Следующий текст является копией отчёта Эрнста Крюгера (Ernst Kruger), который служил до 19 января 1945 года в фольксштурме Ауленбаха (Aulenbach Вылезший из танка лейтенант удивлённо спросил: “Что вы здесь до сих пор делаете? Русские вас давно обошли и взяли Ауленбах.


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте его и откройте на своем компьютере.
КАК Я ОКАЗАЛСЯ СВИДЕТЕЛЕМ КОНЧИНЫ РОДНОГО ДОМА ИЛИ ПОСЛЕДНИЕ ДНИ АУЛЕНБАХА

(
перевод Евгения А. Стюарта
, 2015
)

Следующий текст является копией отчёта Эрнста Крюгера (
Ernst

Kr
ger)
, который служил до
19 января 1945 года в фольксштурме Ауленбаха (
Aulenbach
,
Aulownen,
Калиновка). Это
единственный известный письменный отчёт о последних часах/днях в Ауленбахе и его
окрестностях.

О последних днях Инстербурга уже было написано другими. В связи с этим необходимо
написать о сопротивлении, оказанном в Ауленбахе неск
олькими рассеянными подразделениями
вермахта и фольксштурмовцами. Благодаря им окружение города (Инстербурга) было
задержано на два дня, что позволило спасти множество жизней

и имущества.

Суббота, 13 января 1945.

В 6,30 утра каждый инстербуржец, всё ещё ос
тававшийся в городе,
услышал мощный ураганный рокот, с которого началось русское наступление на Восточную
Пруссию в районе Пиллкаллен
-
Шталлупёнен. Будучи крестьянином в Эрнствальде (
Ernstwalde
,
ныне не существует) неподалёку от
грязевого курорта Вальдфриде
н

(
Moorbad Waldfrieden
,
Фёдоровка, ныне не существует
)

я только
-
только вернулся из конюшни

домой

на завтрак.

Внезапно стол и чашки затряслись, так что пролился кофе
;

дверь и окна задребезжали, а конюшни
и амбар задрожали, как это уже было во время взрыва на
военных складах в пригороде
Кёнигсберга

Ротеншта
йн 10 апреля 1920 года
.

Бешеные всполохи озаряли восточный горизонт.
Сплошной пожар освещал небо.
Через два часа (в

8,30) ураганный рокот внезапно прекратился,
чтобы через час возобновиться с новой силой. Это продолжалось ещё один час. Опустилась
зловещая тишина. Мы ждали какого
-
либо приказа по телефону, а на наши звонки следовали
уклончивые ответы
:


Фронт остановился


или

небольшие прорывы устранены

.

Воскресенье, 14 января 1945. Собрание фольксштурма в школе Шт
р
еудорфа

(
Streudorf
,
ныне не
существует)
. В конце слово взял секретарь (не командир подразделения фольксштурма), учитель
Густав Мекшрат (
Gustav

Me
kschrat
)
:


На следующей неделе в Ауловёнене у нас будет объявлена
учебная тревога. Вы должны
будете собраться как можно быстрее и не забыть свои карабины

.

В последующие дни было тихо. Затем снова стала слышна артиллерийская канонада, которая
постепенно становилась в
сё громче.

Пятница, 19 января 1945.

В 3 часа утра я был разбужен пронзительной трелью телефона. Звонил
окружной

крестьянский руководитель Циенау (
Emil

Zienau
):


В Ауловёнене объявлена тревога для
фольксштурма! Буди соседа Шарфеттера (
Hermann

Scharffetter
)
,

пусть запрягает, а после
заезжайте за мной

. Через полчаса

Германн Шарфеттер подъехал на маленьких охотничьих санях,
запряжённых двумя племенными тракененскими кобылами.

Мы застали Эмиля Циенау за
упаковыванием шпика, колбасы, хлеба и прочих продуктов в г
игантских размеров рюкзак. На мой
удивлённый вопрос, зачем он всё это собирает, ведь тренировка не продлится долго, он ответил
:


Возможно всё обстоит гораздо серьёзнее

.

Когда же мы захотели вернуться, чтобы также
запастись необходимым пайком, Циенау сказа
л
:


В этом нет необходимости. У меня в рюкзаке
есть всё необходимое для нас троих

.

Около 6 утра мы, закутавшиеся в дорожные меха, приехали в Ауловёнен. Незнакомый человек
указал нам в темноте на пункт сбора на постоялом дворе Клейнке

(
Kleinke
)
, где на оха
пке соломы
уже лежало три человека.

Связной доставил нам приказ занять позицию на линии река Инстер
-
Куршский залив (
Inster
-
Haff
)

около Оссафюрта

(
Ossafurt
)

(в 6 км к востоку)
. Когда примерно к 7
утра набралась группа из 8 человек, мы тронулись в путь. Все были уверены, что проводится
операция

Вознесение


по устранению прорыва фронта. Я помню тах товарищей, которые шли
вместе со мной. Это были Паугстат (
Paugstat
),
Густав Укат (
Gustav

Ukat
)

и Франц

Баумгарт (
Franz

Baumgart
)
.
Наш окружной крестьянский руководитель (Циенау) был отправлен назад
организовывать эвакуацию населения (слишком поздно). Попутно я попрощался со своим
деверем, владельцем садоводческого хозяйства Фрицем Мейером (
Fritz

Meyer
)

и е
го семьёй,
которые как раз собирались уезжать
.


Грязно
-
белый танк типа

Королевский Тигр


с грохотом занял позицию у белого фронтона здания
молокозавода таким образом, что его орудие оказалось направлено в сторону шоссе на
Грюнхейде (
Grnheide
, Калужское)
.
К северу от посёлка

мы оставили дорогу на Шиллен

(
Szillen
,
Schillen
, Жилино) и взяли направление на восток к Штейнакеру (
Ackmenischken
,

Steinacker
,
Ударное
)
. Наш путь пересек

обоз. Его

сопровождал Франц Венгхёфер (
Franz

Wengh

fer
)

в
штатском и с чемоданами. Он проводил обоз до шоссе, попрощался со своей дочерью
Хильдегардой (ей тогда было 20 лет), которая возглавила обоз верхом на лошади, и вернулся к
нам.

В открытом поле стоял брошенный немецкий самолёт
-
разведчик, совершивший
выну
жденную посадку из
-
за нехватки горючего. В Штейнакере к нам присоединился Ганс Коринт

(
Hans

Korint
)
, угостив нас свежим молоком, надоенным накануне вечером и которое он так и не
смог утром доставить на молокозавод.

В саду Фрица Форстройтера (
Fritz

Forstreu
ter
)

стояла лёгкая
пушка, возле которой возился юный артиллерист. На мой вопрос
,

где его командир, он ответил
:


Таких больше нет!


После того как рассеялся туман

сразу появились русские самолёты. Первая группа из 30 машин
сбросила свою бомбовую нагрузку на

Ауло
вёнен. К счастью они угодили в

берег

р
учья

Усцуп

(Аула
, ныне река Луговая
)

между постоялым двором Гётца (
Gtz
)

и земельным участком
ветеринара Якеля (
Jckel
)

(это впоследствии подтвердил мне доктор Эфа (
Dr
.
Paul

Epha
)
, который
успел покинуть это место

на своей машине во время налёта)
. Как только эта группа самолётов
сбросила бомбы и улетела, появилась следующая. Так продолжалось

до самого вечера.
Армейские подразделения использовали шоссе Грюнхейде
-
Ауловёнен в качестве пути для отхода.
Для их прикрытия

в 2 километрах к северу, в господском амбаре Шрубена (
Schruben
, Озёрное
)
,
было поставлен
о лёгкое орудие в конной упряжи
, а второе

ещё в 2 километрах дальше к северу
(как уже упоминалось в Штейнакере)
. Оба были без защиты пехоты.

В 9 часов стоматолог Квидо
р (
Heinrich

Kwidor
)

на ветряной мельнице Оссафюрта

обрисовал нам
ситуацию
,

сложившуюся в непосредственной близости, к югу от шоссе на Шиллен.

К северу от
дороги находилась группа Мекшрата
. А вот слева и справа не было никакой связи с какими
-
либо
другими
подразделениями.

Стояла великолепная зимняя погода


трескучий мороз и ясное
солнце.

Около 11 часов внезапно прогремел пушечный выстрел из амбара Шрубена
. Господский амбар
Эмера (
Ehmer
)

в Ш
ивиннене

(
Schwinnen
, ныне не существует)

загорелся. Из Швиннена отв
етила
русская пушка. Амбар Пукиеса (
Pukies
)

в Шрубене тоже загорелся. Постепенно пожар
распространился на соседние постройки. Беглый огонь артиллерии можно было слышать из
окрестностей Грюнхейде. Наш группенфюрер Квидор выломал доску в крыше

мельницы и
рас
сказывал о своих наблюдениях.

Примерно в 12 часов
:


Русский танк медленно двигается по дороге
из Швиннена в сторону школы
Бирк
енхофа

(
Birk
enhof
, ныне не существует
)
, ведя беспорядочный огонь по посёлку и усадьбе.
Танк остановился за 100 метров и наблюдает!


13 часов
:


Русский танк едет по полевой дороге от школы Биркенхофа в сторону усадьбы Ганса
Регге (
Hans

Regge
)
. Судя по всему
,

у него закончились боеприпасы и его сменил другой танк

.

14 часов
: “
Соетский танк доехал до Шпитцинна (
Spitzinn
)

(заросшие лесом

холмы)

и открыл огонь
по Ауловёнену. Кирха горит!




как только рассеялся дым, он сообщил
: “
Кирха не пострадала. Дом
Раутенберга

(
Rautenberg
)

в огне!


Четыре снаряда, выпущенные по нашей
ветряной
мельнице

не
достигли своей цели. Лишь несколько осколков прогремели по доскам. Квидору, таким образом,
они не помешали

и он сообщал дальше
:


Второй танк из Швиннена движется к нам. Он
посередине Милшлаукена! (
Milschlaucken
)”

И тут а
ртиллерист из Штейнакера выстрел
ил по
нему
.
Стоявший рядом

с танком амбар, с хранившимися в нём боеприпасами, разнесло мощным
взрывом. Огромный пожар захлестнул всю деревню. Танк исчез, а ожидаемая главная атака
противника всё не начиналась. Возможно русские посчитали, что дорога здесь з
аминирована. Мы
гадали, какой счастливый случай направил снаряд в склад боеприпасов
?

Юный 18
-
ти летний
артиллерист, пожалуй, тоже этого не знал.

15 часов
:


Вражеские танки достигли Бамбуллуса (
Bambullus
)

(холм, который в древние времена
внушал страх своим

привидением) и находятся в гравийном карьере, откуда обстреливают
Ауловёнен, а также

улицы и дворы к западу от него
.
Пожары вспыхиваю
т

повсюду, словно грибы

из
-
под земли

. Позже я узнал, что большая часть основных советских войск из Грюнхейде возле
Линден
хое (
Lindenh

he
)

отклонились от шоссе на юг и через Гросс Варкау

(
Gross

Warkau
,
Шишкино)

двинулись на Инстербург
.

В это время части танковой дивизии

Герман Геринг


находились на марше в 20 километрах на шоссе Инстербург
-
Ауловёнен.

Лишь на вторую ночь
русские у Неттинена

(
Nettinen
,
Красная Горка)

перешли по льду Инстер и Ангерапп
, а затем со
стороны поместья Брандесов (Альтхоф) проникли в Инстербург. Наша добрая старая дорога в
Инстербург превратилась в арену хаоса из заторов обозно
го транспорта, стад скота, воздушных
боёв с горящими сбитыми самолётами, и штурмовки выходящих, между тем, на позиции
немецких танков.

В тот момент я и понятия не имел, что моя жена и дочь находились посреди
всего этого и были спасены только благодаря реши
тельным действиям французского
военнопленного
,

унтер
-
офицера Луи Бонфанду (
Louis Bonfandeau
)
, чей рост был всего 1,55 м.

16 часов
:

К нашей мельнице подъехал

Королевский Тигр

, приехавший со стороны Йеннена

(
Jennen
,
Подлесное)
.

Вылезший из танка лейтенант
удивлённо спросил
: “
Что вы здесь до сих пор
делаете
?

Русские вас давно обошли и взяли Ауленбах. Давайте, уходите побыстрее отсюда. В
северном направлении, в сторону поместья Кермушиенен (
Kermuschienen
)

около 2 километров по
полю. Идите рассеявшись, на расстоянии 100 шагов, используя любые укрытия

. Мы немедленно
двинулись в путь. Я расслышал как водитель танка сообщил лейтенанту
:


Вр
ажеские танки по

Кройцингенском
у

(
Kreuzingen
,
G
ross

S
kaisgirren
, Больша
ково)

шоссе

достигли

Йеннена
!”

17 часов
:

Все собрались в
Кермушиенен
е, включая

Королевский Тигр

. Офицер рассказал нам
правила поведения на марше. В темноте мы должны были по
-
отдельности пересечь шоссе в
промежутках между танками противника, а затем смотр
еть в оба глаза, поскольку он не знал,
насколько далеко русские продвинулись на запад.
Сам он хотел вернуться на север. В любом
случае мы должны были добраться до главного пункта сбора в Кёнигсберге. Уже ярко полыхал
Кройцинген.

Паугстат
и я пошли в Скарду
пёнен

(
Skardupnen
,
Klingen
)
, что находился в 3
километрах (к западу). Он решил отправиться на свою ферму, которая находилась возле шоссе,
чтобы взять там конную повозку. Я же остался наблюдать за дорогой. Советские танки
приближались. В темноте мы потерялись. Я тщетно пытался найти
своего приятеля, но не мог
кричать из
-
за близости врага и посему решил идти по дороге на Кёнигсберг. Самый трудный шаг,
это покинуть свой горящий дом. Я постоянно оглядывался. Периодически снаряды падали на
Каллвишкен (
Kallwischken
,
Hengstenberg
)
, Штреудор
ф, Танненфельде, Вальдфриден и Буххоф.
Постепенно артиллерийская канонада стихла. Лишь языки пламени продолжали лизать горизонт.

Эрнст Крюгер. Родился 18.10.1890 в Гросс Варкау. Же
нился в 1920 году в Эрнствальде, район
Инстербург.


Рукописная карта Ганса
Крюгера


Приложенные файлы

  • pdf 1223071
    Размер файла: 1 MB Загрузок: 0

Добавить комментарий