сочетанием с числительными: с собирательными – при обозначении количества до пяти и с количественными (или неопределенными числительными много, несколько) – при обозначении количества свыше пяти: двое ножниц, трое саней, четверо суток; пять брюк, пятнадцать щипцов, много саней, несколько суток; побывать на нескольких именинах.
   Примечание. Составные числительные с последним компонентом два, три или четыре в сочетании с сущ. pluralia tantum не употребляются; встречающиеся в употреблении сочетания типа двадцать двое суток, семьдесят четверо суток также неправильны.
   Существительные pluralia tantum других групп (гр. 2, 3, 4) и некот. слова гр. 5 (будни, сумерки, святки) подобны словам соответствующих разрядов singularia tantum: они не сочетаются с количественными и собирательными числительными и не выражают отношения "единичность – множественность".
От слов pluralia tantum, называющих сложные предметы, а также вещества, действия, отрезки времени, представленные как неделимые множества или совокупности, следует отличать следующие слова.
   1) Слова, называющие множества, состоящие из отдельных единиц, и употребляющиеся только во мн. ч.: девчата, ребята; молодожены, родители; детишки, детушки, зверятки, людишки, ребятки, ребятишки, солдатушки, телятки, котятки, стишонки и другие подобные слова с суффиксами субъективной оценки, а также субстантивированные слова древние, домашние, молодые, новобрачные.
   Примечание. Сущ. молодожены, молодые, новобрачные, родители называют двух лиц, из которых одно – мужского, а другое – женского пола. В форме ед. ч. эти слова по своему лексическому значению не соотносительны с формой мн. ч.: молодожен, молодой, новобрачный, родитель называют только лицо мужского пола; молодая, новобрачная – только лицо женского пола.
   2) Слова, преимущественно употребляющиеся во мн. ч. (потенциальные pluralia tantum), но имеющие также формы ед. ч.: близнецы, букли, гренки, инициалы, кавычки, кегли, медикаменты, мириады, распри, ставни, стропила, поручни, ходули, шпалы; сапоги, чулки, боты, бутсы, гетры, краги, тапочки, чувяки.
Особую группу слов с точки зрения выражения числового противопоставления представляют несклоняемые существительные: значение числа у них последовательно выражено синтаксически – формой ед. или мн. ч. согласуемого прилагательного: новое пальто – новые пальто, наше/наши купе, последнее/последние интервью; компетентное/компетентные жюри; бегущий/бегущие кенгуру; шелковое/шелковые кашне.
26. Имя существительное в зависимости от выполняемых им в предложении функций изменяется по падежам. Падеж является той грамматической категорией, которая показывает синтаксическую роль существительного и его связи с другими словами в предложении.
Изменение одного и того же слова по падежам и числам называется склонением.
В современном русском языке шесть падежей: именительный, родительный, дательный, винительный, творительный и предложный.
Все падежи, за исключением именительного, называются косвенными. Косвенные падежи могут употребляться как с предлогом, так и без него (кроме предложного падежа, который в современном русском языке без предлога не употребляется). Предлоги служат для уточнения значения падежей.
Хитрые падежи русского языка
Про шесть официальных падежей мы более-менее «всё знаем», поэтому сразу напишу про другие семь: количественно-отделительный, лишительный, ждательный, местный, звательный, превратительный и счётный. Количественно-отделительный падеж является разновидностью родительного, в том смысле, что он отвечает на его же вопросы и указывает на некоторые из его функций. Иногда его можно легко заменить родительным, но иногда это будет звучать коряво. Например, вам предложить чашку (кого? чего?) чая или (кого? чего?) чаю? Обратите внимание, что из классических шести падежей форма «чаю» подпадает под дательный падеж (кому? чему?), но здесь она отвечает на вопрос родительного (кого? чего?). Некоторые скажут, что форма «чаю» звучит как-то архаично, по-деревенски. Не уверен, что это правда; я бы скорее сказал «чаю», чем «чая», либо вообще бы переформулировал предложение так, чтобы использовать винительный падеж («Чай будете?»). Вот другой пример: «задать жару». По-деревенски? Пожалуй, нет. А вариант «задать жара» режет слух. Ещё примеры: «налить соку», «прибавить ходу». Лишительный падеж используется вместе с отрицанием глагола во фразах вроде «не знать правды» (но «знать правду»), «не иметь права» (но «иметь право»). Нельзя сказать, что в варианте с отрицанием мы используем родительный падеж, потому, что в некоторых случаях слова остаются в форме винительного: «не водить машину» (а не машины), «не пить водку» (а не водки). Этот падеж возникает только в том случае, если мы считаем, что каждой функции существительного должен соответствовать какой-то один конкретный падеж. Тогда лишительный падеж это такой падеж, формы которого могут соответствовать формам родительного или винительного. Иногда они взаимозаменяемы, но в некоторых случаях нам заметно удобнее использовать только один из двух вариантов, что говорит в пользу лишительного падежа. Например «ни шагу назад» (подразумевает «не делать») звучит намного более по-русски, чем «ни шага назад».Ждательный падеж  явление довольно сложное. Ждать (бояться, остерегаться, стесняться) мы можем кого-то или чего-то, то есть, вроде бы, должны использовать родительный падеж с этими глаголами. Однако иногда этот родительный падеж вдруг принимает форму винительного. Например, мы ждём (кого? чего?) письма, но (кого? что?) маму. А наоборот  «ждать письмо» или «ждать мамы»  как-то не по-русски (особенно, второе). Конечно, если эти формы считать допустимыми, то никакого ждательного падежа нет, просто с глаголом ждать (и его собратьями) можно использовать и родительный, и винительный падежи. Однако если эти формы допустимыми не признавать (к чему я, лично, склоняюсь), то возникает ждательный падеж, который для некоторых слов совпадает с родительным, а для некоторых  с винительным. В этом случае нам нужен критерий того, как склонять данное слово.Попытаемся понять разницу между выражениями «ждать письма» и «ждать маму». Когда мы ждём письма, мы не ожидаем от письма никакой активности. Мы ждём не само письмо, а именно письма, доставки письма, пришествия письма, то есть какого-то явления, связанного с его появлением в нашем почтовом ящике. Письмо здесь играет пассивную роль. Но когда мы ждём маму, мы ждём не «доставки мамы таксистом до места нашей встречи», а именно саму маму, рассчитывая, что она поспешит прийти вовремя (при этом вполне возможно, что она воспользуется такси). То есть получается, что если объект, выраженный существительным, может влиять на собственное появление, то мы его ждём в форме винительного падежа (он будет «виноват», если опоздает), а если объект сам по себе ничего сделать не может, то мы его ждём уже в форме родительного. Возможно, это связанно с концепцией одушевлённости? Вполне может быть, так случается; например, в винительном падеже тоже есть схожий эффект  для неодушевлённых предметов во втором склонении он совпадает с именительным («сесть на стул»).Местный падеж  самый понятный из всех особых падежей. Он есть, он используется каждым из нас, его формы очевидны, заменить другими словами их нельзя, и поэтому очень странно, что он не входит в школьный список. У предложного падежа можно выделить две функции (их больше, но мы это проигнорируем): указание на объект речи и указание на место или время действия. Например, можно говорить о (ком? чём?) площади, и можно стоять на (ком? чём?) площади, думать о (ком? чём?) комнате и находиться в (ком? чём?) комнате. Первый случай называется «изъяснительным падежом», а второй  «местным». У площади и комнаты эти формы не зависят от функции. А вот, например, у носа, леса, снега, рая, года  зависят. Мы говорим о носе, но выходные у нас на носу; думаем о годе, но день рождения только раз в году. Гулять в лесе нельзя, можно только в лесу.Самое забавное, что здесь падежом управляет не предлог, а именно смысл. То есть если мы придумаем конструкцию с предлогом «в», когда нахождение в соответствующем месте не будет иметься в виду, нам обязательно захочется воспользоваться изъяснительным, а не местным падежом. Например, «я знаю толк в лесе». Если сказать «я знаю толк в лесу», то сразу кажется, что ты знаешь толк только, когда находишься в лесу, и, к тому же, забыл сказать, в чём же именно ты знаешь толк. Звательный падеж используется при обращении к объекту, выраженному существительным. В разных источниках приводятся две группы примеров. Одна группа включает краткие формы имён, используемые только при обращении (Вась, Коль, Петь, Лен, Оль) и ещё некоторые слова (мам, пап). Другая группа включает устаревшие (жено) или религиозные (боже, господи) формы обращений. Мне не нравится идея считать это падежом, поскольку мне не кажется, что полученное в результате слово вообще является именем существительным. Поэтому же, кстати, притяжательный падеж в русском языке не является падежом, так как слова «васин» или «мамин» являются не существительными, а прилагательными. Но что за часть речи тогда «Оль»? Я где-то встречал мнение, что это междометие, и, пожалуй, я соглашусь с этим. Действительно, «Оль» отличается от «эй» лишь тем, что оно образовано от имени «Оля», но по сути является всего лишь возгласом, направленным на привлечение внимания. Превратительный падеж (он же включительный) используется во фразах вроде «пошёл в космонавты» или «баллотировался в президенты». В школе нам говорили, что все падежи кроме именительного  косвенные, однако это упрощение; суть косвенности не совсем в этом. Слово ставится в один из косвенных падежей, когда оно не является подлежащим. В английском языке косвенный падеж только один, поэтому его иногда так и называют  «косвенный». Его формы отличаются от прямых только у нескольких слов (I / me, we / us, they / them и т. д.). Если, анализируя фразу «он пошёл в космонавты», мы будет считать, что «космонавты»  это множественное число, то нам надо поставить это слово в винительный падеж, и получится, что «он пошёл в (кого? что?) космонавтов». Но так не говорят, говорят «он пошёл в космонавты». Однако это не именительный падеж по трём причинам: 1) перед «космонавтами» стоит предлог, которого не бывает у именительного падежа; 2) слово «космонавты» не является подлежащим, поэтому этот падеж должен быть косвенным; 3) слово «космонавты» в данном контексте не отвечает на вопросы именительного падежа (кто? что?)  не скажешь же «в кто он пошёл?», только «в кого он пошёл?». Следовательно, имеем превратительный падеж, который отвечает на вопросы винительного, но форма которого совпадает с формой именительного во множественном числе. Счётный падеж возникает при использовании некоторых существительных с числительными. Например, мы говорим «в течение (кого? чего?) чбса», но «три (кого? чего?) часб», то есть используем не родительный, а особый, счётный падеж. В качестве другого примера называется существительное «шаг»  якобы, «два шагб». Но я бы, кажется, сказал «два шбга», поэтому непонятно, насколько это корректный пример. Самостоятельную группу примеров составляют существительные, образованные от прилагательных. В счётном падеже они отвечают на вопросы прилагательных, от которых они произошли, причём во множественном числе. Например, «нет (кого? чего?) мастерской», но «две (каких?) мастерских». Обратим внимание, что использование множественного числа тут не оправдывается тем, что мастерских две, ведь когда у нас два стула мы говорим «два стула», а не «два стульев»; множественное число мы используем лишь начиная с пяти. Итого. Из всех этих хитрых падежей только местный и превратительный представляются мне полноценными. Ждательный тоже имеет некоторый смысл, поскольку ждать у моря «погоду» мне не нравится. Количественно-отделительный и лишительный слишком скользкие и часто могут быть заменены родительным, поэтому их можно считать просто вариантами, предпочтительными в тех или иных случаях. Звательный я не готов считать падежом вообще, поскольку, как я уже сказал, мне не кажется, что «дядь»  это существительное. Ну, а счётный,  чёрт его знает. Эффект с существительными, образованными от прилагательных, можно считать просто глюком языка, а пример с часом, вроде бы, только один.
27. Форма именительного падежа - это исходная падежная форма слова. В этой форме имя существительное употребляется для наименования, названия лица, предмета, явления. В этом падеже всегда стоит подлежащее (а также приложение к нему): Девушка вошла в комнату; Ночь прошла незаметно; Чижа захлопнула злодейка-западня (Кр.). В этом же падеже может стоять именная часть составного сказуемого: Грушницкий - юнкер; Хорь был человек положительный (Т.). В именительном падеже стоит также главный член односоставного номинативного предложения: Вот опальный домик (П.). Вне синтаксической связи с предложением в именительном падеже стоит обращение: Отец, отец, оставь у грозы... (Л.); Шуми, шуми, послушное ветрило (П.).
Родительный падеж употребляется и после глаголов и после имен. Значения и синтаксическое употребление родительного падежа весьма разнообразны.
Приглагольный родительный падеж указывает на объект в ряде случаев: а) если переходный глагол имеет при себе отрицание: не скосить травы, не сказать правды; 6) если действие переходит не на весь предмет, а на часть его (родительный части, или родительный разделительный): выпить воды, съесть хлеба, нарубить дров. Этот падеж имеет также значение отсутствия, лишения, удаления, боязни чего-либо: Родителей лишился он в раннем детстве (Ч.); Как ни старались мы избежать бродов, нам не удалось от них отделаться (Арс.); Эти главы не избегли общей участи. Гоголь сжег их в разное время (Кор.); значение желания, достижения: ...Желаю славы я (П.); ...Свободы хочу, независимости (Гонч.).
Приименный родительный падеж указывает на ряд определительных отношений: принадлежности - дом отца, комната сестры; отношения целого к части: коридор гостиницы, верхушка дерева; отношений качественных (качественной оценки): фуражка защитного цвета, слезы радости, человек чести и некоторые другие.
Существительные в родительном падеже, употребленные при сравнительной форме имен прилагательных, обозначают тот предмет, с которым что-либо сравнивается: красивее цветка, быстрее звука, слаще меда, белее снега и т.д.
Дательный падеж (чаще всего после глаголов, но возможен и после имени) употребляется главным образом для обозначения лица или предмета, к которому направлено действие (дательный адресата): передать привет другу, грозить врагу, приказ войскам.
В безличных предложениях дательный падеж может называть лицо или предмет, которые испытывают состояние, выражаемое сказуемым безличного предложения: Саше не спится (Н.); Но стало страшно вдруг Татьяне (П.); Моей больной все хуже становится (Т.).
Винительный падеж употребляется главным образом при глаголах. Основное его значение - выражать при переходных глаголах объект, на который действие переходит полностью: ловить карасей, чистить ружье, сшить платье, изготовить литье. Кроме того, винительный падеж может употребляться для выражения количества, пространства, расстояния, времени. В этом значении он употребляется и при переходных и при непереходных глаголах: Я без души лето целое все пела (Кр.); Приехав в Тифлис, стал слышать его [имя] на всех путях, во всех местах, каждый день, каждый час (Г. Усп.); пройти версту, весить тонну, стоить копейку и др.
Творительный падеж употребляется и в сочетаниях с глаголами и при именах.
Приглагольный творительный падеж имеет основное значение орудия или средства действия: Предлинной хворостиной мужик гусей гнал в город продавать (Кр.); Старуха подперлась ладонью (Л. Т.) и т.д.
Творительный приглагольный падеж может иметь и значения места, времени, пространства, образа и способа действия: Клубами черный дым несется к облакам (Кр.); Кони, фыркая, вихрем летели... (Н.); Чуть проторенная дорога вела лесом (А.Н. Т.); - ...Ну, мертвая! - крикнул малюточка басом... (Н.) и др.
Приглагольный творительный падеж может иметь значение производителя действия: Роман «Дым» написан Тургеневым в 1867 году.
Наконец, выделяется творительный предикативный, который используется для выражения именной части составного сказуемого: Первый русский ученый [М.В. Ломоносов], открывший нам, что есть науки, должен был сам сделаться и химиком, и физиком, и историком, и политико-экономом, и оратором, и вдобавок еще - пиитом (Добролюбов).
Приименный творительный падеж употребляется: а) при именах существительных со значением орудия действия: удар ногой, чистка пылесосом; производителя действия: охрана сада сторожем; содержания действия: занятия иностранным языком; определительным: усы колечком, кепка блином; в сравнительно редких случаях - со значением образа действия: пение тенором; б) при именах прилагательных для указания на область проявления признака со значением ограничения: известен открытиями, сильный чувствами.
Предложный падеж употребляется и при глаголах и при именах, но всегда только с предлогом (откуда и его название).
Приглагольный предложный падеж с предлогом о (об, обо) употребляется при обозначении предмета мысли, речи: И долго, долго дедушка о горькой доле пахаря с тоскою говорил (Н.); Ясно, что только военные неудачи заставили австрийское правительство подумать о внутренних улучшениях (Черн.) и т.д.
С предлогом в (во) употребляется для указания на место, пространство, на предмет, в пределах (или внутри) которого совершается действие: Баймакова озабоченно роется в большом, кованом сундуке, стоя на коленях перед ним (М. Г.); [Аянов] ...имел двенадцати лет дочь, воспитывавшуюся на казенный счет в институте (Гонч.); а также для указания на состояние, внешний вид. На подоконнике у нее стоял бальзамин в цвету (М. Г.); Река во всей красоте и величии, как цельное стекло, раскинулась перед ними (Г.).
С предлогом на употребляется для указания на поверхность, где что-либо находится, происходит: На руках, на спине, на плечах играл каждый мускул; для указания на предел, границу распространения какого-либо действия, состояния: Николай Петрович родился на юге России, подобно старшему своему брату Павлу (Т.); На селе кое-где скрипели ворота (Н. Усп.).
С предлогом при употребляется для указания на нахождение вблизи, в присутствии кого-либо: Мы присели на бревно, оставленное возчиком леса еще зимой при дороге (Пришв.), Генерал быстро при Сабурове продиктовал несколько строк короткого приказа (Сим.).
Предложный приименный падеж употребляется при существительных (главным образом отглагольных), которые управляют предложным падежом:
·         с предлогом о (мысль, речь, доклад, сообщение и т.д. о чем-либо): Слух о сем происшествии в тот же день дошел до Кирила Петровича (П.); Мысль о женитьбе Николая на богатой невесте все больше и больше занимала старую графиню (Л. Т.);
·         с предлогом при - для указания на место: сад при институте, сестра при санатории;
·         с предлогом в - для указания на место, пространство, предмет: жизнь в окопах, хранение в снегу и т.д.
28. Типы склонения имен существительных различаются в современном русском языке только в падежных формах единственного числа. Во множественном числе эти различия почти отсутствуют.
В современном русском языке выделяется три основных типа склонения имен существительных.
К первому склонению относятся имена существительные мужского рода (кроме небольшого количества существительных на -а, -я: дедушка, сынишка, дядя, Ваня, например: стул, конь, герой, гараж, делец, подмастерье, домишко и др., и имена существительные среднего рода, например: окно, горе, копье, сукно и др.
Ко второму склонению относятся все имена существительные женского, мужского и общего рода на -а, -я, например: вода, сакля, струя, юноша, Боря, сирота и др.
К третьему склонению относятся все имена существительные женского рода на мягкий согласный и на ж, ш, например: дань, мякоть, пустошь, рожь и др.
В первом и втором склонениях различается склонение на твердую основу и на мягкую основу, кроме того, в первом склонении различается склонение имен существительных мужского рода и имен существительных среднего рода.
Вне этих трех типов склонений находится десять имен существительных на -мя (имя, знамя, семя, темя и другие) и слово путь.
Субстантивированные (лат. substantivum - существительное, см. § 139) прилагательные, т.е. прилагательные, полностью или частично перешедшие в разряд существительных, сохраняют склонение имен прилагательных (гончая, вестовой, портной, раненый и т.д.).
В пределах одного типа (или подтипа) склонения каждый падеж, как правило, имеет одно окончание, общее для всех слов, входящих в этот тип. Однако в некоторых случаях наблюдаются колебания в использовании определенных падежных окончаний.
Примечание. Для выяснения различий в падежных окончаниях единственного числа имен существительных порядок рассмотрения по выделяемым типам склонений особого значения не имеет. В данном учебнике за основу взяты родовой и словообразовательный принципы, т.е. вслед за работами В.А. Богородицкого, А.А. Шахматова, «Грамматики русского языка» АН СССР (1953) и ряда вузовских пособий первым выделено склонение имен существительных с так называемым нулевым окончанием и существительных среднего рода на -о, -е.
В научных исследованиях современных лингвистов (например, А.А. Зализняка, В.А. Плотниковой-Робинсон, И.Г. Милославского и др.) склонение рассматривается как формально обобщенная категория, присущая всем частям речи, изменяющимся по падежам. Поэтому в подобных работах выделяются три основных типа: 1) субстантивное (склонение существительных, местоимений-существительных и количественных числительных); 2) адъективное (лат. adjectivum - прилагательное, т.е. склонение прилагательных, порядковых числительных, субстантивированных прилагательных и причастий и собственно причастий); 3) смешанное (местоимений-существительных он, она, оно, они; местоимений-прилагательных, собирательных и неопределенно-количественных числительных (см.: Зализняк А.А. Русское именное словоизменение. М., 1967; Грамматика современного русского литературного языка. М., 1980; и др.).
Первое склонение
На падежные окончания имен существительных мужского и среднего рода (за исключением слов мужского рода на -а, -я) влияют окончания основы существительных (твердый, мягкий и смешанный варианты склонения), одушевленность и неодушевленность.
Особенности первого склонения имен существительных
Единственное число
Родительный падеж. Наряду с окончанием родительного падежа единственного числа -а, -я, неодушевленные существительные мужского рода имеют окончание -у, -ю, которое вносит в значение падежа дополнительные оттенки - части (у вещественных существительных): стакан чаю (но сбор чая), килограмм сахару (но цена сахара); неопределенной множественности (у существительных собирательных и отвлеченных): много песку, мало народу, много шуму.
Окончание -у, -ю могут иметь существительные с предлогами с, из, без (причем иногда предлог перетягивает на себя ударение), в отдельных устойчивых сочетаниях и в конструкциях с отрицанием: из носу, с полу, отроду, без спросу, спору нет, ни слуху ни духу, задать перцу, с глазу на глаз и т.д. В некоторых случаях выбор окончания зависит от значения: из дому (из своего дома), из дома (из любого дома), из лесу (место), из леса (материал).
Эти же существительные в сочетании с согласованным определением обычно имеют окончания -а, -я, стакан крепкого чая; много мишурного блеска; из дальнего леса. При возможности употребления с одинаковым значением обоих окончаний формы с окончанием -у, -ю имеют разговорный или устарелый характер: нет простора и нет простору; без спроса и без спросу; подали свежего творога и подали свежего творогу.
Творительный падеж
1.      Имена существительные с основой на твердые шипящие (ж, ш) и на ц склоняются по твердому варианту склонения. При ударении на основе они имеют в творительном падеже единственного числа окончание -ем, сторожем, маршем, пальцем, щупальцем, оконцем, платьицем и др., при ударении на окончании имеют -ом: ужом, ершом, лицом, словцом и др.
2.      Существительные с основой на мягкие шипящие ч и щ склоняются по мягкому варианту склонения, но при ударении на окончании в творительном падеже единственного числа оканчиваются также на -ом: тягачом, плющом.
3.      Название населенных пунктов на -ов, -ев, -им, -ын, -ово, -ево, -то, -ыно, образованные по типу притяжательных прилагательных, склоняются по твердому варианту склонения существительных и имеют в творительном падеже единственного числа окончание -ом: городом Киевом, городом Харьковом, городом Бородином и др.
4.      Мужские русские фамилии на -ов (-ев), -ев, -ин (-ын) в творительном падеже единственного числа оканчиваются на -ым, как и притяжательные прилагательные на -ов, -ин: Петровым, Некрасовым, Птицыным. По этому же типу склоняются отдельные русские фамилии, являющиеся иноязычными по своему происхождению, например: Фонвизиным, Карамзиным.
Мужские иностранные фамилии на -ов, -ин в творительном падеже единственного числа оканчиваются, как и существительные, на -ом: Вирховом, Эльмаром, Грином.
Предложный падеж
1.      Имена существительные мужского и среднего рода обычно оканчиваются на -е (столе, окне, отце). Однако некоторые неодушевленные существительные мужского рода (как правило, с односложной основой и с ударением на окончании) имеют еще параллельное окончание -у, -ю. Это окончание встречается после предлогов в и на с различными обстоятельственными значениями (при этом наблюдается перенос ударения на окончание): времени - во втором часу, в 1800-м году; места - на мосту, на краю, на носу, в строю, в лесу; состояния - в бреду, в цвету, на лету, на ходу. То же окончание встречается в ряде устойчивых сочетаний: не остаться в долгу, хлеб на корню, жить в ладу. Эти же существительные, если они не выражают обстоятельственных значений, имеют окончание -е (при этом ударение падает на основу): гулять в лесу, но играть в «Лесе» Островского. В некоторых случаях различие окончаний связано с изменением значений: на дому (у себя дома), на доме (на наружной части любого дома); на весу (в висячем положении), на весе (в отношении веса); в цвету (во время цветения), в цвете лет (в лучшую пору жизни).
В ряде случаев употребительны оба окончания без изменения значения: в цехе и в цеху, в отпуске и в отпуску, в тифе и в тифу, в стоге и в стогу, на холоде и на холоду, однако в этих случаях формы с окончанием -у, -ю более свойственны разговорной и профессиональной речи.
2.      Существительные с основой на «йот» (j) и предшествующим гласным и (гений) в предложном падеже единственного числа оканчиваются на -и (о гении). То же в среднем роде: о здании.
3.      Существительные на «йот» (j) с предшествующим согласным (питье, ущелье, взморье и т.д.) независимо от ударения имеют окончание -е (о питье, об ущелье, на взморье). Исключение составляет слово забытье: о забытье, но в забытьи.
Множественное число
Именительный падеж
1.      Существительные мужского рода обычно оканчиваются на -ы, -и (столы, рули). Однако во многих словах имеется окончание -а, -я (ударное): бока, глаза, берега, дома, леса, города, мастера, учителя и т.д. Окончание -а, -я - явление продуктивное для современного русского языка. Но по нормам литературного языка оно возможно (как правило) у слов, имеющих в единственном числе ударение не на последнем слоге: профессор - профессора, учитель - учителя, директор - директора. Окончание -ы имеют иноязычные слова с ударяемыми суффиксами -ер и -ёр: офицер - офицеры, инженер - инженеры, шофёр - шофёры и т.д.
В незначительном количестве случаев допустимы обе формы: возы - воза, тополи - тополя, отпуски - отпуска и некоторые другие. В ряде слов различие окончаний связано с различием значений: хлебы (печеные изделия) - хлеба (колосья злака), счёты (приспособление для счета, только множественного числа) - счета (документы), проводы (провожание, только множественного числа) - провода (электрические), цветы (множественное число от слова цветок) - цвета (краски), ордены (рыцарские или монашеские объединения) - ордена (знаки награды), тоны (звуки сердца, кишечные тоны и т.д.) - тона (о цвете), лагери (какие-либо группировки, течения) - лагеря (временная стоянка туристов, пионеров и т.д.) и др.
2.      Слова на -анин (-янин) в единственном числе образуют множественное число (во всех падежах) без суффикса -ин; в именительном падеже - окончание -е или -ы: горожане, крестьяне, бояре, болгары, татары. Слова на -ёнок (-онок) в единственном числе образуют множественное число без этого суффикса, но с суффиксом -ят- (-от-) и с окончанием -а: телята, козлята, медвежата.
3.      У слов среднего рода обычное окончание -а, -я: окна, яйца, поля, известия. У незначительного количества слов (у слов с основой на -к и ударением на основе) окончание -и: яблоки, зёрнышки (окончание -а сохраняют слова войска и облака); окончание -и имеют также отдельные слова: уши, плечи, очи, очки.
4.      В некоторых словах мужского и среднего рода множественное число (во всех падежах) осложняется суффиксальным «йотом» (j), после которого в именительном падеже существительные оканчиваются на -и (-я): братья, колосья, мужья, звенья; слова сын и кум имеют суффикс -oвj-: сыновья, кумовья. Формы множественного числа без суффиксов для слов сыны (сыны Родины) и мужи (мужчины) свойственны речи торжественной.
5.      Пренебрежительные, ласкательные и увеличительные имена существительные мужского рода на -ишко, -ушко, -ище (домишко, хлебушко, домище) в единственном числе склоняются по типу существительных среднего рода (окно, вещество). Однако в именительном падеже множественного числа (и сходном с ним винительном) эти существительные оканчиваются на -и (вместо обычного -а): домишки, садищи, домищи и т.д.
Родительный падеж
1.      У имен существительных мужского рода с основой на твердый согласный и «йот» (j) основное окончание - -ов, -ев (столов, плодов, героев, пальцев).
2.      Слова с основой на мягкий согласный и на шипящие имеют окончание -ей: коней, ключей, ножей.
3.      Существительные на -ане, -яне и -ата, -ята имеют нулевое окончание: крестьян, граждан, лютеран, армян, медвежат, козлят, ребят. Нулевое окончание имеют также слова: глаз, чулок, сапог, волос, солдат, драгун, аршин, турок, болгар, грузин, цыган, осетин и некоторые другие. Употребление этих слов в разговорной речи с окончанием -ов не соответствует литературной норме; отступлением от литературной нормы является и нулевое окончание в таких словах, как апельсин, мандарин (вместо правильного апельсинов, мандаринов).
4.      Имена существительные среднего рода обычно имеют нулевое окончание: окон, сёл, дел, плеч, училищ, заявлений, занятий, течений и другие. Несколько слов (море, поле, око, ухо) имеют окончание -ей: морей, полей, очей, ушей.
5.      Отдельные существительные среднего рода с основой на ц (если ц стоит после твердого переднеязычного согласного) имеют безударное окончание -ев: болотцев, оконцев, коленцев, копытцев, кружевцев и др. Некоторые существительные имеют нулевое окончание: блюдец, полотенец, зеркалец, щупалец, корытец и т.д. Существительное яйцо имеет форму яиц.
6.      Существительные мужского рода на «йот» (j) с предшествующим и (гений, пролетарий) в родительном падеже множественного числа имеют окончание -ев (гениев, пролетариев).
7.      Имена существительные среднего рода с основой на «йот» (j) имеют в родительном падеже множественного числа форму с нулевым окончанием со вставкой гласного и: копий, побережий, житий и т.д. Несколько имен существительных среднего рода, а также существительное мужского рода подмастерье в родительном падеже множественного числа имеют окончание -ев: платьев, звеньев, перьев, поленьев, низовьев, верховьев, подмастерьев. Окончание -ёв имеет существительное остриё - остриёв.
8.      Имя существительное ружье имеет в родительном падеже множественного числа нулевое окончание с беглым е: ружей.
9.      Существительные среднего рода с суффиксом -ик- и слова облако, очки в родительном падеже множественного числа имеют окончание -ов: плечиков, колесиков, облаков, очков.
Второе склонение
Во втором склонении так же, как и в первом, в зависимости от окончания основы выделяются твердый, мягкий и смешанный варианты склонения.
Особенности второго склонения имен существительных
Единственное число
1.      В родительном, дательном и предложном падежах немногочисленная группа слов на -ия имеет особое окончание -и: (о) молнии, (о) Марии, (об) армии, на реке Бии (вместо обычного -е: (о) клешне).
2.      В творительном падеже наряду с окончанием -ой (-ей) в словах на -ия и -а, -я может быть и окончание -ою (-ею), которое является для современного языка устаревшим и употребляется в книжных стилях речи: травой - травою, землей - землею, молнией - молниею и т.д.
3.      Имена существительные с основой на шипящий и ц при ударении на основе в творительном падеже имеют окончание -ей (-ею): крышей, баржей, тучей, станицей. Окончание -ой (-ою) эти существительные имеют только под ударением: душой, вожжой, саранчой, овцой.
Множественное число
1.      В родительном падеже большая часть слов второго склонения имеет нулевое окончание: стен, трав, капель; некоторые существительные с основой на шипящий и на л, н (смягченные) имеют окончание -ей: клешней, долей, юношей, вожжей, а также ноздрей, дядей, стезей.
2.      Существительные с основой на «йот» (j) в родительном падеже имеют нулевое окончание с беглым е, если ударение падает на последний слог: семей, статей, и с беглым и, если ударение падает на основу: гостий (от существительного гостья), певуний, шалуний, колдуний.
3.      У имен существительных на -ня с предшествующим согласным в родительном падеже после беглого е (ё) мягкий согласный основы н заменяется твердым н: башня - башен, вишня - вишен, пашня - пашен, читальня - читален.
Исключение составляют слова: барышня - барышень, боярышня - боярышень, деревня - деревень, кухня - кухонь.
Третье склонение
К третьему склонению относятся лишь существительные с основой на мягкий согласный, поэтому твердого склонения здесь не выделяется (слова на ж, ш склоняются по общему типу).
Особенности третьего склонения имен существительных
1.      Существительное сажень в родительном падеже множественного числа наряду с формой саженей имеет и форму сажен.
2.      В творительном падеже множественного числа наряду с обычным окончанием -ями у некоторым слов возможно и окончание -ьми (более характерно для разговорной речи): дверями и дверьми, лошадями и лошадьми. Слова дети и люди имеют только форму с -ьми: детьми и людьми; это же окончание имеют существительные в отдельных устойчивых оборотах: лечь костьми, бить плетьми.
3.      Существительные мать и дочь во всех падежах, за исключением именительного и винительного, имеют основу матер'-, дочер'-: матери, дочери; матерью, дочерью.
Разносклоняемые имена существительные
К числу разносклоняемых имен существительных относятся десять существительных на -мя: бремя, время, вымя, знамя, имя, пламя, племя, семя, стремя, темя, которые склоняются по-особому.
1.      Во всех падежах, кроме именительного и винительного падежа единственного числа, существительные на -мя имеют на конце основы -мен.
2.      В родительном, дательном, предложном падежах единственного числа эти существительные оканчиваются на -и (как и существительные третьего склонения).
3.      Существительные бремя, вымя, пламя, темя не имеют множественного числа. Остальные шесть слов склоняются во множественном числе по второму склонению, лишь слова семя, стремя в родительном падеже множественного числа имеют форму на -ян: семян, стремян.
Разносклоняемыми являются и существительные путь и дитя. Существительное путь имеет особые формы лишь в единственном числе (пути, пути, путь, путем, о пути), а во множественном числе оно склоняется по типу слова кость (т.е. по III склонению).
Существительное дитя имеет особые формы в единственном числе (дитяти, дитяти, дитя, дитятею, о дитяти) и в творительном падеже множественного числа (детьми).
Несклоняемые имена существительные
К несклоняемым именам существительным относятся такие, которые не изменяются по падежам. Большую часть несклоняемых существительных составляют иноязычные заимствования.
В группе несклоняемых существительных выделяются имена нарицательные мужского, женского и среднего рода, оканчивающиеся на гласные у, и, е, о и ударяемое а: бюро, жалюзи, галифе, монпансье, пальто, леди, рагу, антраша, буржуа и др.; географические наименования: Чикаго, Тбилиси, Осло, Бордо; имена лиц: Хозе, Мери и др.
К несклоняемым существительным относятся и заимствованные существительные женского рода, оканчивающиеся на твердый согласный (и нарицательные и собственные): мадам, Ирэн, Поляк, Гольденберг, Зегерс и др.
Несклоняемыми существительными являются некоторые фамилии на -ово, -аго, -ых, -их: Дурново, Дубяго, Черных, Сухих, Чутких и др.
Фамилии на -ко (вне зависимости от ударения) также относятся к числу несклоняемых: Шевченко, Франко (например, произведения Ивана Франко) и др.
Число несклоняемых существительных в современном русском языке пополняется за счет отдельных сложносокращенных слов: НТО, НЛО, ФСБ и гл.
При сочетании несклоняемых существительных с другими словами форма падежа определяется или конструкцией всего предложения: В комнате стояло новое трюмо (им. п.), или окончаниями имен прилагательных, согласуемых с несклоняемыми существительными: Он укутал шею мягким кашне (тв. п.).
Ударение при склонении имен существительных
Все имена существительные в отношении ударения могут быть разбиты на две основные группы: 1) имена существительные с постоянным ударением (место которого во всех падежах остается неизменным); 2) имена существительные с подвижным ударением (место которого меняется при склонении). Имена существительные с постоянным ударением в свою очередь делятся на: 1) имена существительные, у которых во всех падежах ударение сохраняется на основе (такими могут быть слова всех трех типов склонений): молот, яблоко, баня, фабрика, ель, шаль; 2) имена существительные, у которых во всех падежах ударение сохраняется на окончании (сюда входит большое количество слов первого склонения и значительно меньшее количество слов второго склонения): вол, фонарь, серебро, западня.
Имена существительные с подвижным ударением представляют больше разнообразия. Здесь выделяются: 1) имена существительные, у которых ударение переходит с основы на окончание. Сюда входят имена существительные с ударением в единственном числе на основе, а во множественном - на окончании (характерно для слов первого склонения): вал, холод, место, слово; кроме того, имена существительные, у которых ударение переходит на окончание только в косвенных падежах множественного числа (характерно для существительных мужского рода первого склонения и женского рода третьего склонения): зверь, камень, власть, кость; 2) имена существительные, у которых ударение переходит с окончания на основу; такими являются имена существительные с ударением, переходящим на основу во всех падежах множественного числа (характерно для слов среднего рода первого склонения и женского рода второго склонения): весло, ружьё, игла, стрекоза; кроме того, имена существительные, у которых ударение переходит на основу только в именительном и винительном падежах множественного числа (характерно для слов женского рода второго склонения): губа, полоса; четыре слова мужского рода первого склонения удерживают ударение на основе в именительном падеже множественного числа: конь, гвоздь, груздь, червь. У некоторых имен существительных ударение переходит на предлог; такой тип перехода в настоящее время непродуктивен, встречается лишь в отдельных сочетаниях (у слов всех трех типов склонения): за сердце, из лесу, за город, под вечер, на гору, на пол и т.д.
29. Слова, которые обозначают постоянный признак предметов, называются именами прилагательными.
Семантической основой имени прилагательного является обозначение качества, признака, принадлежности предметов как относительно постоянное свойство. Их семантика весьма разнообразна и охватывает различные тематические ряды. Имя прилагательное - это важнейший выразитель точной определительной характеристики предметов, явлений объективной действительности. Ср., например, у А.С. Пушкина первоначальный вариант предложений и окончательный: Вдруг раздалась музыка, и лодка причалила к самой беседке. - Вдруг раздалась музыка, и шестивесельная лодка причалила к самой беседке («Дубровский»). Или: Строгая экономия царствовала за его трапезою. - Строгая немецкая экономия царствовала за его столом («Капитанская дочка») и др.
Морфологическим признаком имен прилагательных служит их изменяемость по родам, числам и падежам. В отличие от существительных формы рода, числа и падежа прилагательных не являются самостоятельным средством выражения лексических и грамматических значений, так как они полностью зависят от рода, числа и падежа тех существительных, с которыми данные прилагательные согласованы.
Окончания имен прилагательных указывают на синтаксическую связь прилагательных с именами существительными, т.е. выполняют функции грамматических форм согласования с именами существительными.
В предложении имена прилагательные чаще всего бывают определением или именной частью сказуемого, например: Отец работает в небольшой комнате за письменным столом у окна... (Марш.); Она так молода, так невинна, а он такой ветреный, такой безнравственный (П.).
30. Разряды имен прилагательных по значению
Признак предмета обозначается именем прилагательным или непосредственно лексическим значением его основы (желтый, пунцовый, бодрый), или через отношение предмета к другим предметам (кирпичный дом, годовой отчет, газовая плита, газетные сведения и т.д.). Кроме того, прилагательные могут указывать на принадлежность предмета какому-либо лицу или животному (дядин велосипед, кошкин дом и др.).
В зависимости от того, как и какой признак обозначается прилагательным, а также от того, какими грамматическими свойствами обладает прилагательное, все прилагательные делятся на следующие основные группы: качественные, относительные, притяжательные.
Качественным прилагательным присущи следующие лексико-грамматические особенности:
1) наличие полной и краткой формы: белый, -ая, -ое, -ые; крепкий, -ая, -ое, -ие и бел, -а, -о, -ы; крепок, -а, -о, -и;
2) возможность образования степеней сравнения: дорогой, дороже, более дорогой, самый дорогой; умный, умнее, умнейший и т.д.;
3) наличие форм субъективной оценки (уменьшительных, ласкательных и других суффиксов): светлый - светленький, светловатый, светлехонек, светлешенек и др.;
4) возможность образования от большинства качественных прилагательных наречий на -о, -е: красивый - красиво, красочный - красочно, волнующий - волнующе, излишний - излишне;
5) возможность входить в антонимические пары слов: яркий - тусклый, светлый - темный, добрый - злой, высокий - низкий;
6) возможность образования отвлеченных имен существительных при помощи суффиксов -от-, -изн-, -ость, -есть, -ин-, -ств-о и других: пустота, крутизна, скупость, сыпучесть, величина, богатство и др.;
7) возможность быть и корневыми (первообразными), например: синий, юный, рыжий, русый и др., и производными, образованными при помощи специальных суффиксов, например -ост-, -ист-, -ое-, -к и др.: глазастый, душистый, моложавый, верткий.
Перечисленные лексико-грамматические признаки отличают качественные прилагательные от притяжательных и относительных. Однако не каждое качественное прилагательное обладает всеми указанными особенностями. Наличие отдельных признаков находится в прямой зависимости от времени появления того или иного прилагательного в языке, от его семантики, морфологической структуры и стилевой принадлежности.
Относительными прилагательными называются такие прилагательные, которые обозначают признак не прямо, а через его отношение к другому предмету, явлению или действию, т.е. опосредствованно. Они обозначают отношение к лицу (человеческие слабости, детские забавы), к действию (дробильный станок, моечный аппарат), ко времени и месту (утренний час, городской транспорт, местный житель), к числу (тройное сальто-мортале), к отвлеченному понятию (религиозные воззрения, идеалистические заблуждения) и т.д.
Общее лексическое значение относительных прилагательных неизменяемо и может быть определено как «относящийся к данному предмету», «характерный для данного предмета». Это обстоятельство делает возможным замену относительных прилагательных предложно-именными сочетаниями со словами, от которых образованы данные прилагательные (чаще всего существительными). Например: серебряная чаша - чаша из серебра; овощное рагу - рагу из овощей и т.д.
Морфологически относительные прилагательные отличаются от качественных. Они, как правило, не образуют степеней сравнения, кратких форм и форм субъективной оценки, не имеют антонимов, не образуют наречий на -о, -е и т.д.
В отличие от качественных прилагательных, которые в основе своей являются корневыми (первообразными), относительные прилагательные в подавляющем большинстве имеют производную основу, причем для них характерны особые словообразовательные суффиксы (например, -ан-, -ян-, -ск-, -ов-, -ев- и др.: песчаный, серебряный, заводской, лавровый, ситцевый).
Притяжательные прилагательные обозначают принадлежность какого-либо предмета определенному лицу или (реже) животному: отцов, сестрин, Лизин, кошкин и др. Семантической основой притяжательных прилагательных является указание на обладателя - индивидуума.
Как правило, притяжательные прилагательные образуются от существительных, обозначающих одушевленные предметы, при помощи суффиксов -ин, -нин, -н-ий, -ов, -ев, -ск-ий. Например: Лиза - Лизин; брат - братнин; дочь - дочернин, дочерний; отец - отцов; Владислав - Владиславлев; Пушкин - пушкинский (пушкинская квартира).
Притяжательные прилагательные, образованные от существительных, обозначающих неодушевленные предметы, очень редки. Их употребление характерно для индивидуального стиля отдельных авторов, например у В.В. Маяковского: ребровы дуги, стеганье одеялово; у Н.С. Тихонова: черемухины скаты.
Употребление притяжательных прилагательных с суффиксами -ин, -нин, -ов (-ев) в составе свободных словосочетаний ограничено разговорными стилями языка.
В других стилях языка притяжательные прилагательные употребляются обычно как элементы отдельных фразеологических оборотов (прокрустово ложе, геркулесовы столпы, танталовы муки, крокодиловы слезы и т.д.) или элементы сложных научных терминов (вольтова дуга, кесарево сечение, антонов огонь, архимедов винт, базедова болезнь и т.д.).
В истории русского литературного языка притяжательные прилагательные явились основой образования многих фамилий, имен, географических наименований (Петров, Царицын, Киев, Александров, Иваново и т.п.).
Притяжательными являются и прилагательные на -ий, -ья, -ье: олений, лисья, козье (с суффиксом -j-). В отличие от притяжательных прилагательных на -ин, -нин, -ов (-ев) они обозначают общую родовую принадлежность, а не принадлежность одному лицу или животному.
К этой же группе прилагательных относятся и прилагательные на -иный (куриный, утиный, ослиный и т.п.). Прилагательные на -ий, -иный в современном русском языке обозначают обычно свойство, присущее тому или иному живому существу. Эта семантическая особенность позволяет данным прилагательным сравнительно легко переходить в разряд относительных и даже качественных прилагательных. Например: медвежья берлога, волчий хвост - притяжательные прилагательные; медвежья услуга, волчий аппетит - качественные прилагательные и т.д.
31. В современном русском языке качественные прилагательные имеют две степени сравнения: сравнительную и превосходную. Что касается так называемой положительной степени, то она является исходной формой для образования основных степеней сравнения. Прилагательные в «положительной степени» не содержат в своем значении сравнения, они характеризуют качество безотносительно. Ср.: умный человек - Этот человек умнее многих; красивый цветок - Он принес цветок гораздо красивее моего и т.д.
Имя прилагательное в сравнительной степени обозначает качество, характерное для данного предмета в большей или меньшей мере по сравнению с теми же качествами в других предметах, а также по сравнению с качествами, которыми данный предмет обладал ранее или будет обладать в дальнейшем. Например: Эта книга интереснее прежней; Он стал заметно рассеяннее.
Имя прилагательное в превосходной степени указывает на самую высокую степень качества в предмете по сравнению с теми же качествами в других подобных предметах. Например: Из всех окружающих это был самый умный человек; Они нарвали красивейших цветов.
Таким образом, форма превосходной степени может употребляться как средство сравнения какого-то качества только в однородных, подобных один другому предметах (например: Из всех присутствующих это был самый заметный человек), тогда как форма сравнительной степени является средством сравнения какого-то качества или одного и того же лица, предмета в разное время его существования (например: Он теперь спокойнее, чем прежде) или самых разновидных предметов (например: Дом оказался выше башни).
В современном русском языке существуют два основных способа образования сравнительной степени: 1) при помощи суффиксов -ее (-ей) и -е, например: Как-то все дружней и строже, как-то все тебе дороже. И родней, чем час назад (Твард.). Этот способ называется синтетическим или простым; 2) при помощи слов более, менее. Этот способ называется аналитическим, или сложным (описательным), например: более сильный, менее высокий.
Синтетические формы сравнительной степени одинаково употребительны во всех стилях речи современного русского языка, тогда как аналитические используются чаще всего в стилях официальном, деловом, научном.
Формы сравнительной степени иногда осложняются приставкой по- для смягчения степени преобладания качества перед формой сравнительной степени, образованной обычным путем (посильнее, постарше, повыше). Такие образования являются, как правило, принадлежностью разговорного стиля речи, так как обладают большей экспрессией.
Отдельные прилагательные образуют формы сравнительной степени двояко: и при помощи суффикса -ее (далее, более), и при помощи суффикса -е (дальше, больше); причем первые формы употребляются преимущественно в книжном стиле речи.
В некоторых случаях, наоборот, форма на -ее является просторечной по сравнению с формой на -е; например, бойчее и звончее - просторечные варианты, а бойче, звонче - общелитературные.
От прилагательных с основой на г, к, х, д, т, ст, в формы сравнительной степени образуются при помощи непродуктивного для современного русского языка суффикса -е. При этом наблюдается чередование согласных. Например: дорогой - дороже, далекий - дальше, глухой - глуше, молодой - моложе, богатый - богаче, простой - проще, дешевый - дешевле.
Прилагательные, употребляемые в синтетической форме сравнения, не изменяются по родам, числам и падежам, они не согласуются с именами существительными.
В предложении синтетическая форма сравнительной степени чаще всего служит сказуемым (например: В условиях Крайнего Севера олень выносливее собаки) и реже - определением (например: Ему хотелось посоветоваться обо всем с человеком постарше, поопытнее).
Аналитическая форма (сложная), которая включает в свой состав полное прилагательное, в предложении обычно выступает в роли определения (например: Более удобное убежище спасло бы всех нас), хотя может быть и сказуемым (например: Это убежище более удобное).
Если же в состав сложной формы степени сравнения входит краткое прилагательное, то она является сказуемым и при ней, как правило, употребляется сравнительный союз чем (например: Старший сын был более доброжелателен, чем младший).
Отдельные прилагательные, например громоздкий, дружеский, деловой, жестокий, запустелый, колкий и другие, не имеют синтетической формы степени сравнения. От них может быть образована форма степени сравнения лишь аналитически. Например: более дружеский, более деловой, более жестокий. Отдельные прилагательные образуют формы супплетивно, т.е. от других корней: хороший - лучше, плохой - хуже.
Формы превосходной степени качественных имен прилагательных также бывают синтетическими и аналитическими.
Синтетическая форма превосходной степени образуется при помощи суффиксов -ейш-, -айш-: сильнейший, здоровейший, строжайший, тончайший.
В русском языке формы на -ейш-, -айш- имеют три значения:
1) значение предельной (или абсолютной) степени качества, признака. Например, в предложении Это величайший артист слово величайший выражает абсолютную, безотносительную степень качества и имеет явно оценочный характер, поэтому оно не может быть заменено сочетанием самый великий артист. Это значение иначе называется элятивом (лат. elatus - поднятый, возвышенный). Подобные формы употребляются в разных стилях книжной речи. В разговорном языке они используются лишь в отдельных фразеологических сочетаниях: умнейшая голова, добрейшая душа и др.;
2) значение высшей степени качества по сравнению с другими.
· Это значение сходно со значением описательной формы превосходной степени, образованной при помощи слов самый и др. Иначе это значение называется суперлятивом (лат. superlativus - превосходная степень). Например: сильнейший из борцов, талантливейший из скрипачей и др.;
3) значение сравнительной степени. Например: Образ Пушкина является в новом и еще лучезарнейшем свете (Бел.). Это значение для современного языка нехарактерно. Однако оно сохранилось в отдельных оборотах типа: при ближайшем рассмотрении; В дальнейшем изложении автор уже не употребляет подобные слова и др.
Сложные формы превосходной степени образуются двояким способом: во-первых, при помощи дополнительных слов самый, наиболее, наименее, прибавляемых к исходной форме прилагательных (самый близкий, наиболее дорогой, наименее известный и т.д.); во-вторых, путем прибавления слов всех, всего к форме сравнительной степени (всех ближе, всего дороже и т.п.).
Сложные формы превосходной степени со словами наиболее, наименее употребляются преимущественно в официально-деловом и публицистическом стилях речи; формы со словом самый стилистически являются нейтральными и употребляются в разных стилях речи.
Если сложные формы превосходной степени могут быть образованы от всех качественных прилагательных, то простые формы имеют далеко не все прилагательные. Так, не имеют простых форм многие прилагательные с суффиксами -аст-, -ист- (головастый, волокнистый); -к- (ломкий, узкий); -еск- (дружеский, вражеский); -л- (усталый, умелый); -ов-, -ев- (бедовый, боевой) и др. От подобных прилагательных могут быть образованы сложные формы превосходной степени (самый волокнистый, наиболее громоздкий, очень усталый и т.д.).
32. Краткую форму имеют лишь качественные прилагательные. Краткие прилагательные отличаются от полных определенными морфологическими признаками (не изменяются по падежам, имеют только форму рода и числа) и синтаксической ролью (в предложении они бывают сказуемым). Например: Молчалин прежде был так глуп! (Гр.). В роли определений краткие прилагательные выступают лишь в отдельных фразеологических оборотах (по белу свету; на босу ногу; средь бела дня и др.) или в произведениях устного народного творчества (добра молодца, красну девицу).
Краткие прилагательные, утратив способность изменяться по падежам и выступая, как правило, в роли сказуемого, иногда приобретают и новое лексическое значение, отличное от значений полных прилагательных.
Разными по значению могут стать прилагательные видный и виден, правый и прав, способный и способен и т.п. Причем такие прилагательные, как горазд, надобен, рад и некоторые другие, употребляются только в краткой форме: Здравствуй, Балда-мужичок, какой тебе надобен оброк? (П.), А разве пригожий Лель горазд на песни? (А. Остр.).
Прилагательное должен в отдельных фразеологических оборотах употребляется и в полной форме: в должной мере, должным образом и т.д., но имеет другое значение.
В современном русском языке краткие прилагательные образуются от полных. В единственном числе родовыми окончаниями являются: для мужского рода - нулевое окончание (крепкий - крепок, новый - нов, тощий - тощ и т.д.); для женского рода окончание -а (крепка, нова, тоща); для среднего рода - окончание -о, -е (крепко, ново, тоще). Во множественном числе родовые различия отсутствуют: все краткие прилагательные оканчиваются на -ы, -и (крепки, новы, тощи).
Если основа полного прилагательного имеет на конце два согласных звука, то при образовании кратких прилагательных мужского рода между ними иногда появляется беглый гласный звук о или е (резкий - резок, вечный - вечен и т.п.). Так же образуются краткие формы от полных прилагательных на -ный и -нный (-енный, -анный). В мужском роде они оканчиваются на -ен или -нен (красный - красен, честный - честен, мутный - мутен, голодный - голоден и современный - современен, благоуханный - благоуханен).
Если краткая форма прилагательных образована от страдательных причастий на -нный, то она оканчивается на -ен (-ан, -ян) (уверенный - уверен, подержанный - подержан).
В употреблении данных форм наблюдаются колебания. Например, наряду с формой на -ен употребляются и формы на -енен (естествен и естественен, родствен и родственен). Формы на -ен более продуктивны для современного русского языка.
В современном русском языке не имеют кратких форм:
1.Качественные прилагательные, которые по происхождению являются относительными, о чем свидетельствуют их словообразовательные связи с существительными: братский, трагический, товарищеский, вражеский, дружеский, кровный, цельный, дельный, кляузный, даровой, боевой, черновой, передовой и др.
2.Прилагательные, входящие в состав терминологических наименований качественного характера: глубокий тыл, скорый поезд, спешная почта и др.
3.Некоторые многозначные прилагательные в отдельных своих значениях. Например: славный в значении «приятный, хороший»: Славная песня, сват! (Г.); круглый в значении «полный»: Вторым несчастьем князя было его круглое одиночество (Ч.); горький в значении «несчастный»: Ничего, Поля, ты вот над своим счастьем смеешься, вдова горькая (Тренев); бедный в значении «несчастный»: Ах, бедная Снегурочка, дикарка, поди ко мне, тебя я приголублю (А. Остр.) и некоторые другие. Эти же прилагательные, выступающие в другом значении, могут иметь и краткую форму. Например, славный в значении «знаменитый, достойный славы»: Богат и славен Кочубей... (П.); круглый в значении «имеющий форму шара»: Кругла, красна лицом она [Ольга]... (П.); горький в значении «резко неприятный по вкусу»: Без меня начинается в доме ералаш: то - не так; другое - не по вас; то кофей горек, то обед опоздал... (А. Остр.); бедный в значении «имеющий недостаток чего-либо»: Низкий голос ее [Горчаковой] был глуховат и беден оттенками (Шол.); бедный в значении «недорогой, убогий»: Свеча уныло и как-то слепо освещает комнату. Обстановка ее бедна и гола... (С.-Щ.).
4.Прилагательные с суффиксом -л-, образованные от глаголов и сохранившие с ними связь: бывалый, исхудалый, отсталый, умелый и др. Краткие формы таких прилагательных совпали бы с формами прошедшего времени глагола: бывал, исхудал, отстал, умел. При утрате связи с глаголами прилагательные получают возможность образовывать краткие формы: дряблый - дрябл, тусклый - тускл и др.
5.Отдельные прилагательные, получающие значение усиленной степени качества (без изменения основного лексического значения), с приставками пре- и раз- и с суффиксами -ущ-, -ющ-, -eнн-:предобрый, преумный, развеселый, худющий, здоровенный и другие.
Краткие формы качественных прилагательных отличаются от прилагательных усеченных, т.е. таких, которые образованы путем отсечения конечного гласного полной формы. Ср., например: Поля покрыла мрачна ночь (Лом.). - Душа моя мрачна (Л.). Первое прилагательное является усеченным, ударение в нем падает на основу, в предложении оно выполняет функцию определения (как и вообще все усеченные прилагательные). Второе прилагательное является кратким, ударение в нем падает на окончание, и оно выступает в роли сказуемого. Усеченные формы широко употреблялись в поэтическом языке XVIII-XIX вв.
33. Склонение прилагательных, в сравнении со склонением имен существительных, более унифицировано. В именительном падеже единственного числа имена прилагательные имеют родовое различие: падежные окончания мужского рода, женского и среднего рода разные. Во множественном числе имена прилагательные родовых различий не имеют, и падежные окончания для всех трех родов одинаковы.
В современном русском языке выделяются три основных типа склонений имен прилагательных:
I.Склонение качественных и относительных прилагательных типа желтый, синий, летний, золотой.
II.Склонение притяжательных прилагательных типа братнин, дядин, отцов, приятелев.
III.Склонение прилагательных на -ий типа лисий, медвежий.
Наиболее продуктивным является первый тип склонения, который по характеру последнего согласного основы имеет три разновидности: твердый вариант склонения (богатый, каменный), мягкий вариант склонения (синий, осенний) и смешанный: а) с основой на шипящий, б) с основой на г, к, х и в) с основой на ц (большой, долгий, тихий, гладкий, бледнолицый). У прилагательных с основой на твердый согласный ударение при склонении бывает или только на основе (жёлтый, добрый), или только на окончании (больной, золотой). У прилагательных с основой на мягкий согласный и прилагательных с основой на ц при склонении ударение всегда падает только на основу (синий, осенний, куцый). Имена прилагательные с основой на твердый согласный в творительном падеже единственного числа женского рода имеют двоякое окончание: -ой (-ей) и -ою (-ею). Их употребление зависит от стиля ре чи: в поэтическом языке чаще встречается окончание -ою (-ею), что обусловлено закономерностями поэтического стиля (ритм, рифма и т.п.), например: По ниве прохожу я узкою межой, поросшей кашкою и цепкой лебедой (Майк.).
Притяжательные прилагательные на -ин, -ов (-ев) имеют смешанный тип склонения: часть падежных окончаний данных прилагательных совпадает с окончаниями твердого варианта склонения качественно-относительных прилагательных, в отдельных падежах употребляются окончания существительных (в именительном и винительном падежах всех родов и чисел, в родительном и дательном падежах мужского и среднего рода единственного числа).Притяжательные прилагательные с суффиксом -ин в современном русском языке все чаще склоняются по типу полных прилагательных с основой на твердый согласный (не сестрин-а, сестрин-у, а сестрин-ого, сестрин-ому и т.д.).Притяжательные прилагательные на -нин (братнин, мужнин) склоняются так же, как и прилагательные на -ин.Притяжательные прилагательные на -ний (дочерний, сыновний) склоняются, как полные качественно-относительные прилагательные мягкого варианта склонения (например, дальний).Притяжательные прилагательные, образованные с суффиксом -j- (лисий, лисье, лисья) имеют и полные и краткие окончания: лисьего, лисьему и т.д., лисья, лисье и т.д.
Прилагательные, употребляемые в роли существительных (субстантивированные прилагательные), склоняются по общим правилам склонения имен прилагательных.
 Все прилагательные, у которых конечные -ий и -ой (в форме им. п. муж. р. ед. ч.) принадлежат основе (т. е. не являются флексией), к адъективному скл. не относятся; таковы: 1) местоимен. прилагательные: мой, твой, свой, кой (устар.); 2) притяжат. прилагательные типа волчий, лисий; 3) порядковое прилагательное третий. Все они в форме им. п. имеют нулевую флексию и изменяются по смешанному склонению.
Единственное число

  Мужской род Средний род Женский род

И.
· -|о| -|а|

Р.   -|ово| -|oj|/-|ej|

Д.   -|ому| -|oj|/-|ej|

В. как им. -|о| -|у|

  или род. п.    

Тв.   -|им| -|оj|(-|оjу|)/

      -|еj|(-|еjу|)

Пр.   -|ом| -|oj|/-|ej|

Множественное число

И. -|и|

Р. -|их|

Д. -|им|

В. как им. или род. п.

Тв. -|им’и|

Пр. -|их|

34. Имя числительное – это часть речи, обозначающая количество и выражающая это значение в морфологических категориях падежа (последовательно) и рода (непоследовательно) ИМЯ ЧИСЛИТЕЛЬНОЕ - самостоятвльная часть речи, которая объединяет слова, которые обозначают отвлеченные числа или количество предметов и их порядок при счвте. Имена числительные сочетаются в качестве количественного определителя только с именами существительными и образуют с ними неделимое словосочетание, которое в предложении является одним членом предложения. Числительные не могут определяться именами прилагательными.
По составу имена числительные делятся на:
-простые (непроизводная основа: два, восемь, сто),
-сложные (производные: восемнадцать, семьсот, пятисотый),
-составные (состоят из двух или более слов: шестьсот тридцать пять).
Разряды числительных:
-количественные (обозначают отвлеченное число или количество однородных предметов): два, двадцать пять;
-дробные (обозначают дробную величину: две пятых);
-собирательные (обозначают количество предметов как совокупность: трое, оба);
-порядковые (обозначают порядок следования предметов при счете: первый, третий, двадцати).
Количественные числительные склоняются (изменяются по падежам, но не имеют ни категорию рода, ни категорию числа). Исключения: Числительные один и два имеют формы рода. Они согласуются с существительным в падеже, числительное два - в падеже и роде, числительное один - в роде, числе и падеже. Если составное числительное оканчивается на один, то существительное ставится в форму единственного числа (триста пятьдесят один рубль).
Дробные числительные образуются сочетанием количественного числительного в именительном падеже и порядкового числительно в родительном падеже (три пятых, шесть восьмых).
Собирательные числительные восьмеро, девятеро, десятеро в современном русском языке практически не употребляются, гораздо чаще употребляются числительные двое, трое, четверо, пятеро, шестеро, семеро, оба, обе. Собирательные числительные могут употребляться только в определенных случаях:
-с существительными мужского или общего рода, которые называют лиц мужского пола: двое мальчиков, оба профессора;
-с существительными, которые имеют форму только множественного числа: трое суток, двое саней);
-с существительными ребята, люди, дети, лицо (в значении 'человек'): шестеро ребят, двое лиц;
-с личными местоимениями во множественном числе (нас было трое);
-с названиями детенышей животных: (трое котят);
-в качестве субстантивированных числительных (пятеро в белом);
-с названиями парных предметов (трое рукавиц (=три пары рукавиц)).
Порядковые числительные образуются от соответствующих им количественных числительных (три -третий, пять - пятый), исключение: один - первый. Они изменяются по родам, числам и падежам и согласуются с существительными.
Общее граматическое значение числительного – отвлеченное количество (сколько? – два, тридцать) или порядок при счете (который? – первый, тридцатый).
35. Разряды числительных по значению
Количественные (сколько?)
Порядковые (какой?)

Целые
собирательные
дробные
Первый, пятнадцать, двадцать

Три, двенадцать, пятьдесят.
Двое, оба/обе.
Одна вторая


Разряды числительных по структуре
Простые
сложные
составные
дробные

Два, сорок.
Двадцать, семьсот.
Тридцать один.
Три четверти, полтора.

Склонение количественных числительных
числительные
изменяются по падежам

числительное один
изменяется по падежам, родам и числам

числительные полтора, два
изменяются по падежам и родам

Употребление собирательных числительных
С существительными, обозначающими лиц мужского пола.
Шестеро лыжников.

С существительными дети, люди, ребята.
Двое детей.

С существительными, обозначающими детенышей животных.
Четверо котят.

С существительными, которые употребляются только в форме множественного числа.
Двое ножниц, трое саней.

С личными местоимениями.
Их было трое.

Правописание числительных
 Сложные
состоящие из двух корней, вторым из которых является –десят, -дцать, -сот, пишутся слитно

Порядковые
Оканч-еся на -тысячный, -миллионный, -миллиардный и обознач-ие целые числа, пишутся слитно

 
В числительных пять-двадцать, тридцать
на конце пишется буква ь

В числительных пятьдесят-восемьдесят, пятьсот-девятьсот
буква ь пишется в середине

 В числительном-слове всегда только одна буква ь.
Числительные
Числительные СТО, ДЕВЯНОСТО

входят в состав сложных слов в форме родительного падежа.
входят в состав сложного слова в форме именительного падежа.

Трёхпроцентный.
Девяностолетний.

Дробные числительные
 Дробные числительные
пишутся раздельно

Порядковые числительные
обозначающие дробные величины, пишутся раздельно

Склонение числительных
В колич. числительных
склоняется каждый корень

Числительные сорок, девяносто, сто
во всех падежных формах, кроме форм Именительного и Винительного падежей имеют окончания –а

В составных порядковых числительных
Склон-ся лишь последнее слово (как прилагательные)

Собирательные числительные
склоняются по образцу прилагательных

Количественные и порядковые (от 21 до 999)  состоят из стольких слов, сколько цифр в числе (за исключением нулей).
ЧИСЛИТЕЛЬНЫЕ полтора, полтораста во всех падежах, кроме Именительного и Винительного, имеют одну форму – полутора, полутораста.
С числительными не- и ни- пишутся раздельно.
Как уже говорилось, особое положение среди имен занимают имена числительные. Действительно, в одних формах они подобны существительным, в других именам прилагательным, представляя по отношению к ним своеобразную промежуточную часть речи. Именами числительными являются слова с количественным значением. Они, как и имена существительные и прилагательные, имеют синтаксические формы падежа. Однако именительный и винительный падежи у них это несогласуемые формы, в которых числительные, подобно существительным, выступают в предложении в функции подлежащего (Девять самолетов поднялось в воздух) и дополнения (Истребители сбили шесть самолетов неприятеля), тогда как прочие падежи, подобно падежам прилагательных, являются согласуемыми формами, в которых числительные выступают в предложении в функции определения к существительному (встретился с тремя друзьями, послал четырем друзьям письмо, вспомнил о двух друзьях и пр.). Следовательно, в им. и вин. падежах числительные выражают независимые, самостоятельные признаки, а в прочих признаки зависимые, несамостоятельные.
36. Местоимение - это часть речи, указывающая на предмет и выражающая значение указания в морфологических категориях падежа (последовательно), числа и рода (непоследовательно).
   Местоимения объединяют небольшую и непополняющуюся группу слов, указывающих на предмет в грамматическом смысле этого слова, т. е. и на лицо и на не-лицо или только на лицо. В зависимости от того, какую семантическую функцию выполняют местоимения-существительные, они делятся на следующие группы: 1) личные местоимения, указывающие или только на лицо (на кого-н.): я, ты, мы, вы, или и на лицо, и на не-лицо (на кого-что-н.); он (она, оно, они); 2) возвратное местоимение себя, указывающее на кого-что-н. как на предмет, который является объектом своего собственного действия; 3) вопросительные местоимения: кто, что; 4) неопределенные местоимения: кто-то, что-то, кто-нибудь, что-нибудь, кто-либо, что-либо, кое-кто, кое-что, некто, нечто; 5) отрицательные местоимения: никто, ничто, некого, нечего. Местоимения :
-Личные: я, ты, он, она, оно, мы, вы, они.
-Возвратные : себя
-Вопросительные: кто? что? какой? чей? который? сколько?
-Относительные: кто, что, какой, чей, который, сколько, каков.
-Отрицательные: никто, ничто, некого, нечего, никакой, ничей, несколько.
-Притяжательные: мой, твой, ваш, наш, свой, его, ее, их.
-Указательные: тот, этот, такой, таков, столько, сей (устар.).
-Определенные: весь, всякий, каждый, сам, любой, иной.
-Неопределенные: некто, нечто, некоторый, кое-кто, какой-нибудь...
Группы местоимений по соотнесенности с другими частями речи:
-местоимения-существительные (я, кто, ничто);
-местоимения-прилагательные (никакой, свой);
-местоимения-числительные (несколько, нисколько) – поэтому местоимение называют «сверхчастью речи».
АНАФОРА (греч. anapherein 'относить назад, возводить <к чему-л.>, возвращать'), использование языковых выражений, которые могут быть проинтерпретированы лишь с учетом другого, как правило предшествующего, фрагмента текста. В первую очередь, понятие анафоры, или анафорической отсылки используется в лингвистике применительно к анафорическим местоимениям – ср., например, следующий микротекст: (1) Космонавтi вернулся на борт станции. Онi сообщил, что чувствует себя нормально. Анафорическое выражение (или анафур) он во втором предложении может быть понято адресатом (и использовано автором) такого текста лишь на том основании, что соответствующий референт «космонавт» уже введен в предыдущем предложении. Именная группа космонавт именуется антецедентом анафорического местоимения, а анафорическое местоимение отсылает к антецеденту. Анафорическое местоимение в (1) кореферентно антецеденту, т.е. имеет один и тот же референт, обозначает один и тот же объект действительности (иногда также говорят о коиндексации анафора и антецедента – ср. подстрочные индексы в (1), указывающие на тождество референтов).
В анафорической функции выступают местоимения 3 лица, а также другие типы местоимений, в частности указательные, возвратные, относительные (последние два типа имеют ярко выраженную синтаксическую специфику). Однако не все местоимения являются анафорическими. Более того, основной сферой употребления личных местоимений является дейксис (т.е. непосредственное указание на объект внеязыковой действительности). Местоимения 1 и 2 лица, обозначающие участников акта коммуникации, являются почти исключительно дейктическими. Местоимения 3-го лица также могут употребляться дейктически, но чаще в дискурсе употребляются анафорически.
ДЕЙКСИС (греч. 'указание'), использование языковых выражений и других знаков, которые могут быть проинтерпретированы лишь при помощи обращения к физическим координатам коммуникативного акта – его участникам, его месту и времени. Соответствующие вербальные средства именуются дейктическими выражениями или элементами. Обычно различается три основных вида дейксиса – персональный (личный), пространственный и временной. Центральные языковые единицы, соответствующие этим трем типам, – это, соответственно, местоимения 1 и 2 лица (я, вы), локативные (здесь) и временные (сейчас) выражения.
Дейктические элементы могут представлять собой отдельные лексемы, а могут быть связанными аффиксами в составе других слов. Так, например, русское личное окончание -у (в слове пишу) так же указывает на говорящего, как и местоимение я.
Возвратные местоимения употребляются в функции дополнения после ряда глаголов. В русском языке они соответствуют частице -ся (-сь), которая присоединяясь к глаголам, придает им возвратное значение, показывая, что действие переходит на само действующее лицо (подлежащее предложения): Я порезался.
37. В склонении местоимений отдельных разрядов наблюдается большое разнообразие типов и форм, а также случаи образования форм от разных основ.
1. Склонение личных местоимений я, ты; мы, вы; он (оно, она), они.
Формы косвенных падежей личных местоимений имеют иную основу, отличную от формы именительного падежа (так называемый супплетивизм):
 
1 лицо
2 лицо
3 лицо

и.
Я, ты
Мы, вы
Он (оно), она, они

р.
Меня, тебя
Нас, вас
Его, её, их

д.
Мне, тебе
Нам, вам
Ему, ей, им

в.
Меня, тебя
Нас, вас
Его, её, их

т.
Мной (-ю), тобой(-Ю)
Нами, вами
Им, ей(ею), ими

п.
(Обо) мне, (о) тебе
(О) нас, (о) вас
(О) нём, (о) ней, (о) них

Местоимения я, ты могут обозначать лицо как мужского, так и женского пола. Ср.: Я почти счастлив. Я почти счастлива. Ты рассердился. Ты рассердилась.
Местоимения он, оно, она, они, употребляясь с предлогами, могут получать начальный н (от него, к ней, при них, с ним, но: благодаря ему, навстречу ей, вопреки им).
2. Возвратное местоимение себя не имеет формы именительного падежа; оно изменяется только в косвенных падежах по образцу местоимения ты:
 
Возвратное местоимение

И.


р.
Себя

д.
Себе

в.
Себя

т.
Собой (-ою)

п.
(О)себе

3. Притяжательные местоимения мой, твой, наш, ваш, свой, указательные тот, этот, такой, вопросительные и относительные какой, который, чей, определительные самый, сам, весь, всякий, иной обладают родовыми формами и формами множественного числа и склоняются по отдельным образцам склонения прилагательных.

Муж. И ср. род
Жен. род
Множ.число

И.
Мой, этот; моё, это
Моя, эта
Мои, эти

р.
Моего, этого
Моей, этой
Моих, этих

д.
Моему, этому
Моей, этой
Моим, этим

в.
Мой, этот; моё, это Моего, этого
Мою, эту
Мои, эти Моих, этих

т.
Моим, этим
Моей (-ю), этой (-ю)
Моими, этими

п.
(0) моём, (об) этом
(0) моей, (об) этой
(0) моих, (об) этих

Следует различать склонение местоимений самый и сам.

Муж. И ср. р.
Жен. род
Множ.число


И.
Самый (самое), сам (само)
Самая, сама
Самые, сами


р.
Самого
Самой, самой
Самых, самих


д.
Самому
Самой, самой
Самым, самим


в.
Самый (самое), сам (само) Самого, самого
Самую, саму
Самые, сами Самых, самих


т.
Самым, самим
Самой (-ю), самой (-ю)
Самыми, самими


п.
(0) самом, (о) самом
(0) самой, (о) самой
(0) самых, (о) самих


Местоимение весь (всё, вся, все) имеет особые формы в  творительном падеже единственного числа мужского и среднего рода и во всех формах множественного числа:
 
Муж. и ср. род
Жен. род
Множ.число

И.
Весь (всё)
Вся
Все

р.
Всего
Всей
Всех

д.
Всему
Всей
Всем

в.
Весь (всё) Всего
Всю
Все Всех

т.
Всем
Всей
Всеми

п.
(Обо) всём
(Обо) всей
(Обо) всех

4. Вопросительные и относительные местоимения кто и что и отрицательные местоимения никто, ничто образуют при склонении формы от других основ:
И.
Кто, что, никто, ничто

р.
Кого, чего, никого, ничего

Д-
Кому, чему, никому, ничему

в.
Кого, что, никого

т.
Кем, чем, никем, ничем

п.
(0) ком, (о) чём, ни о ком, ни о чём

5. Отрицательные местоимения некого, нечего не имеют форм именительного падежа, а в косвенных падежах склоняются по приведённому образцу:
И.


р.
Не у кого, не у чего

д.
Некому, нечему

в.
Некого

т.
Некем, нечем

п.
Не о ком, не о чем

6.      Неопределённые местоимения кто-то (кто-либо, кто-нибудь), что-то (что-либо, что-нибудь), какой-то (какой-либо, какой-нибудь), чей-то (чей-либо, чей-нибудь) и другие склоняются по образцу соответствующих вопросительных местоимений.
7.      Неопределённое местоимение некий в отдельных падежах имеет вариантные формы.
 
Муж. и ср. род
Жен. род
Множ.число

И.
Некий (некое)
Некая
Некие

р.
Некоего
Некоей и некой
Некоих и неких

Д-
Некоему
Некоей и некой
Некоим и неким

в.
Некий (некое) и некоего
Некую
Некие Некоих и неких

т.
Некоим и неким
Некоей (ю)
Некоими и некими

п.
(О) некоем
(О) некоей и (о) некой
(О) некоих и (о) неких

8. Местоимения таков, каков, некто, нечто не склоняются.
Сходно с местоимением что склоняется редкое местоимение сё (выступающее только в сочетаниях ни то ни сё, и то и сё, тб-сё и т. п.): сё, сего, сему, сё, сем, о сём.
Местоимение некто имеет только И. падеж, нечто только И. и В. падежи (В.=И.).
Приводим также склонение местоимений никто, ничто, некого, нечего, друг друга. Способ сочетания этих местоимений с предлогами показан тем же приемом, что для личных местоимений 3-го лица.
И.
никто
ничто




р.
никого ни от кого
ничего ни от чего
некого не от кого
нечего не от чего
друг друга друг от друга

д.
никому ни к кому
ничему ни к чему
некому не к кому
нечему не к чему
друг другу друг к другу

в.
никого ни про кого
ничто




ни про что
некого не про кого
не про что
друг друга друг про друга



т.
никем ни с кем
ничем ни с чём
некем не с кем
нечем не с чем
друг другом друг с другом

п.
НИ 0 КОМ
ни о чём
не о ком
не о чем
друг о друге

Употребление разных частей речи в роли местоимений называется прономинализацией (лат. pronomen - местоимение).
В разряд местоимений функционально переходят следующие слова: существительные (например, сестра, брат, дело, вещь и др.), прилагательные и причастия (например, известный, целый, последний, данный, следующий и др.), числительные (один). Все эти слова в определенных условиях утрачивают свое лексическое значение и выполняют указательную функцию, приобретая черты местоимений, чаще всего указательных или неопределенных: «Это, - говорил он, - необходимо для нашего брата служивого (П.); Мы выехали на охоту. Дело было в сентябре (в обоих случаях существительное употреблено в значении указательного местоимения); Они не боятся чумы, полагаясь на судьбу и на известные предосторожности (П.) - прилагательное употреблено в значении неопределенного местоимения некоторые, какие-то; В газете были упомянуты следующие студенты - прилагательное в значении указательного местоимения такие и т.д.
38. ГЛАГОЛ - это самостоятельная часть речи, которая объединяет слова, обозначающие действие и отвечающие на вопрос что делать? что сделать? Это значение выражается в категориях вида, залога, времени, лица и наклонения. В предложении глаголы выступают в основном в роли сказуемого.
Спрягаемые и неспрягаемые формы глагола, инфинитив. У глаголов в зависимости от способности или неспособности изменяться по лицам, числам, наклонениям и временам есть неспрягаемые формы (инфинитив - неопределенная форма глагола) причастия и деепричастия, к спрягаемым формам относятся все остальные формы.
Инфинитив - это исходная форма глагола, с которой лексически и словообразовательно связаны все остальные формы глагола. Глаголы в инфинитиве называют сам процесс, без отнесения его к какому-либо лицу или времени. Неопределенная форма глагола характеризуется суффиксами -ть, -ти (мести, купить), некоторые глаголы в инфинитиве оканчиваются на -чь (лечь).
Грамматические категории глаголов:
- вид - грамматическая категория, которая выражает различия в протекании действия. Глаголы несовершенного вида обозначают действие в развитии, без указания на его предел и отвечают на вопрос что делать? (получать, покупать, носить); а глаголы совершенного вида обозначают действие как ограниченное неким пределом и отвечают на вопрос что сделать? (получить, купить, сносить).
- переходность - непереходность - это категория, на основе которой выделяются глаголы со значением действия, направленного на предмет, (он является объектом этом действия) - переходные глаголы читать журнал, красить стену), и глаголы со значение действия, не подразумевающего предмета, на которое это действие естественно направлено - непереходные глаголы (болеть, сидеть). На практике это различие) проявляется в управлении: переходные глаголы сочетаются с существительными или местоимениями в винительном падеже без предлога (лечить мальчика, читать книгу), а непереходные глаголы сочетаются с дополнениями, выраженными существительными или местоимениями в косвенных падежах с предлогами (ходить по улице, играть во дворе). Особую группу непереходных глаголов составляют возвратные глаголы, формальным признаком которых является суффикс -ся (возвращаться, помыться).
- залог - это категория, которая выражает различные отношения между субъектом и объектом действия. Глаголы действительного залога - это глаголы, при которых подлежащее называет действующее лицо (субъект действия): мама мыла раму; глаголы страдательного залога - это глаголы, которые выступают в пассивной конструкции (когда подлежащее называет объект действия, а дополнение в творительном падеже - субъект действия (окно мылось мамой)).
- наклонение - это категория, которая выражает отношение действия к действительности. В русском языке есть три наклонения: изъявительное - выражает действие, которое реально существует, существовало или будет существовать (купил, прочитал); глаголы в изъявительном наклонении имеют формы времени (настоящего, прошедшего и будущего), лица (1,2 и 3) и числа (единственного или множественного); условное (или сослагательное) - выражает действие, которое реально не существует, а является лишь возможным или желаемым (купил бы, прочитал бы); оно образуется при помощи глагола в прошедшем времени изъявительного наклонения и частицы бы; повелительное - выражает действие, которое не является реальным, оно выражает просьбу, приказ и т.д. (купи, прочти); оно образуется от основы настоящего или простого будущего времени при помощи суффикса -и- (купи, причти) или нулевого суффикса читай, намажь), множественное число образуется путем добавления к форме единственного числа повелительного наклонения суффикса -те (купите, прочтите), также повелительное наклонение может образовываться путбм прибавления к глаголам в изъяснительном наклонении настоящего времени частиц пусть, пускай.
- время - это категория, которая выражает отношения действия к моменту речи. В русском языке три времени: настоящее, прошедшее и будущее. Категория времени связана с категорией вида: у глаголов несовершенного вида имеются 3 формы (покупаю - настоящ. вр., покупал - лрош. вр., буду покупать (будущ. сложи, вр.), а у глаголов совершенного вида - 2 формы (купил - прош. вр. и куплю - будущ. прост, вр.).
- лицо - это важнейшая категория, с помощью которой указывается, кто производит действие. В русском языке три лица, они различаются в единственном и множественном лице. В каждом лице есть свои окончания
В предложении глаголы могут выступать в роли: простого сказуемого: я купил книгу; сложного глагольного сказуемого: я решил пойти в библиотеку; несогласованным определением: план поехать туда мне не понравился сразу.
39. Атрибутивные формы глагола – причастия и деепричастия по морфологическим значениям и по образованию противостоят предикативным (спрягаемым) формам глагола. Атрибутивные формы глагола совмещают в себе значения двух частей речи: причастия – значения глагола и прилагательного (т. е. значения действия и собственно определительное), деепричастия – значения глагола и наречия (т. е. значения действия и обстоятельственно-определительное). Эти формы глагола объединены с его предикативными формами, во-первых, лексическим значением, во-вторых, несловоизменительными морфологическими значениями.Атрибутивные формы глагола (причастие и деепричастие) вместе с его предикативными формами и инфинитивом образуют глагольную парадигму. Инфинитив, или неопределенная форма глагола, является исходной формой глагольной парадигмы. Инфинитив – форма, только называющая действие и никак не обозначающая его отнесенности к лицу, числу, времени, реальности или ирреальности. Из морфологических значений, присущих глаголу, в инфинитиве заключены только несловоизменительные значения вида и залога (делать, сделать, делаться). Инфинитив имеет специальные флексии -ть/-ти и -чь, которые присоединяются, как правило, к основе прош. вр. (обо всех исключениях см. ниже). Флексию -чь (фонемат. |ч|) имеет инфинитив глаголов кл. VI, 1 с основой наст. и прош. вр. на |г|, |к|: бере-чь (берег-ут, берег-л-а), мочь (мог-ут, мог-л-а), печь (пек-ут, пек-л-а); о характере основы этих форм.
   Все остальные глаголы имеют флексию -mь/-mu (фонемат. |т'|/|т'и|), причем морф -ть выступает в позиции после ударной основы (кину-ть, чита-ть, зна-ть, лез-ть, грыз-ть, кляс-ть), а морф -ти – в позиции под ударением (после безударной основы: нес-ти, полз-ти, ид-ти) и в глаголах с ударным префиксом вы-, мотивированных глаголами с инфинитивом на -ти (вы-нес-ти, вы-полз-ти, вы-й- ти).
   Примечание. Некоторые префиксальные глаголы с инфинитивом на -сти, преимущественно с компонентами -нести, -плести, -вести, -цвести, имеют вариантные (разг. и устар.) формы инфинитива на -сть: перенесть, сплесть, отцвесть; [Молчалин:] Не смею моего сужденья произнесть (Гриб.); Не в силах Ленский снесть удара (Пушк.); От работы и черной и трудной Отцветешь, не успевши расцвесть (Некр.).
Глагольная парадигма - самая обширная среди частей речи в русском языке. В ней используется целый ряд средств, специализирующихся на выражении грамматических категорий вида, залога, наклонения, времени, лица.
40. Все глагольные формы, за исключением будущего сложного и сослагательного наклонения, образуются посредством формообразующих суффиксов и окончаний, присоединяемых к основе. По образованию глагольные формы распадаются на две группы в зависимости от образующей основы, которая может выступать в двух вариантах: как основа неопределенной формы и как основа настоящего времени. Основа неопределенной формы определяется путем устранения аффиксов -ть (-ти): собира-ть. Основа настоящего (или будущего простого) выделяется из формы третьего лица мн. ч. настоящего или будущего простого: пиш-ут, напиш-ут.
От основы неопределенной формы образуются: прошедшее время причастие прошедшего времени (действительное и страдательное) и деепричастие совершенного вида: возненавиде-ть, воз-ненавиде-л, возненавиде-вший, возненавиде-нный, возненавиде-в.
Аффикс -ну(ть) в глаголах несовершенного вида, например сохнуть, мокнуть, омонимичен аффиксу -ну(ть) в глаголах совершенного вида со значением моментальности или однократности действия, например: шагнуть, моргнуть. Первый аффикс обычно утрачивается при образовании форм от основы неопределенной формы (сохнуть - сох, сохший), второй аффикс сохраняется (шагнуть, - шагнул, шагнувший).
От основы настоящего времени образуются формы настоящего или будущего простого, повелительного наклонения, причастия настоящего времени (действительное и страдательное) и деепричастия несовершенного вида: называj-ут (называют), называй, называj-ущий (называющий), называj-емый (называемый), называj-а (называя).
Изменение глагола по наклонениям, а внутри наклонений по временам (только в изъявительном наклонении), по лицам (в изъявительном и частично в повелительном наклонении) и по числам, а также по родам (в единственном числе прошедшего времени и сослагательного наклонения) называется спряжением в широком смысле. Образуемые при этом изменении формы носят название спрягаемых. Кроме спрягаемых форм, в систему глагольных форм включаются и неспрягаемые формы: неопределенная форма, причастие и деепричастие.
Спрягаемые и неспрягаемые формы объединяются в единую систему форм глагола, так как обладают рядом общих признаков, а именно: 1) общностью лексического значения, 2) общностью видовых и залоговых образований; 3) общностью управления и 4) общей возможностью поясняться наречием.
Спрягаемые формы глагола используются исключительно в синтаксической роли сказуемого (предиката) и называются предикативными. Неспрягаемые формы глагола - причастие и деепричастие - могут выступать как второстепенные члены предложения (причастие как определение и деепричастие как обстоятельство) и называются атрибутивными формами.
41. Основы неопределенной формы и настоящего времени, как правило, различаются аффиксами или звуковым составом: чита-ть - читаj-ут (читают), зва-ть - зов-ут. Соотношение основы неопределенной формы и основы настоящего времени определяет деление глаголов на классы.
Классы глаголов, характеризующиеся соотношением данных основ, которое свойственно и вновь образуемым глаголам, называются продуктивными, например глаголы типа садятся - садиться (ср. приземлиться, прилуниться). Те же глаголы, по образцу которых новые глаголы не создаются, принадлежат к непродуктивным классам, например глаголы типа колют - колоть, полют - полоть и др.
Продуктивных глагольных классов пять:
1-й класс объединяет глаголы с основой неопределенной формы на -а(ть) и с основой настоящего времени на -aj: читать - читаj-ут (читают).
2-й класс - глаголы с основой неопределенной формы на -е(ть) и с основой настоящего времени на -ej: жале-тъ - жалеj-ут (жалеют).
3-й класс - глаголы с основой неопределенной формы на -ова (-ева) (ть) и с основой настоящего времени на -yj: советовать - советуj-ут (советуют), горева-ть - горюj-ут (горюют).
4-й класс - глаголы с основой неопределенной формы на -ну(ть) и с основой настоящего (будущего простого) времени на -н-: прыгнуть - прыгн-ут.
5-й класс - глаголы с основой неопределенной формы на -и(ть) и с окончанием третьего лица мн. ч. настоящего времени -ат, -ят: мо-ли-ть - мол-ят.
Непродуктивные классы обычно объединяют небольшое количество глаголов. Классификация их затрудняется наличием мелких особенностей в небольших группах глаголов, а иногда и в отдельных глаголах (например, есть, ехать). Число непродуктивных классов постепенно сокращается, так как они подвергаются воздействию классов продуктивных (например, входят в употребление формы мяукают вместо мяучут, мурлыкают вместо мурлычут, полоскают вместо полощут, махают вместо машут по аналогии с глаголами 1-го продуктивного класса). В печати можно встретить параллельное употребление обеих форм, хотя многие из новых форм находятся еще за пределами кодифицированного литературного языка.
Иногда формы различаются оттенками значений: поезд двигается (приходит в движение) и поезд движется (находится в движении).
42. Изменение глаголов в настоящем и будущем простом времени по лицам и числам называется спряжением (в узком значении этого слова), о спряжении в широком значении см.
Два типа спряжения - первое и второе - различаются личными окончаниями настоящего или будущего простого времени: -у(-ю), -ешь, -ет, -ем, ете, -ут (-ют) для 1-го спряжения и -у (-ю), -ишь, -ит, -им, -ите, -aт (-ят) для 2-го спряжения. Принадлежность к тому или иному спряжению глаголов с безударными окончаниями определяется по неопределенной форме этих глаголов.
Глаголы в прошедшем временя изъявительного наклонения, а также глаголы в сослагательном наклонении лишены личных окончаний и изменяются по родам и числам.
Повелительное наклонение имеет личные окончания только в форме второго лица.
Глаголы хотеть, бежать (и производные от них) образуют смешанное спряжение (с окончаниями I и II спряжения): хоч-у, хоч-ешь, хоч-ет, хот-им, хот-ите, хот-ят; бег-у, беж-ишь, беж-ит, беж-им, беж-ите, бег-ут.
Глаголы есть, дать, создать и быть (а также производные) имеют особые окончаниям личных формах, являющиеся архаическими: ем, ешь, ест, едим, едите, едят; дам, дашь, даст, дадим, дадите, дадут; создам, создашь, создаст, создадим, создадите, создадут. От глагола быть в современном русском языке сохранились редко употребительные формы настоящего времени - есть и суть, а будущее время образуется от другого корня: буду, будешь, будет, будем, будете, будут.
Форма 1-го лица единственного числа настоящего и будущего простого некоторых глаголов не употребляется, например: басить, убедить, победить и др. (недостаточные глаголы).
Спряжение глаголов.
Ко 2 спряжению относятся:

·
·все глаголы на -ить кроме брить, стелить, зиждиться

·
·гнать, держать, дышать, слышать

·
·смотреть, видеть, зависеть, ненавидеть, обидеть, терпеть, вертеть.
Все остальные глаголы относятся к 1 спряжению.
Глаголы хотеть, бежать, чтить - разноспрягаемые.
43. Категория вида присуща всем формам глагола. Глаголы решал и решил обозначают одно и то же действие, но различаются грамматически. Глагол решил совершенного вида, он обозначает действие, которое завершилось достижением результата и является законченным. В этом глаголе грамматически выражено указание на предел, границу действия, поэтому действие решил мыслится как ограниченное в своем течении. Глагол решал несовершенного вида, он не содержит указания на внутренний предел, границу действия, на его законченность. Следовательно, категория вида выражает отношение действия, обозначенного глаголом, к внутреннему пределу действия. Несовершенный вид обозначает действие в его течении, без указания на предел, границу действия (стонал, старел и т.п.). Совершенный вид обозначает ограниченное пределом действие в какой-либо момент его осуществления: зашумел (начал шуметь), пошумел (шумел некоторое время); отшумел (завершенность действия).
Среди глаголов несовершенного вида и совершенного вида широко представлены как их подвиды глаголы многократные (несовершенного вида) и однократные (совершенного вида). Многократные глаголы обозначают длительность, повторяемость или многократность действия: пошатывать, покачивать и т.п.; однократные - однократность и мгновенность действия: отпрыгнуть, выплеснуть и т.п.
44. Глаголы русского языка в своем большинстве противопоставлены друг другу по виду: они составляют видовые пары. Видовая пара - это пара лексически тождественных глаголов сов. и несов. вида, различающихся между собой только грамматической семантикой вида: делать - сделать, переписать - переписывать. Объединение глаголов в видовые пары - системная категориальная черта вида.При образовании глаголов одного вида от другого посредством приставок возможны два результата: а) присоединение приставки к глаголу несовершенного вида вносит в значение глагола присущее приставке значение, вследствие чего лексическое значение исходного глагола меняется и образованный глагол совершенного вида не соответствует по значению бесприставочному глаголу (ср.: лететь - перелететь, взлететь и т.п.); б) присоединение приставки, создавая значение совершенного вида у исходного глагола, не изменяет лексическое значение глагола, вследствие этого бесприставочный (исходный) и приставочный (производный) глаголы различаются только по виду и составляют соотносительные видовые пары (ср.: слепнуть - ослепнуть, обедать - пообедать и т.п.). В последнем случае приставка теряет свое лексическое значение и превращается в грамматическое средство образования вида. Это явление наблюдается особенно часто в отношении приставок: о- (об-, обо-), по; с- (со-): ослепнуть, обрадовать, обозлить, построить, сделать; реже - за; у; на; вз-: задушить, утопить, наточить, вспотеть; и очень редко - из; при; вы; раз-: испугать, приготовиться, вырасти, разбередить.
Большинство глаголов русского языка образует соотносительные пары несовершенного и совершенного вида. Наиболее продуктивным типом такого образования является видовая пара приставочных глаголов совершенного вида и соответствующих им приставочных глаголов несовершенного вида с суффиксом -ыва- (-ива-) (ср.: выкроить - выкраивать). При образовании соотносительных видовых пар такого типа возможно (как добавочный показатель вида) чередование корневых гласных о//а, если глагол совершенного вида имеет ударение не на корневом гласном (ср.: выстроить - выстраивать, накопить - накапливать). Чередование о//а не является устойчивым, если глагол совершенного вида имеет ударение на корневом звуке [о], возможны в литературном языке образования с [а] (удваивать, устраивать, осваивать, оспаривать, задабривать, дотрагиваться, удостаивать и др.) и образования с [о] (обеспокоивать, обусловливать, озабочивать, опозоривать, опошливать, подытоживать, приохочивать, разрознивать, сморщиваться, узаконивать, уполномочивать, упрочивать, ускоривать). Такие параллельные формы свойственны разным стилям литературного языка.
Не менее продуктивным типом видовых пар глаголов является соотношение бесприставочных глаголов несовершенного вида и бесприставочных глаголов совершенного вида с суффиксом -ну(ть) (ср.: толкать - толкнуть) и соотношение бесприставочных и приставочных глаголов с приставками грамматического значения (ср. хвалить - похвалить, делать - сделать, робеть - оробеть и т.п.).
В кругу малопродуктивного образования видовых пар выделяются следующие группы: 1) решать - решить, украшать - украсить и т.п.; 2) выпечь - выпекать, слезть - слезать и т.п.; 3) избегать - избегнуть, привыкать - привыкнуть и т.п.; 4) набить - набивать, смыть - смывать, обозреть - обозревать и т.п.; 5) парные глаголы, различающиеся только местом ударения (ср.: разрезать - разрезать) и 6) парные глаголы, выраженные словами с разными основами (супплетивными формами): брать-взять, говорить-сказать, класть-положить, ловить-поймать.
45. При образовании от непроизводных глаголов в определенной последовательности производных глаголов получаются глаголы, которые различаются между собой видом:
1. От непроизводных глаголов несоверш. вида посредством приставок образуются глаголы соверш. вида: толкать – вытолкать, играть – обыграть, рисовать – разрисовать, колоть – заколоть, метить – отметить, графить – разграфить, мокнуть – подмокнуть, петь – запеть и т.д. Также соверш. вида получаются глаголы, если они образуются с помощью суффикса -ну-ть или -ану-ть: толкать – толкнуть (или просторечное толкануть), колоть – кольнуть, стрелять – стрельнуть, играть – игрануть (просторечное) и др.
2. От производных глаголов соверш. вида с приставками можно снова образовать глаголы несоверш. вида посредством суффиксов -ива-ть, -а-ть, -ва-ть: вытолкать – выталкивать, обыграть – обыгрывать, разрисовать – разрисовывать, заколоть – закалывать, отметить – отмечать, разграфить – разграфлять, подмокнуть – подмокать, запеть – запевать, продуть – продувать и т.д.
3. Наконец, в отдельных случаях можно от приставочных глаголов несоверш. вида с суффиксами -ива-ть, -а-ть, -ва-ть вторично образовать глаголы соверш. вида при помощи приставок по-, пере-: выталкивать – повыталкивать, обыгрывать – переобыгрывать.
Таким образом, изменение видового значения у глаголов можно представить схематически в виде цепи и лестницы, на ступенях которой расположены последовательно образованные друг от друга глаголы, различающиеся видом:
Глаголы
Вид
 

Непроизводные
Производные:
1-й ступени
2-й ступени
3-й ступени
несовершенный
 
совершенный
несовершенный
совершенный
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]

Образование производных глаголов не ограничивается указанной последовательностью, но на этом кончается изменение их видового значения. При всякого рода ином пути образования глаголов вид их остается таким же, каким он был. Это вытекает из самого способа изменения видового значения глаголов. А именно, посредством суффиксов (кроме -ну-ть) глаголы совершенного вида меняют свой вид на несовершенный. Поэтому, если эти суффиксы присоединить к глаголам несоверш. вида, то, естественно, вид таких глаголов останется тем же, т.е. производные глаголы будут несоверш. же вида. Так, например, от непроизводных глаголов несоверш. вида можно образовать посредством суффикса -ива-ть (-ыва-ть) производные глаголы с многократным значением: толкать – талкивать, читать – читывать, сидеть – сиживать, ходить – хаживать и т.д. Однако вид глаголов при этом не меняется: глаголы с многократным значением – несоверш. вида, как и те, от которых они образованы. В свою очередь, приставки (вместе с суффиксом -ну-ть) служат основным средством, с помощью которого несовершенный вид глаголов изменяется на совершенный. Поэтому вид глаголов не меняется, когда приставки бывают присоединены к глаголам соверш. вида, например, к глаголам 1-й ступени отглагольного производства с суффиксом -ну-ть, ср.: толкнуть и подтолкнуть, оттолкнуть, столкнуть; крикнуть и вскрикнуть, прикрикнуть и т.д.; или к глаголам 1-й же ступени, образуемым посредством приставок: вытолкать – повытолкать, обыграть – переобыграть, пообыграть и др.
Не от всех глаголов можно образовать всю цепь видовых изменений. У непроизводных глаголов соверш. вида она начинается с формы, соответствующей 1-й ступени производных глаголов, образуемых от глаголов несоверш. вида: бросить (св. в.) – 1-я ступень забросить (св. в.), 2-я ступень забрасывать (нсв. в.), 3-я ступень позабрасывать (св. в.). Так же образуется цепь видовых изменений у производных глаголов соверш. вида, образованных от существительных или прилагательных с помощью приставок: базар – 1-я ступень разбазарить (св. в.), 2-я ступень разбазаривать (нсв. в.), 3-я ступень поразбазаривать (св. в.); или: 1-я ступень приземлиться (св. в.), 2-я ступень приземляться (нсв. в.), 3-я ступень поприземляться (св. в.). В этом случае, следовательно, изменение видов происходит так, как если бы образование производных глаголов начиналось с несуществующего бесприставочного глагола базарить, землиться. Напротив, глаголы несоверш. вида, образованные от существительных и прилагательных (с приставками или без приставок), образуют цепь видовых изменений аналогично непроизводным глаголам несоверш. вида: мыло – мылить (нсв. в.) – 1-я ступень намылить (св. в.), 2-я ступень намыливать (нсв. в.). Наконец, у некоторых глаголов нередко может отсутствовать форма, соответствующая 1-й ступени отглагольного производства: петь – 2-я ступень припевать (1-й ступени припеть – нет), плясать – 2-я ступень приплясывать (глагола приплясать – нет), глотать – 2-я ступень проглатывать (проглатать – нет), кусать – 2-я ступень раскусывать (раскусать – нет).
46. Одновидовые и двувидовые глаголы. Способы глагольного действия.
Одновидовые глаголы - глаг., не вход. в вид. пары, т.е. не им. соотн.. (кореллятивных) глаг. противопол. вида. Так, несоотнос. по виду явл. все непредельные глаг. нес. вида - бытийные глаг.: быть; связочные глаг., глаг. отн-ния: являться; мод. глаг.: хотеть; глаг. прин-сти: иметь и положения в пространстве: стоять; глаг. со зн-нием физич. и психич. сост.: спать; интеллект. и эмоц. отн-ния: знать; восприятия: видеть; звук., зрит. и иных физич. проявлений: гремет; рода занятий: учительствовать; проявления тех или иных св-в х-ра, внешности и т.п.: умничать; неоднонапр. движения: летать и др.
Несоотносит. глаг. сов. вида считаются, напр., дериваты с суффиксом -ану- типа разг. сказануть (есть доп. оттенки однократности и экспр-сти, отсутств. в производящем глаг. сказать). Одновид. явл. также префиксальн. обр-ния от глаг. нес. вида типа закричать и префиксально - (-суффиксально-) постфиксальные глаг. типа раскричаться, по тем или ин. причинам не образ. вид. пары путем вторичной имперфективации.
Двувидовые глаголы - глаг. типа велеть, женить, казнить, обещать, атаковать, организовывать, исследовать, содействовать, кот. в разных контекстах обладают св-вами то сов., то нес. вида. Ср.: (В течение двух лет ученые исследуют этот вирус (что делают?- нес.вид); Ученые немедленно исследуют данную информацию и сделают соответствующие выводы (что сделают?- сов.вид)). Однако контекст не всегда позволяет определить вид таких глаголов: Крестьянин женил сына- что делал? или что сделал? Во избежание недоразумений регулярно используются словообраз. сп-бы снятия омонимии: 1) перфективация: обещатьпообещать, женитьразг. поженить; двувидовой глаг. тогда понимается и воспринимается преимущественно как глаг. несов. вида; 2) имперфективация: атаковать атаковывать, организоватьорганизовывать; двувид. глаг. в так. паре реал. преимущественно св-ва сов. вида.
47. Глаголы движения являются устойчивой структурно-семантической группой глаголов несов. вида, объединяющихся в пары слов с общим корнем (кроме разнокорневых в паре идти - ходить). Эти слова противопоставлены другу другу по значениям однонаправленности - неоднонаправленности движения, а также по некратности - кратности. Соотносительные пары глаголов движения следующие: бежать - бегать, брести - бродить, везти - возить, вести - водить, гнать - гонять, гнаться - гоняться, ехать - ездить, идти - ходить, катить - катать, катиться - кататься, лезть - лазить, лететь - летать, нести - носить, нестись - носиться, плыть - плавать, ползти - ползать, тащить - таскать, тащиться - таскаться.
   Глаголы движения имеют свою специфику в образовании видовых пар. Бесприставочные глаголы неоднонаправленного движения никогда не образуют видовой пары - их семантика непредельна. Присоединение префикса к такому глаголу меняет его лексическое значение: ездить - выездить (1. (приучить ходить в упряжи и под седлом): выездить лошадь; 2. (заработать ездою): И на овес не выездил. Чех.); водить - выводить (лошадь). У приставочных глаголов неоднонаправленного движения видовая пара формируется вторичной имперфективацией: выездить - выезжать, выводить - вываживать. В других случаях образования с префиксом имеют значение начинательности (ходить - заходить, бегать - забегать), ограниченности во времени (походить, побегать [какое-то время]), окончания действия (отъездить, отбегать). Префиксально-постфиксальные образования имеют значение достижения результата в сочетании с интенсивностью действия: разбегаться, забегаться (разг.), набегаться (разг.), избегаться (разг.), убегаться (разг.). Видовой пары у таких префиксальных глаголов не образуется.
Глаголы однонаправленного движения префиксальной видовой пары также не образуют; но у образованных от них префиксальных глаголов вторичная имперфективация регулярна. При этом вторичный глагол несов. вида образуется у глаголов однонаправленного движения различными способами. 1) У глаголов везти, вести, гнать, идти, нести, лететь с различными префиксами (например, привезти, принести, улететь) образование несов. вида происходит по образцу соотношения беспрефиксных однонаправленных/неоднонаправ- ленных глаголов. Так, по образцу соотношения нести - носить образуется видовая пара принести - приносить; таким же образом образуются пары: привезти - привозить, привести - приводить, пригнать - пригонять, прийти - приходить, прилететь - прилетать. Так же образуются парные соответствия у названных глаголов и с другими префиксами (унести - уносить, залететь - залетать). 2) У всех остальных префиксальных глаголов движения несов. вид образуется путем вторичной имперфективации: прикатить - прикатывать, закатить - закатывать, прилезть - прилезать (разг.), влезть - влезать, приплыть - приплывать, отплыть - отплывать, приползти - приползать, забрести - забредать, притащить - притаскивать, прибежать - прибегать, убежать - убегать, уехать - уезжать.
   Глаголы однонаправленного движения образуют с префиксом по- глаголы сов. вида с начинательным значением, которые остаются несоотносительными глаголами сов. вида: пойти, побежать, поплыть.
48. Грамматической категорией вида взаимодействует лексико-грамматическая категория глагола, выражающая способы глагольного действия, т. е. те значения, которые связаны с процессом действия (какой-либо момент его осуществления, интенсивность проявления, внутренняя расчлененность и др.). Основные значения, связанные с выражением способа глагольного действия:
 1. значение начинательности у глаголов совершенного вида, образованных при помощи приставок воз-, вз-, за-, по-, например: возгореться, воспылать, взмахнуть, вскрикнуть, зашагать, загреметь, побежать, подуть;
2. значение ограничения действия во времени, в полноте проявления у глаголов совершенного вида, образованных с приставкой по- или несколькими приставками, например: полежать, помечтать, посидеть, попридержать, пораздумать;
3. значение результативности (законченности действия, завершенности процесса) у глаголов совершенного вида, образованных с приставками про-, от-, у-, из-, например: проспать, отлежать (руку), отгрузить, умаяться, измокнуть, исписать;
4. значение распределительное (дистрибутивное) у глаголов совершенного вида с приставками пере-, по- и несколькими приставками, например: перебелить, перемыть, покусать, позакрывать;
5. значение интенсивности начала действия у глаголов совершенного вида, образованных при помощи суффикса -ну-, например: грянуть, хлынуть;
6. значение прерывистости действия у глаголов несовершенного вида с приставкой по- и суффиксом -ив(а)-, например: побаливать, покашливать, постукивать;
7. значение сопроводительное у глаголов несовершенного вида, образованных при помощи приставок при-, под- и суффиксов -ив(а)-, -ыв(а)-, например: приговаривать, притаптывать, подмигивать, подпрыгивать.
 49. Глаголы переходные и непереходные различаются по значению. Основой такого различения является отношение к объекту действия, выраженного глаголом.
 К переходным относятся глаголы со значением действия, направленного на предмет, изменяющего или производящего этот предмет - объект действия: читать книгу, расширить рукав, сшить костюм.
 К непереходным относятся глаголы, обозначающие движение и положение в пространстве, физическое и нравственное состояние, например: лететь, болеть, стоять, страдать.
 С лексическим значением переходных и непереходных глаголов связано их синтаксическое различие: переходные глаголы сочетаются с обозначением объекта в винительном падеже без предлога, а непереходные глаголы требуют дополнения только в косвенных падежах без предлога или с предлогами; ср.: любить (кого? что?) - переходный глагол, помогать (кому? чему?) - непереходный глагол.
 При переходных глаголах объект действия может быть выражен родительным падежом в двух случаях:
 1. для обозначения части объекта: выпить воды, купить хлеба;
2. при наличии отрицания при глаголе: не читал газет, не получал зарплаты, не имеет права.
 Обычно переходные и непереходные глаголы не имеют своих особых морфологических признаков. Однако некоторые типы словообразования глаголов являются показателями переходности и непереходности глагола. Так, к непереходным относятся все глаголы с аффиксом -ся (ср.: убедить - убедиться), а также отыменные глаголы с суффиксом -е- и -нича-(-ича-): обессилеть, плешиветь, кустарничать, жадничать, привередничать и т. п. К переходным принадлежат глаголы, образованные от прилагательных суффиксом -и-: чернить, озеленить и т. п. В отдельных случаях присоединение приставок к непереходным бесприставочным глаголам обращает их в переходные; ср.: вредить (кому? чему?), обезвредить (кого? что?). В зависимости от лексического значения один и тот же глагол может выступать как переходный и непереходный: Редактор правит рукопись. - Миром правит сам человек (М.). При непереходных глаголах возможен винительный падеж без предлога, но исключительно со значением пространства или времени: Войска идут день и ночь (П.).
50. По наиболее распространенной в настоящее время теории категория залога связана с делением глаголов на переходные и непереходные.
 Грамматической категорией залога называется глагольная категория, которая выражает отношение действия к субъекту (производителю действия) и объекту действия (предмету, над которым действие производится).
Основные залоги: действительный, средневозвратный и страдательный.
 Действительный залог имеют глаголы переходные, обозначающие действие, производимое субъектом и активно направленное на объект. Действительный залог имеет синтаксическую характеристику: субъект действия является подлежащим, а объект - дополнением в винительном падеже без предлога: Мир победит войну.
 Средневозвратный залог имеют глаголы, образованные от переходных глаголов (действительного залога) посредством аффикса -ся. Они выражают действие субъекта, не переходящее на прямой объект, а как бы возвращающееся к самому субъекту, сосредоточенное в нем; ср.: возвращать книгу и возвращаться (самому), сосредоточить внимание и сосредоточиться (самому).
В зависимости от лексического значения основ и характера синтаксических связей глаголы средневозвратного залога могут выражать оттенки значения, по-разному характеризующие отношение между субъектом и объектом действия.
1. Собственно-возвратные глаголы выражают действие, субъект и прямой объект которого являются одним и тем же лицом: [Дочки] надушатся да припомадятся, что куклы нарядятся (Д. Бед.). Аффикс -ся в этих глаголах имеет значение "себя".
2. Взаимно-возвратные глаголы обозначают действие нескольких лиц, из которых каждое лицо одновременно является и субъектом и объектом обозначенного действия. Аффикс -ся у таких глаголов имеет значение "друг друга": И новые друзья ну обниматься, ну целоваться (Кр.).
3. Общевозвратные глаголы выражают внутреннее состояние субъекта, замкнутое в самом субъекте, или изменение в состоянии, положении, движении субъекта. Такие глаголы допускают присоединение слов "самому", "сам" - огорчаться, передвигаться (самому); огорчался, передвигался (сам): Попадья Балдой не нахвалится, поповна о Балде лишь и печалится (П.).
4. Косвенно-возвратные глаголы обозначают действие, совершаемое субъектом в своих интересах, для себя: Он был парень аккуратный. Всем запасся в путь обратный (П.).
5. Безобъектно-возвратные глаголы обозначают действие вне отношения к объекту, замкнутое в субъекте как постоянное его свойство: Уж жжется солнышко (Н.); Мать штопала тулупчик, но он все рвался и рвался (Пауст.).
Страдательный залог по значению соотносится с действительным залогом, но имеет свою морфологическую и синтаксическую характеристику. Страдательный залог выражается присоединением к глаголам действительного залога аффикса -ся (ср.: Рабочие строят дома. - Дома строятся рабочими). Кроме того, значение страдательного залога может быть выражено формами страдательных причастий - полных и кратких. Например: Мать любима (любимая). Тема изучена (изученная). Сопоставление конструкции - Фабрика выполняет план (действительная конструкция) и План выполняется фабрикой (страдательная конструкция) показывает, что в действительной конструкции (с переходным глаголом) субъект действия выражен подлежащим, а объект - дополнением в винительном падеже, а в страдательной (с возвратным глаголом) подлежащим становится объект, а бывший субъект оказывается дополнением в творительном падеже.
 Таким образом, страдательный залог представляет действие как пассивно направленное от объекта к субъекту. Важнейшим грамматическим показателем страдательного залога является творительный падеж существительного со значением деятеля, реального субъекта действия. Отсутствие такого творительного падежа сближает страдательное значение глагола со средневозвратным, особенно в том случае, когда подлежащим является название лица (ср.: Лыжники отправляются в поход; Письма отправляются по почте; Посылки отправляются экспедитором).
51. Возвратные глаголы – это те, которые своей формой указывают, что процесс, обозначаемый ими, не обращен и не может быть обращен на прямой объект: явиться, возвращаться, мчаться, делиться, звониться, стучаться и др., т.е. возвратные глаголы – это глаголы с грамматически выраженной непереходностью.
В противоположность возвратным глаголам глаголы невозвратные не содержат в своей форме грамматических признаков, указывающих на непереходность процесса: мыть, возвращать, мчать, дымить, звонить, стучать и т.д. Следовательно, это глаголы с грамматически невыраженной непереходностью.
Противопоставлению возвратных и невозвратных глаголов друг другу, как глаголов с выраженной и невыраженной непереходностью, соответствуют чисто внешние формальные признаки. Возвратные глаголы характеризуются наличием у них особого суффикса, так называемой возвратной частицы -ся, -сь, посредством которой и выражается непереходность обозначаемого глаголом процесса: встречаться, стучаться. Напротив, у невозвратных глаголов возвратная частица отсутствует, а вместе с тем отсутствует и грамматическое указание на непереходность процесса: встречать, стучать. Таким образом, формально возвратные и невозвратные глаголы противостоят друг другу, как глаголы с возвратной частицей и глаголы без возвратной частицы.
Формообразующими постфиксами принято считать морфему -ся со значением страдательного залога, которая выделяется как в не изучаемых с этой точки зрения в школьной грамматике спрягаемых глагольных формах (дом строит-ся рабочими), так и в изучаемых причастных (строящий-ся рабочими дом), и морфему -те в формах 1-го л. мн. ч. (пойдем-те).
52.Категория времени в традиционном понимании выражает отношение времени действия глагола к моменту речи.
 Настоящее время показывает, что действие, выраженное глаголом, совпадает с моментом речи: Отселе я вижу потоков рожденье (П.) - зрительное восприятие потоков (вижу) происходит в то самое время, когда поэт говорит об этом.
 Прошедшее время обозначает действие, предшествовавшее моменту речи: Много я часов бежал... (Л.) - форма глагола бежал выражает действие, которое производилось говорящим до того, как началась речь об этом.
 Будущее время выражает действие, которое совершится после момента речи: Мне казалось... что она скоро умрет (М. Г.).
 Время грамматическое, грамматическая категория, служащая для локализации во времени того события, которое обозначено глаголом или сказуемым предложения: временные формы выражают отношение между временем этого события и временем высказывания о нём, т. е. моментом речи или в случае так называемой относительной временной ориентации каким-то другим моментом, помимо момента речи.
Время (филос.) форма последовательной смены явлений и состояний материи. Время имеет объективный характер. Универсальные свойства времени - длительность, неповторяемость, необратимость». Время глагольное - грамматическая категория глагола, являющаяся специфическим языковым отражением объективного времени и служащая для темпоральной (временной) локализации события или состояния о котором говорится в предложении».
53.  Время, выраженное в глагольных формах по отношению к моменту речи, называется абсолютным временем.
 Относительным временем глагольной формы называется время, определяемое в данной форме не моментом речи, а соотношением с временем другого действия, например: писал, что работает (настоящее время глагола работает указывает на совпадение времени действия не с моментом речи, а с временем действия, выраженного глаголом писал).
Категориальные грамматические значения форм времени реализуются во взаимодействии с контекстом и речевой ситуацией. На устойчивых типах этого взаимодействия основаны выделяемые в грамматическом описании типы употребления каждой из форм. Различается прямое и переносное употребление форм времени. Ср. предложения: – Смотри: Вот он идет (прямое употребление формы наст. вр.) и Иду я вчера по улице... (переносное употребление той же формы в рассказе о прошлом). При прямом употреблении формы времени ее категориальное значение согласуется с конкретизирующим и уточняющим, но не противоречащим ему контекстом; в предложении Вот он идет значение формы наст. вр. конкретизируется как "настоящее момента речи". При переносном употреблении форм времени имеет место расхождение между категориальным значением глагольной формы и контекстом; в предложении Иду я вчера по улице... форма глагола заключает в себе значение наст. вр., а контекст указывает на отнесенность действия к прошлому. При переносном употреблении форм времени их категориальное значение не утрачивается (форма иду сохраняет значение наст. вр.), хотя и претерпевает определенные видоизменения. Под воздействием контекста категориальное значение формы времени реализуется как образное (фигуральное); в предложении Иду я вчера по улице... передается значение не реального настоящего времени, а образного: прошлое действие изображается так, как будто оно протекает в момент речи.
54. Настоящее время. Формы настоящего времени имеют следующие разновидности значения и употребления:
 1. значение конкретного действия, которое осуществляется в момент речи и имеет ограниченную длительность: Вон каменщики мостят улицу (А.Н. Т.); Я читаю книгу;
2. значение действия неопределенной длительности, постоянно совершающегося: Несколько морей омывают берега нашей страны;
3. действие или состояние, выражающее свойство, качество лица-предмета: Он славно пишет, переводит (Гр.);
4. действие, охватывающее некоторый отрезок времени: У каждого имеется свой запас прочности.
Форма настоящего времени употребляется для живописного изображения событий прошлого, а также во всех случаях, где используются экспрессивные приемы речи. Такая форма настоящего времени соответствует как прошедшему несовершенного вида, так и прошедшему совершенного вида и называется настоящим историческим: Знакомятся они, потом дружатся, потом не могут уж расстаться и целые проводят вместе дни (Кр.).
 Форма настоящего времени от глаголов движения иногда выражает действие ближайшего будущего: Уходим завтра в море.
Выделяются две основные разновидности прямого употребления форм настоящего времени: настоящее актуальное (конкретное настоящее время момента речи) и настоящее неактуальное. Настоящее актуальное характеризуется признаком отнесенности действия к моменту речи: Кажется, гдето звонят, – говорит Аня (Чех.). Настоящее неактуальное не выражает протекания действия в момент речи. Эта разновидность охватывает ряд типов употребления.
Настоящее актуальное (конкретное настоящее время момента речи) обозначает действие, протекающее в момент речи. Одновременность действия с моментом речи может быть подчеркнута средствами контекста, например словами вон, вот, формами повелит. накл. типа посмотрите: [Князь:] Вон каменщики мостят улицу (А. Н. Толст.); Посмотрите, он уж заряжает (Лерм.). План конкретного настоящего времени момента речи совместим лишь с несов. видом, способным передавать действие в процессе его протекания. Выражение протекания действия в момент речи предполагает, что несов. вид выступает в конкретнопроцессном типе употребления.
Основными типами настоящего неактуального являются настоящее время постоянного действия (настоящее постоянное) и настоящее абстрактное. Настоящее время постоянного действия (настоящее постоянное) констатирует наличие того или иного отношения, не связанного с временными ограничениями (о ситуации постоянного отношения, передаваемого несов. видом): Могучие полноводные реки из края в край перепоясывают северную темную тайгу (И. СоколовМикитов); Для записи партий и положений существует шахматная нотация (учебное пособие); Вопрос о целостности системы тесно переплетается с вопросом об ее изменчивости.
При обозначении постоянного действия в плане настоящего времени не выражается протекание действия в момент речи, хотя и не исключается, что постоянное действие (отношение) действительно и для этого момента. Когда передается постоянное отношение (существует шахматная нотация), момент речи специально не выделяется.
Некоторые контексты представляют собой промежуточный тип, совмещающий признаки настоящего неактуального и актуального: Живу я там же, где жил в прошлом году. Адрес мой краток: г. Сумы (Чех., переписка).
Настоящее абстрактное выражает повторяющееся, обычное, типичное действие, представленное в широком плане настоящего времени, не связанного с моментом речи. Несов. вид при этом выступает в неограниченнократном типе употребления: Девушки часто плачут беспричинно (Горьк.); Исследователь для этой цели обычно использует свои содержательноинтуитивные представления (журн.); Все, о чем мечтаешь, приходит или не тогда, когда надо, или не в том виде, как хочется (В. Конашевич).
Настоящее абстрактное заключает в себе отвлечение от конкретных действий, осуществляющихся в определенный период времени: к широкому плану наст. времени относится не то или иное конкретное действие, а неопределенный ряд его повторений.
Все названные типы употребления форм наст. вр. распространены в разговорной речи, в художественной литературе и публицистике. Временные планы настоящего постоянного и абстрактного преобладают в научной, технической литературе, в деловых документах – всюду, где речь идет о постоянных отношениях, закономерностях, правилах. Настоящее актуальное представлено преимущественно в разговорной речи и в художественной литературе.
Помимо рассмотренных выше типов употребления, являющихся для формы наст. вр. основными, выделяются некоторые периферийные типы, ограниченные специфической целью и сферой употребления. Как и настоящее постоянное и абстрактное, они непосредственно не связаны с обозначением протекания действия в момент речи, т. е. представляют собой функциональные разновидности настоящего неактуального. Такими разновидностями являются изобразительное (описательное) настоящее и настоящее комментирующее.
Изобразительное (описательное) настоящее характеризуется художественноизобразительной функцией, которая определяет и сферу его употребления – литературнохудожественное и прежде всего поэтическое описание. Изображается картина или сцена; действия предстают перед взором автора, однако они не связаны непосредственно с моментом речи. Картина выходит за пределы "непосредственного видения", восприятия и, как художественное обобщение, приобретает независимость от момента речи, освобождается от прикрепленности лишь к этому моменту: Поток сгустился и тускнеет, И прячется под твердым льдом, И гаснет цвет, и звук немеет В оцепененье ледяном, – Лишь жизнь бессмертную ключа Сковать всесильный хлад не может: Она все льется - и, журча, Молчанье мертвое тревожит (Тютч.); Стою на царственном пути. Глухая ночь, кругом огни, – Неясно теплятся они, А к утру надо все найти (Блок).
Настоящее комментирующее употребляется в сценических ремарках, сценариях, всякого рода сопровождающих объяснениях. Обозначается действие, одновременное не с моментом речи, а со временем существования и восприятия той ситуации, которая комментируется. Так, формы наст. вр. в сценических ремарках и в сценариях обозначают действия, одновременные по отношению к определенному моменту (периоду) "сценического" (или "экранного") времени: Жан на террасе с букетом цветов. Увидев Нину, прячет букет за спиной, исчезает и входит уже без букета (Горьк., сценическая ремарка); Ерголина и Лунев сидят рядом. Лопухин оборачивается к ним (Сценарий фильма "Сто дней после детства"). В комментариях к игре выражается одновременность по отношению к определенному моменту развертывания игры: Черные играют без плана и незаметно попадают в трудное положение (М. Ботвинник).
К настоящему комментирующему тесно примыкает употребление форм наст. вр. при изложении содержания произведения или документа: – Помнишь ты "Манфреда"? – сказал товарищ. – Манфред в Бернских Альпах, у водопада. Полдень. Он произносит заклинания, берет в пригоршни воды и бросает ее в воздух. В радуге водопада появляется Дева Гор (Бунин).
Выделяются следующие типы переносного употребления форм наст. вр.: настоящее историческое и настоящее при обозначении будущих действий.
В настоящем историческом форма наст. вр. используется в рассказе о прошлом как средство образной актуализации прошедших событий: Только, понимаешь, выхожу от мирового, глядь – лошадки мои стоят смирнехонько около Ивана Михайлова (Бунин). Настоящее историческое как живой и непосредственный прием актуализации прошедших событий (когда действия изображаются так, как будто они протекают перед глазами говорящего) характерно для устной речи в условиях непосредственного общения, соответственно для прямой речи персонажей. Вместе с тем настоящее историческое используется и в авторской речи, в исторических трудах, биографиях: Матвей уходит и, немного погодя, приносит на плечах громадный деревянный круг (Чех.); Весной 1812 г. Евгения отправляют в Петербург. Здесь, в частном немецком пансионе, он готовится к вступительным экзаменам (Е. Н. Куп- реянова, биография Е. Баратынского). В условиях литературного авторского повествования настоящее историческое обычно перестает быть непосредственным актом метафорического представления прошлого как происходящего перед глазами говорящего (пишущего). В отличие от настоящего исторического в живой разговорной речи, характеризующегося постоянной и непосредственной связью времени действий со временем высказывания и личностью говорящего, для настоящего исторического в литературном авторском повествовании такая связь не всегда существенна. События, о которых идет речь, и те, кто их производит, не соотносятся непосредственно с личностью говорящего (пишущего) и с моментом его речи. Настоящее историческое в подобных условиях используется лишь как один из возможных временных планов повествования, связанный с экспрессивной образностью.
Настоящее при обозначении будущих действий имеет две разновидности. Первая разновидность – настоящее вр. намеченного действия. Обозначенное формой наст. вр. действие осуществляется в будущем, но намерение, готовность, решимость его осуществить или уверенность в том, что оно произойдет, появляются уже в настоящем. Поэтому контраст между значением будущего, обусловленным контекстом, и значением наст. вр. ослабляется указанными модальными оттенками, которые связывают будущее с настоящим: [Тропачев:] Я будущей зимой уезжаю за границу (Тург.); Максим, я тебе завтра пару заказываю (Чех.); Завтра, значит, берем подряд на очистку поля от зайцев (Троепол.). В данном употреблении выступают глаголы, которые могут обозначать действие преднамеренное, зависящее от воли субъекта, такие как идти, ехать, уходить, уезжать, вылетать, отправляться, возвращаться, обедать, ужинать, завтракать, пировать, кутить, встречать, приступать, начинать, заказывать, брать, получать, посылать.
Вторая разновидность – настоящее время воображаемого действия. Говорящий рисует картину будущих действий, которые предстают как протекающие перед его глазами: Вообразите же, что вы встречаетесь с ней потом, через несколько времени, в высшем обществе; встpечаетесь гденибудь на бале... Она танцует. Около вас льются упоительные звуки Штрауса, сыплется остроумие высшего общества (Дост.); А потом будут сумерки, освещенная церковь, суета возле паперти... Подкатывают кареты, и щегольприс- тав горячится, чтобы сохранить порядок в этой церемонии (Бунин). Грамматическая основа образного представления воображаемых действий – категориальное значение формы наст. вр. – та же, на которой в настоящем историческом строится метафорическая передача прошедших действий.
55. Прошедшее время. Особенности значения форм прошедшего времени связаны с их принадлежностью к совершенному или несовершенному виду. Прошедшее время глаголов несовершенного вида выражает действие как факт прошлого (совершившегося дол момента речи) и используется при описании: Всю первую половину мая шли дожди (Гарш.). Прошедшее время глаголов совершенного вида имеет несколько значений, которые не являются строго разграниченными:
 1. завершенность действия в прошлом: Погиб Поэт! - невольник чести - пал, оклеветанный молвой (Л.);
2. последовательность завершенных действий, смену одного такого действия другим: Князь Багратион приостановил свою лошадь, узнав князя Андрея, кивнул ему головой (Л. Т.);
3. сохранение в настоящем результата завершенного действия: Посмотри - какая мгла в глубине долин легла (Полонский).
 К особым случаям выражения прошедшего времени относятся:
 1. многократность действия с оттенком давности ("давнопрошедшее время"): А вот камин; здесь барин сиживал один. Здесь с ним обедывал зимой покойный Ленский, наш сосед (П.);
2. повторность действия: Бывало, писывала кровью она в альбомах нежных дев... (П.);
3. начатое, но прерванное действие: Тут он было вышел, но остановился в дверях... (П.);
4. внезапно-мгновенное действие, выраженное междометными глаголами (типа шмыг, хвать, шлеп и др.): Легче тени Татьяна прыг в другие сени (П.);
5. мгновенно-произвольное действие: Положил я его на стол, чтобы ему операцию делать, а он возьми и умри у меня под хлороформом (Ч.).
Употребление форм прошедшего времени. Выделяются два типа прямого употребления формы прошедшего времени глаголов сов. вида: перфектное и аористическое.
Используются термины, основанные на названиях форм перфекта и аориста: эти формы имели в древнерусском языке значения, с которыми сопоставляются соответствующие типы употребления форм прош. вр. в современном русском языке.
Перфектное употребление: действие относится к прошлому (в этом проявляется категориальное значение формы прош. вр.), а его результат – к настоящему: Алеша, ты озяб, ты в снегу был, хочешь чаю? (Дост.). Особая разновидность перфектного употребления представлена в тех случаях, когда результат предшествующего действия отнесен не к настоящему, а к прошлому – ко времени осуществления тех событий, о которых идет речь в повествовании: Только и жила бедная памятью о милом сердцу... Истаяла вся (М.Печ.). Эта разновидность перфектного употребления объединяется с основным его типом общим признаком: выражается актуальность результата действия для более позднего временного плана.
Формы прошедшего времени глаголов сов. вида в аористическом употреблении обозначают прошедший факт без указания на наличный результат прошедшего действия: Во Владивосток я приехал в начале июля 1943 года (журн.). Аористическое употребление обычно при повествовании о сменяющих друг друга фактах: Парамон уперся ногой в плетень, дернул из плетня тонкую слегу, сунул в окно и кинул (Д. Калиновская).
Формы прошедшего времени глаголов сов. вида могут выступать в переносном употреблении. Ниже характеризуются основные типы такого употребления.
Различие между перфектным и аористическим употреблением в ряде случаев выявляется и при переносном употреблении форм, однако в дальнейшем это различие специально не оговаривается.
1) Прош. вр. глаголов сов. вида при обозначении будущих действий. Контекст указывает на будущее, форма же прош. вр. сохраняет свое категориальное значение. В результате объективно будущее действие представляется так, как будто оно уже осуществилось. Особенно часто в таком употреблении выступают формы прош. вр. глаголов погибнуть, пропасть: Если он не вернется, мы погибли (...мы пропали). Реже используются другие глаголы: Бежать, бежать! Иначе я умер (Фед.). В подобных случаях выражается модальный оттенок уверенности говорящего в том, что действие осуществится.
К такому употреблению примыкают эмоционально-экспрессивные предложения типа Так я и поверил!; Как же, испугался я! Отрицание факта в будущем эмоционально выражается как ироническое признание его уже осуществившимся. Разговорный характер имеет употребление типа Я пошел; Мы побежали.
2) Прош. вр. глаголов сов. вида в контексте абстрактного настоящего. Формы прош. вр. глаголов сов. вида используются для наглядной конкретизации обычного действия (налицо нагляднопримерный тип употребления сов. вида). Демонстрируется единичный факт, который представлен так, как будто он уже осуществился, но контекст указывает на то, что такие факты обычны, причем их обычность отнесена к широкому плану настоящего: Такая птичка... понимает, что человек ее любит. Если напал на ее коршун, то она куда, думаешь, бросается? Либо в сеялку, либо прямо за пазуху, под ватник (Троепол.); – Из чужого табачка всегда такие крутят: утром закурил - к вечеру вынул (Ант.); Бывает ведь так: уехал человек, которого боялись, он уже не у власти, и тутто начинается, на ушко: "Вы знаете..." (Овечк.).
В зависимости от типа употребления глаголов несов. вида форма прош. вр. в прямом употреблении может передавать прошедшее действие а) в процессе его протекания, б) в его неограниченной повторяемости, в) в его постоянном существовании, г) действие как обобщенный факт. Как правило, выражается действие, замкнутое в сфере прошлого, не связанное с настоящим: а) Сергей говорил, а Всеволода Андреевича занимали не только его слова, но и лицо (Л. Карелин); б) К полуночи комната выстывала. Он бесшумно открывал железную дверцу печи, складывал костериком с вечера приготовленные дрова и щепки и, сидя на корточках, поджигал их (Г. Бакланов); в) Леса, что кроют песчаное Заволжье, прежде сплошным кряжем между реками Унжей и Вяткой тянулись далеко на север (М.Печ.); г) На третью после войны зиму... ты брал у ней корову на зимний прокорм. Брал? (Д. Калиновская). Редкое исключение из этого правила составляют случаи перфектного употребления типа Он многое видел, образован.
Прош. вр. глаголов несов. вида в отличие от прош. вр. глаголов сов. вида, как правило, не выступает в переносном употреблении. Исключения крайне редки. Может быть выделен следующий тип переносного употребления данной формы: в сочетании с отрицанием она выражает наличный результат предшествующего действия (в данном случае – отсутствия действия), а контекст относит это значение к плану настоящего абстрактного: [Митрич:] Миллионов сколько баб вас да девок, а все, как звери лесные. Как выросла, так и помрет. Ничего не видала, ничего не слыхала (Л. Толст.); Вот и делали бы узкорядные сеялки, а не гоняли тракторы вдоль и поперек. А то, вишь ты, – обратился он к сыну, – в одном месте не начинал сеять, – теряешь половину урожая, – а в другом – взадвперед, вдольпоперек (Троепол.).
Существенными особенностями употребления характеризуются формы прош. вр. глаголов несов. вида многократного способа действия. Эти глаголы употребляются, как правило, лишь в формах прош. вр.: гащивал, говаривал, едал, живал, певал, сиживал, хаживал, хварывал. Основная функция этих форм заключается в выражении повторяемости, обычности действия в прошедшем, отдаленном от настоящего: Так и рвется, так и наскакивает на него Аксинья Захаровна... А когдато так любовно она водилась с Микешенькой, когдато певала ему колыбельные песенки (М.Печ.). В современном языке такие образования малоупотребительны. В художественной литературе они могут использоваться для стилизации народной речи.
56. Будущее время. Формы будущего времени различаются как по образованию, так и по значению. Будущее время глаголов несовершенного вида образуется сочетанием форм будущего времени вспомогательного глагола быть и неопределенной формы спрягаемого глагола (буду носить) и называется будущим сложным. Будущее время глаголов совершенного вида имеет одинаковые окончания с настоящим временем и называется будущим простым (понесу).
 Будущее сложное по значению однородно: оно всегда обозначает действие, которое будет происходить после момента речи: Как управлять ты будешь под грозой, тушить мятеж, опутывать измену? (П.).
 Будущее простое имеет разнообразные значения. Основным значением будущего простого является обозначение результата действия безотносительно к моменту речи: Так если сей неведомый бродяга литовскую границу перейдет, к нему толпу безумцев привлечет Димитрия воскреснувшее имя (П.). В этом результативном значении будущее время используется в пословицах и поговорках: Проголодаешься, так и хлеба достать догадаешься (погов.). Кроме основного значения, будущее простое может обозначать действие, относящееся к настоящему или прошедшему времени. Синонимичность будущего простого формам настоящего времени чаще наблюдается в описаниях, при употреблении рядом форм настоящего и будущего времени: Буря мглою небо кроет, вихри снежные крутя. То, как зверь, она завоет, то заплачет, как дитя (П.).
 Для обозначения действий, совершающихся в прошлом, будущее простое употребляется в сочетании с прошедшим временем глаголов несовершенного вида: Герасим глядел, глядел, да как засмеется вдруг (Т.), а также с частицей бывало и частицей как (в восклицательном предложении): А матушка-то, бывало, прикроет синие глаза да как заведет песню на великую высоту (М. Г.); Как царица отпрыгнет, да как ручку замахнет, да по зеркальцу как хлопнет, каблучком-то как притопнет (П.).
 Употребление форм будущего времени. Формы будущего простого обычно обозначают конкретное единичное действие в будущем (конкретнофактический тип употребления сов. вида): Сейчас хозяин придет, ужинать будем (Панова). Форма 2 л. ед. и мн. ч. может выражать дополнительный модальный оттенок долженствования: Ты сейчас же, немедленно позвонишь по телефону отцу (Фед.).
Значительно реже при выражении будущего времени передается повторяющееся обычное действие (нагляднопримерный тип употребления сов. вида): Главное дело, стойте себе упорно на своем... Положим, каждый день вам придется выслушивать отца или мать часа три (Помял.).
Свойственная форме будущего простого периферийная функция выражения настоящего чаще всего реализуется как настоящее абстрактное (наглядно-примерный тип употребления сов. вида): Если судьба обрушится раз на кого бедою, то ударам ее и конца не бывает (Дост.). Обычным условием употребления форм будущего простого в плане настоящего абстрактного является наличие двух и более связанных друг с другом действий. В этом проявляется синтаксическая ограниченность данного употребления. План настоящего абстрактного может характеризоваться дополнительными модальными оттенками, например оттенками возможности или невозможности, уверенности: Право, позавидуешь иногда чиновникам (С. Щ.); Что только не вспомнит человек, проживший полвека! (Троепол.). Такое употребление не связано с указанными выше синтаксическими ограничениями.
В сочетании с отрицанием форма будущего простого может употребляться для выражения невозможности осуществления действия в момент речи: – Выходи поскорее... – Сейчас... Крылатки никак не найду (Чех.); Я сейчас не могу вспомнить, как переживали олепинские жители самый первый увиденный ими фильм, как не вспомню, о чем был этот фильм (Солоух.). Такое употребление не представляет собой настоящего актуального: к моменту речи относится лишь невозможность осуществления действия, а не его протекание. При этом контекст в той или иной мере допускает, что данный модальный оттенок относится но только к моменту речи, но и к другим моментам более широкого и неопределенного плана настоящего времени. Таким образом, в подобных случаях представлена одна из разновидностей настоящего неактуального (эта разновидность, так же как и указанное выше модально окрашенное употребление данной формы при обозначении повторяющихся действий, называется настоящим потенциальным).
Если контекст ограничивает временные рамки действия планом прошедшего времени, то употребление формы будущего простого является переносным: Денег даже давал, когда под пьяную руку приедет (М.Сиб.). Основой такого употребления является функция настоящего неактуального, реализующаяся в контексте со значением прошедшего времени.
Особой разновидностью переносного употребления формы будущего простого является ее функционирование в сочетании с частицей как в плане прошедшего времени или настоящего исторического при выражении единичных (неповторяющихся) действий. Это сочетание, характерное для разговорной речи, выражает внезапное наступление действия, отличающегося особой интенсивностью: Стою, слушаю – и вдруг чтото как полыхнет через все небо. Гляжу – метеор (Пауст.).
Форма будущего простого глагола быть может выступать в переносном употреблении в контексте настоящего времени. Выделяются две разновидности такого употребления. Одна из них – разговорнопросторечное употребление гл. быть в составе сказуемого в вопросительных предложениях типа: – Вы кто будете? (Ю. Казак.); – Она самато кто будет? – Дворничиха (Фед.). Контекст устанавливает план настоящего постоянного, при этом форма будущего простого привносит оттенок еще не распознанного факта. Вторая разновидность – употребление формы будет при обозначении приблизительного количества: [Фонк:] Сколько господину Мошкину лет? [Вилицкий:] Лет пятьдесят, я думаю, будет (Тург); – Ага, самка, ангорская. Погляди, какая она жирная, полпуда будет (В. Беляев). В таких случаях, когда точное количество не установлено, его определение как бы отодвигается в будущее. При этом не устраняется обусловленная контекстом отнесенность всей ситуации к настоящему времени. Между обоими разновидностями есть семантическая связь: и при выражении приблизительности присутствует образный оттенок "распознавания".
Форма будущего сложного, как правило, реализует свое категориальное значение в прямом употреблении. Однако возможно и переносное употребление этой формы.
1) В качестве особого типа переноса выделяется употребление форм будущего сложного в контексте абстрактного настоящего. Категориальное значение этой формы при этом проявляется в тех или иных модальных оттенках, связанных со значением будущего времени.
а) Выражается оттенок предположительного допущения: [Толстая барыня:] Я, например, в дороге спать не могу, – хоть убейте, а не засну... Я одну, другую, третью ночь не буду спать, а всетаки не засну (Л. Толст.); Разве ж один охотник, да еще с одностволкой, может убить матерую волчицу? Нет. Месяц будет ходить, а не убьет (Троепол.). В таких случаях высказывается допущение: пусть даже действие будет длиться значительный промежуток времени (или: если даже оно будет длиться...), все же цель не может быть достигнута.
б) Выражается уверенность в постоянной готовности субъекта к осуществлению действия: Купцы наши – чистые варвары... Первым делом ему нужно гнилой товар продать, три года будет врать, божиться, плакать – подсовывать гнилое, покуда и свежее у него не сгниет (А. Н. Толст.); Целый день марабу будет дежурить у бойни, чтобы получить кусок мяса. Поедает и отбросы у хижин (Песк.). В подобных случаях модальный оттенок подчеркивается лексическим выражением длительности (битый час, три года, целый день): утверждается, что субъект готов осуществить (и постоянно осуществляет) даже исключительные по своей длительности действия.
в) Выражается оттенок уверенности в том, что обычное, типичное действие непременно должно (или не должно) осуществляться: В литературе, как и в жизни, нужно помнить одно правило, что человек будет тысячу раз раскаиваться в том, что говорил много, но никогда, что мало (Писем.); Вернувшись из далекого путешествия, обязательно будешь хвастаться, рассказывать диковинные вещи (Солоух.). В таких случаях утверждается, что так бывает всегда (это выражено контекстом) и так обязательно должно быть в будущем (реализация категориального значения формы буд. вр.).
2) В некоторых случаях форма будущего сложного употребляется в контексте, который указывает на план прошедшего времени обычного действия: Об арифметике и помину не было: вряд ли и считатьто умел, но зато лакомиться, франтить – мастер! Целое утро будет сидеть и не пошевелится, только завей ему волосы (Писем.); В селе началась короткая, но энергичная пора... Называлась она навозной. Тогда не будешь различать, откуда наносит цветами, а откуда наносит пасекой, тогда все заглушит и одолеет и один будет господствовать целую неделю иной по силе и крепости, иной по самой окраске своей непередаваемый аромат (Солоух.). Такое употребление по модальной окраске сходно с употреблением данной формы в контексте абстрактного настоящего (см. п. 1).
Итак, категориальные значения одновременности (настоящего), предшествования (прошедшего) и следования (будущего) по отношению к грамматической точке отсчета – это грамматические значения, присущие формам времени в морфологической системе языка. При функционировании форм времени эти значения обогащаются, конкретизируются и модифицируются. Это происходит в результате взаимодействия категориальных временных значений с контекстом, а также с реализациями значений других категорий глагола, прежде всего – категории вида. Категориальные временные значения, основанные на указанных отношениях к грамматической точке отсчета, вступают в определенное соотношение с ситуацией речи, с внеязыковым моментом речи и другими моментами реального времени. При этом важную роль играет точка зрения говорящего, определение и оценка говорящим объективно обусловленных реальных временных отношений.
57. Причастие - это атрибутивная форма глагола, в которой совмещаются значения двух частей речи: глагола и прилагательного, т. е. значения действия и собственно определительное: горящий (костер), пронизывающий (ветер), потрескавшаяся (земля), опаленное (зноем лицо), запертые (двери). Причастия обладают неглагольным словоизменением: они образуют падежные формы по адъективному склонению, изменяются по родам и числам, а страдат. причастия (см. § [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]) образуют краткие формы. Причастия сохраняют видовое значение глагола и при помощи специальных суффиксов выражают значение времени - настоящего или прошедшего. Соответственно все причастия делятся на причастия настоящего и прошедшего времени. Причастия наст. вр образуются от глаголов несов. вида. Они означают, что действие, представленное как характеризующий признак, совершается в настоящем: играющий, бегущий (мальчик), излагаемые (требования). Причастия прош. вр. образуются от глаголов сов. и несов. вида. Они означают, что действие, представленное как характеризующий признак, совершалось или совершилось в прошлом: игравший, бежавший (мальчик), изложенные (требования), смеявшиеся (дети), купленные (вещи).
В предложении время причастия может быть относительным: оно устанавливается не только на основании значения самой причастной формы, но и на основании временного значения сказуемого; так, в предложении Он увидел смеющихся детей характеризующий признак обозначен причастием как относящийся к наст. вр., но временное значение глагола - сказуемого относит этот признак в план прошлого.
Деепричастие - это атрибутивная форма глагола, в которой совмещаются значения двух частей речи: глагола и наречия, т. е. значения действия и обстоятельственноопределитель- ное: сидит, потупясь; бежал, подпрыгивая; вышел, хлопнув дверью; испугавшись, заплакал; прыжок пригнувшись; чтение лежа. Деепричастие функционирует как определение при всех предикативных формах глагола, при инфинитиве и (реже) при сущ. и причастии. Субъект действий, называемых деепричастием и той глагольной формой, которую оно определяет, совпадает: Гуляя, он встретил приятеля; Обернувшись, он увидел незнакомца; Человек, сидевший согнувшись, поднял голову; Играя, ребенок может научиться многому; Оттолкнув меня, бабушка бросилась к двери (Горък.). В соответствии с видовым значением глагола различаются деепричастия сов и несов. вида.
Деепричастие как форма глагола не обладает морфологически выраженным временным значением. В предложении деепричастие передает то или иное отношение обозначаемого им действия ко времени действия, обозначаемого глаголомсказуе- мым. Деепричастия глаголов несов вида обычно передают одновременность с таким действием: бежит, прихрамывая; бежал прихрамывая; будет бежать, прихрамывая. Деепричастия глаголов сов. вида могут передавать разные временные отношения, в частности: 1) пред- шествования: остановившись, сказал; остановившись, скажет; 2) одновремен- ности состояния как результата предшествующего действия: сидит, нахмурившись; сидел нахмурившись; будет сидеть, нахму- рившись; 3) следования: расстегнул сюртук, открыв рубаху навыпуск.
58. Факты действительности и их связи, являясь содержанием высказывания, могут мыслиться говорящим как реальность, как возможность или желательность, как долженствование или необходимость. Оценка говорящим своего высказывания с точки зрения отношения сообщаемого к действительности называется модальностью.
 Модальность выражается в русском языке формами наклонения, интонацией, а также лексическими средствами - модальными словами и частицами.
 Категория наклонения - это грамматическая категория в системе глагола, определяющая модальность действия, т. е. обозначающая отношение действия к действительности. В русском языке различаются три наклонения: изъявительное, сослагательное и повелительное.
 Морфологическая категория наклонения глагола – это система противопоставленных друг другу рядов форм, выражающих отношение действия к действительности и имеющих значения реальности (изъявительное наклонение), побуждения (повелительное наклонение) или предположительности, возможности (сослагательное наклонение).
Изъявительное наклонение тесно связано с категорией времени: значение этого наклонения выявляется в формах настоящего, прошедшего и будущего времени. Повелительное и сослагательное наклонение не имеют форм времени.
Категория наклонения организуется противопоставлением следующих рядов форм:
1. Форм изъявительного наклонения, в состав которых входят формы настоящего, прошедшего и будущего времени у глаголов несовершенного вида (играю, играешь, играет, играем, играете, играют, играть) и формы прошедшего и будущего времени у глаголов совершенного вида (сказал, сказала, сказало, сказали, скажу, скажешь, скажет, скажем, скажете, скажут).
2. Форм повелительного наклонения (скажи, скажите, скажем(те), пусть скажет, пусть скажут).
3. Форм сослагательного наклонения (сказал бы, сказала бы, сказало бы, сказали бы).
Наклонение – это отношение действия к действительности (обозначает реальность – нереальность происходящего). Глаголы в изъявительном наклонении, в отличие от форм условного и повелительного, обозначают реальное действие, происходящее до, после или в момент речи, поэтому только они изменяются по временам.
59. Изъявительное наклонение выражает действие, мыслимое говорящим как вполне реальное, фактически протекающее во времени (настоящем, прошедшем и будущем): Урал хорошо служит, служил и будет служить нашей Родине. Выражение модальности изъявительным наклонением может осуществляться также сочетанием его формы с модальными словами и частицами: будто шагнул, словно изменился. От других наклонений изъявительное наклонение отличается тем, что имеет формы времени.
 Сослагательное наклонение выражает действие глагола, которое говорящий мыслит как желаемое или возможное, но зависящее от какого-то условия: Без тебя я не добрался бы до города и замерз бы на дороге (П.). Это наклонение образуется посредством сочетания формы прошедшего времени глагола с частицей бы. Частица бы может занимать различное место в предложении. Морфологической особенностью сослагательного наклонения является отсутствие форм времени и лица. Однако лицо может быть выражено присоединением личных местоимений. Глагол в сослагательном наклонении в ед. ч. изменяется по родам (шел бы, шла бы, шло бы) и имеет одну форму множественного числа (шли бы).
Повелительное наклонение выражает волю говорящего - просьбу, приказание или побуждение к совершению действия, обозначенного глаголом, и характеризуется особой повелительной интонацией: Сердечный друг, желанный друг, приди, приди: я твой супруг! (П.). Повелительная форма образуется от основы настоящего времени и имеет следующие три разновидности:
 1. с конечным й после гласных (чистая основа): строй, давай, не плюй;
2. с окончанием -и после согласных: неси, стриги, повтори;
3. с конечным мягким согласным, а также с твердым ж и ш (чистая основа): оставь, экономь, обеспечь, мажь, ешь.
 Глаголы пью, бью, лью, вью образуют формы пей, бей, лей, вей; глагол лягу имеет повелительную форму ляг, лягте, а глагол ем - ешь, ешьте; при глаголе еду используются повелительные формы поезжай - поезжайте. Повелительная форма 2-го лица множественного числа образуется присоединением к форме единственного числа аффикса -те: стройте, несите, оставьте. Возвратные глаголы присоединяют к указанным образованиям повелительной формы аффиксы -ся (после согласного и -й) и -сь (после -и и -те): не упрямься, стройся, стригись, стригитесь.
 Кроме основной формы 2-го лица единственного и множественного числа, повелительное наклонение имеет формы, выражающие действие 3-го лица и 1-го лица множественного числа. Формы 3-го лица выражаются (аналитически) сочетанием частиц пусть, пускай, да с формой 3-го лица единственного и множественного числа настоящего времени и будущего простого: Пусть пылает лицо, как поутру заря (Кольц.); Пускай послужит да потянет лямку (П.); Да здравствуют музы, да здравствует разум! (П.).
 1-е лицо множественного числа повелительного наклонения выражается формой 1-го лица множественного числа настоящего времени или, чаще, будущего простого, произносимой с особой интонацией приглашения: Начнем, пожалуй (П.). Присоединение к этой форме аффикса -те выражает обращение ко многим лицам или придает высказыванию оттенок вежливости: Уж вы, братцы мои, други кровные, поцелуемтесь да обнимемтесь на последнее расставание (Л.).
 Некоторые глаголы по семантическим причинам не образуют повелительную форму 2-го лица, например безличные глаголы, отдельные глаголы со значением восприятия (видеть, слышать), со значением состояния (гнить, недомогать).
 В обозначении лиц повелительная форма отличается большим разнообразием. Этой форме свойственно обобщенно-личное значение, особенно в пословицах и поговорках: Крути, да не перекручивай (погов.). При наличии разных оттенков модальности она сочетается со всеми лицами обоих чисел: Пропадай моя телега (погов.); Приди они пораньше, ничего не случилось бы. В зависимости от контекста, а также присоединения местоимений и частиц повелительная форма получает дополнительную экспрессивную окраску: Не отнимай ты моей воли, дорогой (А. Остр.); Не разбей, смотри (Т.); Сходи-ка, старуха, невестку проведать (Ник.).
60. Повелительное наклонение выражает волю говорящего - просьбу, приказание или побуждение к совершению действия, обозначенного глаголом, и характеризуется особой повелительной интонацией: Сердечный друг, желанный друг, приди, приди: я твой супруг! (П.). Основное значение повелительного наклонения - побуждение к совершению действия - обычно относится к собеседнику, поэтому основной формой этого наклонения является форма 2-го лица единственного или множественного числа.
 в повелительном наклонении безличная форма совпадает с формой 2 лица ед. числа: Светай пораньше, я бы и вставал пораньше (переносное употребление повелительного наклонения в значении условного).
 61. Сослагательное наклонение выражает действие глагола, которое говорящий мыслит как желаемое или возможное, но зависящее от какого-то условия: Без тебя я не добрался бы до города и замерз бы на дороге (П.). 
Наиболее распространенными и типичными значениями этого наклонения являются условность и желательность действия.
Переносное употребление наклонений. Условное наклонение может употребляться в значении изъявительного (Я хотел бы вам сказать... = Я хочу вам сказать...) или в значении повелительного (Сходил бы ты за хлебом = Сходи за хлебом).
62. Категория лица указывает на субъект действия, выраженного глаголом: говорящий (первое лицо), собеседник говорящего (второе лицо), лицо или предмет, не участвующие в речи (третье лицо). Формы 1-го и 2-го лица отличаются от формы 3-го лица тем, что указывают на определенное лицо (подлежащее) (на говорящего или на его собеседника), в то время как форма 3-го лица не содержит указания на определенное лицо (или предмет), и подлежащее может быть выражено любым существительным.
 Личные формы глагола, кроме первичных значений, свойственных им в диалогической речи, могут иметь ряд других значений.
 Обобщенно-личное значение обычно выражается формой 2-го лица единственного числа, обозначающей действие или состояние любого лица и употребляемой обычно без местоимения ты: Как постелешься, так и выспишься (посл.). Такие формы могут обозначать действия и самого говорящего (1-е лицо): Встанешь, бывало, пораньше, схватишь удочки и бежишь на речку.
 Неопределенно-личное значение связано с формой 3-го лица множественного числа настоящего и с формой множественного числа прошедшего времени. Эта форма выражает действие без указания деятелей: Шум умножался. Били в набат (П.). В разговорной речи форма 3-го лица с неопределенно-личным значением может обозначать действие, производимое самим говорящим: Кому говорят! Кого спрашивают!
 Особые значения личных форм часто связываются с оттенками экспрессивной речи. Так, в авторской речи (публицистической, научной, деловой) часто употребление формы 1-го лица множественного числа вместо формы 1-го лица единственного числа: Мы коснулись содержания "Онегина", обратимся к разбору характеров действующих лиц этого романа (Бел.). В экспрессивной речи возможно употребление 1-го лица множественного числа вместо 2-го лица: Ну, как мы себя чувствуем? Что скажете хорошенького? (Ч.). Так называемая "форма вежливости" выражается употреблением формы 2-го лица множественного числа вместо формы 2-го лица единственного числа.
 Категории наклонения и лица связаны друг с другом парадигматическими и функциональными отношениями. Формы лица возможны лишь в пределах форм наклонения. Каждая форма лица является вместе с тем формой того или иного наклонения, но не каждая форма наклонения является в то же время формой лица. В изъявит. накл. (кроме форм прош. вр.) категория лица представлена противопоставлением форм 1, 2 и 3 л., в повелит. накл. - основной формой 2 л. и формами совместного действия; в сослагат. накл. формы лица отсутствуют.
   Ограничение парадигмы повелит. накл. формой 2 л. и формами совместного действия отражает как парадигматические, так и функциональные соотношения между наклонением и лицом: значение побуждения тесно связано с обращением к собеседнику.
   Функциональные связи категорий наклонения и лица находят и иные проявления. Формы повелит. накл. не могут выступать в неопределенно-личном значении, в случаях типа Пусть их не беспокоят представлены сочетания побудительной частицы с формами изъявит. накл. (см. § [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]). Формы сослагат. накл., как и формы прош. вр. изъявит. накл., могут выступать в неопределенно-личном и безличном употреблении (Нас бы не поняли; Если бы не шумели по ночам!; Мне не хотелось бы идти). В повелит. накл. безличные глаголы, как правило, не употребляются (редкие случаи такого употребления отдельных глаголов возможны лишь при отсутствии значения побуждения: Доведись мне встретиться с ним раньше, все было бы иначе).
Между категориями времени и лица существуют парадигматические связи: противопоставление по лицу морфологически выражено в формах наст. и буд. вр., но отсутствует в формах прош. вр. Ограниченные функциональные связи проявляются в том, что значение обобщенности лица при употреблении форм 2 л. ед. ч. взаимодействует со значением обычности, типичности действия, т. е. его обобщенности во времени: Красотой природы насыщаешься как пищей (Пришв.). Обобщенность лица при употреблении форм 3 л. мн. ч. в неопределенно-личных предложениях также связана с обобщенностью времени: Соловья баснями не кормят (посл.).
63. Глаголы в настоящем и будущем времени изъявительного наклонения и в повелительном наклонении имеют непостоянный морфологический признак лица.
Лицо указывает на производителя действия.
Форма 1 лица указывает, что производителем действия является говорящий (один или с группой лиц): иду, идем.
Форма 2 лица указывает, что производителем действия является слушающий / слушающие: идешь, идете, иди, идите.
Форма 3 лица указывает, что действие осуществляется лицами, не участвующими в диалоге, или предметами: идет, идут, пусть идет / идут.
Формы 1 и 2 лица при отсутствии подлежащего могут указывать на то, что действие приписывается любому производителю (см. обобщенно-личное односоставное предложение: Тише едешь  дальше будешь).
С точки зрения отношения к морфологической категории лица глаголы можно разделить на личные и безличные.
Личные глаголы обозначают действия, у которых есть производитель, и могут выступать как сказуемые двусоставных предложений (Я болею).
В изъявительном наклонении морфологический признак лица выражается личными окончаниями и при наличии в предложении подлежащего является согласовательной категорией: личные местоимения я и мы требуют постановки глагола в форму 1 лица, личные местоимения ты и вы требуют постановки глагола во 2 лицо, остальные местоимения и все существительные, а также слова, выступающие в функции существительного, требуют употребления глагола в форме 3 лица.
64. Помимо категориальных значений у личных форм изъявит. накл. есть ряд употреблений, которые характерны для определенных контекстов. Такие расширительные и переносные употребления отмечаются у всех личных форм ед. и мн. ч.
   Народно-поэтический оттенок приобретают строки из художественных произведений, в которых писатели прибегают к обобщенно-личным предложениям. Экспрессивность подобных конструкций отчасти достигается переносным употреблением форм лица: 2-е лицо глагола указывает на самого говорящего: Идешь себе, никого не трогаешь
Переносное употребление глагольных форм второго и третьего лица в значении 1 лица: "по битому стеклу босиком пошел", "голодным останешься", а также использование форм повелительного наклонения и вопросительных предложений, обращенных говорящим к самому себе: "найди", "знай", "подремли хоть, расслабься", "Идти жаловаться по инстанции, добиваться своего?". Яркую эмоционально-экспрессивную окраску имеет глагол в повелительной форме 2-го лица единственного числа, обращенный ко многим лицам: Ложись! Стой! Так обычно в устной речи выражается команда: Обернувшись, вполголоса подал команду: «Подтяни-ись, братцы!»
65.Безличными называются глаголы, выражающие действия и состояния, протекающие сами по себе, без их производителя (субъекта). При таких глаголах употребление подлежащего невозможно: смеркается, рассветает. Безличные глаголы по своему лексическому значению могут выражать:
 1. явления природы: морозит, вечереет;
2. физическое и психическое состояния человека: лихорадит, не хочется;
3. модальное значение долженствования: надлежит, следует, подобает и др.,
4. действие неизвестной силы: водит, носит, везет и проч.;
5. действие стихийной силы (в сочетании с творительным падежом): Пути забило, наглухо запорошило снегом (Фурм.).
 По образованию безличные глаголы могут быть невозвратной и возвратной формы: светает, смеркается.
 Невозвратная форма безличных глаголов имеет разновидности:
 1. собственно-безличные глаголы: И рассветает уж давно (Барат.);
2. личные глаголы в беverseзличном употреблении; ср.: Там русский дух, там Русью пахнет (П.); Как сильно пахнет полынь на межах! (Т.).
 Возвратная форма безличных глаголов в большинстве случаев образуется от личных глаголов (чаще непереходных) посредством аффикса -ся; не спит - не спится. Такие возвратные глаголы обозначают непроизвольное внутреннее состояние (предрасположенность, влечение, настроение), способствующее или чаще препятствующее выполнению действия.
Выделяются такие разновидности возвратной формы безличных глаголов:
 1. глаголы с безличным значением, не имеющие соответствий в группе личных глаголов: Правду сказать, отлично лежалось на этом диване (Т.);
2. безличные глаголы, совпадающие по форме с личными: Одному сбылось (ср. предсказание сбылось), другому грезилось (ср. счастье грезилось) (погов.).
 По сравнению с личными, безличные глаголы не изменяются по лицам и числам, а также по родам. Они употребляются только в форме 3-го лица ед. ч. настоящего и будущего времени и в форме ед. ч. прошедшего времени среднего рода.
 Эти формы безличных глаголов, в отличие от соответствующих личных форм, не обусловлены согласованием с подлежащим, так как употребляются в безличных предложениях. Безличные глаголы имеют форму сослагательного наклонения среднего рода ед. ч. и неопределенную форму; формы повелительного наклонения они не имеют. Не используются и теоретически возможные формы повелительного наклонения, действительных причастий и деепричастий безличных глаголов типа смеркайся, смеркающийся, смеркаясь.
Более многочисленна и семантически разнородна группа глаголов, допускающих и личное, и безличное употребления. Степень расхождения между ними в одних случаях минимальна; ср.: Вода залила луг Водой залило луг; С моря дует ветер Из щелей дует; в других весьма значительна, вплоть до утраты лексической общности; ср.: Мотор гудит В голове гудит; Пароход тянет баржу Его тянет на родину; Он везет сына в школу Ему всегда везет; Поезд следует до Москвы Не следует так поступать.
66. Категории рода и числа являются нехарактерными для грамматической структуры глагола. Категорией рода обладают только отдельные формы глагола: прошедшее время (пришел, пришла, пришло), сослагательное наклонение (пришел бы, пришла бы) и причастия (пришедший, пришедшая, пришедшее) (причем категория рода выражается только в форме единственного числа). Формы единственного и множественного числа различаются у всех форм глагола, за исключением неопределенной формы и деепричастия. Категориальными значениями личных форм изъявит. накл. являются: для формы 1 л. в ед. ч. - отнесенность действия к говорящему: (я) говорю, хожу, учусь, читаю; во мн. ч. - отнесенность действия к группе лиц, включая говорящего: (мы) говорим, ходим, учимся, читаем. Для формы 2 л. в ед. ч. - отнесенпость действия к собеседнику: (ты) говоришь, ходишь, учишься, читаешь; во мн. ч. - отнесенность действия к группе лиц, включающей собеседника: (вы) говорите, ходите, учитесь, читаете. Для формы 3 л. в ед. ч. - отнесенность действия к лицу, не являющемуся ни говорящим, ни собеседником, или к неодушевленному предмету: (он) говорит, ходит, учится, читает; (он, она, оно) кипит, бурлит, зеленеет, ржавеет; во мн. ч. - отнесенность действия к группе лиц, не включающей собеседника, или к группе неодушевленных предметов: (они) говорят, ходят, учатся, читают; (они) кипят, бурлят, зеленеют, ржавеют. О безличном употреблении формы 3 л. ед. ч.
67. Причастие- это особая неспрягаемая форма глагола, которая обозначает действие, но представляет его как признак предмета. Причастие совмещает в себе признаки глагола и прилагательного:
- признаки глагола: переходность - непереходность, возвратность - невозвратность, вид, залог, время (настоящее и прошедшее);
- признаки прилагательного: род, число, падеж, в предложении выступает в роли определения, наличие у страдательных причастий как полной, так и краткой формы.
Образование причастий:
 
настоящее время
прошедшее время

действительный залог
суффиксы -ущ,-ющ - от глаг. 1 спр.: летать - летающий; суффиксы -ащ, ящ - от глаг. 2 спр.: смотреть - смотрящий
суффиксы -вш-, -ш-: летавший, смотревший

страдательный залог
суффиксы -ем-, -ом- - от глаг. 1 спр.: рисовать - рисуемый; суффиксы -им- - от глаг. 2 спр.: ввозить - ввозимый
суффиксы -нн-, -т-, -енн-: просмотренный, вымытый

примечание:
-от глаголов совершенного вида, которые не имеют формы настоящего времени, причастия настоящего времени не образуются;
-страдательные причастия образуются только от переходных глаголов.
В предложении полные причастия выступают в роли определения (Вошедшая девушка была очень симпатичная.), а краткие - в роли именной части сложного сказуемого (Пол вымыт.)
Причастие как особая форма глагола образуется суффиксами -ащ-(-ящ-), -ущ-(-ющ-), -ш-, -вш-, -им-, -ом-/-ем-, -нн-, -онн-/-енн-, -т-: бег-ущ-ий, взя-т-ый (в скобках указаны графические варианты суффиксов после мягких согласных, через косую черту - чередующиеся суффиксы).
68.Деепричастие - это особая неизменяемая форма глагола, которая обозначает признак, но выступает как признак другого действия. Деепричастие совмещает в себе признаки глагола и наречия:
- признаки глагопа: лексическое значение, вид, синтаксическое управление, возвратность - невозвратность;
- признаки наречия: неизменяемость, тип подчинительной связи - примыкание.
Образование деепричастий:
несовершенный вид основа наст. вр. + суффиксы -а(-я), -в, -вшй, -учи(-ючи): плача, крадучись, играючи

совершенный вид основа инфинитива + суффиксы -в, -вши. -ши, -а, -я: пропустив, вовлекши

Деепричастие как особая форма глагола образуется суффиксами -а(-я), -в, -ши, -вши, -учи(-ючи): делаj-я, буд-учи.
69. Наречие - это часть речи, обозначающая непроцессуальный признак действия, предмета или другого непроцессуального признака - качества либо свойства: идти домой - дорога домой; прекрасно читает - прекрасно образован; очень интересуется - очень интересный - очень интересно рассказывает; по-московски гостеприимен - по-московски гостеприимно встретил - гостеприимство по-московски. Главным формальным признаком наречия как части речи является отсутствие словоизменения. Исключение составляют наречия, образующие формы сравнительной степени.    По своему общему значению непроцессуального признака наречия близки прилагательным. Этим значением определяются синтаксические функции наречий: во-первых, они определяют глагол, имя или другое наречие, соединяясь с ним связью примыкания; во-вторых, наречия свободно употребляются в функции сказуемого; в-третьих, наречия определяют предложение в целом. Тот или иной вид отношений, возникающих при синтаксических связях наречий, в значительной степени предопределен (а очень часто и ограничен) лексическими значениями самих наречий: всюду туман или дорога домой - определение по месту, сегодня дождь или встреча вечером - определение по времени, очень занятный - определение по мере, степени.
 Наречия на -о, -е, мотивированные качественными прилагательными (весело, грустно, прохладно, сильно, сладко, тихо, тяжело), имеют морфологическую категорию степени сравнения, представленную двумя рядами форм - положительной и сравнительной степени: весело - веселее, грустно - грустнее, сладко - слаще, тихо - тише, плохо - хуже. В форме положительной степени признак представлен вне сопоставления с возможным другим его проявлением; в форме сравнительной степени признак представлен как обнаруживающийся в большой степени по сравнению с другим возможным его проявлением.
   Значение и способы образования форм сравнит. степени у наречий на -о, -е полностью совпадают со значением и способами образования сравнит. степени качественных прилагательных. В употреблении эти совпадающие формы различаются только синтаксически: Эта книга интересная - интереснее, чем та (прил.); Эта книга написана интересно - написана интереснее, чем та (наречие).
По словообразовательной структуре все наречия делятся на мотивированные и немотивированные. Основную часть составляют наречия, мотивированные словами всех неслужебных частей речи: 1) прилагательными: красиво, привычно, равнодушно; терпимо, взволнованно; вызывающе, ошеломляюще; дружески; босиком, тайком; по-деловому, по-хорошему; по-братски, по-дружески, по-лисьи; поровну, сослепу, врассыпную, вчерне; докрасна, издалека, сгоряча; 2) существительными: весной, днем, рысью, чудом, бобриком, калачиком, домой; вверх, всерьез, вокруг, вразбивку, наизнанку, напрокат, вверху, вначале, наверху, поблизости, доверху, сбоку, впереди, издали; 3) числительными: дважды, трижды, втрое, надвое, намного, помалу; 4) местоимениями: зачем, отчего, незачем; 5) глаголами: стоймя, ливмя, кишмя (кишит), мельком, волоком, молчком, ходуном (ходит), ощупью, вплавь, вдогонку, вприкуску, нараспашку, наугад, второпях, доупаду, сроду, спросонок, невмоготу; 6) наречиями: рановато, слабовато, тихонько, частенько, тоненько, близехонько, рядком, сторонкой, втихомолку, тихонечко, пешочком, недаром, ненадолго, засветло, навсегда, отныне, отовсюду, позавчера.
   К немотивированным наречиям принадлежат преимущественно слова, называющие признак как то или иное обстоятельство: времени: вчера, завтра, тогда, когда, иногда, всегда, пока, теперь, ныне (устар.), уже, после; места: вон, прочь, здесь, где, возле, подле, около, там, тут, туда, сюда, куда, всюду; образа и способа действия: вдруг, как, так, иначе; степени или меры: столько (устар. столь), сколько (устар. сколь), очень, почти, едва, еле, чуть.
В зависимости от того, называет ли наречие признак или только указывает на него, все наречия делятся на знаменательные и местоименные. Местоименные наречия образуют следующие группы: 1) личные, со знач. "как свойственно лицу (лицам), как делает, поступает лицо (делают, поступают лица)": по-моему, по-твоему, по-нашему, по-вашему; в разг. речи употребляются наречия по-его, по-ее, по-их, в просторечии по-ихнему; 2) возвратное: по-свое- му со знач. "как свойственно лицу - субъекту действия": знаю, что ты поступишь по-своему; он все понимает по-своему; 3) указательные: здесь, там, тут, туда, потому, поэтому, затем, оттого, тогда, так, этак; 4) определительные: по-всякому, всячески, везде, всюду, отовсюду, всегда, по-иному, по-другому, много; 5) вопросительные: где, куда, откуда, когда, зачем, отчего, почему, как; 6) неопределенные: где-то, откуда-то, куда-либо, как-нибудь, где-нибудь, куда-нибудь, когда-нибудь, кое-как, кое-где, кое-куда, кое-когда; 7) отрицательные: нигде, никуда, никогда, низачем, никак, негде, некуда, некогда, незачем, неоткуда. Об образовании неопределенных и отрицательных наречий.
По лексическому значению все наречия, как знаменательные, так и местоименные, делятся на два лексико-грамматических разряда: 1) собственно-характеризующие, т. е. обозначающие свойства, качества, способ действия, интенсивность проявления признака, 2) обстоятельственные, обозначающие признак, внешний по отношению к его носителю, т. е. характеризующие по месту, времени, условию и другим обстоятельствам (дома, там, вчера, вместе, вдвоем). Внутри собственно-харак- теризующих и обстоятельственных наречий в свою очередь возможны более частные лексико-семанти- ческие группировки.
Основное деление собственно-характе- ризующих наречий - это деление на наречия образа действия и наречия степени (или количественные). В наречиях образа действия представлены и разнообразные частные виды общего значения качественности и свойственности - от значения качественно-характеризующего (быстро, весело, как, так), до значений сравнения, уподобления (по-бабьи, по-медвежьи, по-старому, по-нашему; дыбом, ежиком, столбом). Среди этих наречий выделяется большая группа качественных наречий на -о, -е, мотивированных качественными прилагательными: быстро, весело, безобразно, грустно, красиво, мелодично, медленно. Такие наречия (за исключением слов, образованных от адъективированных причастий типа вызывающе, ошеломляюще) имеют следующие признаки: 1) они образуют формы сравнит. степени; 2) от них могут быть образованы наречия с модификационными значениями слабой степени проявления признака (великовато, грустновато, бедновато), усиления признака (трудненько, ранехонько и ранешенько; 3) ряд качественных наречий имеет синтаксически обособившиеся значения и выступает только в функции главного члена однокомпонентного предложения: Мне весело, грустно; Ему плохо; В комнате тепло и сухо; это так наз. предикативные наречия.
Наречия степени означают характер интенсивности признака. Обычно они определяют прилагательное или наречие; таковы: очень, страшно, удивительно, исключительно, слишком, много, гораздо, прямо, абсолютно, совершенно, чересчур, крайне, необычно, весьма, совсем, настолько, вдвое, впятеро; едва, едва-едва, еле, еле-еле, чуть-чуть, немного, несколько, капельку (разг.), крошечку (разг.). При этом одни наречия употребляются только с прилагательными и наречиями в положительной степени (очень красивый, страшно весело, исключительно любезный), другие - только с прилагат. и наречиями в сравнит. степени (гораздо интереснее, вдвое толще), третьи - с прилагательными и наречиями как в положительной, так и в сравнит. степени (немного смешной и немного смешнее). Наречия степени могут быть немотивированными (очень, едва) и мотивированными (вдвое, слишком). Значение степени может быть заключено и в качественном наречии: абсолютно, необыкновенно, невероятно, необычайно, фантастически, чрезвычайно, бешено, чудовищно, невыразимо, несказанно, неслыханно, божественно, бесконечно, беспредельно, безмерно, безумно, смертельно, ослепительно, нестерпимо, невыносимо, блестяще, феноменально, гениально, сверхъестественно, сравнительно, относительно. Употребляясь для обозначения степени проявления признака, качественные наречия не образуют форм сравнит. степени (смертельно бледен, абсолютно глухой, чудовищно богат).
Обстоятельственные наречия делятся на семантические группы. Как и всякая лексико-семантическая классификация, это деление может быть представлено с разной степенью детализации. Выделяются наречия мес- та (около, далеко, поблизости, рядом, спереди, дома, лесом, дорогой, внизу, вокруг, издалека, влево, сверху, изнутри, издали, здесь, там, тут, везде, всюду, нигде, куда, никуда, оттуда, отсюда); вpeмени (теперь, вчера, завтра, днем, ночью, утром, вечером, зимой, весной, давно, скоро, раньше, накануне, вовремя, когда, всегда, иногда, сейчас, сегодня, тотчас, ежедневно, повседневно, издавна, сначала, сперва, уже); причины (сгоряча, созла, сослепу; прост. спьяна и спьяну, сдуру, спроста); цели (назло, нарочно, насмех); совместности (вместе, совместно, вдвоем, втроем, сообща, попарно; наедине, поодиночке). Обстоятельственные и определительные наречия не всегда последовательно грамматически характеризованы. Исключение составляют качественные наречия на -о, -е, которые последовательно имеют свои собственные грамматические характеристики. Отличительным признаком обстоятельственных наречий могут быть признаны специфические для них способы образования мотивированных наречий: среди обстоятельственных наречий шире, чем среди наречий собственно-характеризующих, представлены префиксальные и префиксально-суффиксальные наречия.
К качественным наречиям относятся предикативные наречия и предикативы - слова, выступающие в функции главного члена однокомпонентного предложения. Предикативные наречия означают состояние - субъектное или бессубъектное, и это значение сближает их с краткими формами прилагательных и страдательных причастий. Среди предикативных наречий выделяются: а) слова, не соотносительные с качественными наречиями, обозначающие внутреннее состояние: совестно, стыдно, тошно, устар. любо; б) многочисленная группа слов на -о, соотносительных по значению с качественными наречиями и обозначающих чувство, эмоциональное состояние (весело, грустно, радостно, скучно, смешно, тревожно) либо физическое состояние (ветрено, пустынно, уютно, тепло, холодно; больно, голодно, дурно, душно, плохо, щекотно). Предикативные наречия - группа слов, пополняющаяся за счет наречий, заключающих в себе - в системе языка или окказионально - качественные значения: На душе снежно и холодно (Герц.); К ночи в погоду становится очень холодно и росисто (Бунин); И всем нам было хорошо, спокойно и любовно (Бунин); А под маской было звездно (Блок); Как страшно! Как бездомно! (Блок); Знала, что он в меня влюблен был, и от этого мне тоже гордо было (В. Розов); И просторно и радостно На душе у бойца (Исак.); А на душе пустынно и неярко (Солоух.); В танцевальном зале пусто и непесенно (Р. Рожд.). Предикативы - это слова с модальными значениями долженствования, необходимости, возможности. Это - самостоятельные слова, не соотносительные с качественными наречиями и краткими прилагательными; например, должно, можно, надо, нельзя, нужно, устар. надобно. По своим синтаксическим функциям эти слова совпадают с предикативами в системе существительных. Предикативные наречия на -о, а также слово нужно образуют формы сравнит. степени: Ему стало хуже; Становилось холоднее; На улице пустыннее, чем утром; С тобой нам будет веселее.
Наречие тесно связано со всеми частями речи - как неслужебными, так и служебными. С полнозначными словами наречия связаны словообразовательно: они мотивируются словами других знаменательных частей речи. При этом основным словообразовательным значением наречий является значение транспозиционное, т. е. в их семантике совмещается присущее мотивирующему слову значение признака (непроцессуального или процессуального) со значением наречия как части речи.
Наречия, преимущественно немотивированные, связаны со служебными частями речи: они служат базой для образования частиц, предлогов и союзов. Таковы наречия близ, вдоль, внутрь, возле, вокруг, кругом, мимо, напротив, около, поверх, подле, позади, после, посреди, прежде, против, сверх, сзади, сквозь, среди, точно, ровно (прост.), пока, покамест, лишь, только, едва, затем, потом, притом, так, поэтому, тогда. Из местоименных наречий формируются относительные (союзные) слова: где, куда, откуда, зачем, почему.
70. Слова категории состояния - это разряд слов, которые обозначают физическое или психическое состояние, часто с модальной окраской (выражают отношение говорящего). В предложении они выступают в роли сказуемого безличного предложения. (В Москве было холодно).
Место причастия, деепричастия и слов категории состояния в системе частей речи.
Нет единого мнения о том, какое место занимают причастия, деепричастия и слова категории состояния в системе русского языка. Некоторые лингвисты выделяют их как отдельные части речи, у которых есть свои грамматические категории и синтаксические функции. Но, в то же время, близость причастий и деепричастий к глаголам позволяет говорить о них как об особых формах глаголов и не выделять их в отдельные части речи. По этой же самой причине о словах категории состояния часто говорят как о предикативных наречиях-особой разновидности наречий. категория состояния (предикативные наречия, безлично-предикативные слова, предикативы). Лексико-грамматический разряд слов, характеризующихся:
а) обозначением состояния живых существ, природы, окружающей среды, иногда с модальной окраской и выражением оценки (семантический признак);
б) отсутствием форм склонения и спряжения, т.е. неизменяемостью, и наличием аналитических форм времени, создаваемых глагольной связкой (морфологический признак);
в) употреблением в функции сказуемого (главного члена) в безличном предложении (синтаксический
признак).
Категорию состояния образуют:
1) слова на -о, соотносительные с краткими прилагательными в форме среднего рода единственного числа и наречиями (тепло, тихо, весело, рано, смешно, удобно и др.) или не соотносительные с ними (можно, надо, боязно, совестно, стыдно и др.);
2) слова, этимологически связанные с именами существительными, выражающие оценку состояния со стороны модальной, эмоциональной, морально-этической (пора, время, охота, неохота, лень, недосуг, грех, жаль, стыд и -др.).
При расширительном понимании категории состояния и ее лексического состава к ней относят не только безлично-предикативные слова, но также особые краткие (предикативные) имена прилагательные, не употребляющиеся в полной форме или не имеющие соотносительных полных форм с тем же значением, обозначающие внутреннее состояние, склонность, способность к какому-либо действию (властен, волен, горазд, должен, намерен, обязан, рад, склонен, способен и др.). Безлично-предикативные слова как разряд слов, отличающихся в семантическом и функциональном отношениях от слов других частей речи, начинают выделяться в русских грамматиках с первой трети Х IX века. Одни ученые относили их к глагольным словам (А. X. Востоков, впоследствии А. А. Шахматов, оставлявший некоторые из них в ряду существительных и наречий), другие к кратким прилагательным, получающим значение глаголов (К. С. Аксаков). Некоторые исследователи причисляли их к разным частям речи (А. А. Потебня, В. А. Богородицкий) или не относили ни к какой части речи (А. М. Пешковский).
Впервые эти слова выделил в особую часть речи Л. В. Щерба, назвав их “категорией состояния”, причем включил в нее не только безлично-предикативные слова, до и наречия и наречные выражения, употребляемые со значением состояния в функции сказуемого в личном предложении (замужем, настороже, начеку, без памяти, без чувств, в состоянии и т. п.), а также некоторые краткие прилагательные, выражающие состояние или долженствование (грустен, намерен, должен и др.).
В. В. Виноградов выделяет категорию состояния в особую часть речи, относя к ней несклоняемо-именные (рад, горазд, весел, жаль и т. п.) и наречные слова на основании их лексического значения и морфолого-синтаксических признаков.
Не все грамматисты признают за категорией состояния права на выделение в особую часть речи (Фр. Травничек, А. Б. Шапиро). Среди ученых, утверждающих наличие такой части речи в русском языке, нет единого мнения по вопросу о ее составе: спорным считается включение в нее кратких прилагательных и наречий, употребляющихся в функции сказуемого в личных двусоставных предложениях, так как это нарушает цельность синтаксического признака данной части речи (Е. М. Галкина-Федору к).
71. Факты действительности и их связи, являясь содержанием высказывания, могут мыслиться говорящим как реальность, как возможность или желательность, как долженствование или необходимость. Оценка говорящим своего высказывания с точки зрения отношения сообщаемого к объективной действительности называется модальностью. Модальность в русском языке выражается формами наклонений, особой интонацией, а также лексическими средствами - модальными словами и частицами.
Модальные слова как особый разряд слов в русском языке. Модальными называются слова, посредством которых говорящий оценивает свое высказывание в целом или отдельные его части с точки зрения отношения их к объективной действительности. Например: Это, верно, кости гложет красногубый вурдалак (П.); Обстоятельства, верно, вас разлучили? (П.). В приведенных примерах слово верно является модальным словом. Оно выражает отношение говорящего к содержанию высказывания как предполагаемой возможности, причем в первом предложении модальное слово оттеняет отношение говорящего к содержанию всего высказывания, а во втором относится к одному из компонентов высказывания - подлежащему.
Модальные слова нередко близки к наречиям и частицам, так что разграничение первых и последних иногда оказывается затруднительным. Ср., например: Успехи наши действительно (частица) невелики. - Я прислушался: действительно (модальное слово), это был голос (Л. Т.).
Разряды модальных слов по значению. По значению выделяются две группы модальных слов:
1. Модальные слова, выражающие логическую оценку высказывания, уверенность говорящего в реальности сообщения: безусловно, верно, действительно, конечно, несомненно, разумеется и др. Например: Дважды два, безусловно, четыре.
К этой же группе относятся и фразеологические сочетания типа: в самом деле, само собой разумеется и др.
2. Модальные слова, выражающие значение возможности, предположения, вероятности сообщаемого: вероятно, возможно, видимо, по-видимому, кажется, наверное и др. Например: Мне показалось, что он, вероятно, долго раздумывал у двери, перед тем как войти (Горб.).
Сюда же относятся сочетания может быть, должно быть, по всей вероятности и др.
Соотносительность модальных слов с другими частями речи. Модальные слова как особый лексико-грамматический разряд слов соотносительны с различными частями речи, а именно:
а) с именами существительными: правда, факт, право. Ср.: Правда глаза колет (погов.). - Он, правда, в туз из пистолета в пяти саженях попадал (П.);
б) с именами прилагательными краткой формы и наречиями: очевидно, конечно, действительно, верно и др. Ср.: Я видел счастливого человека, заветная мечта которого осуществилась так очевидно (Ч.). - Окна были закрыты жалюзи. Очевидно, в доме все еще спали (Ч.);
в) с безлично-предикативными словами: видно, слышно. Ср.: Хоть убей, следа не видно (П.). - Так, видно, она [Дуня] замужем? (П.);
г) с различными формами глагола: кажется, разумеется, значит, пожалуй, знать и др. Ср.: Как вам кажется письмо Чаадаева? (П.). - Я, кажется, хозяйке мил (П.);
д) с местоимениями: никак, само собой. Ср.: Воеводы не дремали, но никак не успевали (П.). - Ты, никак, Фишка, стонешь? (Марк.); Глаза закрылись сами собой (Арс.). - Когда же мы увидимся? - Не раньше лета, должно быть. Зимой едва ли... Само собою, если случится что, то дайте знать - приеду.(Ч.).
Соотносительность модальных слов с другими частями речи является чисто внешней: переход в разряд модальных слов сопровождается полным преобразованием лексико-грамматической структуры слова. Модальные слова являются омонимами по отношению к знаменательным словам, с которыми они совпадают по звучанию. Ср.: Человек всегда имеет право на ученье, отдых и на труд (Л.-К.) (право - существительное). - Да где же это мой чепец? Куда это он девался, право? (Т.) (право - модальное слово в значении «в самом деле, действительно»).
Лексико-грамматическое своеобразие модальных слов. Модальные слова отличаются от знаменательных, с которыми они связаны по происхождению, отсутствием номинативной функции. Модальные слова не являются названиями предметов, признаков или процессов, обозначаемых знаменательными словами; они лишены грамматической связи со словами, составляющими предложение, и не являются членами предложения. Оказавшись грамматически изолированными в предложении, модальные слова подвергаются процессу лексикализации. В силу этого процесса модальные слова выполняют роль целых лексических единиц, теряют не только изменяемость, но и морфологическую членимость. Так, сочетание может быть, получая значение модального слова, нередко теряет второе слово (быть), а флексия -ет в слове может утрачивает присущее ей значение.
Характерными особенностями модальных слов со стороны синтаксической являются следующие:
1) употребление в значении слова-предложения, чаще в диалогической речи: Средство это - дорогое! Конечно! (М. Г.);
2) употребление в качестве вводного слова: Вам до меня, конечно, нет никакого дела (А.Н. Т.);
3) употребление в качестве утвердительных слов в значении, близком к модальным частицам и наречиям; ср.: Безусловно, поэт талантлив (безусловно сближается с модальной частицей да). - Поэт безусловно талантлив (безусловно - определительное наречие). - Поэт, безусловно, талантлив (безусловно - модальное слово в роли вводного).
72. К служебным словам относятся частицы, предлоги, союзы и связки.
Служебные слова, в противоположность знаменательным, не обладают номинативной функцией, т.е. не являются названиями предметов, признаков, процессов, а служат для выражения отношений между явлениями действительности, которые названы словами знаменательными. В силу этого служебные слова употребляются в речи только в соединении со знаменательными словами.
Не обладая номинативной функцией, служебные слова не являются членами предложения, а используются как формально-грамматические средства языка: предлоги выступают в подчинительных словосочетаниях, союзы - при однородных членах и в сложных предложениях, частицы - при отдельных словах и в вопросительных и восклицательных предложениях.
Со стороны фонетической структуры служебные слова также отличаются от слов знаменательных. Ударение, являющееся характерным признаком знаменательного слова, обычно отсутствует у слов служебных. Ср.: Что (местоимение) день грядущий мне готовит? (П.); Я надеюсь, что (союз) вы не откажетесь отобедать у меня (П.).
Служебные слова могут превращаться в аффиксы словообразовательного и формообразовательного типа. Это наблюдается в тех случаях, когда служебное слово становится неотделимым от знаменательного слова и изменяет его значение. Так, например, аффикс то, присоединяясь к местоимениям, образует местоимения неопределенные: что-то, какой-то и др.
Служебные слова образовались из знаменательных слов. Например, предлоги под и перед соотносятся с существительными под (выстилка внутри печи), перед (ср. «заколоченный перед дома»); союзы хотя - с деепричастием хотя (от хотеть) и если - с сочетанием есть ли.
Служебные слова неизменяемы (за исключением связки), морфологически нечленимы.
73. Союзы - служебные слова, служащие для связи однородных членов простого предложения и частей сложного предложения - сложносочиненного и сложноподчиненного: Старость ходит осторожно и подозрительно глядит (П.); Все ее знали, и никто не замечал (П.); Он понял, что рассказ все-таки необходимо закончить, чтобы не вызвать еще большего подозрения (Грин).
Морфологическая характеристика союзов. По морфологическому составу союзы распадаются на простые и составные. Простые союзы (непроизводные и, а, но и др. и производные когда, если и др.) морфологически неделимы и несоотносимы в современном русском языке со знаменательными частями речи.
Составные союзы, например: в то время как, потому что, так как и др., соотносительные с существительными, местоимениями и наречиями, расчленяются на отдельные компоненты.
Союзы сочинительные и подчинительные. По синтаксическим функциям союзы подразделяются на сочинительные и подчинительные. Сочинительные союзы соединяют однородные члены предложения, а также части сложносочиненных предложений. По своему значению эти союзы делятся на соединительные: и, да (в значении и); и...и, ни...ни; сопоставительные: не только...но и, как...так и; противительные: а, но, да (в значении но), однако, же, зато; разделительные: или, или...или, либо, либо...либо, то...то, не то...не то, то ли...то ли; присоединительные: да и, также, тоже. Подчинительные союзы обычно соединяют части сложноподчиненных предложений, хотя иногда, сравнительно редко, могут использоваться и в простом предложении для связи членов предложения. Например: Он известен как хороший бригадир; Она мне как пecня.
Некоторые подчинительные союзы могут распадаться на две части, например, потому что, с тех пор как и др.: одна часть образует соотносительное слово в главной части предложения, другая - союз в придаточной.
Подчинительные союзы делятся на временные (когда, едва, лишь, пока, покамест, покуда, лишь только, с тех пор как), причинные (так как, потому что, оттого что, вследствие того что), целевые (чтобы, для того чтобы), следствия (так что), условия (если, ежели, коли), уступительные (хотя, пускай, несмотря на то что), сравнительные (как, как будто, будто, словно), изъяснительный (что).
Различие между сочинительными и подчинительными союзами как в отношении морфологическом, так и в отношении синтаксическом не является устойчивым. Так, союз хотя (хоть) может соединять однородные члены и части сложноподчиненного предложения: Он стрелял быстро, хотя не точно (Купр.); Хоть видит око, да зуб неймет (Кр.).
В функции союзов могут использоваться местоимения и местоименные наречия, которые в таком случае называются союзными, или относительными, словами. Выполняя роль союзов, т.е. служа средством связи, союзные слова, в отличие от союзов, являются членами придаточной части предложения. Ср.: Что посеешь, то и пожнешь (посл.) (что - относительное слово, дополнение); Я глуп, что осердился (П.) (что - союз).
Союзы одиночные, повторяющиеся, двойные. По употреблению союзы представляют собой три разновидности:
1) одиночные, употребляющиеся один раз. Из сочинительных союзов типичным в этом отношении является союз но (подчинительные союзы обычно одиночны). Например: Ученый малый, но педант (П.);
2) повторяющиеся: и...и, или...или, либо...либо, ни...ни, то...то и др. Например: Ни отзыва, ни слова, ни привета (Апухтин);
3) двойные, компоненты которых взаимно связаны по употреблению. Двойными могут быть сочинительные союзы (как...так и, не только...но и): Пушкин создал различные произведения как в стихах, так и в прозе; и союзы подчинительные (если...то; так как...то, лишь только...как и др.). Например: И если кто виноват, то я один (Л. Т.).
74. Предлоги - служебные слова, выражающие в сочетании с косвенными падежами существительных (а также субстантивированных прилагательных, местоимений и числительных) различные отношения между формами имени и другими словами в предложении. Уточняя, дополняя и делая более разнообразными значения косвенных падежей, предлоги не играют в предложении самостоятельной роли и поэтому членами предложения не являются. Значение предлогов выявляется только в сочетании с падежными формами.
Морфологический состав предлогов. По морфологическому составу различаются предлоги непроизводные и производные.
1. Непроизводные, так называемые первообразные, предлоги не могут быть соотнесены по образованию с какой-либо частью речи: в, с, к, о, у, на, за, от и др. Разновидностью этих предлогов являются сращенные (сложные) предлоги: из-за, из-под и др.
2. Производные предлоги связаны происхождением с другими частями речи.
Наречными являются предлоги, генетически связанные с наречиями: вблизи, внутри, впереди, позади и др. Неизменяемые слова типа вблизи, вокруг, около и подобные могут употребляться самостоятельно (вне связи с именем), т.е. выступать в качестве наречий, но в сочетании с существительными такие слова получают значение предлогов; ср.: Ходить вокруг да около (наречия) - Было поздно, около полуночи (М. Г.) (предлог).
Некоторые из таких слов в современном русском языке уже не употребляются в качестве наречий: вопреки, кроме, среди, близ.
По сравнению с непроизводными предлогами наречные предлоги имеют гораздо более узкое и определенное значение (ср.: у города и вблизи города). Наречные предлоги, соотносительные с обстоятельственными наречиями, в большинстве сочетаются с родительным падежом, за исключением предлогов вопреки, вслед, навстречу, наперекор, сочетающихся с дательным падежом. Предлоги, связанные с качественными наречиями, обладают различным управлением: относительно, касательно - управляют родительным падежом; подобно, согласно, соответственно и др. - дательным падежом.
Отыменные предлоги представляют собой результат перехода существительных в состав предлогов (непосредственно или через посредство наречий).
Чаще всего это бывшие имена существительные с предлогами ввиду, вследствие, наподобие и др.: У многих русских рек, наподобие Волги, один берег горный, другой луговой (Т.); Вследствие какой-то задержки в пути лошади отстали (Арс.).
Отыменные предлоги типа путем, посредством являются образованиями из форм творительного падежа существительного. Среди отыменных предлогов выделяются предложные сочетания: в течение, в продолжение, в отношении, в деле, в силу, в отличие от и др. В продолжение всего лета он раза два-три в неделю приезжал к нам (Л. Т.); В силу своего движения на север, в бассейн Оки, вятичи оказались в ближайшем соседстве и в тесном сожительстве с севернорусами (Шахматов).
Отглагольные предлоги генетически связаны с деепричастиями: благодаря, несмотря (на), невзирая (на), включая, исключая, спустя, начиная (с), кончая и др. На берегу, несмотря на сумерки, можно было разглядеть красные рубахи (Кор.).
Значения предлогов. Значения предлогов очень разнообразны и сложны и выявляются лишь в сочетании с падежной формой. Они могут выражать: пространственные отношения: отдыхать в Крыму и на Кавказе; временные отношения: работать с утра до ночи; сопроводительные (комитативные) отношения: гулять с сыном; отношения сопоставления и сравнения: мальчик с пальчик; вроде метеора; причинные и целевые отношения: краснеть от стыда, остановиться для отдыха; объектные отношения: говорить о работе, забывать про сон и др.
Многие предлоги могут иметь несколько значений и сочетаться с несколькими падежными формами, например предлоги по, с и др.
75. Частицы - служебные слова, выражающие дополнительные смысловые оттенки предложений, словосочетаний и отдельных слов. Так, например, частица разве относится к целому предложению и придает ему характер вопроса: Разве гром бывает немотою болен? (М.); частица даже усиливает, подчеркивает значение словосочетаний и слов: [Память] оживляет даже камни прошлого и даже в яд, выпитый некогда, подливает капли меда (М. Г.).
Кроме того, частицы могут выражать эмоциональные оттенки значений: Как хороши, как свежи были розы... (Т.) - и выполнять роль аффиксов при словообразовании (а также при формообразовании): Кто-то спустит сейчас курки (Ес.); Никакой самой малой малости на земле бы не бросил я (Сим.).
Частицы выражают общие логико-смысловые, эмоциональные и модально-волевые оттенки слова или словосочетания, а также предложения в целом. По своей функции частицы противопоставлены предлогам и союзам, которые выражают грамматические значения.
Частицы образовались от различных частей речи и часто имеют одинаковое с ними звучание: дай, давай, пускай, почти - частицы и глагольные формы.
Частицы могут быть в предложении как препозитивными, так и постпозитивными. Так, частица что за всегда препозитивная, а частица -ка - постпозитивна: Ну что за шейка, что за глазки! (Кр.), Заеду-ка я в самом деле к Ноздреву (Г.).
Большая же часть частиц не имеет постоянного места в предложении: Ведь это был Дубровский (П.); Егор Павлович, поедем ведь? (Фед.).
Разряды частиц по значению. Частицы по значению подразделяются на три основные группы:
I. Частицы, выражающие смысловые оттенки значений. К таким частицам относятся:
а) указательные:вот, вон. Вот лещик, потроха, вот стерляди кусочек (Кр.);
б) определительно-уточняющие:именно, почти, точно и др. Купцы первые его очень любили именно за то, что не горд (Г.);
в) выделительно-ограничительные:только, только лишь, хоть, единственно и др. Это только цветочки, ягодки будут впереди (погов.).
II. Частицы, выражающие оттенки значения модально-волевые и модальные. Сюда относятся:
а) модально-волевые:пусть, пускай, ну, дай-ка и др. Дай-ка лучше в карауле на крылечке прикорну (Твард.);
б) модальные с их разновидностями: утвердительные: да, так, точно. Да, наша жизнь текла мятежно... (Н.); отрицательные: нет, не, ни. Нет! Весь я не умру! - Душа в заветной лире мой прах переживет (П.); А вы - стоять на крыльце и ни с места! (Т.), вопросительные: ли (ль), разве, неужели. Хорошо ли устроились ребята, не нужно ли чего? (Горб.); собственно-модальные: пожалуй, чай, авось и др. и сочетания типа едва ли, вряд ли. Пожалуй, ты прав. И, пожалуй, - силен сатана, - натворил бы я бед (Н.); Нам с тобой вряд ли нужны деликатно-сентиментальные недомолвки (Аж.); ...Едва ли можно описать это нежное, радостное, мучительное чувство (Ч.); сравнительные: как бы, будто, словно и др. И тут он мне поручил два будто бы неотложных дела (Дост.); частицы, служащие для субъективной передачи чужой речи: дескать, мол и др. Я хозяину-то его говорю: я, мол, Филиппов отец (Т.).
III. Частицы, выражающие эмоционально-экспрессивные оттенки значения. Такие частицы выражают эмоциональную оценку высказывания и усиливают выразительность речи: эк, ишь, как, все, даже, же, ведь, все-таки и др. Как! Разве все тут! (П.); Ведь так ясно, чтобы начать жить в настоящем, надо сначала искупить наше прошлое... (Ч.)
Эмоционально-экспрессивные частицы могут составлять сочетания частиц: так вот, где уж, куда как, что за и др. Куда как чуден создан свет! (Гр.).
Словообразующие и формообразующие частицы. Словообразуюшие частицы образуют новые слова: 1) -то, -либо, -нибудь, кое- служат для образования неопределенных местоимений и наречий: что-то, где-то и т.п.; 2) ни образует отрицательные местоимения и наречия: никто, нигде и т.п.; 3) не в сочетании с некоторыми частями речи служит для образования антонимов: друг - недруг, верный - неверный и т.п.
Формообразуюшие частицы образуют грамматические формы: 1) бы образует форму сослагательного наклонения: Да, пожалуй, я поел бы и ушел (Ч.); 2) да, пусть, пускай служат для выражения повеления, приказания (образуют формы повелительного наклонения): Пусть все знают, пусть все видят, что я делаю! (А. Остр.); 3) бывало, было (последняя с модальным оттенком) образуют особые формы прошедшего времени: Прекратившийся было дождь вдруг снова полил (Сим.); Бэла, бывало, нам поет песни иль пляшет лезгинку (Л.).
76. Междометия - это слова, которые непосредственно выражают наши чувства, переживания и волеизъявления, не называя их.
Семантически междометия отличаются от всех знаменательных частей речи тем, что они не обладают функцией называния, т.е. номинативной функцией, так как являются своего рода речевыми знаками, сигналами, употребляемыми для кратчайшего выражения реакции человека на различные события реальной действительности или для выражения требования, желания человека. Выражая (но не называя) чувства и волю, междометия тем не менее осознаются всеми говорящими на данном языке и всем понятны, так как за междометием закреплено определенное смысловое содержание. Но значение междометий обычно может быть понято лишь из контекста, потому что одни и те же междометия могут служить для выражения различных чувств. Многозначными являются, например, междометия ай, ах и другие. Ср.: Ай, ай, как изба настудилась! (Н.) - выражение сожаления, неудовольствия; А неблагодарность... ай! какой гнусный порок! (Т.) - выражение порицания; Ай, Моська! Знать она сильна что лает на слона! (Кр.) - выражение одобрения, но с оттенком иронии; Ай! ай! ай! Какой голосок! Канарейка, право, канарейка! (Г.) - выражение восхищения; Я отвечал, что она [Маша] осталась в крепости на руках у попадьи. - Ай! ай, ай! - заметил генерал (П.) - выражение сожаления и т.д.
Морфологически междометия неизменяемы, т.е. у них отсутствуют категории рода, числа, падежа, лица, времени и т.д. Они почти лишены и форм словообразования.
Роль междометий в языке. Синтаксически междометия также отличаются от знаменательных частей речи, ибо они, как правило, не являются членами предложения, хотя интонационно обычно связаны с предложениями, к которым примыкают или в составе которых находятся.
В предложении междометия чаще всего бывают синтаксически независимы, т.е. не связаны с другими членами предложения. Однако некоторые междометия (из числа выражающих волеизъявление) могут подчинять себе другие члены предложения. Например: - Вон отсюда! Немедленно! - прокричал он ясным металлическим голосом (Пауст.); ...Ну его совсем! (М.-С.).
Для выяснения семантических и морфологических признаков междометия немаловажную роль играет его место в речи: в собственно междометном значении обычно выступают лишь междометия, стоящие впереди или позади предложения (т.е. те, которые пре- или постпозитивны). Являясь своего рода эмоционально-волевым знаком, междометия, находящиеся впереди предложения, как бы сигнализируют о содержании последующего предложения. Например: Ух, я не люблю этого попа! (М. Г.).
Роль поясняющего предложения может выполнять замечание автора. Например: - Ах, мать честная! - выговорил он, сладко расправляя плечи и руки (Фед.). Или: - А! - опять одобрительно тряхнул головой Павел (Фед.); - А... - почти сочувственно протянул Парабукин (Фед.).
Находясь после предложения, междометие может и не иметь пояснения после себя, так как в этом случае смысл междометия ясен из предыдущего предложения. Например: Ну и было мне за это дело от бабушки, ой-ой (Бианки). Или: Сам я сегодня был у покойницы - то есть не у покойницы, а... тьфу! (Ч.).
Междометия могут выступать в роли отдельных членов предложения или выполнять функции усилительных частиц.
Междометия, выражающие волеизъявления и чувства, в разговорном стиле речи выступают иногда в роли сказуемых. Например: Вы все фу-фу-фу, суши весла! - скомандовал Андрей (Т. Березко). Или: Татьяна - ах! а он реветь (П.).
Примечание. Л.В. Щерба слово ах в условиях данного контекста относит не к междометиям, а к глаголам (см. его статью «О частях речи в русском языке» // «Избранные работы по русскому языку». М., 1957, С. 67).
Иногда междометие-сказуемое выполняет функции придаточного предложения: В ту пору был начальником губернии такой зверь, что у!!! (С.-Щ.).
В роли подлежащего и дополнения выступают лишь субстантивированные междометия: Далече грянуло «ура» (П.).
Междометия в роли обстоятельств и определений приобретают соответствующее лексическое содержание: Вон та, средняя, ух, прытка в работе (Вс. Ив.) - в значении «очень».
Междометия, стоящие внутри предложений, выполняют иногда роль усилительных частиц, сочетаясь со словами как, какой. Например: Самонадеянности море ох как не любит! (Соб.).
Разряды междометий по значению. Междометия по своему лексическому значению делятся на два основных разряда: 1) междометия, выражающие различные чувства (эмоциональные междометия), и 2) междометия, выражающие волю, приказ и т.д., т.е. повелительно-побудительные (императивные междометия).
1. Среди междометий, выражающих чувства, выделяются следующие группы:
а) междометия, служащие для выражения удовлетворения, восхищения, радости, веселья, восторга, одобрения и т.д. (Ура! Браво! То-то! У! Ах! А! и др.). Например: - А! Это ты, - и он улыбнулся ей своей доброй улыбкой (Сим.); - Ну, все, выбрался! - пробормотал он счастливо (Г. Березко); Крики: «браво, брависсимо, браво!» заглушают... звуки оркестра; Ура! Мы ломим, гнутся шведы (П.);
б) междометия, выражающие тоску, горе, сожаление, печаль (Увы! Ах! Эх! и др.). Например: Ах, Дуня, Дуня! Что за девка-то была (П.); Увы, на разные забавы я много жизни погубил! (П.); Эх, хозяйка, нету моченьки! (П.);
в) междометия, выражающие недоумение, недоверие, удивление, изумление, испуг (Ба! А! О! Ну и ну! М-да! Ох! Батюшки! Матушки! Господи! и др.). Например: - Ну и ну, - удивленно протянул Климов (Г. Березко); У, какие страсти! (Даль); Матушки! А картофель-то я и забыла (Н. Усп.);
г) междометия, выражающие протест, неудовольствие, порицание, досаду, злость и под. (А! ах! Ах ты, господи! Э-эх!), и ряд бранных междометных сочетаний (Черт возьми! Черта с два! и т.д.). Например: Ах ты, обжора! Ах, злодей!.. (Кр.); - У! Баловень! - тихо ворчит нянька (Гонч.); Да, черта с два! Как бы не так, куда приятно и забавно! (Вяземский);
д) междометия, выражающие иронию, злорадство, сарказм, презрение, отвращение и под. (Но! Фи! Фу! Тьфу! У! А!). Например: Вы знаете, что для меня теперь Малевский фи! (Т.); Фи, мерзость! Как я мог не видеть всей гадости этого тогда... (Л. Т.); Тьфу! Оплошал... (Гр.);
е) междометия, выражающие эмоциональную характеристику, оценку обстановки, отношения к речи говорящего. Междометия этой группы характеризуются тем, что имеют оттенок модальности (Право! Ей-ей! Ей-богу; Вот еще! Баста! Дудки! и др.). Например: Право, от полной души я благодарен соседу (Фет); Я слово дал и что ж? Ей-ей, теперь готов уж отказаться (П.); [Подколесин:] Послушай, Илья Фомич, знаешь ли что! Поезжай-ка ты сам; [Кочкарев:] Ну, вот еще: с ума сошел разве? (Г.); Нет уж, дудки, ваша милость! Уж и то во мне все сбилось! Не поеду ни за что (Ершов);
ж) междометия, имеющие значения благодарности, приветствия и др. (Спасибо! Здравствуйте! До свидания! Извиняюсь и др.). Например: Спасибо за совет. Или: До свиданья, Марья Ивановна, не извиняюсь перед вами... (П.); Здравствуй, счастливое племя! Узнаю твои костры... (П.).
Большая часть эмоциональных междометий отличается многозначностью. Так, многозначными являются междометия А! О! Ох! У! и многие другие.
Междометие О! может, например, выражать восхищение: О, это была бы райская жизнь!.. (Г.); изумление: Ты не знаком? О! Познакомься с ним (Гр.); испуг: О! Как ты меня напугал!; удивление: От удивления мог произнести только один звук: О?! (Купр.); негодование: - О, чтобы тебе подавиться! - ругался он, посиживая у окна (М.-С.); насмешку: - О-о, да, вы поэт! - произнес он, усмехаясь.
Многозначными являются и такие междометия, которые могут быть соотнесены с другими частями речи: Батюшки! Господи! Матушки! и др. Например, междометие Батюшки! может выражать восхищение, удивление. Батюшки! Что у тебя с рожей-то?.. (М. Г.); тревогу, испуг: - Батюшки, беда! - отвечала Василиса Егоровна. - Нижнеозерная взята сегодня утром (П.); призыв на помощь: - Батюшки, задавили, - послышался женский голос (Л. Т.).
2. Среди междометий, выражающих волеизъявление, побуждение к какому-либо действию, выделяются следующие группы:
а) междометия, являющиеся своего рода призывом (Ау! Алло! Эй! и др.). Например: Ау, дружки! Лешутки, Лесовые! Заснули что ль? Проснитесь, отзовитесь на голос мой! (А. Остр.);
б) междометия, выражающие повеление, приказ, сигнал к началу или окончанию действия, призыв к вниманию, к согласию, к молчанию, призыв на помощь и т.д. (Айда! Ну, вали! Кыш! Чу! Марш! Цыц! Тс! Чш! Чур! Караул! и др.). Например: Никита, айда на дощаники! (Фед.); Гринев, узнав от него об нашей опасности, велел садиться, скомандовал марш, марш, в галоп... (П.); Я подумал: «Цыц! Не смей этим шутить!» (Леск.); Чш... кто-то идет (Г.); Только, чур, не перебивать (Помял.); И опять пошла тревога: «Помогите, ради бога! Караул: лови, лови...» (П.).
Группы междометий по способу образования и происхождению. По своему образованию все междометия распадаются на две основные группы: первичные (первообразные) и производные.
1. В первую группу входят междометия первообразные, состоящие или из одного гласного звука (А! О! У! Э!), или из двух звуков (Ай! Ах! Ба! Ой! Эй! Эх! Ух! Фи! Ха! и др.). Иногда первообразные междометия употребляются в форме сочетания двух или трех одинаковых междометий: Ха-ха-ха! Ба-ба! Фи-фи! и т.д.
Часть первообразных междометий образуется из трех и более звуков (ага, увы, угу, эге и др.).
К отдельным первообразным междометиям могут присоединяться постфиксы или частицы (нуте, на-кось, нуте-ка, ой ли и др.).
2. Вторую группу составляют междометия, образованные из других частей речи. Такие междометия называются вторичными или производными. Сюда входят междометия, образованные из существительных (Глупости! Беда! Крышка! Право! и др.), из глаголов (Здравствуйте! Прощайте! и под.), из наречий и местоимений (То-то же! Полно! и др.).
По своему происхождению одни междометия являются исконно русскими (Матушки! Ай! Эх! Ну-ка! и др.), другие - иноязычными (Алло! Аида! Браво! Бис! Капут! и пр.).
В процессе развития языка в разряд междометий перешли отдельные фразеологические обороты (Боже мой! Батюшки-светы!Дело - табак! Вот так история! Черт возьми! и мн. др.).
Глагольные междометия. В современном русском языке выделяются слова, которые, с одной стороны, имеют структуру междометий и присущую им экспрессию, динамичность, с другой - обладают глагольными признаками (вид, время). Сюда относятся такие формы, как трах, хлоп, прыг, хвать, шасть, стук, бултых и др. Например: Капитан размахнулся и трах! - из глаз посыпались искры, из рук выпала шапка (Ч.).
А.А. Шахматов называл такие слова «глагольными междометиями» и отмечал, что многие первичные междометия (ax, ox, ух, ай, ой) в современном языке сближаются с глагольными типа бац, бух, о чем свидетельствует, например, система словообразования бух - бухнуть; ах - ахать - ахнуть и т.д.
A.M. Пешковский возражал против отнесения подобных слов к междометиям. Он называл их «глаголами ультрамгновенного вида».
В.В. Виноградов выносит подобные слова за пределы собственно междометий, выделяя среди них две группы: 1) воспроизводящие или звукоподражательные слова, примыкающие к междометиям (бац), например: Бац, бац! раздались выстрелы, и 2) так называемые междометные глагольные формы (хлоп, шасть, трах, фью), например: Так и ждешь, что вот отворится дверь и шасть (Г.).
Слова первой группы, по мнению акад. В.В. Виноградова, стоят на границе между звукоподражательными словами и междометиями.
Слова второй группы находятся «почти за пределами междометий, на границе категории глагола».
Звукоподражательные слова. Слова, являющиеся по своему звуковому оформлению воспроизведением восклицаний, звуков, криков, называются звукоподражательными. По своим синтаксическим функциям они сближаются с междометиями. Однако в отличие от междометий не выражают каких-либо определенных чувств, изъявлений воли и т.д., хотя и обладают большим стилистическим многообразием и экспрессией.
К звукоподражательным словам относятся все слова, являющиеся условным воспроизведением крика птиц: га-га (гуся), кря-кря (утки), куку (кукушки), курлы-курлы (журавля), чик-чирик (воробья) и т.д.; животных: гав-гав (собаки), ква-ква (лягушки), мяу-мяу (кошки), му-у (коровы), бе-е (овец) и т.д.; воспроизведением каких-либо шумов природы или определенных действий, происходящих в результате деятельности людей: трах-тахтах (раскаты грома), у-у-у (завывание вьюги), динь-динь (звук, издаваемый колокольчиком) и т.д. Например: ...Ква! Тебе любо, любо, лягушка заморская, квакать на русского царевича (П.); Журавлям хорошо: поднялся повыше и лети - курлы-курлы-курлы (Б. Пол.); Ррр... гав! гав! - постой, не кусайся (Ч.); На подоконнике ворковали голуби. «Су-уп-пру-г, су-уп-пру-г, су-уп-пру-г» - будто выговаривал один; «Су-уп-пру-у-га, су-у-пру-у-га», - отзывался второй (В. Салтыкова); Еду, еду в чистом поле; колокольчик дин-дин-дин (П.).
77. В процессе развития языка слова из одной лексико-грамматической категории могут переходить в другую. Если слово, принадлежащее к определенной части речи, утрачивает (или изменяет) свое основное лексическое значение и морфологические признаки, присущие данному ряду слов, оно приобретает черты другой части речи, и в соответствии с этим меняются его синтаксические функции. Переход одной части речи в другие происходит в языке постоянно, поэтому распределение слов по разным частям речи не является неизменным. Однако не все части речи могут одинаково свободно переходить в другие. Нередко существительные участвуют в образовании предлогов, союзов, частиц, например: в течение года, в целях улучшения; в то время как, с тех пор как; шутка ли; то ли дело и др. Наречия могут переходить в разряд предлогов, например: около, вокруг; деепричастия - в наречия и в предлоги, например: молча, сидя, стоя; благодаря, несмотря на и т.д. Отдельные существительные могут выступать в роли союзов (чаще всего в соединении с другими словами), например: в связи с тем что; в то время как; с тех пор как и др. Нередки случаи использования имен существительных в функции предлогов, например: в продолжение, в течение, вроде, в целях, в зависимости, в соответствии, в отношении, вследствие и др. Ср.: Вследствие дождя дорога стала очень неудобна (Миклухо-Маклай). - В следствие по делу правонарушителей вмешался прокурор; В продолжение ужина Грушницкий шептался и перемигивался с драгунским капитаном (Л.). - В продолжение повести введены новые персонажи. Наконец, отдельные имена существительные могут быть использованы в функции междометий и междометных выражений, например: Караул! Марш! Матушки! Ужас! Вот так история! и др. Ср.: Раздался пронзительный, умоляющий вопль... - Братцы, что это? Братцы, оставьте! Караул! (Помял.). - Парады, караул, ученья - всё это оды не внушит, а только душу иссушит (П.). Утрачивая свое основное значение и функцию, некоторые наречия могут переходить в предлоги, союзы, частицы, модальные слова. В предлоги в зависимости от контекста переходят наречия вдоль, мимо, впереди, вокруг, позади, напротив, после и др. Ср.: Небо молнией летучей опоясалось кругом (Тютч.) (наречие) - Много звезд в безмолвии ночном горит, блестит кругом луны на небе голубом (Барат.) (предлог). В союзы переходят наречия едва, пока, покамест, точно, потому и др. - Ср.: Она вздрогнула едва приметно и покачала головой (Л.) (наречие) - Едва она [Татьяна Аркадьевна] успела это произнести, как у дверей передней громко затрещал звонок (Купр.) (союз). Или: Мне грустно потому, что я тебя люблю (Л.) (наречие) - Пьер не отвечал, потому что ничего не слыхал и не видел (Л. Т.) (союз). В качестве союзных слов употребляются местоименные наречия где, куда, откуда, почему, зачем, отчего, когда и др. Ср.: Зачем у вас я на примете? (П.) (наречие) - Временами Сережка забывал, зачем он здесь (Фад.) (наречие в роли союзного слова). В частицы могут переходить наречия уже (уж), еще, просто, прямо, точно и др. Ср.: Всего, что знал еще Евгений, пересказать мне недосуг (П.) (наречие) - Вот еще выдумал, старый проказник! - Думай не думай, а будет нам праздник! (Н.) (частица). В модальные слова переходят наречия верно, положительно, наверняка, решительно, видимо и др. Ср.: Их узорчатые края, пушистые и легкие, как хлопчатая бумага, медленно, но видимо изменялись с каждым мгновением (Т.) (наречие) - Я заметил, что Дерсу собирается меня что-то спросить, но, видимо, стесняется (Арс.) (модальное слово).



Заголовок 2 Заголовок 315

Приложенные файлы

  • doc 1228338
    Размер файла: 1 010 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий